Немецкий футбольный союз ГДР

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Немецкий футбольный союз ГДР
Deutscher Fußball-Verband
Основана

1950

Вступление в ФИФА

1952

Вступление в УЕФА

1954

Немецкий футбольный союз ГДР (нем. Deutscher Fußball-Verband) — организация, осуществляющая контроль и управление футболом в ГДР. Прекратил существование в 1990 году.

Предшественник Немецкого футбольного союза ГДР был основан 3 июля 1950. Первым председателем был Фриц Гёдике (Fritz Gödicke). В 1952 союз стал членом ФИФА. 15 июня 1954 он в Базеле был одним из 29 основателей UEFA. 17 и 18 мая 1958 в Берлине был создан Немецкий футбольный союз ГДР под председательством Курта Штофа.

Самые большие успехи союза — участие сборной в чемпионате мира 1974, где матч между командой ГДР и будущим чемпионом мира ФРГ завершился победой ГДР со счётом 1:0, золотая медаль по футболу на Олимпийских играх 1976 и победа ФК Магдебурга в турнире за Кубок обладателей Кубков УЕФА 1974.

Высшей лигой была Оберлига, главный кубок был Кубок ОСНП по футболу. Самая успешная команда в Оберлиге — ФК Карл Цейсс Йена.

После объединения обоих немецких государств было принято на внеочередном заседании 20 ноября 1990 в Лейпциге решение о ликвидации союза. В этот момент под крышей Немецкого футбольного союза ГДР было организовано 4412 клубов с 17 000 командами и 390 000 членами. Они вступили в Футбольный союз Германии.



См. также

Напишите отзыв о статье "Немецкий футбольный союз ГДР"

Отрывок, характеризующий Немецкий футбольный союз ГДР

И князь Андрей, сделав распоряжение об отъезде, ушел в свою комнату.
– Знаете что, мой милый, – сказал Билибин, входя к нему в комнату. – Я подумал об вас. Зачем вы поедете?
И в доказательство неопровержимости этого довода складки все сбежали с лица.
Князь Андрей вопросительно посмотрел на своего собеседника и ничего не ответил.
– Зачем вы поедете? Я знаю, вы думаете, что ваш долг – скакать в армию теперь, когда армия в опасности. Я это понимаю, mon cher, c'est de l'heroisme. [мой дорогой, это героизм.]
– Нисколько, – сказал князь Андрей.
– Но вы un philoSophiee, [философ,] будьте же им вполне, посмотрите на вещи с другой стороны, и вы увидите, что ваш долг, напротив, беречь себя. Предоставьте это другим, которые ни на что более не годны… Вам не велено приезжать назад, и отсюда вас не отпустили; стало быть, вы можете остаться и ехать с нами, куда нас повлечет наша несчастная судьба. Говорят, едут в Ольмюц. А Ольмюц очень милый город. И мы с вами вместе спокойно поедем в моей коляске.
– Перестаньте шутить, Билибин, – сказал Болконский.
– Я говорю вам искренно и дружески. Рассудите. Куда и для чего вы поедете теперь, когда вы можете оставаться здесь? Вас ожидает одно из двух (он собрал кожу над левым виском): или не доедете до армии и мир будет заключен, или поражение и срам со всею кутузовскою армией.
И Билибин распустил кожу, чувствуя, что дилемма его неопровержима.
– Этого я не могу рассудить, – холодно сказал князь Андрей, а подумал: «еду для того, чтобы спасти армию».
– Mon cher, vous etes un heros, [Мой дорогой, вы – герой,] – сказал Билибин.


В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.