Нижняя Канада

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Нижняя Канада
Lower Canada
Bas-Canada

1791 — 1841



 

Флаг
Столица Квебек
Язык(и) Английский, французский
Религия Католицизм
Форма правления Британская колония
История
 -  1791 Конституционный акт
 -  1841 Союзный акт
К:Появились в 1791 годуК:Исчезли в 1841 году

Ни́жняя Кана́да (фр. Bas-Canada) была провинцией Британской империи, созданной в 1791 Конституционным актом и образованной путём географического и политического отделения от Провинции Квебек. Нижняя Канада просуществовала в политическом и установленном законом порядке с 1791 до вступления в силу в феврале 1841 Союзного акта, принятого 23 июля 1840: эта территория становится тогда восточной областью Провинции Канада с франкоязычным большинством. Вообще, Нижняя Канада соответствует бывшей французской колонии.

Территория Нижней Канады включала южные и восточные земли современных Квебека и Лабрадора.



Учреждения

В силу Конституционного акта 1791 Нижняя Канада находилась под властью генерал-губернатора Британской Северной Америки или его представителя. В отличие от Верхней Канады, Нью-Брансуика и Новой Шотландии, там не было постоянного лейтенант-губернатора. Законодательный совет, состоявший из пятнадцати назначаемых членов, помогал губернатору, а Исполнительный совет, состоявший из избранных членов Законодательного совета, работал при Кабинете.

Однако крупнейшим нововведением было создание Палаты ассамблеи Нижней Канады, состоявшей из избранных населением представителей. Это первая ассамблея, избранная на выборах с избирательным цензом. Некоторые женщины смогли голосовать на всём протяжении существования Нижней Канады; Конституционный акт даровал избирательное право всякому собственнику (пол не указывался) старше 21 года. Однако число женщин, которые фактически пользовались этим правом, было довольно малым, и эта ситуация шла вразрез с нравами того времени. В то время голосовать было опасно (уличные бои, перестрелки и т. д.).

См. также

Напишите отзыв о статье "Нижняя Канада"

Отрывок, характеризующий Нижняя Канада

– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]