Объединённые Арабские Эмираты

Поделись знанием:
(перенаправлено с «ОАЭ»)
Перейти к: навигация, поиск
Объединённые Арабские Эмираты
الإمارات العربية المتحدة
аль-Имара́т аль-Араби́я аль-Мутта́хида
Флаг Герб
Девиз: «Аллах, Нация, Президент»
Гимн: «Процветай, моя страна»
Дата независимости 2 декабря 1971 (от Великобритании)
Официальный язык арабский
Столица Абу-Даби
Крупнейший город Дубай
Форма правления абсолютная монархия
Президент
Премьер-министр
Халифа аль-Нахайян
Мохаммед аль-Мактум
Госрелигия ислам суннитского толка
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
114-я в мире
83 600 км²
0
Население
• Оценка (2013)
• Перепись (2005)
Плотность

5 473 972 [1] чел. (114-е)
4 106 000 чел.
65 чел./км² (110-я)
ВВП (ППС)
  • Итого (2012)
  • На душу населения

271,1 млрд[2] долл. (49-й)
66000[2] долл. (6-й)
ВВП (номинал)
  • Итого (2012)
  • На душу населения

384,196 млрд[2] долл. (30-й)
71 637,554[2] долл. (5-й)
ИЧР (2013) 0,818[3] (очень высокий) (41-е место)
Валюта дирхам ОАЭ (AED, код 784)
Интернет-домены .ae, امارات.
Телефонный код +971
Часовые пояса +4
Координаты: 24°13′00″ с. ш. 54°39′00″ в. д. / 24.21667° с. ш. 54.65000° в. д. / 24.21667; 54.65000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=24.21667&mlon=54.65000&zoom=9 (O)] (Я)

Объединённые Ара́бские Эмира́ты (араб. الإمارات العربية المتحدة‎ — аль-Имара́т аль-Араби́я аль-Мутта́хида; сокращённо — ОАЭ) — федеративное государство, состоящее из семи эмиратов (араб. إمارات‎ — имара́т, ед. ч. — إمارة‎ — има́ра), каждый из которых представляет собой государство — абсолютную монархию: Абу-Даби, Аджман, Дубай, Рас-эль-Хайма, Умм-эль-Кайвайн, Фуджейра и Шарджа. Некоторые из перечисленных эмиратов подпадают под определение карликового государства.

Государство возглавляется президентом Объединённых Арабских Эмиратов, которым является эмир крупнейшего эмирата Абу-Даби. Столицей Объединённых Арабских Эмиратов также является столица эмирата Абу-Даби город Абу-Даби.

Такая ключевая роль эмирата Абу-Даби, крупнейшего и наиболее богатого из эмиратов, во многом связана с тем, что административное устройство ОАЭ опирается на право каждого эмирата распоряжаться запасами углеводородов на своей территории. Таким образом, фактически, в соответствии с запасами нефти распределяется влияние тех или иных эмиратов в определении общей политики страны. Например, эмир Дубая является главой правительства ОАЭ.

Государство ОАЭ расположено в юго-западной части Азии, восточной части Аравийского полуострова. Граничит с Саудовской Аравией на западе и юге, с Оманом — на юго-востоке и на северо-востоке (оманский полуанклав Мусандам (губернаторство) и его полный анклав Мадха (вилайет Мусандама)). Омывается водами Персидского и Оманского заливов.

Население ОАЭ — 8,5 млн человек, подавляющее большинство из которых (до 70 %) — рабочие из Южной и Юго-Восточной Азии. Коренное население в основном представлено мусульманами-суннитами.

Имеются крупные запасы нефти, экспорт которой составлял значительную часть ВВП (73 % в 1980, 41 % в 1995[4]) и благодаря диверсификации экономики доля нефтегазовой отрасли в ВВП к 2009—2013 годам остается ниже 40 %[5]. Член ОПЕК с 1967 года.





История

В VII веке небольшие шейхства, располагавшиеся вдоль южного побережья Персидского залива и северо-западного побережья Оманского залива вошли в состав Арабского халифата, распространившего среди местных жителей ислам. В этот период возникли города Дубай, Шарджа, Фуджейра. По мере ослабления Халифата шейхства получали всё большую автономию. В XXI веках восточная часть Аравийского полуострова входила в состав государства карматов, а после его распада попала под влияние Омана.

В конце XV века в регионе возникло европейское влияние. Португалия сумела первой из западных держав закрепиться на полуострове, установив контроль над Бахрейном и Джульфаром, а также над Ормузским проливом. С XVIII века население прибрежных арабских княжеств, занимавшееся главным образом торговлей, втягивается в борьбу с Великобританией, корабли которой монополизировали грузоперевозки между портами Персидского залива и лишили жителей главного источника существования. Это привело к непрекращающимся конфликтам между «Ост-Индской компанией» и местным арабским населением, которое англичане называли пиратами, а район княжеств — «Пиратским берегом».

Британский протекторат

Ост-Индская компания постоянно направляла в Персидский залив военные экспедиции и в 1820 году вынудила эмиров и шейхов семи арабских княжеств подписать «Генеральный договор», положивший начало английскому господству на этой территории и окончательному расчленению Омана на три части — имамат Оман, султанат Маскат и «Пиратский берег». С 1853 года эти княжества обобщённо назывались «Оман Договорный».

На территории княжеств были созданы английские военные базы. Политическую власть осуществлял английский политический агент. Тем не менее, установление английского протектората не привело к разрушению традиционной для региона патриархальной системы. Местные жители продолжали держаться древних традиций. Они не могли оказать серьёзного сопротивления колонизаторам, в силу своей малочисленности и постоянных междоусобиц между различными племенами.

Доминирующим племенем на этих территориях являлось и является племя Бани-яз, которое изначально населяло плодородные оазисы Лива и Аль-Айн. В 1833 году одно из колен Бани-яз — род Мактумов — мигрировало из оазисов и обосновалось в г. Дубай, провозгласив независимость города. Так была основана династия Мактум, которая правит эмиратом Дубай по сей день.

В начале 1920-х годов в Договорном Омане развернулась борьба за независимость, достигшая особого размаха в Шардже и Рас-эль-Хайме. В это же время произошло переломное событие в истории Эмиратов и всего Ближнего востока — в Персидском заливе были открыты богатейшие запасы нефти.

