Немеш Надь, Агнеш

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Агнеш Немеш Надь
К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

А́гнеш Не́меш Надь (венг. Nemes Nagy Ágnes; 3 января 1922, Будапешт — 23 августа 1991, Будапешт) — венгерская поэтесса.





Биография

Родилась в кальвинистской семье. В 1944 году окончила Будапештский университет, изучала венгерский и латинский языки, историю искусства. После войны принадлежала к литературной группе журнала «Новолунье» (Магда Сабо, Геза Отлик и др.), дружила с Яношем Пилинским. После 1948, когда журнал был закрыт властями (возобновлен лишь в 1986), в течение десяти лет Немеш Надь могла публиковать только переводы, работала в педагогическом журнале, преподавала литературу в школе.

Творчество

Немеш Надь развивает элиотовскую линию «объективной поэзии» и сторонится прямого выплеска чувств, как и прямых выражений религиозности. Она переводила стихи Горация, Шелли, Уитмена, Малларме, Рильке, Пессоа, Элиота, Сен-Жон Перса, драмы Корнеля, Расина, Мольера, Кокто, Брехта, Дюрренматта.

Признание

Наследие поэтессы невелико, но чрезвычайно весомо. Она была удостоена крупнейших национальных премий — Ференца Баумгартена (1946), Аттилы Йожефа (1969), Лайоша Кошута (1983). Её стихи и эссеистика переведены на английский, немецкий, французский, испанский, итальянский и другие языки.

Произведения

  • Kettős világban/ В раздвоенном мире (1946)
  • Szárazvillám/ Зарница (1957)
  • Vándorévek/ Годы странствий (1964, переводы)
  • Napforduló/ Солнцестояние (1967)
  • A lovak és az angyalok/ Кони и ангелы (1969)
  • Éjszakai tölgyfa/ Ночной дуб (1979, эссе о поэзии)
  • Egy pályaudvar átalakítása/ Перестройка железнодорожной станции (1980, стихотворения в прозе)
  • Között/ В промежутке (1981)
  • A Föld emlékei/ Земля не забывает (1986)

Сводные издания

  • Összegyűjtött versei. Budapest: Osiris-Századvég, 1995 (собрание стихотворений, переизд. 1997, 2003)
  • Ágnes Nemes Nagy on poetry: a Hungarian perspective. Lewiston: Edwin Mellen Press, 1998
  • Szó és szótlanság. Budapest: Magvető, 1989 (избранные эссе)

Публикации на русском языке

  • [Стихи]// Венгерская поэзия. XX век. М.: Художественная литература, 1982, с.422-429

Напишите отзыв о статье "Немеш Надь, Агнеш"

Литература

  • Erkölcs és rémület között: in memoriam Nemes Nagy Ágnes. Budapest: Nap, 1996.

Ссылки

  • [www.hunlit.hu/nemesnagyagnes,en (англ.)]
  • [www.frankfurt.matav.hu/angol/irok/nemes/public.htm Библиография] публикаций и переводов (англ.)
  • [kincsestar.radio.hu/panoptikum/koltok/nemesnagy.php (венг., англ.)]
  • [www.hlo.hu/object.BE9C39AB-207A-437E-9409-609ADD4D4E30.ivy (англ.)]

Примечания

Отрывок, характеризующий Немеш Надь, Агнеш

– Пущай! – крикнул он, заматывая вокруг рук вожжи, и тройка понесла бить вниз по Никитскому бульвару.
– Тпрру! Поди, эй!… Тпрру, – только слышался крик Балаги и молодца, сидевшего на козлах. На Арбатской площади тройка зацепила карету, что то затрещало, послышался крик, и тройка полетела по Арбату.
Дав два конца по Подновинскому Балага стал сдерживать и, вернувшись назад, остановил лошадей у перекрестка Старой Конюшенной.
Молодец соскочил держать под уздцы лошадей, Анатоль с Долоховым пошли по тротуару. Подходя к воротам, Долохов свистнул. Свисток отозвался ему и вслед за тем выбежала горничная.
– На двор войдите, а то видно, сейчас выйдет, – сказала она.
Долохов остался у ворот. Анатоль вошел за горничной на двор, поворотил за угол и вбежал на крыльцо.
Гаврило, огромный выездной лакей Марьи Дмитриевны, встретил Анатоля.
– К барыне пожалуйте, – басом сказал лакей, загораживая дорогу от двери.
– К какой барыне? Да ты кто? – запыхавшимся шопотом спрашивал Анатоль.
– Пожалуйте, приказано привесть.
– Курагин! назад, – кричал Долохов. – Измена! Назад!
Долохов у калитки, у которой он остановился, боролся с дворником, пытавшимся запереть за вошедшим Анатолем калитку. Долохов последним усилием оттолкнул дворника и схватив за руку выбежавшего Анатоля, выдернул его за калитку и побежал с ним назад к тройке.


Марья Дмитриевна, застав заплаканную Соню в коридоре, заставила ее во всем признаться. Перехватив записку Наташи и прочтя ее, Марья Дмитриевна с запиской в руке взошла к Наташе.
– Мерзавка, бесстыдница, – сказала она ей. – Слышать ничего не хочу! – Оттолкнув удивленными, но сухими глазами глядящую на нее Наташу, она заперла ее на ключ и приказав дворнику пропустить в ворота тех людей, которые придут нынче вечером, но не выпускать их, а лакею приказав привести этих людей к себе, села в гостиной, ожидая похитителей.
Когда Гаврило пришел доложить Марье Дмитриевне, что приходившие люди убежали, она нахмурившись встала и заложив назад руки, долго ходила по комнатам, обдумывая то, что ей делать. В 12 часу ночи она, ощупав ключ в кармане, пошла к комнате Наташи. Соня, рыдая, сидела в коридоре.
– Марья Дмитриевна, пустите меня к ней ради Бога! – сказала она. Марья Дмитриевна, не отвечая ей, отперла дверь и вошла. «Гадко, скверно… В моем доме… Мерзавка, девчонка… Только отца жалко!» думала Марья Дмитриевна, стараясь утолить свой гнев. «Как ни трудно, уж велю всем молчать и скрою от графа». Марья Дмитриевна решительными шагами вошла в комнату. Наташа лежала на диване, закрыв голову руками, и не шевелилась. Она лежала в том самом положении, в котором оставила ее Марья Дмитриевна.
– Хороша, очень хороша! – сказала Марья Дмитриевна. – В моем доме любовникам свидания назначать! Притворяться то нечего. Ты слушай, когда я с тобой говорю. – Марья Дмитриевна тронула ее за руку. – Ты слушай, когда я говорю. Ты себя осрамила, как девка самая последняя. Я бы с тобой то сделала, да мне отца твоего жалко. Я скрою. – Наташа не переменила положения, но только всё тело ее стало вскидываться от беззвучных, судорожных рыданий, которые душили ее. Марья Дмитриевна оглянулась на Соню и присела на диване подле Наташи.