Нетрудовые доходы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Нетрудовы́е дохо́ды» в узком понимании — индивидуальные доходы, не связанные с личным трудом. Однако в СССР и некоторых других социалистических странах выражение «нетрудовые доходы» понималось гораздо шире и использовалось для запрета любой экономической активности граждан, неподконтрольной государству.

В нетрудовые доходы включались как доходы, полученные преступным путём (воровство, взяточничество, казнокрадство), так и доходы, которые в странах с рыночной экономикой считаются полностью законными, такие как работа по частному найму, доход на вложенный капитал, торговая прибыль и др. Главным признаком «нетрудовых доходов» было то, что они не были связаны с работой человека на государственном предприятии, в государственном учреждении или санкционированном государством кооперативе.

При этом пенсии, стипендии, проценты на вклады в сберкассах и выигрыши в государственных лотереях не считались нетрудовыми доходами.





Виды «нетрудовых доходов» в СССР

Отношение к «нетрудовым доходам» в СССР

Нередко оказывалось, что без посредничества государства можно заработать гораздо больше, чем в предписанных им рамках. Это вызывало недовольство не только «компетентных органов», но и рядовых граждан — высокие доходы ограниченного круга людей представлялись нарушением социальной справедливости. Поэтому периодические кампании по борьбе с «нетрудовыми доходами» воспринимались обществом вполне положительноК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2933 дня].

Краснодарскому партийному руководителю С. Ф. Медунову на битву со всевозможными «огуречниками», «арбузниками», «капустниками», «цветоводами» удалось поднять широкие массы партийного и советского актива. За 1974—1976 гг. по решениям местных советов края у «рьяных любителей наживы» был произведён снос свыше 2 тыс. возведённых на приусадебных участках крупноразмерных теплиц общей площадью 560 тыс. квадратных метров, сокращены и изъяты земельные участки[2].

Кампания Горбачёва по борьбе с нетрудовыми доходами

15 мая 1986 началась всесоюзная кампания усиления борьбы с нетрудовыми доходами. В частности, в указах этой кампании были такие пункты[3]:

  • «самовольное использование в корыстных целях транспортных средств, нарушение порядка занятия кустарно-ремесленными промыслами и другой индивидуальной трудовой деятельностью», а также «кормление скота хлебом» влечет за собой наказание от штрафа до пяти лет с конфискацией.

Кампания была вскоре прекращена, поскольку уже 19 ноября 1986 года был принят Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности».


Нетрудовые доходы в других странах

Третий рейх

Запрет на «нетрудовые и легкие доходы» (нем. Arbeits- und müheloses Einkommen) был частью экономического раздела программы НСДАП («25 пунктов») (пп. 10—14):

10. Первейшей обязанностью для каждого гражданина Германии является выполнение умственной или физической работы. Деятельность каждого отдельного гражданина не должна противоречить интересам общества в целом. Напротив, такая деятельность должна протекать в рамках общества и быть направленной на общую пользу. Поэтому мы требуем:
11. Уничтожения нетрудовых и лёгких доходов, а также отмены процентного рабства.
12. Ввиду огромных человеческих жертв и имущественных потерь, требуемых от нации при каждой войне, личное обогащение во время войны должно рассматриваться как преступление против нации. Таким образом, мы требуем полной конфискации всех прибылей, связанных с личным обогащением в военное время.

13. Мы требуем национализации всех (ранее) созданных акционерных предприятий (трестов).

14. Мы требуем участия рабочих и служащих в распределении прибыли крупных коммерческих предприятий.

США

По определению службы социальной защиты США (social security administration), к нетрудовым доходам относятся все доходы, не связанные с заработной платой или бизнесом. Примерами таких доходов являются[4]:

  • Оплата продовольствия и проживания за счет третьих лиц или деньги, выданные на эти цели.
  • Выплаты и льготы военным ветеранам.
  • Пенсии и пособия по безработице железнодорожным служащим.
  • Пенсии из государственных или частных источников, пособия по безработице, выплаты инвалидам труда, пособия по социальному обеспечению и проценты по облигациям.
  • Призы, выигрыши в лотерею, премии и компенсации, в том числе, назначенные судом.
  • Выплаты по страховым полисам.
  • Подарки и пожертвования.
  • Алименты.
  • Наследство в денежном или натуральном виде.
  • Доходы от сдачи имущества в аренду.
  • Выплаты во время забастовок и иные профсоюзные льготы.

