Нововоронежская АЭС

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Нововоронежская АЭС
Страна

Россия Россия

Местоположение

Воронежская область, Нововоронеж

Год начала строительства

1958 год

Ввод в эксплуатацию

сентябрь 1964 года

Вывод из эксплуатации

1984 (блок I) - 1990 (блок II) - 2016 (блок III) — 2017 (блок IV, в последующем будет продлён) - 2035 (блок V)[1]

Эксплуатирующая организация

Росэнергоатом

Основные характеристики
Электрическая мощность, МВт

3034 МВт

Характеристики оборудования
Количество энергоблоков

7

Строится энергоблоков

1

Тип реакторов

ВВЭР

Эксплуатируемых реакторов

4

Закрытых реакторов

2

Прочая информация
Награды

Сайт

[www.nvnpp.vrn.ru/ru_win/index.html Нововоронежская АЭС]

На карте
Нововоронежская АЭС
Координаты: 51°16′56″ с. ш. 39°12′36″ в. д. / 51.28222° с. ш. 39.21000° в. д. / 51.28222; 39.21000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.28222&mlon=39.21000&zoom=17 (O)] (Я)К:Предприятия, основанные в 1964 году

Нововоро́нежская АЭС — одна из первых промышленных атомных электростанций СССР. Расположена в Воронежской области на расстоянии 3,5 км от города Нововоронеж. До областного центра (г. Воронеж) — 45 км. Является филиалом АО «Концерн Росэнергоатом».

Нововоронежская АЭС является источником электрической энергии, на 85 % обеспечивая Воронежскую область. Кроме того, с 1986 года она на 50 % обеспечивает город Нововоронеж теплом.

Электроэнергия АЭС выдаётся потребителям по линиям напряжением 110, 220 и 500 кВ.

В 1972 году станции было присвоено имя 50-летия СССР, а в 1976 году за успехи в освоении энергоблоков атомной станции награждена орденом Трудового Красного Знамени.

До 18 сентября 2008 года станция входила во ФГУП «Росэнергоатом», после его реорганизации входит в концерн Росэнергоатом.





Промышленная площадка

Расположение

Нововоронежская АЭС расположена в лесостепной местности на левом берегу реки Дон в 45 км к югу от города Воронежа и на расстоянии 50 км к северо-западу от города Лиски. В административном отношении площадка НВАЭС расположена в Каширском районе Воронежской области. К северу от промплощадки на расстоянии 5 километров расположен благоустроенный город российских энергетиков Нововоронеж, градообразующим предприятием которого является Нововоронежская АЭС. НВ АЭС расположена на берегу реки Дон — крупного водоёма государственного значения 1 категории водопользования. Район Нововоронежской АЭС является зоной интенсивного земледелия, мясо-молочного животноводства и птицеводства.

Особенности рельефа

Рельеф района расположения площадки НВ АЭС соответствует участку рельефа среднего Дона в пределах Тамбовской равнины и представляет собой полого-волнистую равнину, местами пересечённую оврагами. В геоморфологическом отношении район площадки расположен на стыке двух морфологических областей: Средне-Русской возвышенности и Тамбовской низменности в среднем течении реки Дон.

Левобережная часть реки Дон, на которой расположена площадка АЭС — низменная. Правобережная же часть представлена глубокими извилистыми балками и многочисленными ложбинами, которые придают местности «волнистый» вид.

В процессе строительства объектов НВ АЭС русло реки Дон было спрямлено Духовским прораном. За счёт перераспределения водного потока происходит размыв правого берега реки Дон, интенсивность размыва составляет 3-5 м/год. Левобережный склон в районе НВ АЭС залесён, что препятствует его размыву в периоды снеготаяния и интенсивного выпадения осадков. На самой промплощадке поверхность спланирована и оборудована ливневой канализацией, на поверхности следов размыва не отмечается.

Природно-климатические условия

В районе НВ АЭС климат умеренно-континентальный с хорошо выраженными сезонами года. Здесь почти равновероятно присутствие различных по происхождению воздушных масс — холодных из Арктики, влажных из Атлантики и сухих из Казахстана. В течение всего года АЭС находится вблизи климатического гребня высокого давления, ось которого проходит, примерно, по линии Кишинёв-Саратов.

Источники водопользования

Основными источниками водопользования в районе НВ АЭС являются:

  • река Дон — водоём первой категории водопользования.
  • Пруд-охладитель 5 энергоблока.
  • Пруды рыборазводного хозяйства «Нововоронежский»
  • Артезианские водозаборы подземных вод.

По содержанию главных ионов вода в поверхностных водоёмах классифицируется как карбонато-кальциевая 2 типа (НСО3<Са2+ + Mg2+<НСО3 + SO42−) со средним уровнем минерализации < 500 мг/л. Подпитка подземных вод происходит за счёт инфильтрации атмосферных осадков. Воды пресные гидрокарбонатно-кальциевые. Коэффициент фильтрации водовмещающих пород 1-18 м/сут.

Компоновка

На энергоблоках № 3 и 4 используются реакторы типа ВВЭР-440, турбоустановки К-220-44, в количестве 4 штуки (по две на каждый энергоблок) и генераторы типа ТВВ-220-2, в количестве 4-х штук (то есть по два на энергоблок). Центральный зал реакторного отделения и машинный зал на этих двух энергоблоках общие. На энергоблоке 5 используется реактор ВВЭР-1000, две турбоустановки К-500-60 и два генератора ТТВ-500-4. Реакторное оборудование энергоблока № 5 размещено внутри защитной оболочки (контайнмента).

