Ньюкасл-апон-Тайн

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Ньюкасл-апон-Тайн
Newcastle upon Tyne
Герб
Страна
Великобритания
Регион
Северо-Восточная Англия
Церемониальное графство
Координаты
Основан
Площадь
114 км²
Высота центра
30 м
Тип климата
умеренный приморский
Официальный язык
Население
276 960 человек (2014)
Плотность
2429 чел./км²
Часовой пояс
Телефонный код
+44 191
Почтовый индекс
NE
Официальный сайт
[www.newcastle.gov.uk/ castle.gov.uk]  (англ.)
Города-побратимы
Ньюкасл-апон-Тайн

Нью́касл-апо́н-Тайн[1] (англ. Newcastle upon Tyne), сокращённо — Ньюкасл [njuːˈkæsəl] — индустриальный город на северо-восточном побережье Великобритании, в Англии, в графстве Тайн-энд-Уир. Расположен вдоль северного берега реки Тайн. В прошлом был административным центром графства Нортамберленд.

Город был основан римлянами под названием Понс-Элиус. В Средневековье город носил латинское название «Novum Castellum» (рус. «Новый замок»).

Городская агломерация Тайнсайд, в которую кроме Ньюкасла входят города Гейтсхед, Хебберн, Джарроу, Норт-Шилдс и Саут-Шилдс, находится по числу населения на седьмом месте в Англии.[2]

Уроженцев Ньюкасла называют «джорди», для их речи характерен свой особый диалект британского английского.





Промышленность

Транспортный узел, порт на реке Тайн, близ её впадения в Северное море. Из отраслей промышленности представлены судостроение и судоремонтная электротехническая промышленность, котло- и турбостроение, производство судовых двигателей, горно-шахтного и другого оборудования.

Население

Численность населения, чел.[3]
2001 2011 2014
247 710 268 064 276 960

Экономика

Ньюкасл сыграл очень большую роль в английской промышленной революции XIX века и был лидером по добыче угля. Аналогом русской поговорки «в Тулу со своим самоваром» в английском языке является «в Ньюкасл со своим углём».

Производство в тяжёлой промышленности снизилось ко второй половине XX века. В наше время в Ньюкасле превалирует производство товаров для офиса и торговых точек. Город также признан за свою приверженность к решению экологических проблем, с программой, которую планируют осуществить как первый город Carbon Neutral. Ньюкасл является коммерческим и образовательным городом в партнёрстве с Гейтсхэдом (Gateshead), направленным на северо-восток Англии. Как часть Тайнсайда, экономика Ньюкасла способствуют поступлению в бюджет около 13 млрд фунтов стерлингов. Центральный деловой район находится в центре города, ограниченная Сенной, Центрального железнодорожного вокзала и набережной областях.

Розничная торговля

Основные магазины находятся в центре и близлежащих районах. Самый большой из них — Торговый центр площади Элдон. В настоящее время это самый большой торговый комплекс в Великобритании. Он включает в себя первый и самый большой универмаг — «Феник» (Fenwick), а также один из самых больших универмагов «Маркс и Спенсер» (Marks and Spencer), находящихся за пределами Лондона. Флагманский магазин «Дебенхэм» (Debenham), как и магазин «Джон Льюис» (John Lewis) в народе известны как «Bainbridges». Как «Bainbridges» эти магазины, возможно, являются одними из самых ранних. Площадь Элдон в настоящее время проходит полную реконструкцию. Заменены старые автовокзалы на новые. Обновлённый автовокзал был официально открыт в Марте 2007 года. Основная торговая улица Ньюкасла — Нортумберланд (Northumberland Street). В докладе от 2004 года, она была самой дорогой улицой для аренды в Соединённом Королевстве после Лондона. Близ Ньюкасла расположен самый большой торговый центр Европы — Метроцентр (MetroCentre), находящийся в Гейтсхеде (Gateshead).

Образование

За городом укрепилась слава студенческого, поскольку два университета (Ньюкаслский университет и Нортумбрийский университет) и всемирно известный колледж привлекают сюда большое количество учащейся молодежи. Ньюкаслский колледж — крупнейшее учебное заведение с официально признанной репутацией государственного колледжа №1 в Великобритании. Колледж основан в 1956 году и принимает студентов из более 40 стран мира. Общее число студентов около 40 000, а студентов дневной формы обучения — 5 000. Готовит специалистов по самым разным направлениям — искусство и дизайн, здравоохранение, управление гостиничным бизнесом, вычислительная техника, музыка и исполнительное искусство и др.

