Одиннадцать друзей Оушена (фильм, 2001)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Одиннадцать друзей Оушена
Ocean's Eleven
Жанр

криминал
фильм-ограбление
приключения
комедия

Режиссёр

Стивен Содерберг

Продюсер

Джерри Вайнтрауб

Автор
сценария

Джордж К. Джонсон
Джек Г. Расселл
Гарри Браун
Чарльз Ледерер
Тед Гриффин

В главных
ролях

Джордж Клуни
Брэд Питт
Мэтт Дэймон
Энди Гарсиа
Джулия Робертс
Берни Мак
Эллиотт Гулд

Оператор

Стивен Содерберг

Композитор

Дэвид Холмс

Кинокомпания

Warner Bros.

Длительность

116 мин.

Бюджет

$ 85 млн.

Сборы

$ 450 717 150[1]

Страна

США США

Год

2001

Следующий фильм

Двенадцать друзей Оушена

IMDb

ID 0240772

К:Фильмы 2001 года

«Одиннадцать друзей Оушена» (англ. Ocean's Eleven) — американская криминальная комедия режиссёра Стивена Содерберга, ремейк одноимённого фильма 1960 года режиссёра Льюиса Майлстоуна с Фрэнком Синатрой и Ширли Маклейн в главных ролях. Вышло два продолжения этого фильма: «Двенадцать друзей Оушена» (2004) и «Тринадцать друзей Оушена» (2007).

На самом деле у Оушена не одиннадцать друзей, а десять. Расхождение связано с неточным переводом названия фильма на русский. Точнее будет «Одиннадцатка Оушена», то есть команда Оушена из 11 человек (включая самого Оушена).





Сюжет

Картина начинается с того, что Дэнни Оушен выходит из тюрьмы, где отбывал срок за кражу. Нарушив условия досрочного освобождения он едет в Калифорнию и встречается со своим давним криминальным знакомым Расти Райаном. Дэнни вынашивает план по ограблению нескольких крупнейших казино Лас-Вегаса. Они находят спонсора для технически сложного и рискованного плана, бывшего владельца одного из казино Рубена Тишкоффа, который имеет личные счёты с их новым владельцем. Хозяин трёх казино Белладжио, Мираж и MGM Grand Тэрри Бенедикт известен своей злопамятностью и беспощадным нравом. Система охраны одна из лучших, поэтому план требует привлечения лучших специалистов. Объездив страну, Дэнни и Расти нанимают одного за другим членов своей команды: Фрэнка Кэттона, дилера в казино; братьев Верджела и Тёрка Маллроев, автомехаников и водителей; Ливингстона Делла, эксперта по электронике; Бэшера Тарра, эксперта подрывника; Сола Блума, пожилого афериста на доверие; Йена, китайца акробата. Последним нанимают вора-карманника Линуса Калдвелла. Дэнни оглашает условия. Они планируют вынести из хранилища трёх казино $150 млн наличности и поделить поровну между 11 членами команды.

Фрэнк нанимается в одно из казино как дилер и начинает рекогносцировку перед ограблением. Команда строит точный план денежного хранилища и проводит тренировки, с целью обойти системы безопасности. Перед ограблением становится известно, что девушка Бенедикта Тэсс, бывшая жена самого Оушена, не дождавшаяся его выхода из тюрьмы, и у него остались к ней чувства. Тем не менее Дэнни уверяет остальных, что его личные проблемы не повлияют на исполнение ограбления. Команда приурочила начало ограбления к боксёрскому поединку в одном из казино, когда в хранилищах будет особенно большой запас наличности. Браться Маллрои под видом сотрудников казино готовят тележку для перевозки наличности. Акробат Йен попадает в хранилище внутри ящика для перевозки денег. Ключевой элемент ограбления — компактный EMP-генератор, при помощи которого в назначенный момент выводится из строя электроника в целом квартале города. За несколько десятков секунд, пока электропитание не будет переключено на резервные источники, Дэнни и Линус проходят через отключившуюся систему безопасности. Сам Оушен проникает внутрь казино при помощи подкупленного охранника. Взрывное устройство закамуфлированное под драгоценные камни, сдаёт в хранилище для сохранности Сол, превратившийся на время в состоятельного бизнесмена хайроллера, якобы заехавшего поиграть по большим ставкам. Шифры от системы безопасности крадёт у Терри Бенедикта Линус. Благодаря этому и внедрённому в компьютерную сеть казино «жучку», члены команды могут наблюдать за всем происходящим и даже транслировать на мониторы охраны нужное изображение.