Энергоблоки

АЭС развивалась на базе несерийных водо-водяных энергетических реакторов корпусного типа с обычной водой под давлением. В настоящее время в работе находятся энергоблоки № 3, 4, 5, 6 общей электрической мощностью 3034 МВт. Энергоблоки № 1 и 2 уже выведены из эксплуатации. Каждый из шести реакторов станции является головным, то есть прототипом серийных энергетических реакторов. Корпуса всех реакторов Нововоронежской АЭС изготовлены ПО «Ижорский завод» г. Колпино г. Санкт-Петербург.

Энергоблоки 1 и 2

Энергоблок № 1 начал строиться в 1958 году, № 2 в 1964 году. На энергоблоках эксплуатировались реакторы ВВЭР-210 (1 энергоблок) и ВВЭР-365 (2 энергоблок). В сентябре 1964 года начал свою работу первый блок НВ АЭС, в декабре 1969 второй. На полную мощность энергоблоки были выведены в декабре 1964 (первый) и в апреле 1970 (второй). Первый блок остановлен в 1984 году, второй в 1990. В настоящее время ведутся работы по подготовке к выводу данных реакторов из эксплуатации. Также на 1-м, 2-м блоках НВАЭС проходят испытания новейшие системы дезактивации и переработки радиоактивных отходов.

Энергоблоки 3 и 4

Строительство энергоблоков началось в 1967 году. В декабре 1971 года был введён в эксплуатацию третий энергоблок, ровно через год четвёртый. В июне 1972 года 3 энергоблок был выведен на максимальную мощность, в мае 1973 года на полную мощность заработал четвёртый энергоблок. На энергоблоках используют реакторы типа ВВЭР-440. Оборудование реакторных установок размещено в герметичных боксах, которые обеспечивают удержание в этих помещениях радиоактивных веществ при разуплотнении первого контура. По проектным срокам 3 энергоблок должен был быть выведен из эксплуатации в 2001 году, четвёртый — в 2002, но в связи с недостатком электроэнергии срок их эксплуатации был продлён на 15 лет. Планируется, что 3 и 4 энергоблоки будут остановлены в 2016 и в 2017 годах соответственно. С 2015 года проводится модернизация 4-го блока, которая должна позволить увеличить срок его эксплуатации на 15 лет. 3-ий блок остановится навсегда для вывода из эксплуатации в декабре 2016 года.

Энергоблок 5

В 1972 году началось строительство 5-го энергоблока Нововоронежской АЭС. Введён в эксплуатацию он был в мае 1980 года, на 100 % мощности выведен в феврале 1981 года. На этом энергоблоке используется реактор ВВЭР-1000 (Модификация В-187). Реакторная установка 5-го энергоблока является головной. Технико-экономические показатели энергоблока № 5 по сравнению с другими энергоблоками Нововоронежской АЭС были улучшены за счёт увеличения мощности, укрупнения и усовершенствования оборудования, снижения капитальных затрат.

На энергоблоке № 5 были реализованы принципиально новые для того времени решения:

  • размещение оборудования радиоактивного контура внутри защитной цилиндрической оболочки со сферическим куполом из предварительно напряжённого железобетона, рассчитанной на максимально возможное внутреннее давление при аварии (0.45 МПа), что позволяет полностью изолировать реактор от окружающей среды;
  • тройное резервирование систем и оборудования, имеющих отношение к безопасности АЭС.

В целом реакторная установка энергоблока № 5 выполнена в полном соответствии с действующими в России нормативными документами обеспечения безопасности атомных станций. Пятый энергоблок должен быть выведен из эксплуатации в 2010 году, но этот срок продлён в связи с недостатком электроэнергии.

3 июня 2010 года в 15 часов 58 минут сработала автоматическая защита по факту отключения трех из четырёх главных циркуляционных насосов. Отключение произошло по сигналу снижения уровня питательной воды в трех парогенераторах в связи с отключением одного турбопитательного насоса. Энергоблок № 5 был отключен от сети.

Данное событие классифицируется уровнем «ноль» по Международной шкале оценки ядерных событий INES, то есть является несущественным для безопасности станции и персонала. Радиационных последствий нет. Радиационный фон на станции и прилегающей территории не изменялся, находится на уровне, соответствующем нормальной эксплуатации энергоблоков, и не превышает естественных фоновых значений. 18 сентября 2011 года турбоустановка № 14 энергоблока № 5 Нововоронежской АЭС включена в сеть после проведения мероприятий по продлению срока эксплуатации на 25 лет, испытания вновь смонтированных систем и оборудования[2].

Энергоблок 6

Шестой энергоблок — самый мощный блок в атомной энергетике РФ, и первый в мире блок АЭС, построенный по «постфукусимским» технологиям безопасности. Этот энергоблок, физический пуск которого состоялся в мае нынешнего года, построен по российскому проекту «АЭС-2006» с реакторной установкой ВВЭР-1200 установленной электрической мощностью 1200 мегаватт. Он относится к атомным блокам поколения «3+» с улучшенными технико-экономическими показателями, соответствующим самым современным требованиям надежности и безопасности. Блок обеспечен дополнительными системами пассивной безопасности, не требующими вмешательства персонала станции в случае возникновения аварийной ситуации, и не допускающими её развития.

5 августа 2016 года инновационный энергоблок поколения «3+» Нововоронежской АЭС был включен в сеть и выдал первые 240 МВт в энергосистему страны. В 03 часов 35 минут по московскому времени на блоке № 6 с реактором ВВЭР-1200 НВ АЭС успешно осуществлено первое пробное включение генератора в сеть.

26 октября 2016 года в 06:30 энергоблок впервые был выведен на 100%-ый уровень мощности (1160 мВт).

В промышленную эксплуатацию энергоблок 6 ориентировочно будет принят в конце 2016 года после освоения 100 % мощности и проведения сдаточных испытаний[3].

