Норфолк (остров)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Остров Норфолк
англ. Norfolk Island
норф. Norf'k Ailen
Флаг Герб
Девиз: «Inasmuch»

«Понеже[1]»

Гимн: «Pitcairn Anthem»
Официальный язык английский, норфолкский
Столица Кингстон (de jure)
Бёрнт-Пайн (de facto)
Крупнейшие города Бёрнт-Пайн
Форма правления Конституционная монархия, австралийская внешняя самоуправляемая территория
Королева
Генерал-губернатор
Премьер-министр
Администратор Острова
Главный министр Острова
Елизавета II
Квентин Брайс


Дэвид Баффет
Территория
• Всего
226-я в мире
34,6 км²
Население
• Оценка (2014)
Плотность

2210[2] чел. (241-е)
66,5 чел./км²
Валюта Австралийский доллар (AUD, код 36)
Интернет-домен .nf
Телефонный код +6723
Часовой пояс +11
[www.norfolk.gov.nf/ www.norfolk.gov.nf]
Координаты: 29°02′ ю. ш. 167°57′ в. д. / 29.033° ю. ш. 167.950° в. д. / -29.033; 167.950 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-29.033&mlon=167.950&zoom=13 (O)] (Я)

О́стров Но́рфолк (англ. Norfolk Island, норф. Norf’k Ailen) — небольшой обитаемый остров в Тихом океане, расположенный между Австралией, Новой Каледонией и Новой Зеландией. Остров был открыт капитаном Джеймсом Куком в 1774 году во время его плавания по юго-западной части Тихого океана. Вместе с двумя близлежащими островками образует одну из австралийских внешних территорий.

Долгое время остров Норфолк являлся колонией для преступников, привозившихся туда из Англии и Австралии, известной как одна из самых жестоких исправительных колоний в английской истории.





География

Остров Норфолк расположен в южном Тихом океане, к востоку от Австралии. Норфолк — главный остров из группы островов, составляющих внешнюю территорию. Координаты острова 29°02′ ю. ш. 167°57′ в. д. / 29.033° ю. ш. 167.950° в. д. / -29.033; 167.950 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-29.033&mlon=167.950&zoom=14 (O)] (Я). Площадь 34,6 км², длина береговой линии около 32 км. Наивысшая точка острова — вершина Бейтс (319 м), расположена на северо-западе острова. Значительная часть острова покрыта пашнями и пастбищами. Владение Австралии со статусом внешней территории с 1913 года.

Остров Филлип — второй по величине остров территории, расположен несколькими километрами южнее Норфолка, координаты 29°07′ ю. ш. 167°57′ в. д. / 29.117° ю. ш. 167.950° в. д. / -29.117; 167.950 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-29.117&mlon=167.950&zoom=14 (O)] (Я).

Берега острова Норфолк высокие и обрывистые. Пологие и низкие берега в основном только в Сиднейской бухте и бухте Эмили. На острове нет бухт, защищённых от штормов и ураганов. Единственной более или менее безопасной бухтой является бухта Эмили, частично защищённая от океана коралловым рифом.

Климат субтропический, с незначительными сезонными колебаниями.

Климат Норфолка
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 28,3 28,4 28,4 26,6 25,1 23,4 22,0 21,8 23,8 24,4 26,5 28,2 28,4
Средний максимум, °C 24,5 24,9 24,3 22,7 20,9 19,3 18,4 18,3 19,0 20,2 21,7 23,4 21,5
Средняя температура, °C 22,0 22,2 21,6 20,5 18,7 17,1 16,2 16,1 17,0 17,9 19,3 21,0 19,1
Средний минимум, °C 19,1 19,6 19,2 17,8 16,1 14,7 13,5 13,2 13,7 14,8 16,1 17,8 16,3
Абсолютный минимум, °C 12,1 12,8 12,1 9,7 6,6 7,1 6,2 6,7 7,7 8,2 8,7 11,4 6,2
Норма осадков, мм 86,0 94,6 102,4 124,5 132,6 146,3 141,8 127,3 94,5 85,3 72,6 86,0 1292,8
Источник: [www.bom.gov.au/climate/averages/tables/cw_200288.shtml Австралийское бюро метеорологии]

На островах также расположен Национальный парк острова Норфолк, занимающий около 10 % территории острова Норфолка и целиком острова Непин и Филлип. В парке сохранились уникальные субтропические дождевые леса, в том числе и знаменитая норфолкская сосна — символ территории.