Йен подрывает бронированную дверь, после чего Дэнни и Линус оказываются внутри хранилища. Терри Бенедикт получает звонок от преступников о том, что его грабят. Терри звонит в полицию, но его звонок также перехватывают грабители. Они проводят отвлекающий маневр с удалённо управляемым автомобилем, который якобы вывозит украденную наличность из казино. На самом деле деньги выносит приехавшая на вызов команда-SWAT, опять таки грабители, под видом спецназовцев-полицейских.

В конце ограбления Денни Оушен покидая казино встречается с Тэрри Бенедиктом и предлагает ему выдать участников ограбления «в обмен» на его девушку. Бенедикт соглашается на «обмен». Тэсс наблюдает эту сцену благодаря трансляции с камеры внешнего наблюдения. Ограбление удаётся и участники преступления разъезжаются по домам. Дэнни за нарушение условий освобождения вынужден примерно на пол-года вернуться в тюрьмы. После освобождения его ждут снаружи Расти и Тэсс.

В ролях

Актёр/Актриса Персонаж Роли дублировали
Джордж Клуни Дэниел «Дэнни» Оушен Владимир Вихров
Берни Мак Фрэнк Кэттон Юрий Брежнев
Брэд Питт Роберт «Расти» Райан Всеволод Кузнецов
Эллиотт Гулд Рубен Тишкофф Александр Клюквин
Кейси Аффлек Вёрджил Мэллой Михаил Тихонов
Скотт Каан Тёрк Мэллой Александр Коврижных
Эдди Джемисон (англ.) Ливингстон Делл Алексей Колган
Карл Райнер Сол Блум Юрий Саранцев
Мэтт Дэймон Лайнус Колдуэлл Борис Шувалов
Джо Ла Ду Билли Тим Дэнхан Дальвин Щербаков
Джулия Робертс Тэсс Оушен Марианна Шульц
Майкл Делано Управляющий казино Александр Новиков
Джерри Вейнтрауб Игрок / Дэнни Шилдс Виктор Петров
Энди Гарсиа Терри Бенедикт Алексей Рязанцев
Дон Чидл (в титрах не указан) Бэшер Тарр Андрей Бархударов
Цинь Шаобо Йен Александр Комлев
Ричард Рид Баки Бьюкенен Юрий Меншагин
Скотт Л. Шварц Бульдог, подручный Олег Куценко

Интересный факт

Скотт Каан сыграл в этом фильме с Энди Гарсиа, который, в свою очередь, сыграл в третьей части трилогии "Крёстный отец" Винченцо Мансини - внебрачного сына Сонни Корлеоне. Роль Сонни Корлеоне исполнял отец Скотта Каана - Джеймс Каан.

Критика

Журнал Entertainment Weekly назвал фильм лучшим фильмом об ограблениях[2].

Напишите отзыв о статье "Одиннадцать друзей Оушена (фильм, 2001)"

Примечания

  1. [www.boxofficemojo.com/movies/?id=oceanseleven.htm Ocean's Eleven (2001) - Box Office Mojo]
  2. Geier, Thom; Jensen, Jeff; Jordan, Tina; Lyons, Margaret; Markovitz, Adam; Nashawaty, Chris; Pastorek, Whitney; Rice, Lynette; Rottenberg, Josh; Schwartz, Missy; Slezak, Michael; Snierson, Dan; Stack, Tim; Stroup, Kate; Tucker, Ken; Vary, Adam B.; Vozick-Levinson, Simon; Ward, Kate (December 11, 2009), «THE 100 Greatest MOVIES, TV SHOWS, ALBUMS, BOOKS, CHARACTERS, SCENES, EPISODES, SONGS, DRESSES, MUSIC VIDEOS, AND TRENDS THAT ENTERTAINED US OVER THE PAST 10 YEARS». Entertainment Weekly. (1079/1080):74—84

Ссылки

Отрывок, характеризующий Одиннадцать друзей Оушена (фильм, 2001)

От Орши побежали дальше по дороге к Вильно, точно так же играя в жмурки с преследующей армией. На Березине опять замешались, многие потонули, многие сдались, но те, которые перебрались через реку, побежали дальше. Главный начальник их надел шубу и, сев в сани, поскакал один, оставив своих товарищей. Кто мог – уехал тоже, кто не мог – сдался или умер.