Энергоблок 7

Идет строительство энергоблока № 7 по проекту «АЭС-2006».

Основные технические характеристики (таблица)

Характеристика Энергоблок, №
Энергоблок 3 Энергоблок 4 Энергоблок 5
Электрическая мощность энергоблока (брутто),МВт 417 417 1000
Тепловая мощность, МВт 1375 1375 3000
КПД (брутто), % 29,7 29,7 33,0
Количество циркуляционных петель (насосов, парогенераторов), шт 6 6 4
Расход теплоносителя через реактор, м³/ч 44050 42110 88900
Рабочее давление теплоносителя, кГс/см² 125 125 160
Максимальная температура теплоносителя на входе в реактор, °C 269 269 289
Средний подогрев теплоносителя, °C 27,7 28,9 29,5
Поверхность теплоотдачи от ТВЭЛов, м² 3150 3150 4850
Масса диоксида урана в активной зоне, т 47,2 47,5 70
Количество топливных сборок, шт 349 349 151
Количество органов механической системы регулирования реактивности реактора, шт 73 73 109
Высота корпуса реактора (без верхнего блока), м 11,80 11,80 10,88
Максимальный диаметр корпуса, м 4,27 4,27 4,57
Внутренний диаметр главных циркуляционных трубопроводов, мм 500 500 850
Среднее линейное энерговыделение ТВЭЛа, Вт/см 125 125 176,4
Энергонапряжённость активной зоны, кВт/л 84,0 84,0 111,1
Обогащение топлива (макс.), % 3.6 3.82 4.4
Производительность парогенератора, т/ч 455 455 1470
Поверхность теплопередачи парогенератора (расчётная), м² 2500 2500 5040
Количество турбогенераторов, шт 2 2 2
Давление насыщенного пара перед турбиной, кГс/см² 44 44 60
Давление в конденсаторе турбины, кГс/см² 0,035 0,035 0,06
Мощность турбогенератора, МВт 220 220 500

Радиоактивные отходы и отработанное ядерное топливо

Основную долю общего объёма твёрдых радиоактивных отходов (ТРО) — около 98 %, образующихся в процессе эксплуатации Нововоронежской АЭС, составляют низко- и среднеактивные отходы. Хранение твёрдых радиоактивных отходов производится в хранилищах, которые представляют собой железобетонные сооружения, имеющие внутреннюю гидроизоляцию. На Нововоронежской АЭС разработана и действует технологическая схема обращения с твёрдыми радиоактивными отходами, предусматривающая их сбор, сортировку, переработку (прессование), транспортировку и безопасное хранение.

В марте 2015 года на базе энергоблока № 2 (ныне бездействующего) запущен комплекс плазменной переработки радиоактивных отходов[4] по технологии, разработанной в НПО «Радон»[5].

Все жидкие радиоактивные отходы (ЖРО), образующиеся на энергоблоках, хранятся в ёмкостях из нержавеющей стали. С помощью установок глубокого упаривания УГУ-500[6] производится переработка кубового остатка до солевого концентрата, который в горячем расплавленном состоянии заливается в металлические бочки, превращаясь после охлаждения в монолит. Бочки содержатся в хранилище твёрдых отходов. Это позволяет сокращать объёмы жидких радиоактивных отходов и хранить их в более безопасном твёрдом виде.

Отработанное ядерное топливо в виде тепловыделяющих сборок (ТВС) на каждом энергоблоке хранится в бассейне выдержки не менее трех лет. Для хранения отработанных ТВС реактора ВВЭР-1000 энергоблока № 5 сооружено дополнительное отдельно стоящее хранилище на 922 ТВС.

Экология

Основные направления работы Нововоронежской АЭС в области охраны окружающей среды:

  • обеспечение радиационной безопасности работающих на энергоблоках Нововоронежской АЭС в пределах санитарно-защитной зоны и населения в тридцатикилометровой зоне вокруг Нововоронежской АЭС;
  • обеспечение минимально-возможного воздействия Нововоронежской АЭС на окружающую среду по величине сбросов вредных веществ общепромышленной классификации.

Проектные решения энергоблоков Нововоронежской АЭС, организация технологических процессов обеспечивают приемлемую радиационную безопасность персонала при производстве работ, что подтверждено более чем тридцатилетним опытом эксплуатации Нововоронежской АЭС.

Сбросы вод Нововоронежской АЭС

Река Дон является приёмником:

  • сбросов нормативно-чистых технических вод из реакторных отделений первого и второго блоков (после установок спецводоочистки);
  • Сбросов чистых технических вод с установки химводоподготовки (вод после регенерации и промывки катионитовых, анионитовых, механических фильтров и продувочной воды осветлителей);
  • сбросов нормативно-чистых продувочных вод из цирксистемы 3 и 4 блоков.
  • сбросов нормативно-чистых дебалансных технических вод из градирен № 1-7 цирксистемы 3 и 4 блоков;
  • сбросов нормативно-чистых продувочных вод из пруда охладителя;
  • сбросов нормативно-чистых вод из промливневой канализации с территории 1 — 4 блоков и части территорий 5 блока;
  • сбросов нормативно-чистых технических вод из чеков рыбхоза;
  • инфильтрата из пруда-охладителя, поступающего с разгрузкой подземных вод;
  • разгрузки подземных вод первого непитьевого горизонта с территории промзоны.

Рыбхоз является приёмником:

  • части нормативно-чистой воды из сбросного канала 1 и 2 блоков.
  • части подземных вод, разгружающихся в русло отводного канала.

Открытый подводящий канал 3 и 4 блоков является приёмником:

  • подпитки чистой воды из реки Дон;
  • сброса нормативно-чистой охлаждённой технической воды из градирен № 1-7;
  • сброса нормативно-чистой технической воды из системы 3ВТ 5 блока.

