Неотъемлемые права палестинского народа (марки ООН)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Неотъемлемые права палестинского народа
англ. Inalienable Rights of the Palestinian People

Марка ООН на английском языке номиналом в 15 центов, выпущенная в Нью-Йорке (1981)
Тип марки (марок)

коммеморативная

Страна выпуска

ООН ООН

Место выпуска

США США: Нью-Йорк (Скотт #343)[1]
Швейцария Швейцария: Женева (Скотт #98)[2]
Австрия Австрия: Вена (Скотт #17)[3]

Дата выпуска

30 января 1981

Номинал

15 центов, 80 сантимов, 4 шиллинга

Зубцовка

11¾

Тираж (экз.)

5,9 млн

«Неотъемлемые права палестинского народа» (англ. «Inalienable Rights of the Palestinian People») — почтовая марка ООН, посвященная правам палестинского народа. Эмитирована 30 января 1981 года на трёх языках: английском, французском и немецком.





Исторический контекст

В 1974 году Организация Объединенных Наций предложила председателю исполкома Организации освобождения Палестины Ясиру Арафату открыть двухнедельные дебаты о статусе палестинского народа. После обсуждения Генеральная Ассамблея приняла резолюцию, подтверждающую права палестинского народа, включая право на самоопределение, право на национальную независимость и право на возвращение в свои дома и имущество[4]. В 1978 году согласно резолюции 32/40 Генеральная Ассамблея обратилась с просьбой к Генеральному секретарю учредить группу по правам палестинцев, а именно Отдел по правам палестинцев Секретариата ООН[en] Секретариата ООН. Одной из задач этого Отдела, вместе с Комитетом по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа, стала организация ежегодного проведения Международного дня солидарности с палестинским народом, назначенного на 29 ноября. Эта дата была выбрана не случайно, так как в этот день в 1947 году Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 181 (II), предусматривающую создание в Палестине «еврейского» и «арабского государства», с Иерусалимом в качестве отдельного города под особым международным статусом. В результате последовавшей Арабо-израильской войны из двух этих государств было создано только одно — Израиль[5][6].

12 декабря 1979 года на 100-м пленарном заседании представители стран — членов Генеральной Ассамблеи ООН, рассмотрев доклад Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа, на основании своих резолюций 32/40B от 2 декабря 1977 года и 33/28 от 7 декабря 1978 года поручили Генеральному секретарю направить Почтовой администрации ООН указание издать серию юбилейных почтовых марок. Целью этого мероприятия являлось как можно большее придание гласности серьёзному положению вокруг неотъемлемых прав палестинского народа[7]. При этом также прозвучало обращение к странам — членам Генеральной Ассамблеи ООН ежегодно отмечать 29 ноября как Международный день солидарности с палестинским народом, сопровождая эту памятную дату выпуском специальных марок[8].

Описание

Марка на английском языке номиналом в 15 центов предназначалась для рассылки из штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке по двум почтовых отделениям: первое, открытое для посетителей и используемое Почтовой администрацией ООН, второе — в здании Секретариата, управляемое Почтовой службой США. Два других вида марок — на французском языке, номиналом в 0,80 франка, и на немецком, номиналом 4 шиллинга, — были предназначены для использования в штаб-квартире ООН в Женеве. Марки на английском и французском языках печатались в количестве 1,9 млн штук каждая, на немецком — 2,1 млн экземпляров[9]. В общей сложности было напечатано 5,9 млн марок[10].

На английской версии бледно-зелёного цвета под двумя параллельными диагональными полосами оранжевого и фиолетового цветов под углом размещены надпись чёрного цвета англ. «INALIENABLE RIGHTS OF THE PALESTINIAN PEOPLE» и белого — «UNITED NATIONS», под которой находится символ Организации Объединенных Наций — глобус, окружённый оливковыми ветвями белого цвета[11]. На французской версии, выпущенной в Женеве фирмами «Helio Courvoisier S. A.» и «La Chaux-de-Fonds», имеются полосы фиолетового и золотого цветов на жёлтом фоне с надписью красного цвета фр. «LES DROITS INALIÉNABLES DU PEUPLE PALESTINIEN» и чёрного — «NATIONS UNIES»[12]. На немецкой версии почтовой миниатюры, выпущенной в Вене, полосы жёлтого и фиолетового цветов размещены на розовом фоне с надписью красного цвета нем. «UNVERÄUSSERLICHE RECHTE DES PALÄSTINENSISCHEN VOLKES» и белого — «VEREINTE NATIONEN»[13][14]. Перфорация на всех марках — 11¾[15].

