Новоюлианский календарь

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Календарь
Данные о календаре
Тип
календаря

Солнечный

Календарная
эра
Вставка
високосов
218/900

Другие календари
Армелина · Армянский: древнеармянский, христианский · Ассирийский · Ацтекский · Бахаи · Бенгальский · Буддийский · Вавилонский · Византийский · Вьетнамский · Гильбурда · Голоценский · Григорианский · Грузинский · Дариский · Древнегреческий · Древнеегипетский · Древнеиндийский · Древнеперсидский · Древнеславянский · Еврейский · Зороастрийский · Индийский · Инки · Иранский · Ирландский · Исламский · Кельтский · Китайский · Конта · Коптский · Малайский · Майя · Масонский · Миньго · Непальский · Новоюлианский · Пролептический: юлианский, григорианский · Римский · Румийский · Симметричный · Советский · Стабильный · Тамильский · Тайский: лунный, солнечный · Тибетский · Трёхсезонный · Тувинский · Туркменский · Французский · Хакасский · Ханаанейский · Хараппский · Чучхе · Шведский · Шумерский · Эфиопский · Юлианский · Яванский · Японский
Сегодня

суббота

31 октября

2020

</div>

Новоюлиа́нский календа́рь — модификация юлианского календаря, разработанная сербским астрономом, профессором математики и небесной механики Белградского университета Милутином Миланковичем.





Структура календаря

Новоюлианский календарь основан на более сложном, 900-летнем цикле. В течение этого периода упраздняются 7 суток. За високосные принимаются те вековые годы, при делении порядкового номера которых на 900 в остатке остаётся 200 или 600. Начиная с 200 года таковыми являются: сам 200, 600, 1100, 1500, 2000, 2400, 2900, 3300, 3800 и т. д.

Таким образом, год считается високосным, если:

  • а) его номер без остатка делится на 4 и не делится на 100 или
  • б) его номер делится на 900 с остатком 200 или 600.

Всего на 900 лет приходится 682 простых и 218 високосных годов (в юлианском 400-летнем цикле имеется 300 простых и 100 високосных, в григорианском — 303 простых и 97 високосных годов).

Григорианский год: 365,2425 = 365 + 0,25 − 0,01 + 0,0025 = 365 + 1/4 − 1/100 + 1/400.

Новоюлианский год: 365,242222 = 365 + 0,25 − 0,01 + 0,002222 = 365 + 1/4 − 1/100 + 2/900.

Средняя продолжительность года в новоюлианском календаре составляет 365,242222 суток. Это больше истинной продолжительности тропического года (365,2421988 суток) всего на 0,000023 суток, или менее чем на 2 секунды. Расхождение в одни сутки набегает примерно за 43 500 лет. Для сравнения в григорианском календаре ошибка в одни сутки по сравнению с годом равноденствий накопится примерно за 10 000 лет (в юлианском — примерно за 128 лет). Часто встречающаяся оценка, приводящая к величине порядка 3000 лет, получающаяся при сравнении длины года в григорианском календаре со средней текущей астрономической длиной тропического года, связана с неверным определением последней как интервала между соседними равноденствиями и является устоявшимся заблуждением[1][2]. Однако точность новоюлианского календаря выше, чем григорианского, только если считать тропический год в атомном или эфемеридном времени, не привязываясь к вращению Земли. Но в любом реальном году число суток от восхода до восхода — целое, и отдельные секунды не являются решающими (важны только отдельные сутки). Также период осевого вращения Земли изменяется, продолжительность тропического года (определяющего времена года), выраженная в солнечных сутках (а не в сутках СИ, равных 86 400 атомным секундам), в настоящее время ближе к 365,2424; эта величина в течение нескольких тысячелетий колеблется между 365,2423 и 365,2424; и, вероятно, следующие несколько тысяч лет будет вести себя подобным образом. Средняя продолжительность календарного года в григорианском календаре равна 365,2425 суток. К тому же мировое время периодически корректируется — к нему добавляют секунду.