Разное

Бродяга: Существовал на различные случайные заработки и нетрудовые доходы, не носящие преступного характера.
[…]
Знаменский: Насчёт нетрудовых доходов поподробнее.
Бродяга: Ну, кому огород вскопаешь, кому чемодан поднесёшь, дров нарубишь. Иной раз у бабы переночуешь, троячок на дорогу сунет.
Томин: На это не проживёшь!
Бродяга: Ну, попутчик накормит-напоит. А то вот ещё заработок: поезд придёт, ставят его в тупик. Пойдёшь бутылок соберёшь, и порядок. Статьи за это нет, а харч есть.

См. также

Напишите отзыв о статье "Нетрудовые доходы"

Ссылки

  1. Подпункт «д» пункта 14 Правил дорожного движения, утверждённых приказом МВД СССР от 25 августа 1972 года. Цитата по: [www.zr.ru/archive/zr/1972/12/pravila-dorozhnogo-dvizhieniia Правила дорожного движения] // [www.zr.ru/ За рулём] : журнал. — 1972. — № 5. — С. 13—28.</span>
  2. Наше Отечество (опыт политической истории, часть II. М., 1991. {www.gramotey.com/?page=52&open_file=401213960288.81}
  3. [www.knm.ru/?a=news&b=10603 Указ о социальной несправедливости]
  4. [www.ssa.gov/OP_Home/handbook/handbook.21/handbook-2136.html « What is „unearned income“?»], U.S. Social Security Handbook (retrieved December 27, 2012)
  5. </ol>

Отрывок, характеризующий Нетрудовые доходы

Когда Пьер, иногда пораженный смыслом его речи, просил повторить сказанное, Платон не мог вспомнить того, что он сказал минуту тому назад, – так же, как он никак не мог словами сказать Пьеру свою любимую песню. Там было: «родимая, березанька и тошненько мне», но на словах не выходило никакого смысла. Он не понимал и не мог понять значения слов, отдельно взятых из речи. Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова.