Пруд-охладитель 5 блока является приёмником:

  • подпитки нормативно-чистой технической водой из подводящего канала 3 и 4 блоков;
  • сброса нормативно-чистых технических вод из реакторного отделения 5 блока (из систем 1ВТ и 2ВТ);
  • сброса нормативно-чистой технической циркводы 5 блока (из системы 4ВТ);
  • сброса нормативно-чистой воды из промливневой канализации с части территорий 5 блока;
  • инфильтрата с полей фильтрации НВ АЭС, поступающего с разгрузкой подземных вод.

Хозфекальная канализация промплощадки НВ АЭС является приёмником:

  • нормативно-чистых душевых вод;
  • воды из бака-отстойника узла нейтрализации БОУ-5.

Поля фильтрации НВ АЭС являются приёмником:

  • хозфекальных вод промзоны, с транзитом которых в конечном счёте на поля фильтрации поступают воды душевых и БОУ-5.

Сбросов жидких радиоактивных отходов в водоёмы-охладители и на поля фильтрации НВ АЭС не производит.

Газоаэрозольные выбросы

Нововоронежская АЭС производит радиоактивные вентиляционные выбросы в атмосферу. Сильных изменений фона они не создают, так как вентиляционные трубы имеют большую высоту, и радиоактивные газы и аэрозоли рассеиваются в атмосфере постоянными ветрами.

Газоаэрозольные выбросы представляют собойК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4737 дней]:

  • инертные газы (радионуклиды аргона, криптона, ксенона);
  • радиоаэрозоли — смесь продуктов деления ядерного топлива (137Cs, 90Sr, 141Ce, 144Ce, 103Ru, 106Ru, 140Ba, 140La, 131I и другие), продукты коррозии конструкционных материалов, активированных в нейтронном потоке (60Co, 58Co,54Mn, 110Ag, 59Fe, 51Cr, 95Zr, 95Nb и другие) и продуктов активации примесей, вводимых в теплоноситель (16N, 17N,13N, 18F, 7Li,24Na, T и другие).

На НВ АЭС используются три основных метода обезвреживания радиоактивных газоаэрозольных выбросов:

После очистки газоаэрозольные выбросы удаляются через вентиляционные трубы, высота которых обеспечивает оптимальное рассеивание в атмосфере.

Станции дозиметрического контроля

Для целей контроля вокруг Нововоронежской АЭС в радиусе до 50 км организовано 33 стационарных дозиметрических поста, на которых контролируются радиоактивность осадков, почвы и растительности, а также наиболее значимой в рационе жителей сельскохозяйственной продукции: мяса, пшеницы, картофеля, сахарной свёклы. Окружающая среда на Нововоронежской АЭС и вокруг неё контролируется также независимыми органами санитарно-эпидемиологического надзора и охраны окружающей среды России.

Информация об энергоблоках

Работа с населением

Отделом информации Нововоронежской АЭС предусмотрены многочисленные программы по работе с населением, целью которых является

  • Ликвидация неграмотности населения в области атомного производства, в частности производства электроэнергии
  • Агитационная работа среди молодых специалистов в области атомной промышленности.

В 2011 году проводятся общественные слушания по вопросам строительства и эксплуатации ХТРО-10000 [уточнить].

Коллектив отдела информации проводит различные акции, такие как: тематические уроки в школах, спортивные и интеллектуальные соревнования, связи с общественностью и разъяснительная работа с населением. Станция имеет свой сайт, где можно прочитать краткую информацию о АЭС и последние новости станции. Также НВ АЭС выпускает брошюры и книги о работе предприятия.

Информация об энергоблоках

Энергоблок Тип реакторов Мощность Начало
строительства
Подключение к сети Ввод в эксплуатацию Закрытие
Чистый Брутто
Нововоронеж-1 ВВЭР-210 197 МВт 210 МВт 01.07.1957 30.09.1964 31.12.1964 16.02.1984
Нововоронеж-2 ВВЭР-365 336 МВт 365 МВт 01.06.1964 27.12.1969 14.04.1970 29.08.1990
Нововоронеж-3 ВВЭР-440/179 385 МВт 417 МВт 01.07.1967 27.12.1971 29.06.1972 2016 год (план)
Нововоронеж-4 ВВЭР-440/179 385 МВт 417 МВт 01.07.1967 28.12.1972 24.03.1973 2017 год (план, ожидается модернизация)
Нововоронеж-5 ВВЭР-1000/187 950 МВт 1000 МВт 01.03.1974 31.05.1980 20.02.1981 2036 год (план)
Нововоронеж-6 ВВЭР-1200/392М 1114 МВт 1200 МВт 24.08.2008 05.08.2016 декабрь 2016 года (план)
Нововоронеж-7 ВВЭР-1200/392М 1114 МВт 1200 МВт 12.07.2009 декабрь 2017 (план)
Нововоронеж-8 ВВЭР-1300/510 1175 МВт 1255 МВт в проекте
Нововоронеж-9 ВВЭР-1300/510 1175 МВт 1255 МВт в проекте


Замещение

Для замещения мощностей Нововоронежской АЭС строится Нововоронежская АЭС-2.