Использование

В настоящее время Русская (за исключением некоторых зарубежных приходов[3], а также румынских приходов Черновицко-Буковинской епархии[4]), Иерусалимская, Грузинская и Сербская православные Церкви, а также афонские монастыри для исчисления неподвижных праздников пользуются юлианским календарём, все остальные поместные церкви — новоюлианским, который до 28 февраля 2800 года будет полностью совпадать с григорианским[5], поэтому иногда принятую ими календарную систему ошибочно называют григорианской[6]. При этом везде, кроме Финляндской православной церкви, Пасхалия исчисляется по юлианскому календарю (Александрийская пасхалия)[5].

Новоюлианский календарь был формально введён патриархом Тихоном для употребления в Патриаршей Церкви 15 октября 1923 года — обновленцы перешли на него ещё раньше. Однако это нововведение, хотя было принято практически всеми московскими приходами, в общем вызвало несогласие в церкви, поэтому уже 8 ноября 1923 года патриарх Тихон распорядился «повсеместное и обязательное введение нового стиля в церковное употребление временно отложить». Таким образом, новый стиль действовал в Русской православной церкви только 24 дня.

Таблица соответствия календарей

Графа «век» означает период времени с 1 марта последнего года предшествующего века по последний день февраля (28 или 29) последнего года указанного века.

Остальные три графы означают разницу (в днях) между новоюлианским и юлианским, григорианским и юлианским, новоюлианским и григорианским календарями, соответственно.

век новоюлианский − юлианский григорианский − юлианский новоюлианский − григорианский
I −2 −2 0
II −1 −1 0
III −1 0 −1
IV 0 +1 −1
V +1 +1 0
VI +2 +2 0
VII +2 +3 −1
VIII +3 +4 −1
IX +4 +4 0
X +5 +5 0
XI +6 +6 0
XII +6 +7 −1
XIII +7 +7 0
XIV +8 +8 0
XV +9 +9 0
XVI +9 +10 −1
XVII +10 +10 0
XVIII +11 +11 0
XIX +12 +12 0
XX +13 +13 0
XXI +13 +13 0
XXII +14 +14 0
XXIII +15 +15 0
XXIV +16 +16 0
XXV +16 +16 0
XXVI +17 +17 0
XXVII +18 +18 0
XXVIII +19 +19 0
XXIX +20 +19 +1
XXX +20 +20 0
XXXI +21 +21 0
XXXII +22 +22 0
XXXIII +23 +22 +1
XXXIV +23 +23 0
XXXV +24 +24 0
XXXVI +25 +25 0
XXXVII +26 +25 +1
XXXVIII +27 +26 +1
XXXIX +27 +27 0
XL +28 +28 0

См. также

Напишите отзыв о статье "Новоюлианский календарь"

Примечания

  1. S. Cassidy. [www.hermetic.ch/cal_stud/cassidy/err_trop.htm Error in statement of tropical year.] (англ.)
  2. Ю. Красильников. [hbar.phys.msu.ru/fat/easter.html Солнце, Луна, древние праздники и новомодные теории]
  3. [www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=54291&cf= Протоиерей Михаил Ардов – о подписании "Акта о каноническом общении" РПЦ МП И РПЦЗ(Л)].
  4. [www.tunnel.ru/view/post:601484 Архимандрит Лонгин: «Усiх дiтей любити надо!»].
  5. 1 2 В. Хулап [www.liturgica.ru/bibliot/kalender.html Реформа календаря и пасхалии: история и современность.]
  6. А.Дворкин. [aliom.orthodoxy.ru/arch/001/001-orth.htm Современные православные церкви (справка).]

Литература

  • Климишин И. А. Календарь и хронология. — Изд. 3. — М.: Наука, 1990. — С. 196—197. — 97—98 с. — 105 000 экз. — ISBN 5-02-014354-5.
  • Куликов С. Нить времён. Малая энциклопедия календаря с заметками на полях газет. — М.: Наука, 1991. — С. 162—163. — 288 с. — 200  000 экз. — ISBN 5-02-014563-7.
  • Селешников С. И. История календаря и хронология. — М.: Наука, 1970. — С. 73. — 224 с. — 11 000 экз.