В 1922 году англичане установили контроль за правом шейхов предоставлять концессии на разведку и добычу нефти. Однако в Договорном Омане нефтедобыча не велась и основной доход княжествам приносила торговля жемчугом. С началом добычи нефти в 1950-х в регион начался приток иностранных инвестиций, доходы от торговли нефтью позволили существенно поднять уровень жизни местного населения. Но княжества оставались под британским протекторатом, против которого в 1964 году выступила Лига арабских государств, декларировавшая право арабских народов на полную независимость. В 1968 году, после обнародования решения правительства Великобритании о намерении вывести до конца 1971 года британские войска из районов, расположенных восточнее Суэцкого канала, в том числе из государств Персидского залива, княжества подписали соглашение об образовании Федерации арабских княжеств Персидского залива. В эту федерацию должны были войти Бахрейн и Катар, но позднее они образовали самостоятельные государства.

Независимое государство

1 декабря 1971 года шесть из семи эмиратов Договорного Омана объявили о создании федерации под названием Объединённые Арабские Эмираты. Седьмой эмират, Рас-эль-Хайма, присоединился к ней в 1972 году.

Предоставление независимости совпало с резким скачком цен на нефть и нефтепродукты, вызванным жёсткой энергетической политикой Саудовской Аравии, что облегчило новому государству самостоятельные шаги в области экономики и внешней политики. Благодаря доходам от нефти и умелому вложению средств в развитие промышленности, сельского хозяйства, образованию многочисленных свободных экономических зон Эмираты в самые короткие сроки смогли достигнуть относительного экономического благополучия. Получили значительное развитие сфера туризма и финансов.

В 1990—1991 годах войска Объединённых Арабских Эмиратов приняли участие в освобождении Кувейта от иракской экспансии Саддама Хуссейна.

География

Объединённые Арабские Эмираты занимают территорию в северо-восточной части Аравийского полуострова, омываемую Персидским заливом. На суше ОАЭ граничат с Саудовской Аравией на юге и западе, и с Оманом — на востоке. Северное побережье находится напротив Ирана через Персидский залив, в то время как Катар — всего в 50 км к северо-западу. Вместе эти эмираты занимают территорию примерно таких же размеров, как Португалия. На эмират Абу-Даби приходится 85 % площади всех ОАЭ; а наименьший из эмиратов — Аджман — всего 250 км².

Большую часть территории Объединённых Арабских Эмиратов занимает пустыня (Руб-эль-Хали) — самая большая в мире область, покрытая песком. В прибрежных областях ОАЭ имеются месторождения соли. Горный рельеф характерен для северных и восточных регионов страны. Представители фауны — аравийский леопард и возвращённый в природу аравийский орикс, чаще можно увидеть одногорбых верблюдов и диких коз. Во время весенних и осенних миграций птиц, пролетающих из Средней Азии и Восточной Африки, можно наблюдать их большие скопления на севере страны. За пределами гористых областей в эмиратах Эль-Фуджайра и Рас эль-Хайма большая часть растительности — результат программы правительства по озеленению страны: даже рощи финиковых пальм в оазисе Buraimi, на восточной границе страны, были сюда завезены из муниципальных парков.

Климат

Климат страны очень жаркий и сухой (тропический пустынный). Часто бывают песчаные бури. Средний максимум в тени в летние месяцы приблизительно 40—45 °С, но часто достигает 50 °С. Температура зимой: днём 20—23 °С, ночью холоднее, но заморозки — явление исключительно редкое. Осадки нерегулярны, преимущественно с ноября по май, годовая норма примерно 100 мм.

Несмотря на неблагоприятный для флоры пустынный климат, в Дубае открыт самый большой в мире парк цветов[6].

Население

Население Объединённых Арабских Эмиратов составляет примерно 4,1 млн человек, из которых этнические арабы составляют только треть, а коренные жители — 11 %. Остальные — выходцы из Пакистана, Индии, Бангладеш, Шри-Ланки, Непала и прочих стран Южной Азии и Филиппин, иммигрировавших в ОАЭ в качестве временных рабочих. 85 % проживающих в стране не являются гражданами ОАЭ. Иммигранты-арабы представлены в основном арабами из других арабских стран с низким уровнем жизни (Йемен, Ирак, Египет, Судан). Есть выходцы из стран Восточной и Центральной Африки, преимущественно из Сомали, Эфиопии, Танзании и Эритреи. 88 % населения Эмиратов сосредоточено в городах. Крупнейший и наиболее динамично развивающийся город — Дубай с населением более 2,5 миллионов человек. Другие крупные города — Абу-Даби (столица), Шарджа, Эль-Айн и Фуджейра.

Религия

Практически все граждане ОАЭ — мусульмане, 85 % из которых — сунниты, и 15 % — шииты. По данным миграционных служб Эмиратов, примерно 55 % иммигрантов — также мусульмане, 25 % — индуисты, 10 % — христиане, 5 % — буддисты. К другим 5 % относятся меньшинства сикхов и бахаи. Согласно исследованию Министерства планирования, всего из 4,1 млн человек, проживающих в ОАЭ с учётом иностранцев, три четверти — мусульмане.

Дубай — единственный эмират, где есть гурдвара и мандир. Церкви есть в каждом эмирате. В 2011 году был построен первый в истории христианства православный храмовый комплекс на территории Арабских Эмиратов — Святого Апостола Филиппа в Шардже.[7]

Языки

Арабский — официальный язык ОАЭ. В стране также используется английский, хинди, урду, фарси и тагалог.

Из-за большого притока русскоязычных туристов в г. Дубае появилось огромное количество вывесок и объявлений на русском языке, также в туристических центрах, отелях и магазинах многие говорят на русском языке[8].

Административно-территориальное устройство

Эмират Оригинальное
название
Административный
центр
Площадь, км² Население, чел
Абу-Даби أبو ظبي Абу-Даби 67 340 1 463 491
Аджман عجمان Аджман 259 260 492
Дубай دبي Дубай 3 885 2 262 000
Рас-эль-Хайма رأس الخيمة Рас-эль-Хайма 1 683 191 753
Умм-эль-Кайвайн أم القيوين Умм-эль-Кайвайн 777 59 098
Эль-Фуджайра الفجيرة Эль-Фуджайра 1 166 118 933
Шарджа الشارقة Шарджа 2 590 656 941

Политическое устройство

Государственное устройство Объединённых Арабских Эмиратов представляет собой уникальное сочетание республиканского и монархического строя. ОАЭ являются федеративным государством, состоящим из семи эмиратов — абсолютных монархий. Государство возглавляется эмиром Абу-Даби, правительство — эмиром Дубая.