Напишите отзыв о статье "Нововоронежская АЭС"

Примечания

  1. [www.world-nuclear.org/info/inf45.html Nuclear Power in Russia] (англ.). Проверено 9 сентября 2010. [www.webcitation.org/61BarcETo Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  2. [www.rosenergoatom.ru/rus/press/news/article/?article-id=40243FC6-10BC-43CA-9AB7-8AFCB7332F55 Официальный сайт OAO «Концерн Росэнергоатом»]
  3. [ria.ru/atomtec/20160805/1473663259.html В России запустили уникальный атомный энергоблок]. Проверено 6 августа 2016.
  4. [ria.ru/atomtec/20150316/1052852303.html Публикация РИА Новости]
  5. [www.atomvestnik.ru/attachments/article/100/internet8.pdf Вестник атомпрома, октябрь 2014, № 8, с.10-13]
  6. [ru-patent.info/21/25-29/2129314.html Установка глубокого упаривания радиоактивных солевых растворов. Патент Российской Федерации]. База патентов на изобретения РФ (20-04-1999). Проверено 28 июня 2010. [www.webcitation.org/61Bd2sfde Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].

Ссылки

Отрывок, характеризующий Нововоронежская АЭС

Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно.
Постижение законов этого движения есть цель истории. Но для того, чтобы постигнуть законы непрерывного движения суммы всех произволов людей, ум человеческий допускает произвольные, прерывные единицы. Первый прием истории состоит в том, чтобы, взяв произвольный ряд непрерывных событий, рассматривать его отдельно от других, тогда как нет и не может быть начала никакого события, а всегда одно событие непрерывно вытекает из другого. Второй прием состоит в том, чтобы рассматривать действие одного человека, царя, полководца, как сумму произволов людей, тогда как сумма произволов людских никогда не выражается в деятельности одного исторического лица.
Историческая наука в движении своем постоянно принимает все меньшие и меньшие единицы для рассмотрения и этим путем стремится приблизиться к истине. Но как ни мелки единицы, которые принимает история, мы чувствуем, что допущение единицы, отделенной от другой, допущение начала какого нибудь явления и допущение того, что произволы всех людей выражаются в действиях одного исторического лица, ложны сами в себе.
Всякий вывод истории, без малейшего усилия со стороны критики, распадается, как прах, ничего не оставляя за собой, только вследствие того, что критика избирает за предмет наблюдения большую или меньшую прерывную единицу; на что она всегда имеет право, так как взятая историческая единица всегда произвольна.
Только допустив бесконечно малую единицу для наблюдения – дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно малых), мы можем надеяться на постигновение законов истории.
Первые пятнадцать лет XIX столетия в Европе представляют необыкновенное движение миллионов людей. Люди оставляют свои обычные занятия, стремятся с одной стороны Европы в другую, грабят, убивают один другого, торжествуют и отчаиваются, и весь ход жизни на несколько лет изменяется и представляет усиленное движение, которое сначала идет возрастая, потом ослабевая. Какая причина этого движения или по каким законам происходило оно? – спрашивает ум человеческий.
Историки, отвечая на этот вопрос, излагают нам деяния и речи нескольких десятков людей в одном из зданий города Парижа, называя эти деяния и речи словом революция; потом дают подробную биографию Наполеона и некоторых сочувственных и враждебных ему лиц, рассказывают о влиянии одних из этих лиц на другие и говорят: вот отчего произошло это движение, и вот законы его.
Но ум человеческий не только отказывается верить в это объяснение, но прямо говорит, что прием объяснения не верен, потому что при этом объяснении слабейшее явление принимается за причину сильнейшего. Сумма людских произволов сделала и революцию и Наполеона, и только сумма этих произволов терпела их и уничтожила.
«Но всякий раз, когда были завоевания, были завоеватели; всякий раз, когда делались перевороты в государстве, были великие люди», – говорит история. Действительно, всякий раз, когда являлись завоеватели, были и войны, отвечает ум человеческий, но это не доказывает, чтобы завоеватели были причинами войн и чтобы возможно было найти законы войны в личной деятельности одного человека. Всякий раз, когда я, глядя на свои часы, вижу, что стрелка подошла к десяти, я слышу, что в соседней церкви начинается благовест, но из того, что всякий раз, что стрелка приходит на десять часов тогда, как начинается благовест, я не имею права заключить, что положение стрелки есть причина движения колоколов.
Всякий раз, как я вижу движение паровоза, я слышу звук свиста, вижу открытие клапана и движение колес; но из этого я не имею права заключить, что свист и движение колес суть причины движения паровоза.
Крестьяне говорят, что поздней весной дует холодный ветер, потому что почка дуба развертывается, и действительно, всякую весну дует холодный ветер, когда развертывается дуб. Но хотя причина дующего при развертыванье дуба холодного ветра мне неизвестна, я не могу согласиться с крестьянами в том, что причина холодного ветра есть раэвертыванье почки дуба, потому только, что сила ветра находится вне влияний почки. Я вижу только совпадение тех условий, которые бывают во всяком жизненном явлении, и вижу, что, сколько бы и как бы подробно я ни наблюдал стрелку часов, клапан и колеса паровоза и почку дуба, я не узнаю причину благовеста, движения паровоза и весеннего ветра. Для этого я должен изменить совершенно свою точку наблюдения и изучать законы движения пара, колокола и ветра. То же должна сделать история. И попытки этого уже были сделаны.
Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения, оставить в покое царей, министров и генералов, а изучать однородные, бесконечно малые элементы, которые руководят массами. Никто не может сказать, насколько дано человеку достигнуть этим путем понимания законов истории; но очевидно, что на этом пути только лежит возможность уловления исторических законов и что на этом пути не положено еще умом человеческим одной миллионной доли тех усилий, которые положены историками на описание деяний различных царей, полководцев и министров и на изложение своих соображений по случаю этих деяний.


Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию. Русское войско и население отступают, избегая столкновения, до Смоленска и от Смоленска до Бородина. Французское войско с постоянно увеличивающеюся силой стремительности несется к Москве, к цели своего движения. Сила стремительности его, приближаясь к цели, увеличивается подобно увеличению быстроты падающего тела по мере приближения его к земле. Назади тысяча верст голодной, враждебной страны; впереди десятки верст, отделяющие от цели. Это чувствует всякий солдат наполеоновской армии, и нашествие надвигается само собой, по одной силе стремительности.
В русском войске по мере отступления все более и более разгорается дух озлобления против врага: отступая назад, оно сосредоточивается и нарастает. Под Бородиным происходит столкновение. Ни то, ни другое войско не распадаются, но русское войско непосредственно после столкновения отступает так же необходимо, как необходимо откатывается шар, столкнувшись с другим, с большей стремительностью несущимся на него шаром; и так же необходимо (хотя и потерявший всю свою силу в столкновении) стремительно разбежавшийся шар нашествия прокатывается еще некоторое пространство.
Русские отступают за сто двадцать верст – за Москву, французы доходят до Москвы и там останавливаются. В продолжение пяти недель после этого нет ни одного сражения. Французы не двигаются. Подобно смертельно раненному зверю, который, истекая кровью, зализывает свои раны, они пять недель остаются в Москве, ничего не предпринимая, и вдруг, без всякой новой причины, бегут назад: бросаются на Калужскую дорогу (и после победы, так как опять поле сражения осталось за ними под Малоярославцем), не вступая ни в одно серьезное сражение, бегут еще быстрее назад в Смоленск, за Смоленск, за Вильну, за Березину и далее.
В вечер 26 го августа и Кутузов, и вся русская армия были уверены, что Бородинское сражение выиграно. Кутузов так и писал государю. Кутузов приказал готовиться на новый бой, чтобы добить неприятеля не потому, чтобы он хотел кого нибудь обманывать, но потому, что он знал, что враг побежден, так же как знал это каждый из участников сражения.
Но в тот же вечер и на другой день стали, одно за другим, приходить известия о потерях неслыханных, о потере половины армии, и новое сражение оказалось физически невозможным.
Нельзя было давать сражения, когда еще не собраны были сведения, не убраны раненые, не пополнены снаряды, не сочтены убитые, не назначены новые начальники на места убитых, не наелись и не выспались люди.
А вместе с тем сейчас же после сражения, на другое утро, французское войско (по той стремительной силе движения, увеличенного теперь как бы в обратном отношении квадратов расстояний) уже надвигалось само собой на русское войско. Кутузов хотел атаковать на другой день, и вся армия хотела этого. Но для того чтобы атаковать, недостаточно желания сделать это; нужно, чтоб была возможность это сделать, а возможности этой не было. Нельзя было не отступить на один переход, потом точно так же нельзя было не отступить на другой и на третий переход, и наконец 1 го сентября, – когда армия подошла к Москве, – несмотря на всю силу поднявшегося чувства в рядах войск, сила вещей требовала того, чтобы войска эти шли за Москву. И войска отступили ещо на один, на последний переход и отдали Москву неприятелю.
Для тех людей, которые привыкли думать, что планы войн и сражений составляются полководцами таким же образом, как каждый из нас, сидя в своем кабинете над картой, делает соображения о том, как и как бы он распорядился в таком то и таком то сражении, представляются вопросы, почему Кутузов при отступлении не поступил так то и так то, почему он не занял позиции прежде Филей, почему он не отступил сразу на Калужскую дорогу, оставил Москву, и т. д. Люди, привыкшие так думать, забывают или не знают тех неизбежных условий, в которых всегда происходит деятельность всякого главнокомандующего. Деятельность полководца не имеет ни малейшего подобия с тою деятельностью, которую мы воображаем себе, сидя свободно в кабинете, разбирая какую нибудь кампанию на карте с известным количеством войска, с той и с другой стороны, и в известной местности, и начиная наши соображения с какого нибудь известного момента. Главнокомандующий никогда не бывает в тех условиях начала какого нибудь события, в которых мы всегда рассматриваем событие. Главнокомандующий всегда находится в средине движущегося ряда событий, и так, что никогда, ни в какую минуту, он не бывает в состоянии обдумать все значение совершающегося события. Событие незаметно, мгновение за мгновением, вырезается в свое значение, и в каждый момент этого последовательного, непрерывного вырезывания события главнокомандующий находится в центре сложнейшей игры, интриг, забот, зависимости, власти, проектов, советов, угроз, обманов, находится постоянно в необходимости отвечать на бесчисленное количество предлагаемых ему, всегда противоречащих один другому, вопросов.
Нам пресерьезно говорят ученые военные, что Кутузов еще гораздо прежде Филей должен был двинуть войска на Калужскую дорогу, что даже кто то предлагал таковой проект. Но перед главнокомандующим, особенно в трудную минуту, бывает не один проект, а всегда десятки одновременно. И каждый из этих проектов, основанных на стратегии и тактике, противоречит один другому. Дело главнокомандующего, казалось бы, состоит только в том, чтобы выбрать один из этих проектов. Но и этого он не может сделать. События и время не ждут. Ему предлагают, положим, 28 го числа перейти на Калужскую дорогу, но в это время прискакивает адъютант от Милорадовича и спрашивает, завязывать ли сейчас дело с французами или отступить. Ему надо сейчас, сию минуту, отдать приказанье. А приказанье отступить сбивает нас с поворота на Калужскую дорогу. И вслед за адъютантом интендант спрашивает, куда везти провиант, а начальник госпиталей – куда везти раненых; а курьер из Петербурга привозит письмо государя, не допускающее возможности оставить Москву, а соперник главнокомандующего, тот, кто подкапывается под него (такие всегда есть, и не один, а несколько), предлагает новый проект, диаметрально противоположный плану выхода на Калужскую дорогу; а силы самого главнокомандующего требуют сна и подкрепления; а обойденный наградой почтенный генерал приходит жаловаться, а жители умоляют о защите; посланный офицер для осмотра местности приезжает и доносит совершенно противоположное тому, что говорил перед ним посланный офицер; а лазутчик, пленный и делавший рекогносцировку генерал – все описывают различно положение неприятельской армии. Люди, привыкшие не понимать или забывать эти необходимые условия деятельности всякого главнокомандующего, представляют нам, например, положение войск в Филях и при этом предполагают, что главнокомандующий мог 1 го сентября совершенно свободно разрешать вопрос об оставлении или защите Москвы, тогда как при положении русской армии в пяти верстах от Москвы вопроса этого не могло быть. Когда же решился этот вопрос? И под Дриссой, и под Смоленском, и ощутительнее всего 24 го под Шевардиным, и 26 го под Бородиным, и в каждый день, и час, и минуту отступления от Бородина до Филей.


