Новые бременские

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Новые бременские музыканты

Кадр из мультфильма «Новые бременские музыканты»
Другие названия

"Бременские музыканты 3"

Тип мультфильма

рисованный

Жанр

мюзикл

Приквелы

По следам бременских музыкантов

Режиссёр

Александр Горленко

Автор сценария

Василий Ливанов,
Юрий Энтин

Роли озвучивали

Сергей Пенкин, Георгий Мамиконов, Геннадий Гладков, Сергей Мазаев

Композитор

Геннадий Гладков

Аниматоры

Евгений Иванов, Владимир Захаров, Олег Сафронов, Валерий Жирнов, Анатолий Абаренов, Дмитрий Новоселов, Юрий Мещеряков, Вячеслав Крюков, Юрий Кузюрин, Александр Левчик, Дмитрий Засядьвовк,Андрей Смирнов, Елизавета Зилонова, Мария Табут, Елена Сичкарь, Александр Панов, Александр Маркелов, Татьяна Плотникова, Ольга Сборщикова, Владимир Шевченко, Ольга Орлова, Светлана Сичкарь, Наталья Мальгина, Алеся Крепс, Валерий Угаров, Андрей Комков, Олег Ужинов.

Студия

Кино мост

Страна

Россия

Длительность

56 мин.

Премьера

24 мая 2000

IMDb

ID 0219214

Аниматор.ру

[www.animator.ru/db/?p=show_film&fid=5903 ID 5903]

«Новые бременские музыканты» — полнометражный рисованный мультипликационный фильм-мюзикл, который создал режиссёр Александр Горленко.[1]

Продолжение мультфильмов «Бременские музыканты» (1969) и «По следам бременских музыкантов» (1973). Участник конкурса «Таруса-2001». Несмотря на большой бюджет и рекламу, мультфильм популярности не получил, и в целом был встречен критически[2][3][4].





Сюжет

Сюжет не раскрывает, сколько прошло времени с предыдущих мультфильмов. У Трубадура и Принцессы родился и уже подрос сын, Король обеднел, а Атаманша, вместе со разбойниками, легализовалась и переквалифицировалась в банкиршу, владеющую банком «Бяки-Буки», и живёт вольготным образом. И хотя она и разбогатела, ей все равно хотелось большего — власти. Сыщик собирает "компромат" на короля и показывает Атаманше фотографии, где изображён одинокий нищий плачущий правитель. Она является во дворец к Королю (о котором все забыли) и предлагает ему на ней жениться, уверяя, что обеспечит его деньгами. Но Король не растерял ещё гордость и отказывается. Тогда Атаманша вызывает Гениального Сыщика и велит тому выполнить особое задание: заставить Короля жениться на ней. У Сыщика возникает план, и он отправляется на поиски Трубадура-младшего.

Трубадур-младший обучается в Музыкальной Академии и не знает о своём происхождении. Осёл, Пёс, Кот и Петух стараются научить его "классической музыке", но Трубадур-младший мечтает «петь рок-н-ролл» (хотя со стороны критики данный факт вызывает недоумение, ведь музыка, которую исполняла четвёрка, по сути своей, таковым и являлась). Обидев академиков, он остаётся в одиночестве и начинает мечтать о приключениях. Тут же перед ним появляется Сыщик и раскрывает тайну его происхождения. После он предлагает Трубадуру-младшему отправиться к дедушке-Королю, на что Трубадур-младший соглашается. Встретившись с ним, Король повеселел и закатил бал в честь наследника. Во время бала трое разбойников Атаманши, переодевшись в костюмы обслуги, предлагают всем прохладительные напитки, выпив которые все тут же засыпают, а разбойники ловят Трубадура-младшего. Вместе с Сыщиком, они доставляют его в банк и запирают в сейфе. Во дворце они оставляют записку от Атаманши: «Или завтра женись, или с внуком простись!» . Король тут же поднимает всю свою Охрану и совершает марш-бросок на банк «Бяки-Буки». Вместе с охраной на штурм отправляются и бременские музыканты. Но когда они подходят к банку, их встречает Сыщик, владеющий восточными единоборствами. После поражения музыканты решают разработать новый план. Его придумывает Принцесса, и все с ней соглашаются. Король шлёт Атаманше телеграмму с согласием.

На следующий день ко дворцу подъезжает свадебный кортеж. Из него появляется Атаманша в фате, а за ней Разбойники с мешком с заложником. Её встречают Пёс, Осёл, Кот и Петух странными куплетами. И пока они отвлекают Атаманшу, Пёс меняет мешки. Все ждут выхода Короля и он появляется: в халате, шлёпанцах и без парика. Он объявляет, что согласен жениться на ней, но отказывается от власти и передаёт корону внуку. Разгневанная тем, что её план сорвался, Атаманша кричит Королю, чтобы тот убирался вон. Внезапно появляется Трубадур-младший в короне и мантии и приказывает охране взять Разбойников, Атаманшу и Сыщика. Ничего не понимающие Разбойники развязывают мешок и оттуда выпрыгивает Кот. Дверь открывается, и оттуда выходят громадные рыцарские доспехи (при ближайшем рассмотрении оказывается, что в них сидят Осёл, Пёс и Петух), угрожающе надвигающиеся на похитителей. Те в ужасе сбегают под ликование толпы. Все счастливы, а Трубадур-Младший отказывается от короны и получает гитару в подарок от отца. Он находит себе новых друзей-музыкантов: молодых Осла, Пса, Кота и Петуха. Они уезжают прочь с Трубадуром-младшим навстречу новым приключениям.

Создатели

режиссёр-постановщик Александр Горленко
режиссёры Мария Степанова, Рустам Юнов, Кирилл Федулов, Анна Белоногова
сценаристы Василий Ливанов, Юрий Энтин
художники-постановщики Надежда Михайлова, Юрий Батанин
художник Николай Козлов
аниматоры Евгений Иванов, Владимир Захаров, Олег Сафронов, Валерий Жирнов, Анатолий Абаренов, Дмитрий Новоселов, Юрий Мещеряков, Вячеслав Крюков, Юрий Кузюрин, Александр Левчик, Андрей Смирнов, Елизавета Зилонова, Мария Табут, Елена Сичкарь, Александр Панов, Александр Маркелов, Татьяна Плотникова, Ольга Сборщикова, Владимир Шевченко, Ольга Орлова, Светлана Сичкарь, Наталья Мальгина, Алеся Крепс, Валерий Угаров, Андрей Комков, Олег Ужинов
операторы Кирилл Федулов, Антон Лукичев, Иван Отчик, Дмитрий Скрипкин, Роман Ерохин, Дмитрий Лазарев,
Фазиль Гасанов, Дмитрий Фокин
продюсер Владимир Досталь
директор Владимир Наумов
композитор Геннадий Гладков
запись музыки Владимир Виноградов
звукорежиссёры Владимир Орёл, Андрей Коринский, Илья Кочержук, Елена Русинова
редактор Марина Марчукова
роли озвучивали Сергей Пенкин, Георгий Мамиконов, Геннадий Гладков, Сергей Мазаев
монтажер Александр Чупаков
вокальные партии Михаил Боярский, Надежда Бабкина, Антон Бизеев, Филипп Киркоров, Елена Кузьмина, Алекс Шоу
текст песен (стихов) Юрий Энтин

Музыка

Музыку к мультфильму написал Геннадий Гладков, а за героев поют:

Релиз

  • 10 апреля 2000 года компанией Бука была выпущена игра «Новые бременские»[5]. Главным героем игры стал сыщик. В этой игре требуется сначала играть за злодеев, а затем за героев. Игра сделана исключительно по мотивам фильма, поскольку действие содержит только ключевые моменты сюжета. В частности, во второй половине игры сыщик переходит на сторону Бременских музыкантов и почти весь дальнейший сюжет оригинален.
  • В июле 2001 года фирмой МедиаХауз выпущена игра «Конструктор мультфильмов: Новые бременские»[6].
  • В 2001 году выпущена аудиосказка по мотивам мультфильма «Новые Бременские» на компакт-дисках.

Награды на фестивалях

  • 2000 — Приз за III место на Всероссийском фестивале визуальных искусств в «Орленке».[7]

Напишите отзыв о статье "Новые бременские"

Примечания

  1. Наталия Венжер. Александр Горленко // [web.archive.org/web/20070713143622/www.books.interros.ru/index.php?book=mult&id=48&mode=print Наши мультфильмы] / Арсений Мещеряков, Ирина Остаркова. — Интеррос, 2001. — Россия с. — (бременские музыканты). — ISBN 5-91105-007-2.
  2. [ratings.7ya.ru/cinema/Novye-bremenskie/ Отзывы о фильме Новые бременские в рейтинге фильмов]
  3. Сайт «Отзовик», где большинство рецензий на мультфильм отрицательные
  4. На сайте Кинопоиск мультфильм имеет рейтинг 41.7%
  5. [www.buka.ru/cgi-bin/show.pl?id=91 Бука]
  6. [www.mediahouse.ru/catalogue.html?sel=1122622976#1122622976 Каталог программ от компании МедиаХауз]
  7. [www.animator.ru/db/?p=show_person&pid=31&sp=1 Горленко А.М. Биография и ПРИЗЫ]


Ссылки

Отрывок, характеризующий Новые бременские

Эти ночные посещения Наташи, совершавшиеся до возвращения графа из клуба, были одним из любимейших наслаждений матери и дочери.
– Об чем же нынче? А мне нужно тебе сказать…
Наташа закрыла рукою рот матери.
– О Борисе… Я знаю, – сказала она серьезно, – я затем и пришла. Не говорите, я знаю. Нет, скажите! – Она отпустила руку. – Скажите, мама. Он мил?
– Наташа, тебе 16 лет, в твои года я была замужем. Ты говоришь, что Боря мил. Он очень мил, и я его люблю как сына, но что же ты хочешь?… Что ты думаешь? Ты ему совсем вскружила голову, я это вижу…
Говоря это, графиня оглянулась на дочь. Наташа лежала, прямо и неподвижно глядя вперед себя на одного из сфинксов красного дерева, вырезанных на углах кровати, так что графиня видела только в профиль лицо дочери. Лицо это поразило графиню своей особенностью серьезного и сосредоточенного выражения.
Наташа слушала и соображала.
– Ну так что ж? – сказала она.
– Ты ему вскружила совсем голову, зачем? Что ты хочешь от него? Ты знаешь, что тебе нельзя выйти за него замуж.
– Отчего? – не переменяя положения, сказала Наташа.
– Оттого, что он молод, оттого, что он беден, оттого, что он родня… оттого, что ты и сама не любишь его.
– А почему вы знаете?
– Я знаю. Это не хорошо, мой дружок.
– А если я хочу… – сказала Наташа.
– Перестань говорить глупости, – сказала графиня.
– А если я хочу…
– Наташа, я серьезно…
Наташа не дала ей договорить, притянула к себе большую руку графини и поцеловала ее сверху, потом в ладонь, потом опять повернула и стала целовать ее в косточку верхнего сустава пальца, потом в промежуток, потом опять в косточку, шопотом приговаривая: «январь, февраль, март, апрель, май».
– Говорите, мама, что же вы молчите? Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать.
– Это не годится, душа моя. Не все поймут вашу детскую связь, а видеть его таким близким с тобой может повредить тебе в глазах других молодых людей, которые к нам ездят, и, главное, напрасно мучает его. Он, может быть, нашел себе партию по себе, богатую; а теперь он с ума сходит.
– Сходит? – повторила Наташа.
– Я тебе про себя скажу. У меня был один cousin…
– Знаю – Кирилла Матвеич, да ведь он старик?
– Не всегда был старик. Но вот что, Наташа, я поговорю с Борей. Ему не надо так часто ездить…
– Отчего же не надо, коли ему хочется?
– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.
Почти всякий раз, как подъезжал новый экипаж, в толпе пробегал шопот и снимались шапки.
– Государь?… Нет, министр… принц… посланник… Разве не видишь перья?… – говорилось из толпы. Один из толпы, одетый лучше других, казалось, знал всех, и называл по имени знатнейших вельмож того времени.
Уже одна треть гостей приехала на этот бал, а у Ростовых, долженствующих быть на этом бале, еще шли торопливые приготовления одевания.
Много было толков и приготовлений для этого бала в семействе Ростовых, много страхов, что приглашение не будет получено, платье не будет готово, и не устроится всё так, как было нужно.
Вместе с Ростовыми ехала на бал Марья Игнатьевна Перонская, приятельница и родственница графини, худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете.
В 10 часов вечера Ростовы должны были заехать за фрейлиной к Таврическому саду; а между тем было уже без пяти минут десять, а еще барышни не были одеты.
Наташа ехала на первый большой бал в своей жизни. Она в этот день встала в 8 часов утра и целый день находилась в лихорадочной тревоге и деятельности. Все силы ее, с самого утра, были устремлены на то, чтобы они все: она, мама, Соня были одеты как нельзя лучше. Соня и графиня поручились вполне ей. На графине должно было быть масака бархатное платье, на них двух белые дымковые платья на розовых, шелковых чехлах с розанами в корсаже. Волоса должны были быть причесаны a la grecque [по гречески].
Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Соня кончала одеваться, графиня тоже; но Наташа, хлопотавшая за всех, отстала. Она еще сидела перед зеркалом в накинутом на худенькие плечи пеньюаре. Соня, уже одетая, стояла посреди комнаты и, нажимая до боли маленьким пальцем, прикалывала последнюю визжавшую под булавкой ленту.
– Не так, не так, Соня, – сказала Наташа, поворачивая голову от прически и хватаясь руками за волоса, которые не поспела отпустить державшая их горничная. – Не так бант, поди сюда. – Соня присела. Наташа переколола ленту иначе.
– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!
– Да уж десять.
На бале решено было быть в половине одиннадцатого, a надо было еще Наташе одеться и заехать к Таврическому саду.
Окончив прическу, Наташа в коротенькой юбке, из под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела ее и потом побежала к матери. Поворачивая ей голову, она приколола току, и, едва успев поцеловать ее седые волосы, опять побежала к девушкам, подшивавшим ей юбку.