Несмотря на то, что центром территории является город Кингстон, наиболее крупным и значительным поселением на острове является посёлок Бернт-Пайн, расположенный в центре острова. В нём расположены главный торговый центр, отделение почты, телефонная станция, винный магазин и другие важные объекты.

История

Остров был открыт капитаном Куком в 1774 году. С 1788 года остров стали использовать как место ссылки заключённых из Англии. В 1814 году колонию забросили как дорогостоящую, но в 1825 году тюрьма была снова восстановлена, и в неё стали помещать разных преступников — опасных уголовных, политических и многих других, которых заключали даже за самые мелкие проступки и увозили из их далеких родных стран. Остров, который мог бы оставаться мирным тихоокеанским раем, на 30 лет превратился в колонию со строгим режимом, пока тюрьму окончательно не закрыли в 1854 году.

В 1856 году на Норфолк переселили часть жителей острова Питкэрн и на острове было создано местное управление, находившееся под контролем губернатора британской колонии Новый Южный Уэльс.

В 1901 году остров стал частью Австралийского Союза.

В 1913 году Норфолк получил статус австралийской «внешней территории» и стал управляться администратором, назначаемым правительством Австралии.

Правительство и политика

</div>

Остров Норфолк является единственной нематериковой австралийской самоуправляемой территорией, согласно закону 1979 года (Norfolk Island Act 1979), принятым парламентом Австралии.

Королева и Федеральное Правительство Австралии представлены на острове администратором (Administrator), который назначается генерал-губернатором Австралии (Governor-General), на двухлетний срок.

Законодательная Ассамблея (Legislative Assembly), состоит из девяти членов и избирается всенародным голосованием на срок не более трех лет. Законы, принятые парламентом Австралии могут быть расширены и на территорию острова Норфолк, или изменить любые его законы.

Все девять мест Законодательной Ассамблеи занимают независимые кандидаты; в 2007 году на острове основан филиал лейбористов, с целью реформирования системы государственного управления и включения в неё партийных кандидатов.

Четыре из членов Законодательной Ассамблеи составляют Исполнительный совет (Executive Council), который разрабатывает политику острова и выступает в качестве консультативного органа Администратора Острова Норфолк.

В настоящее время Исполнительный совет острова состоит из главного министра (Chief Minister), министра туризма, промышленности и развития, министра финансов, министра общественных служб и генерального прокурора.

Остров Норфолк не имеет дипломатических представительств за рубежом, не является участником международных организаций, за исключением спортивных.

В 2010 году главный министр острова Норфолк Дэвид Баффет объявил, что остров готов добровольно сдать статус самоуправления, в обмен на финансовую помощь из федерального бюджета Австралии для покрытия значительных долгов.

На острове осуществляет деятельность Верховный Суд Острова Норфолк (Supreme Court of Norfolk Island).

Демография

Численность населения Норфолка — 2302 человека. Из них 1082 мужского и 1220 женского пола (перепись 2011 г.).

16 % населения в возрасте до 15 лет, 54 % — от 15 до 64 лет, 24 % — старше 65 лет.

Около 40 % жителей острова — потомки переселенцев с острова Питкэрн, англо-полинезийские метисы. Остальные — белые австралийцы, новозеландцы, англичане, 5 % — выходцы из Фиджи, Филиппин и Вануату.

Религии: англикане — 34 %, объединённая церковь Австралии — 13 %, католики — 12 %, адвентисты Седьмого дня — 3 %, другие религии — 9 %, атеисты — 24 %, неопределившиеся — 7 % (по переписи 2011 года)[3].

Островитяне, в основном, говорят на английском, а также на креольском языке, известном как норфолкский, образовавшемся в 1700-х годах как смесь английского и таитянского языков. В 2005 году норфолкский язык получил статус официального языка Норфолка.