Русские войска, отступив от Бородина, стояли у Филей. Ермолов, ездивший для осмотра позиции, подъехал к фельдмаршалу.
– Драться на этой позиции нет возможности, – сказал он. Кутузов удивленно посмотрел на него и заставил его повторить сказанные слова. Когда он проговорил, Кутузов протянул ему руку.
– Дай ка руку, – сказал он, и, повернув ее так, чтобы ощупать его пульс, он сказал: – Ты нездоров, голубчик. Подумай, что ты говоришь.
Кутузов на Поклонной горе, в шести верстах от Дорогомиловской заставы, вышел из экипажа и сел на лавку на краю дороги. Огромная толпа генералов собралась вокруг него. Граф Растопчин, приехав из Москвы, присоединился к ним. Все это блестящее общество, разбившись на несколько кружков, говорило между собой о выгодах и невыгодах позиции, о положении войск, о предполагаемых планах, о состоянии Москвы, вообще о вопросах военных. Все чувствовали, что хотя и не были призваны на то, что хотя это не было так названо, но что это был военный совет. Разговоры все держались в области общих вопросов. Ежели кто и сообщал или узнавал личные новости, то про это говорилось шепотом, и тотчас переходили опять к общим вопросам: ни шуток, ни смеха, ни улыбок даже не было заметно между всеми этими людьми. Все, очевидно, с усилием, старались держаться на высота положения. И все группы, разговаривая между собой, старались держаться в близости главнокомандующего (лавка которого составляла центр в этих кружках) и говорили так, чтобы он мог их слышать. Главнокомандующий слушал и иногда переспрашивал то, что говорили вокруг него, но сам не вступал в разговор и не выражал никакого мнения. Большей частью, послушав разговор какого нибудь кружка, он с видом разочарования, – как будто совсем не о том они говорили, что он желал знать, – отворачивался. Одни говорили о выбранной позиции, критикуя не столько самую позицию, сколько умственные способности тех, которые ее выбрали; другие доказывали, что ошибка была сделана прежде, что надо было принять сраженье еще третьего дня; третьи говорили о битве при Саламанке, про которую рассказывал только что приехавший француз Кросар в испанском мундире. (Француз этот вместе с одним из немецких принцев, служивших в русской армии, разбирал осаду Сарагоссы, предвидя возможность так же защищать Москву.) В четвертом кружке граф Растопчин говорил о том, что он с московской дружиной готов погибнуть под стенами столицы, но что все таки он не может не сожалеть о той неизвестности, в которой он был оставлен, и что, ежели бы он это знал прежде, было бы другое… Пятые, выказывая глубину своих стратегических соображений, говорили о том направлении, которое должны будут принять войска. Шестые говорили совершенную бессмыслицу. Лицо Кутузова становилось все озабоченнее и печальнее. Из всех разговоров этих Кутузов видел одно: защищать Москву не было никакой физической возможности в полном значении этих слов, то есть до такой степени не было возможности, что ежели бы какой нибудь безумный главнокомандующий отдал приказ о даче сражения, то произошла бы путаница и сражения все таки бы не было; не было бы потому, что все высшие начальники не только признавали эту позицию невозможной, но в разговорах своих обсуждали только то, что произойдет после несомненного оставления этой позиции. Как же могли начальники вести свои войска на поле сражения, которое они считали невозможным? Низшие начальники, даже солдаты (которые тоже рассуждают), также признавали позицию невозможной и потому не могли идти драться с уверенностью поражения. Ежели Бенигсен настаивал на защите этой позиции и другие еще обсуждали ее, то вопрос этот уже не имел значения сам по себе, а имел значение только как предлог для спора и интриги. Это понимал Кутузов.
Бенигсен, выбрав позицию, горячо выставляя свой русский патриотизм (которого не мог, не морщась, выслушивать Кутузов), настаивал на защите Москвы. Кутузов ясно как день видел цель Бенигсена: в случае неудачи защиты – свалить вину на Кутузова, доведшего войска без сражения до Воробьевых гор, а в случае успеха – себе приписать его; в случае же отказа – очистить себя в преступлении оставления Москвы. Но этот вопрос интриги не занимал теперь старого человека. Один страшный вопрос занимал его. И на вопрос этот он ни от кого не слышал ответа. Вопрос состоял для него теперь только в том: «Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал? Когда это решилось? Неужели вчера, когда я послал к Платову приказ отступить, или третьего дня вечером, когда я задремал и приказал Бенигсену распорядиться? Или еще прежде?.. но когда, когда же решилось это страшное дело? Москва должна быть оставлена. Войска должны отступить, и надо отдать это приказание». Отдать это страшное приказание казалось ему одно и то же, что отказаться от командования армией. А мало того, что он любил власть, привык к ней (почет, отдаваемый князю Прозоровскому, при котором он состоял в Турции, дразнил его), он был убежден, что ему было предназначено спасение России и что потому только, против воли государя и по воле народа, он был избрал главнокомандующим. Он был убежден, что он один и этих трудных условиях мог держаться во главе армии, что он один во всем мире был в состоянии без ужаса знать своим противником непобедимого Наполеона; и он ужасался мысли о том приказании, которое он должен был отдать. Но надо было решить что нибудь, надо было прекратить эти разговоры вокруг него, которые начинали принимать слишком свободный характер.
Он подозвал к себе старших генералов.
– Ma tete fut elle bonne ou mauvaise, n'a qu'a s'aider d'elle meme, [Хороша ли, плоха ли моя голова, а положиться больше не на кого,] – сказал он, вставая с лавки, и поехал в Фили, где стояли его экипажи.