Культура и досуг

  • В Ньюкасле множество картинных галерей, театров, в том числе Театр Ройял[4].
  • Всемирно известный мост Миллениум тоже находится в Ньюкасле.
  • Любители шопинга будут приятно порадованы одним из крупнейших торговых центров Европы, расположенным в центре Ньюкасла на Элдон Сквер.
  • 28 января 1859 г., в Ньюкасле была проведена первая выставка английских сеттеров.
  • В центре города находится памятник графу Чарлзу Грею, 26-му премьер-министру Великобритании.

Городской совет

Власть в Ньюкасле осуществляется при помощи мэра, избираемого из числа членов городского совета. Основной массой советников являются либерал-демократы.

В городе действует закон, который гласит: «Каждый гражданин города имеет право убить находящегося в городе шотландца, если тот при себе имеет лук и стрелы».

Религия

В Ньюкасле есть 2 собора: Англиканский собор Святого Николоса, с изящной фонарь-башней и Римский Католический собор Святой Марии, создателем дизайна которой является Август Велби Пугин (Augustus Welby Pugin). Они начали своё существование как приходские церкви. Собор Святой Марии стал собором в 1850 году, а собор Святого Николоса в 1882 г. Одна из самых больших Англиканских евангельских церквей в Соединённом Королевстве находится тоже в Ньюкасле, приходская церковь Джесмонд, она находится немного севернее центра города.

Культура

Диалект

Диалект жителей Ньюкасла называется «джорди» (geordie) и отличается большим количеством заимствованных слов, непонятных жителям других регионов Соединённого Королевства, и необычным произношением. Диалект джорди имеет англо-саксонские, скандинавские, а также кельтские корни. Из всех британских диалектов (включая австралийский) он больше всех не похож на современный английский. В Ньюкасле можно купить англо-джорди-словарь, есть также онлайн-версии словаря. Примеры диалектного произношения слов жителей Ньюкасла: «dead» («дэд» — «мёртвый»), «cow» («кау» — «корова»), «house» («хаус» — «дом») и «strong» («строн» — «сильный») произносятся как «dede» («дэдэ» — «мёртвый»), «coo» («ку» — «корова»), «hoos» («хус» — «дом») и «strang» (стрэн — сильный). Во всех этих примерах произношение сходно с произношением соответствующих слов в диалекте англосаксов. Также к словам джорди с англосаксонским происхождением относятся «larn» (из англосаксонского «laeran», означает «teach» — «учить»), «burn» («stream» — «поток»), «gan» («go» — «идти») и т. д.

Отдых

Ньюкасл имеет репутацию весёлого города, который любит и умеет отдыхать. Местом ночного отдыха Ньюкасл стал после быстрого роста популярности двух тематических вечеринок: мальчишника и девичника. Ньюкасл входит в пятёрку лучших мест для ночного отдыха. А в некоторых гидах и книгах для туристов Ньюкасл рекомендуют как лучшее место для ночного отдыха.

Спорт

Город является родиной всемирно известного футбольного клуба «Ньюкасл Юнайтед», который является единственным представителем Ньюкасла в профессиональном футболе. Является четырехкратным чемпионом Англии, обладателем Кубка Ярмарок 1969 года, а также множества других почётных титулов. Играет на стадионе Сент-Джеймс Парк, четвертом по величине в Англии.

Города-побратимы

Ньюкасл-апон-Тайн является городом-побратимом следующих городов:

Ньюкасл в кино

См. также

Напишите отзыв о статье "Ньюкасл-апон-Тайн"

Примечания

  1. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 260.</span>
  2. [www.nomisweb.co.uk/articles/747.aspx nomis - official labour market statistics]
  3. [www.citypopulation.de/php/uk-england-northeastengland.php Population of the East of England].
  4. [www.theatreroyal.co.uk Home | Theatre Royal]
  5. </ol>


Отрывок, характеризующий Ньюкасл-апон-Тайн

– Папенька, Берг к нам приехал, – сказала она, глядя в окно.