Эмиссия

Марки трёх видов поступили в продажу 30 января 1981 года[16][17].

Ещё до выпуска марок Сионистская организация Америки посоветовала их бойкотировать[18]. Редактор и издатель филателистического журнала «Linn’s Stamp News» Майкл Лоуренс заявил, что с этими марками произошла катастрофа, потому что «многие из торговцев марками в Соединённых Штатах евреи». В свою очередь, глава Почтовой администрации ООН Гизела Грюневальд сказала, что:

Я думаю, мы ответили на 20 тысяч писем по этому вопросу. Был слух, что ООН выпустила марки в честь ООП и что доходы от марки будут направлены господину Арафату. Очень трудно объяснить общественности разницу между ООП и палестинским народом.

В 2011 году состоялся повторный выпуск марок тиражом в 500 экземпляров[20].

См. также

Напишите отзыв о статье "Неотъемлемые права палестинского народа (марки ООН)"

Примечания

  1. [allunstamps.com/items.asp?product=MINT&agency=ny&year=1981 15c Rights of the Palestinian People]. All UN stamps. Проверено 22 июля 2014.
  2. [allunstamps.com/items.asp?product=MINT&agency=geneva&year=1981 80c Palestinian Rights]. All UN stamps. Проверено 22 июля 2014.
  3. [allunstamps.com/items.asp?product=MINT&agency=vienna&year=1981 4s Palestinian Rights]. All UN stamps. Проверено 22 июля 2014.
  4. [www.mysticstamp.com/viewProducts.asp?sku=UN343 1981 N.Y. Inalienable Rights of - Catalog # UN343]. Mystic Stamp Company. Проверено 22 июля 2014.
  5. [www.unostamps.nl/subject_international_day_palestine.htm International Day of Solidarity with the Palestinian People]. UNOstamps (8 февраля 2008). Проверено 22 июля 2014.
  6. Алек Д. Эпштейн. Глава пятая. Завершение британского мандата, арабо-израильская война 1947–1949 годов и возникновение проблемы палестинских беженцев // [gazeta.rjews.net/epshtein-book.shtml#5 Израиль и проблема палестинских беженцев: история и политика]. — [books.google.co.il/books?id=13baAAAAMAAJ]. — М.: Институт Ближнего Востока, 2005. — 213 с.
  7. [www.un.org/documents/ga/res/34/a34res69.pdf General Assembly – Thirty-fourth Session]. ООН (12 декабря 1978). Проверено 22 июля 2014.
  8. [unispal.un.org/unispal.nsf/0/1CFBE54A74E1AB8B852560DA006DE34D 34/65. Question of Palestine]. UNISPAL. Проверено 22 июля 2014.
  9. [www.jta.org/1981/01/28/archive/waldheim-defends-issuance-of-pro-palestianian-stamps-by-the-un-postal-administration Waldheim Defends Issuance of Pro-palestianian Stamps by the UN Postal Administration]. Jewish Telegraphic Agency (28 января 1981). Проверено 22 июля 2014.
  10. [www.jta.org/1981/02/03/archive/un-palestinian-stamp-not-selling UN Palestinian Stamp Not Selling]. Jewish Telegraphic Agency (3 февраля 1981). Проверено 22 июля 2014.
  11. [www.nytimes.com/1981/02/17/world/a-job-at-stake-on-un-turf-stirs-up-the-big-powers-notes-on-the-un.html A JOB AT STAKE ON U.N. TURF STIRS UP THE BIG POWERS; Notes on the U.N.]. The New York Times (17 февраля 1981). Проверено 22 июля 2014.
  12. [www.ebay.com/itm/UNITED-NATIONS-GENEVA-98-Rights-of-the-Palestinian-People-pa14196-NH-/371098370614?pt=Stamps_World_Stamps&hash=item56672fc236 Inalienable Rights of the Palestinian People Issue]. eBay. Проверено 22 июля 2014.
  13. [www.ihobb.com/p/UNVIENNA/UNVienna0017MNH.html UN Vienna #17 MNH. Inalienable Rights of the Palestinian People]. ihobb.com. Проверено 22 июля 2014.
  14. [www.ebay.co.uk/itm/UN-Vienna-1981-SG-V17-Inalienable-Rights-MNH-/380386178725 UN Vienna 1981 SG#V17 Inalienable Rights MNH]. eBay. Проверено 22 июля 2014.
  15. [www.stampworld.com/mt/stamps/UN-New-York/Postage%20stamps/?year=1981 1981 Inalienable Rights of the Palestinian People]. Проверено 22 июля 2014.
  16. [unispal.un.org/UNISPAL.nsf/3822b5e39951876a85256b6e0058a478/88746a6817114f2385256cbf0054a5fa?OpenDocument United Nations Postal Administration (UNPA)]. UNISPAL. Проверено 22 июля 2014.
  17. [stampdata.com/issue.php?id=15104 Palestinian rights issue of UN offices in Vienna]. STAMPDATA. Проверено 22 июля 2014.
  18. [www.jta.org/1980/12/03/archive/zoa-urges-no-protest-when-un-issues-palestinian-stamp ZOA Urges No Protest when UN Issues Palestinian Stamp]. Jewish Telegraphic Agency (3 декабря 1980). Проверено 22 июля 2014.
  19. [articles.latimes.com/1988-12-04/news/mn-1333_1_stamp-collectors U.N. Stamp Collectors on Endangered List]. Los Angeles Times (4 декабря 1988). Проверено 22 июля 2014.
  20. [www.mads-aaroe.com/index.php?/inalienable-rights/ Inalienable Rights of The Palestinian People. United Nations stamp from 1981]. Проверено 22 июля 2014.