Максимум численности населения острова пришелся на 2001 год — 2601 чел.; в последующем население снижается и стареет. После окончания единственной на острове школы (12-летнее образование), многие молодые люди покидают остров для получения высшего образования и, впоследствии, на остров не возвращаются.

Экономика

Основа экономики Норфолка — обслуживание туристов. Кроме того, доход приносит выпуск почтовых марок острова и продажа семян норфолкской сосны и пальмы кентия. Сельское хозяйство Норфолка (производство говядины, зерновых, овощей и фруктов) и рыболовство практически обеспечивают потребности жителей острова.

Жители острова Норфолк не платят австралийских федеральных налогов, отсутствует налог на прибыль. Законодательная Ассамблея острова взимает доходы от импортных пошлин, топливных сборов, стоимости телефонных переговоров. Вещает один телеканал с участием местных программ — «Норфолк ТВ».

Туристов, в основном из Австралии и Новой Зеландии, (ежегодно от 30 до 40 тыс. чел.) привлекает уникальная природа острова: Национальный парк с редкими растениями, множество живописных бухт с богатым подводным миром, мягкий климат, а также относительно невысокие цены на услуги, промышленные товары и спиртные напитки.

Транспорт

На острове отсутствуют железные дороги, автомагистрали, порты и гавани. «Норфолкский островной аэропорт» — единственный аэропорт на острове. Расстояние до Окленда (Новая Зеландия) — 1000 км, до Брисбена (Австралия) — 1500 км. Протяжённость дорог с твёрдым покрытием — около 80 км.

Интересные факты

  • Капитан Джеймс Кук назвал остров Норфолк в честь герцогини Норфолк, жены Эдварда Говарда, 9-го герцога Норфолк (1685—1777).
  • День Баунти (Bounty Day) — наиболее важный местный праздник, который отмечается ежегодно, 8 июня, в память о прибытии в 1856 году на остров Норфолк переселенцев с острова Питкэрн, являющихся потомками мятежников корабля «Баунти».
  • Британская колонизация острова и поселение начались после 1786 года, когда Екатерина II ограничила продажу Россией конопли. Для производства корабельных веревок и парусины Королевский флот использовал пеньку и лен, в основном, импортируемые из России. Лён изобиловал на необитаемом тогда острове Норфолк, что и послужило причиной начала его колонизации.
  • Остров Норфолк является одним из немногих мест за пределами Северной Америки, где отмечают День благодарения.
  • На острове проживает несколько семей — выходцев из России.
  • На острове с конца 1970-х годов жила писательница Колин Маккалоу, автор романа «Поющие в терновнике», умершая здесь же 29 января 2015 г.[4]

Напишите отзыв о статье "Норфолк (остров)"

Примечания

  1. Мф. 25:40
  2. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/nf.html The World Factbook — Central Intelligence Agency]
  3. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок census-2011 не указан текст
  4. [www.colta.ru/news/6140 Умерла писательница Колин Маккалоу ]

Ссылки

  • [www.norfolk.gov.nf/ Официальный сайт]  (англ.)
  • [www.norfolkisland.com.au/ Туризм]  (англ.)
  • [www.norfolkisland.nf/ Туризм]  (англ.)
  • [www.customs.gov.nf/ Таможня]  (англ.)
  • [www.worldwildlife.org/wildworld/profiles/terrestrial/aa/aa0114_full.html Норфолкские субтропические леса]  (англ.)
  • [www.wolfmedia.ca/gwolf/files/norfolk.html Остров Норфолк]  (англ.)
  • [www.ga.gov.au/education/facts/dimensions/externalterr/norfolk.htm Остров Норфолк]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Норфолк (остров)

Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.
– Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская.
Денисов встал и, делая жесты, излагал свой план Болконскому. В средине его изложения крики армии, более нескладные, более распространенные и сливающиеся с музыкой и песнями, послышались на месте смотра. На деревне послышался топот и крики.
– Сам едет, – крикнул казак, стоявший у ворот, – едет! Болконский и Денисов подвинулись к воротам, у которых стояла кучка солдат (почетный караул), и увидали подвигавшегося по улице Кутузова, верхом на невысокой гнедой лошадке. Огромная свита генералов ехала за ним. Барклай ехал почти рядом; толпа офицеров бежала за ними и вокруг них и кричала «ура!».
Вперед его во двор проскакали адъютанты. Кутузов, нетерпеливо подталкивая свою лошадь, плывшую иноходью под его тяжестью, и беспрестанно кивая головой, прикладывал руку к бедой кавалергардской (с красным околышем и без козырька) фуражке, которая была на нем. Подъехав к почетному караулу молодцов гренадеров, большей частью кавалеров, отдававших ему честь, он с минуту молча, внимательно посмотрел на них начальническим упорным взглядом и обернулся к толпе генералов и офицеров, стоявших вокруг него. Лицо его вдруг приняло тонкое выражение; он вздернул плечами с жестом недоумения.
– И с такими молодцами всё отступать и отступать! – сказал он. – Ну, до свиданья, генерал, – прибавил он и тронул лошадь в ворота мимо князя Андрея и Денисова.
– Ура! ура! ура! – кричали сзади его.
С тех пор как не видал его князь Андрей, Кутузов еще потолстел, обрюзг и оплыл жиром. Но знакомые ему белый глаз, и рана, и выражение усталости в его лице и фигуре были те же. Он был одет в мундирный сюртук (плеть на тонком ремне висела через плечо) и в белой кавалергардской фуражке. Он, тяжело расплываясь и раскачиваясь, сидел на своей бодрой лошадке.
– Фю… фю… фю… – засвистал он чуть слышно, въезжая на двор. На лице его выражалась радость успокоения человека, намеревающегося отдохнуть после представительства. Он вынул левую ногу из стремени, повалившись всем телом и поморщившись от усилия, с трудом занес ее на седло, облокотился коленкой, крякнул и спустился на руки к казакам и адъютантам, поддерживавшим его.
Он оправился, оглянулся своими сощуренными глазами и, взглянув на князя Андрея, видимо, не узнав его, зашагал своей ныряющей походкой к крыльцу.
– Фю… фю… фю, – просвистал он и опять оглянулся на князя Андрея. Впечатление лица князя Андрея только после нескольких секунд (как это часто бывает у стариков) связалось с воспоминанием о его личности.
– А, здравствуй, князь, здравствуй, голубчик, пойдем… – устало проговорил он, оглядываясь, и тяжело вошел на скрипящее под его тяжестью крыльцо. Он расстегнулся и сел на лавочку, стоявшую на крыльце.
– Ну, что отец?
– Вчера получил известие о его кончине, – коротко сказал князь Андрей.
Кутузов испуганно открытыми глазами посмотрел на князя Андрея, потом снял фуражку и перекрестился: «Царство ему небесное! Да будет воля божия над всеми нами!Он тяжело, всей грудью вздохнул и помолчал. „Я его любил и уважал и сочувствую тебе всей душой“. Он обнял князя Андрея, прижал его к своей жирной груди и долго не отпускал от себя. Когда он отпустил его, князь Андрей увидал, что расплывшие губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы. Он вздохнул и взялся обеими руками за лавку, чтобы встать.
– Пойдем, пойдем ко мне, поговорим, – сказал он; но в это время Денисов, так же мало робевший перед начальством, как и перед неприятелем, несмотря на то, что адъютанты у крыльца сердитым шепотом останавливали его, смело, стуча шпорами по ступенькам, вошел на крыльцо. Кутузов, оставив руки упертыми на лавку, недовольно смотрел на Денисова. Денисов, назвав себя, объявил, что имеет сообщить его светлости дело большой важности для блага отечества. Кутузов усталым взглядом стал смотреть на Денисова и досадливым жестом, приняв руки и сложив их на животе, повторил: «Для блага отечества? Ну что такое? Говори». Денисов покраснел, как девушка (так странно было видеть краску на этом усатом, старом и пьяном лице), и смело начал излагать свой план разрезания операционной линии неприятеля между Смоленском и Вязьмой. Денисов жил в этих краях и знал хорошо местность. План его казался несомненно хорошим, в особенности по той силе убеждения, которая была в его словах. Кутузов смотрел себе на ноги и изредка оглядывался на двор соседней избы, как будто он ждал чего то неприятного оттуда. Из избы, на которую он смотрел, действительно во время речи Денисова показался генерал с портфелем под мышкой.