Берг, зять Ростовых, был уже полковник с Владимиром и Анной на шее и занимал все то же покойное и приятное место помощника начальника штаба, помощника первого отделения начальника штаба второго корпуса.
Он 1 сентября приехал из армии в Москву.
Ему в Москве нечего было делать; но он заметил, что все из армии просились в Москву и что то там делали. Он счел тоже нужным отпроситься для домашних и семейных дел.
Берг, в своих аккуратных дрожечках на паре сытых саврасеньких, точно таких, какие были у одного князя, подъехал к дому своего тестя. Он внимательно посмотрел во двор на подводы и, входя на крыльцо, вынул чистый носовой платок и завязал узел.
Из передней Берг плывущим, нетерпеливым шагом вбежал в гостиную и обнял графа, поцеловал ручки у Наташи и Сони и поспешно спросил о здоровье мамаши.
– Какое теперь здоровье? Ну, рассказывай же, – сказал граф, – что войска? Отступают или будет еще сраженье?
– Один предвечный бог, папаша, – сказал Берг, – может решить судьбы отечества. Армия горит духом геройства, и теперь вожди, так сказать, собрались на совещание. Что будет, неизвестно. Но я вам скажу вообще, папаша, такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они – оно, – поправился он, – показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать… Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове «российское войско»), – я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти… да, мужественные и древние подвиги, – сказал он скороговоркой. – Генерал Барклай до Толли жертвовал жизнью своей везде впереди войска, я вам скажу. Наш же корпус был поставлен на скате горы. Можете себе представить! – И тут Берг рассказал все, что он запомнил, из разных слышанных за это время рассказов. Наташа, не спуская взгляда, который смущал Берга, как будто отыскивая на его лице решения какого то вопроса, смотрела на него.
– Такое геройство вообще, каковое выказали российские воины, нельзя представить и достойно восхвалить! – сказал Берг, оглядываясь на Наташу и как бы желая ее задобрить, улыбаясь ей в ответ на ее упорный взгляд… – «Россия не в Москве, она в сердцах се сынов!» Так, папаша? – сказал Берг.
В это время из диванной, с усталым и недовольным видом, вышла графиня. Берг поспешно вскочил, поцеловал ручку графини, осведомился о ее здоровье и, выражая свое сочувствие покачиваньем головы, остановился подле нее.
– Да, мамаша, я вам истинно скажу, тяжелые и грустные времена для всякого русского. Но зачем же так беспокоиться? Вы еще успеете уехать…
– Я не понимаю, что делают люди, – сказала графиня, обращаясь к мужу, – мне сейчас сказали, что еще ничего не готово. Ведь надо же кому нибудь распорядиться. Вот и пожалеешь о Митеньке. Это конца не будет?
Граф хотел что то сказать, но, видимо, воздержался. Он встал с своего стула и пошел к двери.
Берг в это время, как бы для того, чтобы высморкаться, достал платок и, глядя на узелок, задумался, грустно и значительно покачивая головой.
– А у меня к вам, папаша, большая просьба, – сказал он.
– Гм?.. – сказал граф, останавливаясь.
– Еду я сейчас мимо Юсупова дома, – смеясь, сказал Берг. – Управляющий мне знакомый, выбежал и просит, не купите ли что нибудь. Я зашел, знаете, из любопытства, и там одна шифоньерочка и туалет. Вы знаете, как Верушка этого желала и как мы спорили об этом. (Берг невольно перешел в тон радости о своей благоустроенности, когда он начал говорить про шифоньерку и туалет.) И такая прелесть! выдвигается и с аглицким секретом, знаете? А Верочке давно хотелось. Так мне хочется ей сюрприз сделать. Я видел у вас так много этих мужиков на дворе. Дайте мне одного, пожалуйста, я ему хорошенько заплачу и…
Граф сморщился и заперхал.
– У графини просите, а я не распоряжаюсь.
– Ежели затруднительно, пожалуйста, не надо, – сказал Берг. – Мне для Верушки только очень бы хотелось.
– Ах, убирайтесь вы все к черту, к черту, к черту и к черту!.. – закричал старый граф. – Голова кругом идет. – И он вышел из комнаты.
Графиня заплакала.
– Да, да, маменька, очень тяжелые времена! – сказал Берг.
Наташа вышла вместе с отцом и, как будто с трудом соображая что то, сначала пошла за ним, а потом побежала вниз.
На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
– Ты знаешь за что? – спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
– За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, – сказал Петя. – Мне Васильич сказал. По моему…
– По моему, – вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, – по моему, это такая гадость, такая мерзость, такая… я не знаю! Разве мы немцы какие нибудь?.. – Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
– Это гадость! Это мерзость! – закричала она. – Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
– Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому нибудь! – сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
– Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
– Mon cher, ты распорядись, как надо… Я ведь не знаю этого, – сказала она, виновато опуская глаза.
– Яйца… яйца курицу учат… – сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
– Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. – спрашивала Наташа. – Мы все таки возьмем все самое нужное… – говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.