Ссылки

  • Зайдман И. [evrejskaja-panorama.de/kto-znaet-ton-v-teatre-absurda-135850231/ Кто задаёт тон в театре абсурда? Почему ООН так не любит Израиль]. Читатели и писатели: Есть мнение. Берлин, Германия: Еврейская панорама (28 августа 2015). Проверено 7 ноября 2015. [www.webcitation.org/6crsG3bfR Архивировано из первоисточника 7 ноября 2015].

Отрывок, характеризующий Неотъемлемые права палестинского народа (марки ООН)

– Что здоровье? На болезнь плакаться – бог смерти не даст, – сказал Каратаев и тотчас же возвратился к начатому рассказу.
– …И вот, братец ты мой, – продолжал Платон с улыбкой на худом, бледном лице и с особенным, радостным блеском в глазах, – вот, братец ты мой…
Пьер знал эту историю давно, Каратаев раз шесть ему одному рассказывал эту историю, и всегда с особенным, радостным чувством. Но как ни хорошо знал Пьер эту историю, он теперь прислушался к ней, как к чему то новому, и тот тихий восторг, который, рассказывая, видимо, испытывал Каратаев, сообщился и Пьеру. История эта была о старом купце, благообразно и богобоязненно жившем с семьей и поехавшем однажды с товарищем, богатым купцом, к Макарью.
Остановившись на постоялом дворе, оба купца заснули, и на другой день товарищ купца был найден зарезанным и ограбленным. Окровавленный нож найден был под подушкой старого купца. Купца судили, наказали кнутом и, выдернув ноздри, – как следует по порядку, говорил Каратаев, – сослали в каторгу.
– И вот, братец ты мой (на этом месте Пьер застал рассказ Каратаева), проходит тому делу годов десять или больше того. Живет старичок на каторге. Как следовает, покоряется, худого не делает. Только у бога смерти просит. – Хорошо. И соберись они, ночным делом, каторжные то, так же вот как мы с тобой, и старичок с ними. И зашел разговор, кто за что страдает, в чем богу виноват. Стали сказывать, тот душу загубил, тот две, тот поджег, тот беглый, так ни за что. Стали старичка спрашивать: ты за что, мол, дедушка, страдаешь? Я, братцы мои миленькие, говорит, за свои да за людские грехи страдаю. А я ни душ не губил, ни чужого не брал, акромя что нищую братию оделял. Я, братцы мои миленькие, купец; и богатство большое имел. Так и так, говорит. И рассказал им, значит, как все дело было, по порядку. Я, говорит, о себе не тужу. Меня, значит, бог сыскал. Одно, говорит, мне свою старуху и деток жаль. И так то заплакал старичок. Случись в их компании тот самый человек, значит, что купца убил. Где, говорит, дедушка, было? Когда, в каком месяце? все расспросил. Заболело у него сердце. Подходит таким манером к старичку – хлоп в ноги. За меня ты, говорит, старичок, пропадаешь. Правда истинная; безвинно напрасно, говорит, ребятушки, человек этот мучится. Я, говорит, то самое дело сделал и нож тебе под голова сонному подложил. Прости, говорит, дедушка, меня ты ради Христа.
Каратаев замолчал, радостно улыбаясь, глядя на огонь, и поправил поленья.
– Старичок и говорит: бог, мол, тебя простит, а мы все, говорит, богу грешны, я за свои грехи страдаю. Сам заплакал горючьми слезьми. Что же думаешь, соколик, – все светлее и светлее сияя восторженной улыбкой, говорил Каратаев, как будто в том, что он имел теперь рассказать, заключалась главная прелесть и все значение рассказа, – что же думаешь, соколик, объявился этот убийца самый по начальству. Я, говорит, шесть душ загубил (большой злодей был), но всего мне жальче старичка этого. Пускай же он на меня не плачется. Объявился: списали, послали бумагу, как следовает. Место дальнее, пока суд да дело, пока все бумаги списали как должно, по начальствам, значит. До царя доходило. Пока что, пришел царский указ: выпустить купца, дать ему награждения, сколько там присудили. Пришла бумага, стали старичка разыскивать. Где такой старичок безвинно напрасно страдал? От царя бумага вышла. Стали искать. – Нижняя челюсть Каратаева дрогнула. – А его уж бог простил – помер. Так то, соколик, – закончил Каратаев и долго, молча улыбаясь, смотрел перед собой.
Не самый рассказ этот, но таинственный смысл его, та восторженная радость, которая сияла в лице Каратаева при этом рассказе, таинственное значение этой радости, это то смутно и радостно наполняло теперь душу Пьера.