В просторной, лучшей избе мужика Андрея Савостьянова в два часа собрался совет. Мужики, бабы и дети мужицкой большой семьи теснились в черной избе через сени. Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе. Малаша робко и радостно смотрела с печи на лица, мундиры и кресты генералов, одного за другим входивших в избу и рассаживавшихся в красном углу, на широких лавках под образами. Сам дедушка, как внутренне называла Maлаша Кутузова, сидел от них особо, в темном углу за печкой. Он сидел, глубоко опустившись в складное кресло, и беспрестанно покряхтывал и расправлял воротник сюртука, который, хотя и расстегнутый, все как будто жал его шею. Входившие один за другим подходили к фельдмаршалу; некоторым он пожимал руку, некоторым кивал головой. Адъютант Кайсаров хотел было отдернуть занавеску в окне против Кутузова, но Кутузов сердито замахал ему рукой, и Кайсаров понял, что светлейший не хочет, чтобы видели его лицо.
Вокруг мужицкого елового стола, на котором лежали карты, планы, карандаши, бумаги, собралось так много народа, что денщики принесли еще лавку и поставили у стола. На лавку эту сели пришедшие: Ермолов, Кайсаров и Толь. Под самыми образами, на первом месте, сидел с Георгием на шее, с бледным болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головой, Барклай де Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало. Рядом с ним сидел Уваров и негромким голосом (как и все говорили) что то, быстро делая жесты, сообщал Барклаю. Маленький, кругленький Дохтуров, приподняв брови и сложив руки на животе, внимательно прислушивался. С другой стороны сидел, облокотивши на руку свою широкую, с смелыми чертами и блестящими глазами голову, граф Остерман Толстой и казался погруженным в свои мысли. Раевский с выражением нетерпения, привычным жестом наперед курчавя свои черные волосы на висках, поглядывал то на Кутузова, то на входную дверь. Твердое, красивое и доброе лицо Коновницына светилось нежной и хитрой улыбкой. Он встретил взгляд Малаши и глазами делал ей знаки, которые заставляли девочку улыбаться.
Все ждали Бенигсена, который доканчивал свой вкусный обед под предлогом нового осмотра позиции. Его ждали от четырех до шести часов, и во все это время не приступали к совещанию и тихими голосами вели посторонние разговоры.
Только когда в избу вошел Бенигсен, Кутузов выдвинулся из своего угла и подвинулся к столу, но настолько, что лицо его не было освещено поданными на стол свечами.
Бенигсен открыл совет вопросом: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Последовало долгое и общее молчание. Все лица нахмурились, и в тишине слышалось сердитое кряхтенье и покашливанье Кутузова. Все глаза смотрели на него. Малаша тоже смотрела на дедушку. Она ближе всех была к нему и видела, как лицо его сморщилось: он точно собрался плакать. Но это продолжалось недолго.
– Священную древнюю столицу России! – вдруг заговорил он, сердитым голосом повторяя слова Бенигсена и этим указывая на фальшивую ноту этих слов. – Позвольте вам сказать, ваше сиятельство, что вопрос этот не имеет смысла для русского человека. (Он перевалился вперед своим тяжелым телом.) Такой вопрос нельзя ставить, и такой вопрос не имеет смысла. Вопрос, для которого я просил собраться этих господ, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасенье России в армии. Выгоднее ли рисковать потерею армии и Москвы, приняв сраженье, или отдать Москву без сражения? Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение». (Он откачнулся назад на спинку кресла.)
Начались прения. Бенигсен не считал еще игру проигранною. Допуская мнение Барклая и других о невозможности принять оборонительное сражение под Филями, он, проникнувшись русским патриотизмом и любовью к Москве, предлагал перевести войска в ночи с правого на левый фланг и ударить на другой день на правое крыло французов. Мнения разделились, были споры в пользу и против этого мнения. Ермолов, Дохтуров и Раевский согласились с мнением Бенигсена. Руководимые ли чувством потребности жертвы пред оставлением столицы или другими личными соображениями, но эти генералы как бы не понимали того, что настоящий совет не мог изменить неизбежного хода дел и что Москва уже теперь оставлена. Остальные генералы понимали это и, оставляя в стороне вопрос о Москве, говорили о том направлении, которое в своем отступлении должно было принять войско. Малаша, которая, не спуская глаз, смотрела на то, что делалось перед ней, иначе понимала значение этого совета. Ей казалось, что дело было только в личной борьбе между «дедушкой» и «длиннополым», как она называла Бенигсена. Она видела, что они злились, когда говорили друг с другом, и в душе своей она держала сторону дедушки. В средине разговора она заметила быстрый лукавый взгляд, брошенный дедушкой на Бенигсена, и вслед за тем, к радости своей, заметила, что дедушка, сказав что то длиннополому, осадил его: Бенигсен вдруг покраснел и сердито прошелся по избе. Слова, так подействовавшие на Бенигсена, были спокойным и тихим голосом выраженное Кутузовым мнение о выгоде и невыгоде предложения Бенигсена: о переводе в ночи войск с правого на левый фланг для атаки правого крыла французов.