Высший совет союза

Высший совет союза занимает высшее место в иерархии государственного устройства ОАЭ. Совет состоит из глав всех семи эмиратов. Совет определяет общую политику государства, а Совет министров отвечает перед Высшим советом за проведение этой политики. Помимо определения внешней и внутренней политики, Высший совет вправе пересматривать принцип государственного устройства страны. Совет также утверждает кандидатуру на пост председателя Совета министров.

Съезд Совета происходит в начале октября каждого года, при этом Совет должен проводить в течение сессии пленарные заседания каждые два месяца. Также Председатель вправе созывать совет на внеочередное заседание в случае необходимости или по требованию членов совета. Для принятия любого решения необходимо присутствие на съезде минимум пяти членов, среди которых должны быть представители эмиратов Абу-Даби и Дубая. Заседания Совета носят, как правило, закрытый характер.

Президент

Пост президента Объединённых Арабских Эмиратов совмещён с постом эмира столичного эмирата Абу-Даби. Так как сам эмират является абсолютной монархией, то власть в нём, а следовательно и во всём государстве, передаётся по наследству. До 1966 года в Абу-Даби, как и в соседней Саудовской Аравии, было принято передавать власть от брата к брату. Президент ОАЭ является верховным главнокомандующим вооружёнными силами, председателем Высшего совета обороны. Глава государства подписывает указы и постановления, подтверждённые Высшим советом, нормативные акты, принятые Советом министров. Кроме того, президент назначает членов дипломатического корпуса, высших гражданских и военных чиновников, объявляет амнистию либо подтверждает смертные приговоры. Существует пост вице-президента. Вице-президент назначается Высшим советом союза на 5-летний срок.

С 3 ноября 2004 года пост президента ОАЭ занимает шейх Халифа бен Заед аль-Нахайян. 3 ноября 2009 года Высший Совет ОАЭ продлил полномочия шейха Халифы в качестве Президента страны на пятилетний срок. Клан аль-Нахайян правит эмиратом Абу-Даби уже более 250 лет.

Совет министров

Исполнительная власть представлена Советом министров во главе с председателем, назначаемым на пост президентом и утверждаемым Высшим советом. К полномочиям правительства относятся разработка законопроектов и федерального бюджета, принятие постановлений и инструкций для исполнения законов и других нормативных актов, наблюдение за исполнением судебных решений, ратификация международных договоров и соглашений, назначение и увольнение федеральных чиновников, которые не требуют особого распоряжения других высших органов государства. В настоящее время Совет министров возглавляет Шейх Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум. Имеются следующие министерства и приравненные к ним по статусу учреждения:

  • Министерство по делам президента
  • Министерство по делам высшего совета
  • Министерство по делам совета министров
  • Министерство финансов и промышленности
  • Министерство энергетики
  • Министерство высшего образования и научных исследований
  • Министерство образования
  • Министерство иностранных дел
  • Министерство труда и социального развития
  • Министерство юстиции
  • Министерство сельского хозяйства
  • Министерство экономики и планирования
  • Министерство информации и культуры
  • Министерство внутренних дел
  • Министерство связи
  • Министерство здравоохранения
  • Министерство обороны
  • Учреждение по административному развитию
  • Федеральная таможенная служба
  • Федеральная служба по электричеству и водным ресурсам
  • Федеральное агентство по окружающей среде
  • Биржевая служба
  • Федеральная служба по частной собственности
  • Государственная аудиторская служба

Федеральный национальный совет

Законодательная власть представлена Федеральным национальным советом[9], в состав которого входят представители от каждого эмирата, число которых закреплено в конституции и определяется в зависимости от численности населения, политической и экономической ситуации в том или ином эмирате. Каждый эмират вправе выбирать собственный метод избрания представителей в Национальный совет. В настоящее время в состав Совета входят 40 депутатов (по 8 — от Абу-Даби и Дубая, по 6 — от Рас эль-Хайма и Шарджи и по 4 — от Фуджейры, Эль-Кайвайна и Аджмана).

Национальный совет не является законодательным органом в полном смысле этого слова, поскольку не обладает законодательной инициативой. В его полномочия входит лишь обсуждать законы, которые предлагает Совет министров и вносить по своему усмотрению поправки и дополнения. Совет также вправе отклонить любой законопроект. Однако в этом случае президент всё же имеет право принять закон после утверждения Высшим советом союза. Таким образом Национальный совет, несмотря на то, что в конституции описывается как законодательный орган, является лишь консультативным[9].

Практика назначения всех членов ФНС правителями эмиратов, существовавшая с 1972 по 2006 годы, была изменена, и в настоящее время половина членов ФНС избирается коллегией выборщиков, а остальные назначаются правителями эмиратов.[10]

Высший союзный суд

Судебная власть представлена Высшим союзным судом, который является верховным федеральным судом Объединённых Арабских Эмиратов. Он состоит из председателя и 4 независимых судей. Высший суд регулирует отношения между эмиратами, членами Высшего союза, федеральной и местной властью.

Внешняя политика

ОАЭ — член ООН, Лиги арабских государств, Движения неприсоединения, Организации исламская конференция и др. С момента своего образования ОАЭ официально вошли в группу неприсоединившихся стран и выступали в ней с позиции «абсолютного нейтралитета», позволявшей им сохранять «равноудалённость» от Запада и Востока. В вопросах ближневосточного урегулирования ОАЭ выступают за полный вывод израильских войск со всех оккупированных арабских территорий. Они также требуют обеспечения всех законных прав арабского народа Палестины, в том числе его права на создание собственного государства — при этом не признают право на существование за народом Израиля. В отношении ирано-иракской войны ОАЭ выступали в поддержку Ирака, оказывая ему материальную и моральную помощь, и в то же время сохраняли экономические связи с Ираном. Важное значение придаётся участию в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в котором ОАЭ видят действенный механизм обеспечения региональной стабильности и сотрудничества.

Вооружённые силы

Вооружённые силы Объединённых Арабских Эмиратов: военно-морские силы (включая морскую пехоту), ВВС и ПВО, Национальная береговая охрана.

Призывной возраст с 18 лет для добровольной военной службы. С 2014 года военная служба обязательна для граждан мужского пола в возрасте от 18 до 30 лет. Обязательная служба длится от 9 месяцев (для мужчин, имеющих свидетельство об окончании средней школы) до двух лет (для мужчин, не имеющих свидетельства об окончании средней школы). Женщины могут пройти добровольную службу в армии в течение 9 месяцев.

По данным IHS Inc, Эмираты являются четвёртым импортёром оружия на планете.[11]

Валюта

В течение более ста лет денежной единицей арабских княжеств была индийская рупия. В 1959 году Резервный банк Индии выпустил для них специальную денежную единицу — рупию Персидского залива, которая заменила индийскую рупию. Рупия Персидского залива была приравнена к индийской рупии. После девальвации в июне 1966 года индийской рупии и последовавшего за ней обесценения рупии Персидского залива на 36,5 % княжества отказались от этой валюты. Однако в выборе новой денежной единицы они не пришли к единогласию: в июне 1966 года княжество Абу-Даби ввело бахрейнский динар, остальные — риял Саудовской Аравии. В сентябре 1968 года риялы Саудовской Аравии были изъяты из обращения и заменены риялами Катара и Дубая. После образования ОАЭ в 1971 году было принято решение о введении единой денежной единицы — дирхама (Dh) ОАЭ, который был выпущен в обращение 18 мая 1973 года. Риялы Катара и Дубая были изъяты.

Дирхам Объединённых Арабских Эмиратов (Dh) = 100 филсам.

Экономика

Основа экономики ОАЭ — реэкспорт[12], торговля, добыча и экспорт сырой нефти и газа. Добыча нефти — приблизительно 2,2 миллиона баррелей в день, большая часть производится в эмирате Абу-Даби. Другие нефтяные производители по важности: Дубай, Шарджа и Рас аль-Хайма. Нефть обеспечила быстрый рост экономики ОАЭ всего за несколько десятилетий, однако и другие секторы экономики также развивались достаточно быстро, особенно внешняя торговля.

Коммерческий центр Дубай и его смежная свободная зона Джебел Али привлекли обширные иностранные инвестиции. Порт Рашид и порт Джебел Али в Дубае и Фуджайре находятся среди 40 лучших контейнерных портов в мире, эти порты пропускают через себя более трёх миллионов контейнерных единиц в год.

В 2013 году страну посетило более 15 млн иностранных туристов.[13] ОАЭ лежат на полпути между производственными экономическими путями Дальнего Востока и Европы, что способствует превращению страны в международный экономический центр. В стране хорошо развита транзитная транспортная инфраструктура, в частности, есть шесть международных аэропортов: в Абу-Даби, Дубае, Шардже, Рас аль-Хайме, Фуджейре и Алэйне, продолжается строительство крупнейшего аэропорта Аль-Мактум. Наибольшие из них, Абу-Даби и Дубай, пропустили через себя более 50 миллионов пассажиров в 2010 году, растут также и объёмы фрахта.

В дополнение к аэропортам и морским портам в ОАЭ имеются развитые телекоммуникации.

Существенные инвестиции вкладываются в строительство современных зданий и заводов по опреснению воды, чтобы удовлетворить растущий спрос на пресную воду не только у населения, но и для нужд почти 100 миллионов деревьев, которые были посажены за последние 25 лет.

В последнее время доля доходов от добычи и переработки нефти в общем объёме ВВП снижается, что связано с мерами правительства по диверсификации экономики[14]. Одновременно растёт значение других секторов экономики в структуре ВНП, в том числе строительства, торговли, туризма и сельского хозяйства. Несмотря на в значительной степени бесплодный и засушливый характер местности, для которой характерны очень низкий уровень осадков и отсутствие рек, инвестиции в сельское хозяйство помогли построить заводы по опреснению воды, делая эту отрасль экономики всё более и более самостоятельной и доходной. Некоторые сельскохозяйственные культуры, например, земляника, даже экспортируются в Европу. Крупнейший партнёр по торговле — Япония, которая забирает наибольшую долю нефтяного и газового экспорта ОАЭ, и также является крупным поставщиком транспортных средств, электроники и различных изделий для потребителей.

Товарооборот между Россией и ОАЭ в 2007 году вырос на 27 %, составив порядка 821 млн долл. США (771 млн долл. российский экспорт и 50 млн долл. эмиратский экспорт). В 2008 году товарооборот составил 846,4 млн долларов США, а в 2009—670,6 млн долларов США[15]. В сентябре 2010 года под эгидой Торгово-Промышленной палаты эмирата Дубай в Объединённых Арабских Эмиратах был зарегистрирован Российский Совет предпринимателей[16].

Бизнес в ОАЭ

На деловые сделки в ОАЭ влияют климат и религия; они отражают долгую историю купечества. Столетия торговли, обмена и продажи денег сегодня формируют прочный фундамент для международного бизнеса, который ведут потомки древних купеческих семей.

Здесь существуют 2 вида больших компаний: большие, богатые и влиятельные компании, которые возникли за последние 15 лет с одной стороны, и большие и старые торговые ассоциации, чьи владельцы гордятся своей богатой историей.

Многие правительственные чиновники также управляют бизнесом, равно как и члены королевских семей. Это воспринимается вполне нормально, не так как в Европе или в Северной Америке. Накопление богатства связано с достижениями и рассматривается как признак успеха. О прибылях принято говорить открыто, а цены устанавливаются твёрдо: в зависимости от потребностей рынка, а не от величины прибыли.

На бизнес большое влияние оказывают традиции исламской культуры. Существует некоторая ритуальность и определённый порядок, который определяется традициями племенной преданности, чести и гостеприимства. Многие традиции западного мира видятся как угроза для основных исламских семейных ценностей. Западная одежда должна соответствовать климату и консервативной исламской морали, причём считается, что иностранцы поступают очень невежливо, если они носят местную традиционную форму одежды. Некоторые бизнесмены из ОАЭ на деловые встречи могут надеть лёгкие костюмы. В большинстве офисов для мужчин приемлемы брюки и рубашка с короткими рукавами и галстуком. Также допускаются лёгкие костюмы и пиджаки в спортивном стиле. На деловые встречи и официальные мероприятия всегда надевают рубашку с длинными рукавами, при этом галстук — это обязательный атрибут. Для деловых женщин предлагаются консервативные, лёгкие костюмы или свободные платья. При этом длина их должна быть ниже колена, они не должны быть с низким вырезом, рукава должны закрывать верхнюю часть рук.

Определённые западные правила поведения запрещаются строгой мусульманской моралью, но для иностранцев имеются некоторые исключения.

В основном бизнес ведётся честным способом, мошенничества достаточно эффективно пресекаются, а недобросовестное поведение осуждается деловым сообществом.

Рабочий день в Эмиратах традиционно разделяется на 2 части: с 8.00 до 14.00, а затем с 17.00 до 20.00. Некоторые более современные компании работают целый день, с 8.00 до 16.00. В любом случае, рабочий день начинается рано. Пятница — это священный день, к тому же по закону это — единственный выходной, хотя некоторые фирмы закрываются в четверг после обеда. В основном рабочая неделя длится с субботы по четверг.

В последнее время график рабочего времени в крупных компаниях сместился в сторону Европы: офисы работают с 9:00 до 18:00 с часовым перерывом на обед. Выходные дни — пятница и суббота.

Правительственные учреждения обычно открыты с 7.00 или 8.00 до 13.00 или 14.00 (с субботы по среду), и с 7.00 или 8.00 до 11.00 или 12.00 в четверг. В основном рабочий день длится с 7.00 или 8.00 до 13.00, и с 16.00 до 19.00 или до 19.30 (с субботы по среду). В четверг рабочий день длится с 7.00 или 8.00 до 11.00 или 12.00. Банки работают обычно с 8.00 до 13.00 (с субботы по среду) и с 8.00 до 11.00 или 12.00 в четверг.

Во время Рамадана правительственные учреждения и большинство магазинов закрываются раньше. Тем не менее, многие магазины открыты до позднего вечера. Ожидается, что немусульмане не будут курить, есть или пить в общественных местах. Хотя некоторые рестораны остаются открытыми для иностранцев, можно обнаружить, что большинство ресторанов закрыто в течение дня.

Транспорт

В настоящее время основным видом транспорта являются автомобили, большинство дорог здесь асфальтировано. В стране действуют крупные международные аэропорты, порты. 9 сентября 2009 года открыта первая линия метрополитена в Дубае. В 2015 году уже работает 2 ветки метро и 47 станций. Трамвайная система была открыта 11 ноября 2014 года в районе Дубай Марина. Трамвайная линия соединена с метро в 2 станциях. Также существует Джумейра Монорельс - монорельсовый вагон, доставляющий пассажиров от трамвая к отелю Атлантис через остров Пальма Джумейра. Из общественного транспорта также есть автобусное сообщение, но оно развито слабо — подавляющее большинство граждан использует личные авто или такси. Есть 11 основных автобусных маршрутов, связывающих Дубай с остальными частями страны: Шарджей, Аджманом, Умм-эль-Кайвайном, Рас-эль-Хаймой, Фуджайрой и Абу-Даби[17].

Культура

ОАЭ — мусульманская страна. Здесь не принято находиться на улице в нетрезвом виде (за это можно попасть в тюрьму) или вызывающе одетым (особенно касается женщин). Но в последние годы из-за большого количества туристов рамки приличия сдвигаются в сторону европейских традиций.

Среди местного населения в последние годы стало цениться образование, благодаря этому в ОАЭ созданы хорошие высшие учебные заведения мирового уровня, открылись научно-учебные центры крупнейших технически передовых компаний мира.

С 2007 года в Абу-Даби проводится Ближневосточный международный кинофестиваль.

Праздники

Дата Русское название Местное название
15 ноября Новый Год السنة الجديدة
Меняется День Жертвоприношения Eid-ul-Adha
Меняется Мусульманский Новый год El am Hejir
Меняется Поминальный день Ashura — Muharrum/Dr.Babu Jagjivan Ram
Меняется День рождения Пророка Eid-Milad Nnabi
7 августа Вступление на престол шейха Зайда ибн Султана ан-Нахайяна
Меняется Вознесение Мохаммеда Lailat al Miraj (ليلة المعراج)
2 декабря Национальный день Al-Eid Al Watani (العيد الوطني)
Меняется Окончание Рамадана Eid Al Fitr (عيد الفطر)

Кухня

Кухня ОАЭ практически полностью заимствована у Ливана. Наиболее распространённые блюда: аль харрис (запечённая с зёрнами пшеницы баранина), люля-кебаб, аль маджбус (тушёная баранина с рисом, помидорами и картофелем), шаурма, хуммус — перетёртый в пасту горох-нут, мутаббаль (фактически баклажанная икра), табуле (салат из булгура и пшена). Из сладостей очень популярен творожный кекс с кремом — эш асарайа[18]. Нехватку собственных деликатесов в ОАЭ с лихвой компенсируют огромное количество иностранных ресторанов и фаст-фудов — от итальянских тратторий до японских суши-баров.

СМИ

на русском языке
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • «Авторадио в ОАЭ» (103,2 FM)
  • Журнал «Русские Эмираты»
  • Журнал «Деловые Эмираты»
  • Путеводитель «Ключи Востока»

См. также

Напишите отзыв о статье "Объединённые Арабские Эмираты"

Примечания

  1. сайт ЦРУ (18.07.13.)
  2. 1 2 3 4 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2011/01/weodata/weorept.aspx?sy=2009&ey=2016&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&pr1.x=53&pr1.y=10&c=466&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= United Arab Emirates. International Monetary Fund.]
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_Table1.pdf Human Development Report 2013](недоступная ссылка — история). United Nations. Проверено 14 марта 2013.
  4. [www.uaeinteract.com/uaeint_misc/pdf/perspectives/12.pdf Economic Development in the UAE]
  5. [www.qnb.com/cs/Satellite?blobcol=urldata&blobheader=application%2Fpdf&blobkey=id&blobtable=MungoBlobs&blobwhere=1355518645770&ssbinary=true UAE Economic Insight 2013].
  6. [todubai.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=114:park-tsvetov-dubai&catid=1:dubnews&Itemid=2 Самый большой в мире парк цветов]
  7. [euro2012ua.org/node/1883 Юрий Сидоренко стал первым украинцем, построившим православный храм на Аравийском полуострове]
  8. [www.medela.ru/uae/uae.html Информация о стране/www.medela.ru]
  9. 1 2 [www.yestravel.ru/uae/political_structure/ Государственное устройство ОАЭ]
  10. [tass.ru/glavnie-novosti/515097 В ОАЭ сформирована половина состава Федерального национального совета]
  11. [expert.ru/2015/11/27/ot-shvejtsarii-do-spartyi/?ny Эмираты наращивают военную мощь] // «Expert Online», 27 ноя 2015
  12. [catalog.fmb.ru/oae2009-5.shtml Внешняя торговля ОАЭ] | Страноведческий каталог «EconRus»
  13. Страны мира. «Наука», М., 2014.
  14. [www.ukrtrade.info/ru/economics/detail.php?ID=1699 Экономика : ОАЭ: последствия диверсификации]
  15. [archive.is/20120915113709/www.uae.mid.ru/doc/doc1.htm Посольство России в ОАЭ]
  16. [www.rbcdubai.org Российский Совет предпринимателей в Дубае]
  17. [fanktravel.ru/blog/sovet/582.html ОАЭ. Советы туристам]
  18. [redigo.ru/geo/Middle_East/UAE/food Кухня ОАЭ]

Литература

Ссылки


Отрывок, характеризующий Объединённые Арабские Эмираты

Когда государь объехал почти все полки, войска стали проходить мимо его церемониальным маршем, и Ростов на вновь купленном у Денисова Бедуине проехал в замке своего эскадрона, т. е. один и совершенно на виду перед государем.
Не доезжая государя, Ростов, отличный ездок, два раза всадил шпоры своему Бедуину и довел его счастливо до того бешеного аллюра рыси, которою хаживал разгоряченный Бедуин. Подогнув пенящуюся морду к груди, отделив хвост и как будто летя на воздухе и не касаясь до земли, грациозно и высоко вскидывая и переменяя ноги, Бедуин, тоже чувствовавший на себе взгляд государя, прошел превосходно.
Сам Ростов, завалив назад ноги и подобрав живот и чувствуя себя одним куском с лошадью, с нахмуренным, но блаженным лицом, чортом , как говорил Денисов, проехал мимо государя.
– Молодцы павлоградцы! – проговорил государь.
«Боже мой! Как бы я счастлив был, если бы он велел мне сейчас броситься в огонь», подумал Ростов.
Когда смотр кончился, офицеры, вновь пришедшие и Кутузовские, стали сходиться группами и начали разговоры о наградах, об австрийцах и их мундирах, об их фронте, о Бонапарте и о том, как ему плохо придется теперь, особенно когда подойдет еще корпус Эссена, и Пруссия примет нашу сторону.
Но более всего во всех кружках говорили о государе Александре, передавали каждое его слово, движение и восторгались им.
Все только одного желали: под предводительством государя скорее итти против неприятеля. Под командою самого государя нельзя было не победить кого бы то ни было, так думали после смотра Ростов и большинство офицеров.
Все после смотра были уверены в победе больше, чем бы могли быть после двух выигранных сражений.


На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими».
В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру.
Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.
В то время, как взошел Борис, князь Андрей, презрительно прищурившись (с тем особенным видом учтивой усталости, которая ясно говорит, что, коли бы не моя обязанность, я бы минуты с вами не стал разговаривать), выслушивал старого русского генерала в орденах, который почти на цыпочках, на вытяжке, с солдатским подобострастным выражением багрового лица что то докладывал князю Андрею.
– Очень хорошо, извольте подождать, – сказал он генералу тем французским выговором по русски, которым он говорил, когда хотел говорить презрительно, и, заметив Бориса, не обращаясь более к генералу (который с мольбою бегал за ним, прося еще что то выслушать), князь Андрей с веселой улыбкой, кивая ему, обратился к Борису.
Борис в эту минуту уже ясно понял то, что он предвидел прежде, именно то, что в армии, кроме той субординации и дисциплины, которая была написана в уставе, и которую знали в полку, и он знал, была другая, более существенная субординация, та, которая заставляла этого затянутого с багровым лицом генерала почтительно дожидаться, в то время как капитан князь Андрей для своего удовольствия находил более удобным разговаривать с прапорщиком Друбецким. Больше чем когда нибудь Борис решился служить впредь не по той писанной в уставе, а по этой неписанной субординации. Он теперь чувствовал, что только вследствие того, что он был рекомендован князю Андрею, он уже стал сразу выше генерала, который в других случаях, во фронте, мог уничтожить его, гвардейского прапорщика. Князь Андрей подошел к нему и взял за руку.
– Очень жаль, что вчера вы не застали меня. Я целый день провозился с немцами. Ездили с Вейротером поверять диспозицию. Как немцы возьмутся за аккуратность – конца нет!
Борис улыбнулся, как будто он понимал то, о чем, как об общеизвестном, намекал князь Андрей. Но он в первый раз слышал и фамилию Вейротера и даже слово диспозиция.
– Ну что, мой милый, всё в адъютанты хотите? Я об вас подумал за это время.
– Да, я думал, – невольно отчего то краснея, сказал Борис, – просить главнокомандующего; к нему было письмо обо мне от князя Курагина; я хотел просить только потому, – прибавил он, как бы извиняясь, что, боюсь, гвардия не будет в деле.
– Хорошо! хорошо! мы обо всем переговорим, – сказал князь Андрей, – только дайте доложить про этого господина, и я принадлежу вам.
В то время как князь Андрей ходил докладывать про багрового генерала, генерал этот, видимо, не разделявший понятий Бориса о выгодах неписанной субординации, так уперся глазами в дерзкого прапорщика, помешавшего ему договорить с адъютантом, что Борису стало неловко. Он отвернулся и с нетерпением ожидал, когда возвратится князь Андрей из кабинета главнокомандующего.
– Вот что, мой милый, я думал о вас, – сказал князь Андрей, когда они прошли в большую залу с клавикордами. – К главнокомандующему вам ходить нечего, – говорил князь Андрей, – он наговорит вам кучу любезностей, скажет, чтобы приходили к нему обедать («это было бы еще не так плохо для службы по той субординации», подумал Борис), но из этого дальше ничего не выйдет; нас, адъютантов и ординарцев, скоро будет батальон. Но вот что мы сделаем: у меня есть хороший приятель, генерал адъютант и прекрасный человек, князь Долгоруков; и хотя вы этого можете не знать, но дело в том, что теперь Кутузов с его штабом и мы все ровно ничего не значим: всё теперь сосредоточивается у государя; так вот мы пойдемте ка к Долгорукову, мне и надо сходить к нему, я уж ему говорил про вас; так мы и посмотрим; не найдет ли он возможным пристроить вас при себе, или где нибудь там, поближе .к солнцу.
Князь Андрей всегда особенно оживлялся, когда ему приходилось руководить молодого человека и помогать ему в светском успехе. Под предлогом этой помощи другому, которую он по гордости никогда не принял бы для себя, он находился вблизи той среды, которая давала успех и которая притягивала его к себе. Он весьма охотно взялся за Бориса и пошел с ним к князю Долгорукову.
Было уже поздно вечером, когда они взошли в Ольмюцкий дворец, занимаемый императорами и их приближенными.
В этот самый день был военный совет, на котором участвовали все члены гофкригсрата и оба императора. На совете, в противность мнения стариков – Кутузова и князя Шварцернберга, было решено немедленно наступать и дать генеральное сражение Бонапарту. Военный совет только что кончился, когда князь Андрей, сопутствуемый Борисом, пришел во дворец отыскивать князя Долгорукова. Еще все лица главной квартиры находились под обаянием сегодняшнего, победоносного для партии молодых, военного совета. Голоса медлителей, советовавших ожидать еще чего то не наступая, так единодушно были заглушены и доводы их опровергнуты несомненными доказательствами выгод наступления, что то, о чем толковалось в совете, будущее сражение и, без сомнения, победа, казались уже не будущим, а прошедшим. Все выгоды были на нашей стороне. Огромные силы, без сомнения, превосходившие силы Наполеона, были стянуты в одно место; войска были одушевлены присутствием императоров и рвались в дело; стратегический пункт, на котором приходилось действовать, был до малейших подробностей известен австрийскому генералу Вейротеру, руководившему войска (как бы счастливая случайность сделала то, что австрийские войска в прошлом году были на маневрах именно на тех полях, на которых теперь предстояло сразиться с французом); до малейших подробностей была известна и передана на картах предлежащая местность, и Бонапарте, видимо, ослабленный, ничего не предпринимал.
Долгоруков, один из самых горячих сторонников наступления, только что вернулся из совета, усталый, измученный, но оживленный и гордый одержанной победой. Князь Андрей представил покровительствуемого им офицера, но князь Долгоруков, учтиво и крепко пожав ему руку, ничего не сказал Борису и, очевидно не в силах удержаться от высказывания тех мыслей, которые сильнее всего занимали его в эту минуту, по французски обратился к князю Андрею.
– Ну, мой милый, какое мы выдержали сражение! Дай Бог только, чтобы то, которое будет следствием его, было бы столь же победоносно. Однако, мой милый, – говорил он отрывочно и оживленно, – я должен признать свою вину перед австрийцами и в особенности перед Вейротером. Что за точность, что за подробность, что за знание местности, что за предвидение всех возможностей, всех условий, всех малейших подробностей! Нет, мой милый, выгодней тех условий, в которых мы находимся, нельзя ничего нарочно выдумать. Соединение австрийской отчетливости с русской храбростию – чего ж вы хотите еще?
– Так наступление окончательно решено? – сказал Болконский.
– И знаете ли, мой милый, мне кажется, что решительно Буонапарте потерял свою латынь. Вы знаете, что нынче получено от него письмо к императору. – Долгоруков улыбнулся значительно.
– Вот как! Что ж он пишет? – спросил Болконский.
– Что он может писать? Традиридира и т. п., всё только с целью выиграть время. Я вам говорю, что он у нас в руках; это верно! Но что забавнее всего, – сказал он, вдруг добродушно засмеявшись, – это то, что никак не могли придумать, как ему адресовать ответ? Ежели не консулу, само собою разумеется не императору, то генералу Буонапарту, как мне казалось.
– Но между тем, чтобы не признавать императором, и тем, чтобы называть генералом Буонапарте, есть разница, – сказал Болконский.
– В том то и дело, – смеясь и перебивая, быстро говорил Долгоруков. – Вы знаете Билибина, он очень умный человек, он предлагал адресовать: «узурпатору и врагу человеческого рода».
Долгоруков весело захохотал.
– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.
Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Несколько минут после того, как проехал государь, дивизион павлоградцев потребовали вперед. В самом Вишау, маленьком немецком городке, Ростов еще раз увидал государя. На площади города, на которой была до приезда государя довольно сильная перестрелка, лежало несколько человек убитых и раненых, которых не успели подобрать. Государь, окруженный свитою военных и невоенных, был на рыжей, уже другой, чем на смотру, энглизированной кобыле и, склонившись на бок, грациозным жестом держа золотой лорнет у глаза, смотрел в него на лежащего ничком, без кивера, с окровавленною головою солдата. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. Ростов видел, как содрогнулись, как бы от пробежавшего мороза, сутуловатые плечи государя, как левая нога его судорожно стала бить шпорой бок лошади, и как приученная лошадь равнодушно оглядывалась и не трогалась с места. Слезший с лошади адъютант взял под руки солдата и стал класть на появившиеся носилки. Солдат застонал.
– Тише, тише, разве нельзя тише? – видимо, более страдая, чем умирающий солдат, проговорил государь и отъехал прочь.
Ростов видел слезы, наполнившие глаза государя, и слышал, как он, отъезжая, по французски сказал Чарторижскому:
– Какая ужасная вещь война, какая ужасная вещь! Quelle terrible chose que la guerre!
Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня. Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки. Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди? Мы все умрем, с наслаждением умрем за него. Так, господа? Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже. За здоровье Александра первого! Урра!
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
– Ребята, за здоровье государя императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
– Вот на походе не в кого влюбиться, так он в ца'я влюбился, – сказал он.
– Денисов, ты этим не шути, – крикнул Ростов, – это такое высокое, такое прекрасное чувство, такое…
– Ве'ю, ве'ю, д'ужок, и 'азделяю и одоб'яю…
– Нет, не понимаешь!
И Ростов встал и пошел бродить между костров, мечтая о том, какое было бы счастие умереть, не спасая жизнь (об этом он и не смел мечтать), а просто умереть в глазах государя. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. И не он один испытывал это чувство в те памятные дни, предшествующие Аустерлицкому сражению: девять десятых людей русской армии в то время были влюблены, хотя и менее восторженно, в своего царя и в славу русского оружия.