– A vos places! [По местам!] – вдруг закричал голос.
Между пленными и конвойными произошло радостное смятение и ожидание чего то счастливого и торжественного. Со всех сторон послышались крики команды, и с левой стороны, рысью объезжая пленных, показались кавалеристы, хорошо одетые, на хороших лошадях. На всех лицах было выражение напряженности, которая бывает у людей при близости высших властей. Пленные сбились в кучу, их столкнули с дороги; конвойные построились.
– L'Empereur! L'Empereur! Le marechal! Le duc! [Император! Император! Маршал! Герцог!] – и только что проехали сытые конвойные, как прогремела карета цугом, на серых лошадях. Пьер мельком увидал спокойное, красивое, толстое и белое лицо человека в треугольной шляпе. Это был один из маршалов. Взгляд маршала обратился на крупную, заметную фигуру Пьера, и в том выражении, с которым маршал этот нахмурился и отвернул лицо, Пьеру показалось сострадание и желание скрыть его.
Генерал, который вел депо, с красным испуганным лицом, погоняя свою худую лошадь, скакал за каретой. Несколько офицеров сошлось вместе, солдаты окружили их. У всех были взволнованно напряженные лица.
– Qu'est ce qu'il a dit? Qu'est ce qu'il a dit?.. [Что он сказал? Что? Что?..] – слышал Пьер.
Во время проезда маршала пленные сбились в кучу, и Пьер увидал Каратаева, которого он не видал еще в нынешнее утро. Каратаев в своей шинельке сидел, прислонившись к березе. В лице его, кроме выражения вчерашнего радостного умиления при рассказе о безвинном страдании купца, светилось еще выражение тихой торжественности.
Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми, круглыми глазами, подернутыми теперь слезою, и, видимо, подзывал его к себе, хотел сказать что то. Но Пьеру слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда, и поспешно отошел.
Когда пленные опять тронулись, Пьер оглянулся назад. Каратаев сидел на краю дороги, у березы; и два француза что то говорили над ним. Пьер не оглядывался больше. Он шел, прихрамывая, в гору.
Сзади, с того места, где сидел Каратаев, послышался выстрел. Пьер слышал явственно этот выстрел, но в то же мгновение, как он услыхал его, Пьер вспомнил, что он не кончил еще начатое перед проездом маршала вычисление о том, сколько переходов оставалось до Смоленска. И он стал считать. Два французские солдата, из которых один держал в руке снятое, дымящееся ружье, пробежали мимо Пьера. Они оба были бледны, и в выражении их лиц – один из них робко взглянул на Пьера – было что то похожее на то, что он видел в молодом солдате на казни. Пьер посмотрел на солдата и вспомнил о том, как этот солдат третьего дня сжег, высушивая на костре, свою рубаху и как смеялись над ним.
Собака завыла сзади, с того места, где сидел Каратаев. «Экая дура, о чем она воет?» – подумал Пьер.
Солдаты товарищи, шедшие рядом с Пьером, не оглядывались, так же как и он, на то место, с которого послышался выстрел и потом вой собаки; но строгое выражение лежало на всех лицах.


Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.