Ссылки

  • [www.krotov.info/history/00/omen/klimishn.html#30 Иван Климишин Заметки о нашем календаре.]

Отрывок, характеризующий Новоюлианский календарь

Немного сзади, на худой, тонкой киргизской лошаденке с огромным хвостом и гривой и с продранными в кровь губами, ехал молодой офицер в синей французской шинели.
Рядом с ним ехал гусар, везя за собой на крупе лошади мальчика в французском оборванном мундире и синем колпаке. Мальчик держался красными от холода руками за гусара, пошевеливал, стараясь согреть их, свои босые ноги, и, подняв брови, удивленно оглядывался вокруг себя. Это был взятый утром французский барабанщик.
Сзади, по три, по четыре, по узкой, раскиснувшей и изъезженной лесной дороге, тянулись гусары, потом казаки, кто в бурке, кто во французской шинели, кто в попоне, накинутой на голову. Лошади, и рыжие и гнедые, все казались вороными от струившегося с них дождя. Шеи лошадей казались странно тонкими от смокшихся грив. От лошадей поднимался пар. И одежды, и седла, и поводья – все было мокро, склизко и раскисло, так же как и земля, и опавшие листья, которыми была уложена дорога. Люди сидели нахохлившись, стараясь не шевелиться, чтобы отогревать ту воду, которая пролилась до тела, и не пропускать новую холодную, подтекавшую под сиденья, колени и за шеи. В середине вытянувшихся казаков две фуры на французских и подпряженных в седлах казачьих лошадях громыхали по пням и сучьям и бурчали по наполненным водою колеям дороги.
Лошадь Денисова, обходя лужу, которая была на дороге, потянулась в сторону и толканула его коленкой о дерево.
– Э, чег'т! – злобно вскрикнул Денисов и, оскаливая зубы, плетью раза три ударил лошадь, забрызгав себя и товарищей грязью. Денисов был не в духе: и от дождя и от голода (с утра никто ничего не ел), и главное оттого, что от Долохова до сих пор не было известий и посланный взять языка не возвращался.
«Едва ли выйдет другой такой случай, как нынче, напасть на транспорт. Одному нападать слишком рискованно, а отложить до другого дня – из под носа захватит добычу кто нибудь из больших партизанов», – думал Денисов, беспрестанно взглядывая вперед, думая увидать ожидаемого посланного от Долохова.
Выехав на просеку, по которой видно было далеко направо, Денисов остановился.
– Едет кто то, – сказал он.
Эсаул посмотрел по направлению, указываемому Денисовым.
– Едут двое – офицер и казак. Только не предположительно, чтобы был сам подполковник, – сказал эсаул, любивший употреблять неизвестные казакам слова.
Ехавшие, спустившись под гору, скрылись из вида и через несколько минут опять показались. Впереди усталым галопом, погоняя нагайкой, ехал офицер – растрепанный, насквозь промокший и с взбившимися выше колен панталонами. За ним, стоя на стременах, рысил казак. Офицер этот, очень молоденький мальчик, с широким румяным лицом и быстрыми, веселыми глазами, подскакал к Денисову и подал ему промокший конверт.
– От генерала, – сказал офицер, – извините, что не совсем сухо…
Денисов, нахмурившись, взял конверт и стал распечатывать.
– Вот говорили всё, что опасно, опасно, – сказал офицер, обращаясь к эсаулу, в то время как Денисов читал поданный ему конверт. – Впрочем, мы с Комаровым, – он указал на казака, – приготовились. У нас по два писто… А это что ж? – спросил он, увидав французского барабанщика, – пленный? Вы уже в сраженье были? Можно с ним поговорить?
– Ростов! Петя! – крикнул в это время Денисов, пробежав поданный ему конверт. – Да как же ты не сказал, кто ты? – И Денисов с улыбкой, обернувшись, протянул руку офицеру.
