Нехтон I

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Нехтон I
гэльск. Nechtan mac Erip
Король пиктов
V или VI век — VI век
Предшественник: Талорк I
Преемник: Дрест II
 
Рождение: V век
Смерть: VI век

Нехтон I (Нехтон мак Эрип; гэльск. Nechtan mac Erip) — король пиктов в V[1] или VI веке.



Биография

Братом Нехтона I был Дрест I. «Хроника пиктов» сообщает о его двадцатичетырёхлетнем правлении[2]. Нехтон имел эпитеты Morbet, Celchamoth и Magnus (Великий).

Утверждается, что Бойте из Монастербойса воскресил из мёртвых Нехтона I[3].

Напишите отзыв о статье "Нехтон I"

Примечания

  1. [books.google.ru/books?id=iAa6JoLgFRwC&pg=PA161 Colise J. M. P. Pictish Sourcesbook: documents of medieval legend and Dark Age history, p. 161]
  2. Variants read thirty-four and ten years.
  3. Early Sources, pp. cxx-cxxi.

Литература

  • Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии / Перевод с англ. Н. Ю. Чехонадской. — М.: ЗАО Центрополиграф, 2004. — 217 с. — (Загадки древних цивилизаций). — 7 000 экз. — ISBN 5-9524-1275-0.

Отрывок, характеризующий Нехтон I

«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.