– Что? – в середине изложения Денисова проговорил Кутузов. – Уже готовы?
– Готов, ваша светлость, – сказал генерал. Кутузов покачал головой, как бы говоря: «Как это все успеть одному человеку», и продолжал слушать Денисова.
– Даю честное благородное слово гусского офицег'а, – говорил Денисов, – что я г'азог'ву сообщения Наполеона.
– Тебе Кирилл Андреевич Денисов, обер интендант, как приходится? – перебил его Кутузов.
– Дядя г'одной, ваша светлость.
– О! приятели были, – весело сказал Кутузов. – Хорошо, хорошо, голубчик, оставайся тут при штабе, завтра поговорим. – Кивнув головой Денисову, он отвернулся и протянул руку к бумагам, которые принес ему Коновницын.
– Не угодно ли вашей светлости пожаловать в комнаты, – недовольным голосом сказал дежурный генерал, – необходимо рассмотреть планы и подписать некоторые бумаги. – Вышедший из двери адъютант доложил, что в квартире все было готово. Но Кутузову, видимо, хотелось войти в комнаты уже свободным. Он поморщился…
– Нет, вели подать, голубчик, сюда столик, я тут посмотрю, – сказал он. – Ты не уходи, – прибавил он, обращаясь к князю Андрею. Князь Андрей остался на крыльце, слушая дежурного генерала.
Во время доклада за входной дверью князь Андрей слышал женское шептанье и хрустение женского шелкового платья. Несколько раз, взглянув по тому направлению, он замечал за дверью, в розовом платье и лиловом шелковом платке на голове, полную, румяную и красивую женщину с блюдом, которая, очевидно, ожидала входа влавввквмандующего. Адъютант Кутузова шепотом объяснил князю Андрею, что это была хозяйка дома, попадья, которая намеревалась подать хлеб соль его светлости. Муж ее встретил светлейшего с крестом в церкви, она дома… «Очень хорошенькая», – прибавил адъютант с улыбкой. Кутузов оглянулся на эти слова. Кутузов слушал доклад дежурного генерала (главным предметом которого была критика позиции при Цареве Займище) так же, как он слушал Денисова, так же, как он слушал семь лет тому назад прения Аустерлицкого военного совета. Он, очевидно, слушал только оттого, что у него были уши, которые, несмотря на то, что в одном из них был морской канат, не могли не слышать; но очевидно было, что ничто из того, что мог сказать ему дежурный генерал, не могло не только удивить или заинтересовать его, но что он знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. Все, что говорил Денисов, было дельно и умно. То, что говорил дежурный генерал, было еще дельнее и умнее, но очевидно было, что Кутузов презирал и знание и ум и знал что то другое, что должно было решить дело, – что то другое, независимое от ума и знания. Князь Андрей внимательно следил за выражением лица главнокомандующего, и единственное выражение, которое он мог заметить в нем, было выражение скуки, любопытства к тому, что такое означал женский шепот за дверью, и желание соблюсти приличие. Очевидно было, что Кутузов презирал ум, и знание, и даже патриотическое чувство, которое выказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем то другим. Он презирал их своей старостью, своею опытностью жизни. Одно распоряжение, которое от себя в этот доклад сделал Кутузов, откосилось до мародерства русских войск. Дежурный редерал в конце доклада представил светлейшему к подписи бумагу о взысканий с армейских начальников по прошению помещика за скошенный зеленый овес.
Кутузов зачмокал губами и закачал головой, выслушав это дело.
– В печку… в огонь! И раз навсегда тебе говорю, голубчик, – сказал он, – все эти дела в огонь. Пуская косят хлеба и жгут дрова на здоровье. Я этого не приказываю и не позволяю, но и взыскивать не могу. Без этого нельзя. Дрова рубят – щепки летят. – Он взглянул еще раз на бумагу. – О, аккуратность немецкая! – проговорил он, качая головой.


– Ну, теперь все, – сказал Кутузов, подписывая последнюю бумагу, и, тяжело поднявшись и расправляя складки своей белой пухлой шеи, с повеселевшим лицом направился к двери.