Офицер этот был Петя Ростов.
Во всю дорогу Петя приготавливался к тому, как он, как следует большому и офицеру, не намекая на прежнее знакомство, будет держать себя с Денисовым. Но как только Денисов улыбнулся ему, Петя тотчас же просиял, покраснел от радости и, забыв приготовленную официальность, начал рассказывать о том, как он проехал мимо французов, и как он рад, что ему дано такое поручение, и что он был уже в сражении под Вязьмой, и что там отличился один гусар.
– Ну, я г'ад тебя видеть, – перебил его Денисов, и лицо его приняло опять озабоченное выражение.
– Михаил Феоклитыч, – обратился он к эсаулу, – ведь это опять от немца. Он пг'и нем состоит. – И Денисов рассказал эсаулу, что содержание бумаги, привезенной сейчас, состояло в повторенном требовании от генерала немца присоединиться для нападения на транспорт. – Ежели мы его завтг'а не возьмем, они у нас из под носа выг'вут, – заключил он.
В то время как Денисов говорил с эсаулом, Петя, сконфуженный холодным тоном Денисова и предполагая, что причиной этого тона было положение его панталон, так, чтобы никто этого не заметил, под шинелью поправлял взбившиеся панталоны, стараясь иметь вид как можно воинственнее.
– Будет какое нибудь приказание от вашего высокоблагородия? – сказал он Денисову, приставляя руку к козырьку и опять возвращаясь к игре в адъютанта и генерала, к которой он приготовился, – или должен я оставаться при вашем высокоблагородии?
– Приказания?.. – задумчиво сказал Денисов. – Да ты можешь ли остаться до завтрашнего дня?
– Ах, пожалуйста… Можно мне при вас остаться? – вскрикнул Петя.
– Да как тебе именно велено от генег'ала – сейчас вег'нуться? – спросил Денисов. Петя покраснел.
– Да он ничего не велел. Я думаю, можно? – сказал он вопросительно.
– Ну, ладно, – сказал Денисов. И, обратившись к своим подчиненным, он сделал распоряжения о том, чтоб партия шла к назначенному у караулки в лесу месту отдыха и чтобы офицер на киргизской лошади (офицер этот исполнял должность адъютанта) ехал отыскивать Долохова, узнать, где он и придет ли он вечером. Сам же Денисов с эсаулом и Петей намеревался подъехать к опушке леса, выходившей к Шамшеву, с тем, чтобы взглянуть на то место расположения французов, на которое должно было быть направлено завтрашнее нападение.
– Ну, бог'ода, – обратился он к мужику проводнику, – веди к Шамшеву.
Денисов, Петя и эсаул, сопутствуемые несколькими казаками и гусаром, который вез пленного, поехали влево через овраг, к опушке леса.


Дождик прошел, только падал туман и капли воды с веток деревьев. Денисов, эсаул и Петя молча ехали за мужиком в колпаке, который, легко и беззвучно ступая своими вывернутыми в лаптях ногами по кореньям и мокрым листьям, вел их к опушке леса.
Выйдя на изволок, мужик приостановился, огляделся и направился к редевшей стене деревьев. У большого дуба, еще не скинувшего листа, он остановился и таинственно поманил к себе рукою.
Денисов и Петя подъехали к нему. С того места, на котором остановился мужик, были видны французы. Сейчас за лесом шло вниз полубугром яровое поле. Вправо, через крутой овраг, виднелась небольшая деревушка и барский домик с разваленными крышами. В этой деревушке и в барском доме, и по всему бугру, в саду, у колодцев и пруда, и по всей дороге в гору от моста к деревне, не более как в двухстах саженях расстояния, виднелись в колеблющемся тумане толпы народа. Слышны были явственно их нерусские крики на выдиравшихся в гору лошадей в повозках и призывы друг другу.