Получив от Николая известие о том, что брат ее находится с Ростовыми, в Ярославле, княжна Марья, несмотря на отговариванья тетки, тотчас же собралась ехать, и не только одна, но с племянником. Трудно ли, нетрудно, возможно или невозможно это было, она не спрашивала и не хотела знать: ее обязанность была не только самой быть подле, может быть, умирающего брата, но и сделать все возможное для того, чтобы привезти ему сына, и она поднялась ехать. Если князь Андрей сам не уведомлял ее, то княжна Марья объясняла ото или тем, что он был слишком слаб, чтобы писать, или тем, что он считал для нее и для своего сына этот длинный переезд слишком трудным и опасным.
В несколько дней княжна Марья собралась в дорогу. Экипажи ее состояли из огромной княжеской кареты, в которой она приехала в Воронеж, брички и повозки. С ней ехали m lle Bourienne, Николушка с гувернером, старая няня, три девушки, Тихон, молодой лакей и гайдук, которого тетка отпустила с нею.
Ехать обыкновенным путем на Москву нельзя было и думать, и потому окольный путь, который должна была сделать княжна Марья: на Липецк, Рязань, Владимир, Шую, был очень длинен, по неимению везде почтовых лошадей, очень труден и около Рязани, где, как говорили, показывались французы, даже опасен.
Во время этого трудного путешествия m lle Bourienne, Десаль и прислуга княжны Марьи были удивлены ее твердостью духа и деятельностью. Она позже всех ложилась, раньше всех вставала, и никакие затруднения не могли остановить ее. Благодаря ее деятельности и энергии, возбуждавшим ее спутников, к концу второй недели они подъезжали к Ярославлю.
В последнее время своего пребывания в Воронеже княжна Марья испытала лучшее счастье в своей жизни. Любовь ее к Ростову уже не мучила, не волновала ее. Любовь эта наполняла всю ее душу, сделалась нераздельною частью ее самой, и она не боролась более против нее. В последнее время княжна Марья убедилась, – хотя она никогда ясно словами определенно не говорила себе этого, – убедилась, что она была любима и любила. В этом она убедилась в последнее свое свидание с Николаем, когда он приехал ей объявить о том, что ее брат был с Ростовыми. Николай ни одним словом не намекнул на то, что теперь (в случае выздоровления князя Андрея) прежние отношения между ним и Наташей могли возобновиться, но княжна Марья видела по его лицу, что он знал и думал это. И, несмотря на то, его отношения к ней – осторожные, нежные и любовные – не только не изменились, но он, казалось, радовался тому, что теперь родство между ним и княжной Марьей позволяло ему свободнее выражать ей свою дружбу любовь, как иногда думала княжна Марья. Княжна Марья знала, что она любила в первый и последний раз в жизни, и чувствовала, что она любима, и была счастлива, спокойна в этом отношении.
Но это счастье одной стороны душевной не только не мешало ей во всей силе чувствовать горе о брате, но, напротив, это душевное спокойствие в одном отношении давало ей большую возможность отдаваться вполне своему чувству к брату. Чувство это было так сильно в первую минуту выезда из Воронежа, что провожавшие ее были уверены, глядя на ее измученное, отчаянное лицо, что она непременно заболеет дорогой; но именно трудности и заботы путешествия, за которые с такою деятельностью взялась княжна Марья, спасли ее на время от ее горя и придали ей силы.
Как и всегда это бывает во время путешествия, княжна Марья думала только об одном путешествии, забывая о том, что было его целью. Но, подъезжая к Ярославлю, когда открылось опять то, что могло предстоять ей, и уже не через много дней, а нынче вечером, волнение княжны Марьи дошло до крайних пределов.
Когда посланный вперед гайдук, чтобы узнать в Ярославле, где стоят Ростовы и в каком положении находится князь Андрей, встретил у заставы большую въезжавшую карету, он ужаснулся, увидав страшно бледное лицо княжны, которое высунулось ему из окна.
– Все узнал, ваше сиятельство: ростовские стоят на площади, в доме купца Бронникова. Недалече, над самой над Волгой, – сказал гайдук.
Княжна Марья испуганно вопросительно смотрела на его лицо, не понимая того, что он говорил ей, не понимая, почему он не отвечал на главный вопрос: что брат? M lle Bourienne сделала этот вопрос за княжну Марью.
– Что князь? – спросила она.
– Их сиятельство с ними в том же доме стоят.
«Стало быть, он жив», – подумала княжна и тихо спросила: что он?
– Люди сказывали, все в том же положении.
Что значило «все в том же положении», княжна не стала спрашивать и мельком только, незаметно взглянув на семилетнего Николушку, сидевшего перед нею и радовавшегося на город, опустила голову и не поднимала ее до тех пор, пока тяжелая карета, гремя, трясясь и колыхаясь, не остановилась где то. Загремели откидываемые подножки.
Отворились дверцы. Слева была вода – река большая, справа было крыльцо; на крыльце были люди, прислуга и какая то румяная, с большой черной косой, девушка, которая неприятно притворно улыбалась, как показалось княжне Марье (это была Соня). Княжна взбежала по лестнице, притворно улыбавшаяся девушка сказала: – Сюда, сюда! – и княжна очутилась в передней перед старой женщиной с восточным типом лица, которая с растроганным выражением быстро шла ей навстречу. Это была графиня. Она обняла княжну Марью и стала целовать ее.
– Mon enfant! – проговорила она, – je vous aime et vous connais depuis longtemps. [Дитя мое! я вас люблю и знаю давно.]
Несмотря на все свое волнение, княжна Марья поняла, что это была графиня и что надо было ей сказать что нибудь. Она, сама не зная как, проговорила какие то учтивые французские слова, в том же тоне, в котором были те, которые ей говорили, и спросила: что он?
– Доктор говорит, что нет опасности, – сказала графиня, но в то время, как она говорила это, она со вздохом подняла глаза кверху, и в этом жесте было выражение, противоречащее ее словам.
– Где он? Можно его видеть, можно? – спросила княжна.
– Сейчас, княжна, сейчас, мой дружок. Это его сын? – сказала она, обращаясь к Николушке, который входил с Десалем. – Мы все поместимся, дом большой. О, какой прелестный мальчик!
Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни.
Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них.
– Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна?
Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе.
– Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем.