Новый Завет

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Христианство
Портал:Христианство

Библия
Ветхий Завет · Новый Завет
Апокрифы
Евангелие
Десять заповедей
Нагорная проповедь

Троица
Бог Отец
Бог Сын (Иисус Христос)
Бог Святой Дух

История христианства
Хронология христианства
Раннее христианство
Гностическое христианство
Апостолы
Вселенские соборы
Великий раскол
Крестовые походы
Реформация
Народное христианство

Христианское богословие
Грехопадение · Грех · Благодать
Ипостасный союз
Искупительная жертва · Христология
Спасение · Добродетели
Христианское богослужение · Таинства
Церковь · Эсхатология

Ветви христианства
Католицизм · Православие · Протестантизм
Древние восточные церкви · Антитринитаризм
Численность христиан

Критика христианства
Критика Библии · Возможные источники текста Библии


Но́вый Заве́т (др.-греч. Καινὴ Διαθήκη) — собрание книг, представляющее собой одну из двух, наряду с Ветхим Заветом, частей Библии.





История

Исходные тексты Нового Завета, появившиеся в разное время начиная с середины и по конец I века н. э., были написаны на греческом койне, который считался в то время общеупотребительным языком восточного Средиземноморья. Постепенно сформировавшийся в течение первых веков христианства канон Нового Завета состоит сейчас из 27 книг — четырёх Евангелий, описывающих жизнь и проповеди Иисуса Христа, книги Деяний апостолов, которая является продолжением Евангелия от Луки, двадцати одного послания апостолов, а также книги Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсис)[1].

Понятие «Новый Завет» (лат. Novum Testamentum) в нынешнем понимании встречается у апостола Павла в первом и втором посланиях коринфянам (1Кор. 11:25, 2Кор. 3:6). Также это же понятие использовал в синоптических Евангелиях сам Христос (Мф. 26:28, Мк. 14:24, Лук. 22:20)[2].

В христианское богословие понятие «Новый Завет» было введено в конце II века — в начале III века в трудах Климента Александрийского, Тертуллиана и Оригена[2]. Хотя само понятие Новый Завет (ивр.בְּרִית חֲדָשָׁה‏‎) впервые употреблено[1][3] в книге пророка Иеремии: "Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет" (Иер. 31:31).

В дохристианское время это же понятие Новый Завет, или Новый Союз (в смысле союза с Богом) применительно к себе использовали члены иудейской кумранской общины[4].

Наиболее ранними из текстов Нового Завета считаются послания апостола Павла, а наиболее поздними — произведения Иоанна Богослова. Ириней Лионский считал, что Евангелие от Матфея и Евангелие от Марка были написаны в то время, когда апостолы Пётр и Павел проповедовали в Риме (60-е годы н. э.), а Евангелие от Луки немного позднее. Кроме того, по свидетельству Иеронима: «Матфей… первым в Иудее для тех, кто уверовал из обрезания, составил Евангелие Христово, еврейскими буквами и словами, кто же затем перевёл его на греческий недостаточно известно» (De vuris inlustribus III).

Книги Нового Завета

Список книг Нового Завета
Русское
название
Латинское
название
Греческое
название
Сокращение[5] Язык оригинала[6]
Рус. Полн. Мин.
Евангелие от Матфея Evangelium secundum Matthaeum Κατά Ματθαίον Мф Mt Mt Греческий (Койне)
Евангелие от Марка Evangelium secundum Marcum Κατά Μάρκον Мк Mk M,Mk Греческий (Койне)
Евангелие от Луки Evangelium secundum Lucam Κατά Λουκάν Лк Lk L, Lk Греческий (Койне)
Евангелие от Иоанна Evangelium secundum Ioannem Κατά Ιωάννην Ин Jn Jn, Jo Греческий (Койне)
Деяния святых апостолов Actus Apostolorum Πράξεις τῶν Ἀποστόλων Деян Acts A Греческий (Койне)
Послание к Римлянам Epistula ad Romanos Επιστολή προς Ρωμαίους Рим Rom Ro Греческий (Койне)
1-е послание к Коринфянам Epistula I ad Corinthios Α΄ Επιστολή προς Κορινθίους 1Кор 1 Cor 1C Греческий (Койне)
2-е послание к Коринфянам Epistula II ad Corinthios Β΄ Επιστολή προς Κορινθίους 2Кор 2 Cor 2C Греческий (Койне)
Послание к Галатам Epistula ad Galatas Επιστολή προς Γαλάτες Гал Gal G Греческий (Койне)
Послание к Ефесянам Epistula ad Ephesios Επιστολή προς Εφεσίους Еф Eph E Греческий (Койне)
Послание к Филиппийцам Epistula ad Philippenses Επιστολή προς Φιλιππησίους Флп Phil Phi Греческий (Койне)
Послание к Колоссянам Epistula ad Colossenses Επιστολή προς Κολοσσαείς Кол Col C Греческий (Койне)
1-е послание к Фессалоникийцам Epistula I ad Thessalonicenses Α΄ Επιστολή προς Θεσσαλονικείς 1Фес, 1Сол 1 Thess 1Th Греческий (Койне)
2-е послание к Фессалоникийцам Epistula II ad Thessalonicenses Β΄ Επιστολή προς Θεσσαλονικείς 2Фес, 2Сол 2 Thess 2Th Греческий (Койне)
1-е послание к Тимофею Epistula I ad Timotheum Α΄ Επιστολή προς Τιμόθεον 1Тим 1 Tim 1T Греческий (Койне)
2-е послание к Тимофею Epistula II ad Timotheum Β΄ Επιστολή προς Τιμόθεον 2Тим 2 Tim 2T Греческий (Койне)
Послание к Титу Epistula ad Titum Επιστολή προς Τίτον Тит Tit T Греческий (Койне)
Послание к Филимону Epistula ad Philemonem Επιστολή προς Φιλήμονα Флм Philem P Греческий (Койне)
Послание к Евреям Epistula ad Hebraeos Επιστολή προς Εβραίους Евр Heb H Греческий (Койне)
Послание Иакова Epistula Iacobi Επιστολή Ιακώβου Иак Jas Ja Греческий (Койне)
1-е послание Петра Epistula I Petri Α΄ Επιστολή Πέτρου 1Пет 1 Pet 1P Греческий (Койне)
2-е послание Петра Epistula II Petri Β΄ Επιστολή Πέτρου 2Пет 2 Pet 2P Греческий (Койне)
1-е послание Иоанна Epistula I Ioannis Α΄ Επιστολή Ιωάννου 1Ин 1 Jn 1J, 1Jn Греческий (Койне)
2-е послание Иоанна Epistula II Ioannis Β΄ Επιστολή Ιωάννου 2Ин 2 Jn 2J, 2Jn Греческий (Койне)
3-е послание Иоанна Epistula III Ioannis Γ΄ Επιστολή Ιωάννου 3Ин 3 Jn 3J, 3Jn Греческий (Койне)
Послание Иуды Epistula Iudae Επιστολή Ιούδα Иуд Jude J Греческий (Койне)
Откровение Иоанна Богослова Apocalypsis Ioannis Αποκάλυψη του Ιωάννη Откр. Rev R Греческий (Койне)

Канонизация Нового Завета

Книги Нового Завета были канонизированы христианской церковью на Вселенских Соборах. Проблемы возникли только с двумя книгами. На Востоке Откровение Иоанна Богослова считали слишком мистической книгой (её до сих пор не читают при богослужениях), а на Западе сомневались в авторстве одного из Посланий Павла.

Известен так называемый канон Муратори, названный так по имени миланского библиотекаря, открывшего в XVIII веке древний папирусный фрагмент с перечислением канонических книг Нового Завета. Фрагмент датируется примерно 200 годом, в нём отсутствует ряд произведений, впоследствии вошедших в канон: Послание Павла к евреям, оба Послания Петра, Третье Послание Иоанна, Послание Иакова. Зато в этом каноне фигурирует Апокалипсис Петра, впоследствии причисленный к апокрифам.

Большие споры долго вызывал вопрос о включении в канон Апокалипсиса Иоанна. Лаодикийский поместный церковный собор (364 год), утвердил новозаветный канон в составе 26 книг, составляющих его и теперь, — без Апокалипсиса. После этого вопрос о новозаветном каноне обсуждался ещё на двух поместных соборах, — Гиппонском (393 год) и Карфагенском (397 год), и был окончательно принят вторым правилом Пято-шестого собора (Трулльского) (692 год).

Большое количество произведений первоначальной христианской литературы были признаны апокрифическими.

В Эфиопской церкви принят нестандартный канон Нового Завета (туда входят несколько книг, считающихся остальными христианами апокрифами).

Авторство

Евангельские тексты анонимны[7]. Каждое из Евангелий было приписано определённому автору в начале второго века[8][9].

Проблема языка

Первоначальное христианство говорило на языке того общества, из которого оно вышло. Во времена Иисуса Христа наиболее распространёнными языками на Святой земле были греческий (койне), арамейский и в ограниченных пределах еврейский (Mishnaic Hebrew), который употреблялся в основном как язык богослужений. Большинство исследователей считает, что первоначальные тексты Нового Завета были написаны на греческом диалекте койне, являвшемся лингва-франка в провинциях Римской империи Восточного Средиземноморья в I-м веке н. э. Позднее тексты были, вероятно, переведены с греческого на другие языки (латынь, сирийский, коптский). Высказывались предположения, в том числе и некоторыми из Отцов Церкви IIIII веков, что Евангелие от Матфея первоначально было создано на еврейском или арамейском языках, а Послание к Евреям было изначально написано на еврейском языке, а затем переведено Евангелистом Лукой на греческий. Однако подобные предположения не нашли серьёзной поддержки у современных экспертов, которые на основании литературных аспектов текстов Матфея и Послания к Евреям приходят к выводу, что эти произведения также непосредственно создавались на койне.

Находящаяся в значительном меньшинстве часть учёных рассматривает арамейскую версию Нового Завета в качестве оригинальной, а греческие тексты считает переводами. В частности, некоторые ученые-сирологи считают, что Новый Завет был первоначально написан на галилейском диалекте арамейского языка (которому близок сирийский язык)[10].

Текстология

Количество известных рукописей Нового Завета значительно превосходит количество рукописей любого другого древнего документа (24 тыс. рукописей для Нового Завета и 643 рукописи для Илиады Гомера — следующего по количеству известных списков текста). При этом временной промежуток между написанием оригинала и датой наиболее ранней дошедшей до нас рукописи Нового Завета значительно меньше, чем этот показатель для копий произведений классических авторов (20—30 лет[11][12][13] для Нового Завета против 1400 лет для наиболее древнего надежного списка пьес Софокла, которые считаются дошедшими по сути в точном виде)[14].

Ранние манускрипты

См. также Список унциальных рукописей Нового Завета.

См. также Список папирусов Нового Завета.

Наиболее древние известные сохранившиеся рукописи текстов Нового Завета датируются 66 годом по Рождеству Христову (отрывок из 26 главы Евангелия от Матфея)[15] и 125—130 годами[13]. Наиболее древний полный список Нового Завета (в Синайском кодексе) — IV веком.

Древние манускрипты текстов Нового Завета обычно классифицируются по четырём типам. При этом некоторые известные рукописи сочетают элементы нескольких указанных типов текста:

Изучение Нового Завета

См. также

Напишите отзыв о статье "Новый Завет"

Примечания

  1. 1 2 С.С Аверинцев. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/6927 Новый Завет] // Философская энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.
  2. 1 2 [web.archive.org/web/20100719123119/mystudies.narod.ru/library/l/lopuhin/bible/nt.html Введение. Новый Завет.] //Толковая Библия или комментарий на все книги Св. Писания Ветхаго и Новаго Завета. Издание преемников А. П. Лопухина. — Т. 8. — СПб., Безплатное приложение к журналу «Странник» за 1911 год. 1911. — С. 1—25.
  3. [slovari.yandex.ru/Новый завет/Библиологический словарь/Новый Завет/ Новый Завет](недоступная ссылка с 14-06-2016 (792 дня)) // Мень А. В. Библиологический словарь: В 3 тт. — Т. 2: К—П. — М.: Фонд имени Александра Меня. — 2002. — 560 с.: ил.
  4. Свенцицкая И. С. [lib.ru/HRISTIAN/ATH/sv_tain.txt Тайные писания первых христиан]. — М.: Политиздат, 1980. — 198 с.
  5. См. также Сокращения библейских книг.
  6. [www.krotov.info/library/01_a/le/kseev_4.htm Алексеев А. А. Перевод как филологическая проблема.]. Проверено 10 марта 2010. [www.webcitation.org/61A3aIrmy Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  7. Harris, Stephen L. Understanding the Bible. Palo Alto: Mayfield. 1985.
  8. Donald Guthrie, New Testament Introduction (Leicester, England: Apollos, 1990), pp. 37-40
  9. R. Price — Searching for the Original Bible — 2007 p. 22 — World of the Bible Ministries ISBN 978-0-7369-1054-5
  10. [www.lebed.com/2008/art5311.htm Константин Г., Иисус Арамейский]
  11. G. Ernest Wrigh. Библейская Археология. / Biblical Archaeology, Philadelphia. — 1960.
  12. (The Origin of the Bible, F.F.Bruce , J.I.Packer , Carl F.H.Henry, Philip Comfort, Tyndale House Publishers, 2003)
  13. 1 2 «Первым ударом, который был нанесен критикам подлинности 4-го Евангелия, явилась находка в 1935 фрагмента кодекса Ин (Папирус *Райленда № 457), относящегося к 125—130». Из «Библиологического словаря» священника Александра Меня (опубликовано в 3-х тт. фондом Меня. — СПб., 2002.) www.krotov.info/library/bible/comm/ioann.html
  14. Макдауэлл, Джош. [wlanich.narod.ru/JMcD.htm#8 Неоспоримые свидетельства (Глава 4. Достоверность Библии)] [Текст] : ист.свидетельства, факты, документы христианства: [Перевод] / ДжошМакдауэлл. — М.: Чикаго : Соваминко: SGP, Б.г.(1992). — 318, [2]с. — (В помощь изучающим Библию). — ISBN 5-85300-038-1
  15. (см. т. ж. А. Г. ДУНАЕВ Рецензия на книгу: Carsten Peter Thiede. Jésus selon Matthieu: La nouvelle datation du papyrus Magdalen d’Oxford et l’origine des Évangiles. Examen et discussion des dernières objections scientifiques. P.: François-Xavier de Guibert, 1996 — www.danuvius.orthodoxy.ru/Tiede.htm)

Тексты и переводы

В Викитеке есть полный текст Καινή Διαθήκη
  • [www.myriobiblos.gr/bible/nt2/ Новый Завет на языке оригинала]  (др.-греч.)
  • [www.bible.in.ua/underl/ Подстрочный перевод Септуагинты и Нового Завета на русский язык. Проект Алексея Винокурова]
  • [books.google.com/books?id=q-fYAAAAMAAJ Господа нашего Іисуса Христа Новый Завѣтъ на славянскомъ и рускомъ языкѣ] (издание 1822 года, изданное Российским библейским обществом)
  • [biblia.ru/translation/show/?3&start=0 Современный академический перевод Нового Завета] Российского библейского общества (РБО)
  • [bibleist.ru/biblio.php?q=001/006 Перевод] епископа Кассиана
  • [bibleist.ru/biblio.php?q=001/027 Перевод] Института перевода Библии в Заокском (под редакцией М. П. Кулакова)
  • [kifa.kz/bible/stern/ Новый Завет в переводе и комментариях Давида Штерна]
  • [recoveryversion.ru/ Восстановительный перевод Нового Завета]

Литература

  • Брюс М. Мецгер., [www.krotov.info/libr_min/m/metzger/met_01.html Текстология Нового Завета. Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала] (библиотека о. Якова Кротова)
  • Владимиров А., [vav.ru/book.php?idbook=1&idpart=2&idchapter=2&idsub= Текстология Нового Завета] / Апостолы. — М.: Беловодье, 2003. — С. 9-25 ISBN 5-93454-037-8
  • Лопухин А. П.,. Новый Завет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [bogoslov.orthodoxy.ru/kn.php Поиск «Богослова» в текстах «Нового Завета»]
  • Свенцицкая И., Трофимова М. Апокрифы древних христиан
  • [ontomaster.mrezha.ru/index1.html Толкование на Новый Завет. Библейская Энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора. Москва. 1891. (Поиск толкования слов и их употребления в Библии)]
  • [o-religii.ru/colwell.htm Рейтинг точности русскоязычных переводов Нового Завета]

Отрывок, характеризующий Новый Завет

На берегах, на плотине, в пруде, везде было белое, здоровое, мускулистое мясо. Офицер Тимохин, с красным носиком, обтирался на плотине и застыдился, увидав князя, однако решился обратиться к нему:
– То то хорошо, ваше сиятельство, вы бы изволили! – сказал он.
– Грязно, – сказал князь Андрей, поморщившись.
– Мы сейчас очистим вам. – И Тимохин, еще не одетый, побежал очищать.
– Князь хочет.
– Какой? Наш князь? – заговорили голоса, и все заторопились так, что насилу князь Андрей успел их успокоить. Он придумал лучше облиться в сарае.
«Мясо, тело, chair a canon [пушечное мясо]! – думал он, глядя и на свое голое тело, и вздрагивая не столько от холода, сколько от самому ему непонятного отвращения и ужаса при виде этого огромного количества тел, полоскавшихся в грязном пруде.
7 го августа князь Багратион в своей стоянке Михайловке на Смоленской дороге писал следующее:
«Милостивый государь граф Алексей Андреевич.
(Он писал Аракчееву, но знал, что письмо его будет прочтено государем, и потому, насколько он был к тому способен, обдумывал каждое свое слово.)
Я думаю, что министр уже рапортовал об оставлении неприятелю Смоленска. Больно, грустно, и вся армия в отчаянии, что самое важное место понапрасну бросили. Я, с моей стороны, просил лично его убедительнейшим образом, наконец и писал; но ничто его не согласило. Я клянусь вам моею честью, что Наполеон был в таком мешке, как никогда, и он бы мог потерять половину армии, но не взять Смоленска. Войска наши так дрались и так дерутся, как никогда. Я удержал с 15 тысячами более 35 ти часов и бил их; но он не хотел остаться и 14 ти часов. Это стыдно, и пятно армии нашей; а ему самому, мне кажется, и жить на свете не должно. Ежели он доносит, что потеря велика, – неправда; может быть, около 4 тысяч, не более, но и того нет. Хотя бы и десять, как быть, война! Но зато неприятель потерял бездну…
Что стоило еще оставаться два дни? По крайней мере, они бы сами ушли; ибо не имели воды напоить людей и лошадей. Он дал слово мне, что не отступит, но вдруг прислал диспозицию, что он в ночь уходит. Таким образом воевать не можно, и мы можем неприятеля скоро привести в Москву…
Слух носится, что вы думаете о мире. Чтобы помириться, боже сохрани! После всех пожертвований и после таких сумасбродных отступлений – мириться: вы поставите всю Россию против себя, и всякий из нас за стыд поставит носить мундир. Ежели уже так пошло – надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах…
Надо командовать одному, а не двум. Ваш министр, может, хороший по министерству; но генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества… Я, право, с ума схожу от досады; простите мне, что дерзко пишу. Видно, тот не любит государя и желает гибели нам всем, кто советует заключить мир и командовать армиею министру. Итак, я пишу вам правду: готовьте ополчение. Ибо министр самым мастерским образом ведет в столицу за собою гостя. Большое подозрение подает всей армии господин флигель адъютант Вольцоген. Он, говорят, более Наполеона, нежели наш, и он советует все министру. Я не токмо учтив против него, но повинуюсь, как капрал, хотя и старее его. Это больно; но, любя моего благодетеля и государя, – повинуюсь. Только жаль государя, что вверяет таким славную армию. Вообразите, что нашею ретирадою мы потеряли людей от усталости и в госпиталях более 15 тысяч; а ежели бы наступали, того бы не было. Скажите ради бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам и вселяем в каждого подданного ненависть и посрамление. Чего трусить и кого бояться?. Я не виноват, что министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества. Вся армия плачет совершенно и ругают его насмерть…»


В числе бесчисленных подразделений, которые можно сделать в явлениях жизни, можно подразделить их все на такие, в которых преобладает содержание, другие – в которых преобладает форма. К числу таковых, в противоположность деревенской, земской, губернской, даже московской жизни, можно отнести жизнь петербургскую, в особенности салонную. Эта жизнь неизменна.
С 1805 года мы мирились и ссорились с Бонапартом, мы делали конституции и разделывали их, а салон Анны Павловны и салон Элен были точно такие же, какие они были один семь лет, другой пять лет тому назад. Точно так же у Анны Павловны говорили с недоумением об успехах Бонапарта и видели, как в его успехах, так и в потакании ему европейских государей, злостный заговор, имеющий единственной целью неприятность и беспокойство того придворного кружка, которого представительницей была Анна Павловна. Точно так же у Элен, которую сам Румянцев удостоивал своим посещением и считал замечательно умной женщиной, точно так же как в 1808, так и в 1812 году с восторгом говорили о великой нации и великом человеке и с сожалением смотрели на разрыв с Францией, который, по мнению людей, собиравшихся в салоне Элен, должен был кончиться миром.
В последнее время, после приезда государя из армии, произошло некоторое волнение в этих противоположных кружках салонах и произведены были некоторые демонстрации друг против друга, но направление кружков осталось то же. В кружок Анны Павловны принимались из французов только закоренелые легитимисты, и здесь выражалась патриотическая мысль о том, что не надо ездить во французский театр и что содержание труппы стоит столько же, сколько содержание целого корпуса. За военными событиями следилось жадно, и распускались самые выгодные для нашей армии слухи. В кружке Элен, румянцевском, французском, опровергались слухи о жестокости врага и войны и обсуживались все попытки Наполеона к примирению. В этом кружке упрекали тех, кто присоветывал слишком поспешные распоряжения о том, чтобы приготавливаться к отъезду в Казань придворным и женским учебным заведениям, находящимся под покровительством императрицы матери. Вообще все дело войны представлялось в салоне Элен пустыми демонстрациями, которые весьма скоро кончатся миром, и царствовало мнение Билибина, бывшего теперь в Петербурге и домашним у Элен (всякий умный человек должен был быть у нее), что не порох, а те, кто его выдумали, решат дело. В этом кружке иронически и весьма умно, хотя весьма осторожно, осмеивали московский восторг, известие о котором прибыло вместе с государем в Петербург.
В кружке Анны Павловны, напротив, восхищались этими восторгами и говорили о них, как говорит Плутарх о древних. Князь Василий, занимавший все те же важные должности, составлял звено соединения между двумя кружками. Он ездил к ma bonne amie [своему достойному другу] Анне Павловне и ездил dans le salon diplomatique de ma fille [в дипломатический салон своей дочери] и часто, при беспрестанных переездах из одного лагеря в другой, путался и говорил у Анны Павловны то, что надо было говорить у Элен, и наоборот.
Вскоре после приезда государя князь Василий разговорился у Анны Павловны о делах войны, жестоко осуждая Барклая де Толли и находясь в нерешительности, кого бы назначить главнокомандующим. Один из гостей, известный под именем un homme de beaucoup de merite [человек с большими достоинствами], рассказав о том, что он видел нынче выбранного начальником петербургского ополчения Кутузова, заседающего в казенной палате для приема ратников, позволил себе осторожно выразить предположение о том, что Кутузов был бы тот человек, который удовлетворил бы всем требованиям.
Анна Павловна грустно улыбнулась и заметила, что Кутузов, кроме неприятностей, ничего не дал государю.
– Я говорил и говорил в Дворянском собрании, – перебил князь Василий, – но меня не послушали. Я говорил, что избрание его в начальники ополчения не понравится государю. Они меня не послушали.
– Все какая то мания фрондировать, – продолжал он. – И пред кем? И все оттого, что мы хотим обезьянничать глупым московским восторгам, – сказал князь Василий, спутавшись на минуту и забыв то, что у Элен надо было подсмеиваться над московскими восторгами, а у Анны Павловны восхищаться ими. Но он тотчас же поправился. – Ну прилично ли графу Кутузову, самому старому генералу в России, заседать в палате, et il en restera pour sa peine! [хлопоты его пропадут даром!] Разве возможно назначить главнокомандующим человека, который не может верхом сесть, засыпает на совете, человека самых дурных нравов! Хорошо он себя зарекомендовал в Букарещте! Я уже не говорю о его качествах как генерала, но разве можно в такую минуту назначать человека дряхлого и слепого, просто слепого? Хорош будет генерал слепой! Он ничего не видит. В жмурки играть… ровно ничего не видит!
Никто не возражал на это.
24 го июля это было совершенно справедливо. Но 29 июля Кутузову пожаловано княжеское достоинство. Княжеское достоинство могло означать и то, что от него хотели отделаться, – и потому суждение князя Василья продолжало быть справедливо, хотя он и не торопился ого высказывать теперь. Но 8 августа был собран комитет из генерал фельдмаршала Салтыкова, Аракчеева, Вязьмитинова, Лопухина и Кочубея для обсуждения дел войны. Комитет решил, что неудачи происходили от разноначалий, и, несмотря на то, что лица, составлявшие комитет, знали нерасположение государя к Кутузову, комитет, после короткого совещания, предложил назначить Кутузова главнокомандующим. И в тот же день Кутузов был назначен полномочным главнокомандующим армий и всего края, занимаемого войсками.
9 го августа князь Василий встретился опять у Анны Павловны с l'homme de beaucoup de merite [человеком с большими достоинствами]. L'homme de beaucoup de merite ухаживал за Анной Павловной по случаю желания назначения попечителем женского учебного заведения императрицы Марии Федоровны. Князь Василий вошел в комнату с видом счастливого победителя, человека, достигшего цели своих желаний.
– Eh bien, vous savez la grande nouvelle? Le prince Koutouzoff est marechal. [Ну с, вы знаете великую новость? Кутузов – фельдмаршал.] Все разногласия кончены. Я так счастлив, так рад! – говорил князь Василий. – Enfin voila un homme, [Наконец, вот это человек.] – проговорил он, значительно и строго оглядывая всех находившихся в гостиной. L'homme de beaucoup de merite, несмотря на свое желание получить место, не мог удержаться, чтобы не напомнить князю Василью его прежнее суждение. (Это было неучтиво и перед князем Василием в гостиной Анны Павловны, и перед Анной Павловной, которая так же радостно приняла эту весть; но он не мог удержаться.)
– Mais on dit qu'il est aveugle, mon prince? [Но говорят, он слеп?] – сказал он, напоминая князю Василью его же слова.
– Allez donc, il y voit assez, [Э, вздор, он достаточно видит, поверьте.] – сказал князь Василий своим басистым, быстрым голосом с покашливанием, тем голосом и с покашливанием, которым он разрешал все трудности. – Allez, il y voit assez, – повторил он. – И чему я рад, – продолжал он, – это то, что государь дал ему полную власть над всеми армиями, над всем краем, – власть, которой никогда не было ни у какого главнокомандующего. Это другой самодержец, – заключил он с победоносной улыбкой.
– Дай бог, дай бог, – сказала Анна Павловна. L'homme de beaucoup de merite, еще новичок в придворном обществе, желая польстить Анне Павловне, выгораживая ее прежнее мнение из этого суждения, сказал.
– Говорят, что государь неохотно передал эту власть Кутузову. On dit qu'il rougit comme une demoiselle a laquelle on lirait Joconde, en lui disant: «Le souverain et la patrie vous decernent cet honneur». [Говорят, что он покраснел, как барышня, которой бы прочли Жоконду, в то время как говорил ему: «Государь и отечество награждают вас этой честью».]
– Peut etre que la c?ur n'etait pas de la partie, [Может быть, сердце не вполне участвовало,] – сказала Анна Павловна.
– О нет, нет, – горячо заступился князь Василий. Теперь уже он не мог никому уступить Кутузова. По мнению князя Василья, не только Кутузов был сам хорош, но и все обожали его. – Нет, это не может быть, потому что государь так умел прежде ценить его, – сказал он.
– Дай бог только, чтобы князь Кутузов, – сказала Анпа Павловна, – взял действительную власть и не позволял бы никому вставлять себе палки в колеса – des batons dans les roues.
Князь Василий тотчас понял, кто был этот никому. Он шепотом сказал:
– Я верно знаю, что Кутузов, как непременное условие, выговорил, чтобы наследник цесаревич не был при армии: Vous savez ce qu'il a dit a l'Empereur? [Вы знаете, что он сказал государю?] – И князь Василий повторил слова, будто бы сказанные Кутузовым государю: «Я не могу наказать его, ежели он сделает дурно, и наградить, ежели он сделает хорошо». О! это умнейший человек, князь Кутузов, et quel caractere. Oh je le connais de longue date. [и какой характер. О, я его давно знаю.]
– Говорят даже, – сказал l'homme de beaucoup de merite, не имевший еще придворного такта, – что светлейший непременным условием поставил, чтобы сам государь не приезжал к армии.
Как только он сказал это, в одно мгновение князь Василий и Анна Павловна отвернулись от него и грустно, со вздохом о его наивности, посмотрели друг на друга.


В то время как это происходило в Петербурге, французы уже прошли Смоленск и все ближе и ближе подвигались к Москве. Историк Наполеона Тьер, так же, как и другие историки Наполеона, говорит, стараясь оправдать своего героя, что Наполеон был привлечен к стенам Москвы невольно. Он прав, как и правы все историки, ищущие объяснения событий исторических в воле одного человека; он прав так же, как и русские историки, утверждающие, что Наполеон был привлечен к Москве искусством русских полководцев. Здесь, кроме закона ретроспективности (возвратности), представляющего все прошедшее приготовлением к совершившемуся факту, есть еще взаимность, путающая все дело. Хороший игрок, проигравший в шахматы, искренно убежден, что его проигрыш произошел от его ошибки, и он отыскивает эту ошибку в начале своей игры, но забывает, что в каждом его шаге, в продолжение всей игры, были такие же ошибки, что ни один его ход не был совершенен. Ошибка, на которую он обращает внимание, заметна ему только потому, что противник воспользовался ею. Насколько же сложнее этого игра войны, происходящая в известных условиях времени, и где не одна воля руководит безжизненными машинами, а где все вытекает из бесчисленного столкновения различных произволов?
После Смоленска Наполеон искал сражения за Дорогобужем у Вязьмы, потом у Царева Займища; но выходило, что по бесчисленному столкновению обстоятельств до Бородина, в ста двадцати верстах от Москвы, русские не могли принять сражения. От Вязьмы было сделано распоряжение Наполеоном для движения прямо на Москву.
Moscou, la capitale asiatique de ce grand empire, la ville sacree des peuples d'Alexandre, Moscou avec ses innombrables eglises en forme de pagodes chinoises! [Москва, азиатская столица этой великой империи, священный город народов Александра, Москва с своими бесчисленными церквами, в форме китайских пагод!] Эта Moscou не давала покоя воображению Наполеона. На переходе из Вязьмы к Цареву Займищу Наполеон верхом ехал на своем соловом энглизированном иноходчике, сопутствуемый гвардией, караулом, пажами и адъютантами. Начальник штаба Бертье отстал для того, чтобы допросить взятого кавалерией русского пленного. Он галопом, сопутствуемый переводчиком Lelorgne d'Ideville, догнал Наполеона и с веселым лицом остановил лошадь.