На следующий день государь остановился в Вишау. Лейб медик Вилье несколько раз был призываем к нему. В главной квартире и в ближайших войсках распространилось известие, что государь был нездоров. Он ничего не ел и дурно спал эту ночь, как говорили приближенные. Причина этого нездоровья заключалась в сильном впечатлении, произведенном на чувствительную душу государя видом раненых и убитых.
На заре 17 го числа в Вишау был препровожден с аванпостов французский офицер, приехавший под парламентерским флагом, требуя свидания с русским императором. Офицер этот был Савари. Государь только что заснул, и потому Савари должен был дожидаться. В полдень он был допущен к государю и через час поехал вместе с князем Долгоруковым на аванпосты французской армии.
Как слышно было, цель присылки Савари состояла в предложении свидания императора Александра с Наполеоном. В личном свидании, к радости и гордости всей армии, было отказано, и вместо государя князь Долгоруков, победитель при Вишау, был отправлен вместе с Савари для переговоров с Наполеоном, ежели переговоры эти, против чаяния, имели целью действительное желание мира.
Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и неприятельские аванпосты после коротких перестрелок отступали. В высших сферах армии с полдня 19 го числа началось сильное хлопотливо возбужденное движение, продолжавшееся до утра следующего дня, 20 го ноября, в который дано было столь памятное Аустерлицкое сражение.
До полудня 19 числа движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной главной квартирой императоров; после полудня того же дня движение передалось в главную квартиру Кутузова и в штабы колонных начальников. Вечером через адъютантов разнеслось это движение по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 поднялась с ночлегов, загудела говором и заколыхалась и тронулась громадным девятиверстным холстом 80 титысячная масса союзного войска.
Сосредоточенное движение, начавшееся поутру в главной квартире императоров и давшее толчок всему дальнейшему движению, было похоже на первое движение серединного колеса больших башенных часов. Медленно двинулось одно колесо, повернулось другое, третье, и всё быстрее и быстрее пошли вертеться колеса, блоки, шестерни, начали играть куранты, выскакивать фигуры, и мерно стали подвигаться стрелки, показывая результат движения.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, так же неудержимо до последнего результата раз данное движение, и так же безучастно неподвижны, за момент до передачи движения, части механизма, до которых еще не дошло дело. Свистят на осях колеса, цепляясь зубьями, шипят от быстроты вертящиеся блоки, а соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово простоять этою неподвижностью; но пришел момент – зацепил рычаг, и, покоряясь движению, трещит, поворачиваясь, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
Как в часах результат сложного движения бесчисленных различных колес и блоков есть только медленное и уравномеренное движение стрелки, указывающей время, так и результатом всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов – всех страстей, желаний, раскаяний, унижений, страданий, порывов гордости, страха, восторга этих людей – был только проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемого сражения трех императоров, т. е. медленное передвижение всемирно исторической стрелки на циферблате истории человечества.
Князь Андрей был в этот день дежурным и неотлучно при главнокомандующем.
В 6 м часу вечера Кутузов приехал в главную квартиру императоров и, недолго пробыв у государя, пошел к обер гофмаршалу графу Толстому.
Болконский воспользовался этим временем, чтобы зайти к Долгорукову узнать о подробностях дела. Князь Андрей чувствовал, что Кутузов чем то расстроен и недоволен, и что им недовольны в главной квартире, и что все лица императорской главной квартиры имеют с ним тон людей, знающих что то такое, чего другие не знают; и поэтому ему хотелось поговорить с Долгоруковым.
– Ну, здравствуйте, mon cher, – сказал Долгоруков, сидевший с Билибиным за чаем. – Праздник на завтра. Что ваш старик? не в духе?
– Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали.
– Да его слушали на военном совете и будут слушать, когда он будет говорить дело; но медлить и ждать чего то теперь, когда Бонапарт боится более всего генерального сражения, – невозможно.
– Да вы его видели? – сказал князь Андрей. – Ну, что Бонапарт? Какое впечатление он произвел на вас?
– Да, видел и убедился, что он боится генерального сражения более всего на свете, – повторил Долгоруков, видимо, дорожа этим общим выводом, сделанным им из его свидания с Наполеоном. – Ежели бы он не боялся сражения, для чего бы ему было требовать этого свидания, вести переговоры и, главное, отступать, тогда как отступление так противно всей его методе ведения войны? Поверьте мне: он боится, боится генерального сражения, его час настал. Это я вам говорю.
– Но расскажите, как он, что? – еще спросил князь Андрей.
– Он человек в сером сюртуке, очень желавший, чтобы я ему говорил «ваше величество», но, к огорчению своему, не получивший от меня никакого титула. Вот это какой человек, и больше ничего, – отвечал Долгоруков, оглядываясь с улыбкой на Билибина.
– Несмотря на мое полное уважение к старому Кутузову, – продолжал он, – хороши мы были бы все, ожидая чего то и тем давая ему случай уйти или обмануть нас, тогда как теперь он верно в наших руках. Нет, не надобно забывать Суворова и его правила: не ставить себя в положение атакованного, а атаковать самому. Поверьте, на войне энергия молодых людей часто вернее указывает путь, чем вся опытность старых кунктаторов.
– Но в какой же позиции мы атакуем его? Я был на аванпостах нынче, и нельзя решить, где он именно стоит с главными силами, – сказал князь Андрей.
Ему хотелось высказать Долгорукову свой, составленный им, план атаки.
– Ах, это совершенно всё равно, – быстро заговорил Долгоруков, вставая и раскрывая карту на столе. – Все случаи предвидены: ежели он стоит у Брюнна…
И князь Долгоруков быстро и неясно рассказал план флангового движения Вейротера.
Князь Андрей стал возражать и доказывать свой план, который мог быть одинаково хорош с планом Вейротера, но имел тот недостаток, что план Вейротера уже был одобрен. Как только князь Андрей стал доказывать невыгоды того и выгоды своего, князь Долгоруков перестал его слушать и рассеянно смотрел не на карту, а на лицо князя Андрея.
– Впрочем, у Кутузова будет нынче военный совет: вы там можете всё это высказать, – сказал Долгоруков.
– Я это и сделаю, – сказал князь Андрей, отходя от карты.
– И о чем вы заботитесь, господа? – сказал Билибин, до сих пор с веселой улыбкой слушавший их разговор и теперь, видимо, собираясь пошутить. – Будет ли завтра победа или поражение, слава русского оружия застрахована. Кроме вашего Кутузова, нет ни одного русского начальника колонн. Начальники: Неrr general Wimpfen, le comte de Langeron, le prince de Lichtenstein, le prince de Hohenloe et enfin Prsch… prsch… et ainsi de suite, comme tous les noms polonais. [Вимпфен, граф Ланжерон, князь Лихтенштейн, Гогенлое и еще Пришпршипрш, как все польские имена.]
– Taisez vous, mauvaise langue, [Удержите ваше злоязычие.] – сказал Долгоруков. – Неправда, теперь уже два русских: Милорадович и Дохтуров, и был бы 3 й, граф Аракчеев, но у него нервы слабы.
– Однако Михаил Иларионович, я думаю, вышел, – сказал князь Андрей. – Желаю счастия и успеха, господа, – прибавил он и вышел, пожав руки Долгорукову и Бибилину.
Возвращаясь домой, князь Андрей не мог удержаться, чтобы не спросить молчаливо сидевшего подле него Кутузова, о том, что он думает о завтрашнем сражении?
Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил:
– Я думаю, что сражение будет проиграно, и я так сказал графу Толстому и просил его передать это государю. Что же, ты думаешь, он мне ответил? Eh, mon cher general, je me mele de riz et des et cotelettes, melez vous des affaires de la guerre. [И, любезный генерал! Я занят рисом и котлетами, а вы занимайтесь военными делами.] Да… Вот что мне отвечали!


В 10 м часу вечера Вейротер с своими планами переехал на квартиру Кутузова, где и был назначен военный совет. Все начальники колонн были потребованы к главнокомандующему, и, за исключением князя Багратиона, который отказался приехать, все явились к назначенному часу.