Общество рудников Дубовой балки

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Французское акционерное Общество рудников Дубовой балки было зарегистрировано в Париже 10 августа 1892 г. спустя четверть века после того, как известный археолог, предприниматель, писатель, общественный деятель юга России А. Н. Поль во время археологических исследований в Дубовой балке близ Кривого Рога Александрийского уезда Херсонской губернии нашел железную руду.

В 1872 г. титулярный советник Поль выкупил считавшиеся бесперспективными из-за непригодности к возделыванию, но оказавшиеся богатыми рудой земли Большой и Малой Дубовой балки у местного помещика Л. О. Шмакова.

В 1873 г. он организует Общество Криворожских железных руд, которое дало начало «правильному добыванию Криворожских руд и процветанию местечка». Основная разведка районов залегания руд была фактически завершена в 1874 г. Тогда же был составлен геологический план и разрезы Криворожской котловины с нанесением залежей железной руды.[2]

Из донесения Поля пайщикам созданной им компании:

«В руднике «Саксаганский», что в Дубовой балке, за 1881 г. добыты 555 тыс. пуд. руды. Цена за пуд составляла 2 копейки. Руду покупает лишь одно «Новороссийское общество Юза». Основной и единственный вид доставки – кони и волы. Расстояние от Кривого Рога до завода свыше 400 верст. Для покрытия долгов продавать у меня уже нечего».

В 1883 г. на руднике «Саксаганский» сотней рабочих были добыты 1,5 миллиона пуд. руды. На Новороссийском заводе успешно прошла пробная плавка криворожских руд, которая дала «блестящий результат». До открытия Криворожской железной дороги добытая руда практически никуда не отправлялась, а складировалась. Так, в 1881–83 годах из Кривбасса было вывезено 83 тысячи пудов, а в год открытия движения по Криворожской железной дороге – 2,1 млн. пуд. железной руды.

В 1891 г., после смерти Поля, участок Дубовой балки был куплен с торгов за 250 тыс. руб. «Французским Акционерным Обществом», которое в 1892 г. и получило свое окончательное название "Общество рудников Дубовой балки".[2][3]

В Указе "О предоставлении французскому Обществу рудников Дубовой Балки открыть свою деятельность в России говорится:

Комитет Министров, рассмотрев представление Министра Государственных Имуществ о допущении французского акционерного общества рудников «Дубовой Балки» к деятельности в России, полагал: разрешить образовавшемуся в Париже, на основании действующих во Франции законов акционерному обществу под названием: «общество рудников Дубовой Балки», приступить в России к предположенной в устав сего общества горнопромышленной деятельности[4]

В 1910 г. согласно сводок Акционерного Комитета Совета съездов горнопромышленников юга России добыча руды обществом Дубовой балки составила 28,26 млн. пуд.[3]



См. также

Напишите отзыв о статье "Общество рудников Дубовой балки"

Примечания

  1. [www.scripophily.ru/details.php?sid=639&image=1 Scripophily.ru Старинные ценные бумаги]
  2. 1 2 [www.liveinternet.ru/users/off-time/post204724788/ БЛЕСК И НИЩЕТА УКРАИНСКОЙ МЕТАЛЛУРГИИ]
  3. 1 2 [www.shukach.com/node/5917 Город Кривой Рог. Тайник]
  4. [elib.uraic.ru/handle/123456789/6989?mode=full Электронная библиотека: Горный журнал. 1893. № 02 (февраль)]
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Общество рудников Дубовой балки

«Мясо, тело, chair a canon [пушечное мясо]! – думал он, глядя и на свое голое тело, и вздрагивая не столько от холода, сколько от самому ему непонятного отвращения и ужаса при виде этого огромного количества тел, полоскавшихся в грязном пруде.
7 го августа князь Багратион в своей стоянке Михайловке на Смоленской дороге писал следующее:
«Милостивый государь граф Алексей Андреевич.
(Он писал Аракчееву, но знал, что письмо его будет прочтено государем, и потому, насколько он был к тому способен, обдумывал каждое свое слово.)
Я думаю, что министр уже рапортовал об оставлении неприятелю Смоленска. Больно, грустно, и вся армия в отчаянии, что самое важное место понапрасну бросили. Я, с моей стороны, просил лично его убедительнейшим образом, наконец и писал; но ничто его не согласило. Я клянусь вам моею честью, что Наполеон был в таком мешке, как никогда, и он бы мог потерять половину армии, но не взять Смоленска. Войска наши так дрались и так дерутся, как никогда. Я удержал с 15 тысячами более 35 ти часов и бил их; но он не хотел остаться и 14 ти часов. Это стыдно, и пятно армии нашей; а ему самому, мне кажется, и жить на свете не должно. Ежели он доносит, что потеря велика, – неправда; может быть, около 4 тысяч, не более, но и того нет. Хотя бы и десять, как быть, война! Но зато неприятель потерял бездну…
Что стоило еще оставаться два дни? По крайней мере, они бы сами ушли; ибо не имели воды напоить людей и лошадей. Он дал слово мне, что не отступит, но вдруг прислал диспозицию, что он в ночь уходит. Таким образом воевать не можно, и мы можем неприятеля скоро привести в Москву…
Слух носится, что вы думаете о мире. Чтобы помириться, боже сохрани! После всех пожертвований и после таких сумасбродных отступлений – мириться: вы поставите всю Россию против себя, и всякий из нас за стыд поставит носить мундир. Ежели уже так пошло – надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах…
Надо командовать одному, а не двум. Ваш министр, может, хороший по министерству; но генерал не то что плохой, но дрянной, и ему отдали судьбу всего нашего Отечества… Я, право, с ума схожу от досады; простите мне, что дерзко пишу. Видно, тот не любит государя и желает гибели нам всем, кто советует заключить мир и командовать армиею министру. Итак, я пишу вам правду: готовьте ополчение. Ибо министр самым мастерским образом ведет в столицу за собою гостя. Большое подозрение подает всей армии господин флигель адъютант Вольцоген. Он, говорят, более Наполеона, нежели наш, и он советует все министру. Я не токмо учтив против него, но повинуюсь, как капрал, хотя и старее его. Это больно; но, любя моего благодетеля и государя, – повинуюсь. Только жаль государя, что вверяет таким славную армию. Вообразите, что нашею ретирадою мы потеряли людей от усталости и в госпиталях более 15 тысяч; а ежели бы наступали, того бы не было. Скажите ради бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам и вселяем в каждого подданного ненависть и посрамление. Чего трусить и кого бояться?. Я не виноват, что министр нерешим, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества. Вся армия плачет совершенно и ругают его насмерть…»


В числе бесчисленных подразделений, которые можно сделать в явлениях жизни, можно подразделить их все на такие, в которых преобладает содержание, другие – в которых преобладает форма. К числу таковых, в противоположность деревенской, земской, губернской, даже московской жизни, можно отнести жизнь петербургскую, в особенности салонную. Эта жизнь неизменна.