Казалось бы, в этой то кампании бегства французов, когда они делали все то, что только можно было, чтобы погубить себя; когда ни в одном движении этой толпы, начиная от поворота на Калужскую дорогу и до бегства начальника от армии, не было ни малейшего смысла, – казалось бы, в этот период кампании невозможно уже историкам, приписывающим действия масс воле одного человека, описывать это отступление в их смысле. Но нет. Горы книг написаны историками об этой кампании, и везде описаны распоряжения Наполеона и глубокомысленные его планы – маневры, руководившие войском, и гениальные распоряжения его маршалов.
Отступление от Малоярославца тогда, когда ему дают дорогу в обильный край и когда ему открыта та параллельная дорога, по которой потом преследовал его Кутузов, ненужное отступление по разоренной дороге объясняется нам по разным глубокомысленным соображениям. По таким же глубокомысленным соображениям описывается его отступление от Смоленска на Оршу. Потом описывается его геройство при Красном, где он будто бы готовится принять сражение и сам командовать, и ходит с березовой палкой и говорит:
– J'ai assez fait l'Empereur, il est temps de faire le general, [Довольно уже я представлял императора, теперь время быть генералом.] – и, несмотря на то, тотчас же после этого бежит дальше, оставляя на произвол судьбы разрозненные части армии, находящиеся сзади.
Потом описывают нам величие души маршалов, в особенности Нея, величие души, состоящее в том, что он ночью пробрался лесом в обход через Днепр и без знамен и артиллерии и без девяти десятых войска прибежал в Оршу.
И, наконец, последний отъезд великого императора от геройской армии представляется нам историками как что то великое и гениальное. Даже этот последний поступок бегства, на языке человеческом называемый последней степенью подлости, которой учится стыдиться каждый ребенок, и этот поступок на языке историков получает оправдание.
Тогда, когда уже невозможно дальше растянуть столь эластичные нити исторических рассуждений, когда действие уже явно противно тому, что все человечество называет добром и даже справедливостью, является у историков спасительное понятие о величии. Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного. Для великого – нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик.
– «C'est grand!» [Это величественно!] – говорят историки, и тогда уже нет ни хорошего, ни дурного, а есть «grand» и «не grand». Grand – хорошо, не grand – дурно. Grand есть свойство, по их понятиям, каких то особенных животных, называемых ими героями. И Наполеон, убираясь в теплой шубе домой от гибнущих не только товарищей, но (по его мнению) людей, им приведенных сюда, чувствует que c'est grand, и душа его покойна.
«Du sublime (он что то sublime видит в себе) au ridicule il n'y a qu'un pas», – говорит он. И весь мир пятьдесят лет повторяет: «Sublime! Grand! Napoleon le grand! Du sublime au ridicule il n'y a qu'un pas». [величественное… От величественного до смешного только один шаг… Величественное! Великое! Наполеон великий! От величественного до смешного только шаг.]
И никому в голову не придет, что признание величия, неизмеримого мерой хорошего и дурного, есть только признание своей ничтожности и неизмеримой малости.
Для нас, с данной нам Христом мерой хорошего и дурного, нет неизмеримого. И нет величия там, где нет простоты, добра и правды.


Кто из русских людей, читая описания последнего периода кампании 1812 года, не испытывал тяжелого чувства досады, неудовлетворенности и неясности. Кто не задавал себе вопросов: как не забрали, не уничтожили всех французов, когда все три армии окружали их в превосходящем числе, когда расстроенные французы, голодая и замерзая, сдавались толпами и когда (как нам рассказывает история) цель русских состояла именно в том, чтобы остановить, отрезать и забрать в плен всех французов.
Каким образом то русское войско, которое, слабее числом французов, дало Бородинское сражение, каким образом это войско, с трех сторон окружавшее французов и имевшее целью их забрать, не достигло своей цели? Неужели такое громадное преимущество перед нами имеют французы, что мы, с превосходными силами окружив, не могли побить их? Каким образом это могло случиться?
История (та, которая называется этим словом), отвечая на эти вопросы, говорит, что это случилось оттого, что Кутузов, и Тормасов, и Чичагов, и тот то, и тот то не сделали таких то и таких то маневров.
Но отчего они не сделали всех этих маневров? Отчего, ежели они были виноваты в том, что не достигнута была предназначавшаяся цель, – отчего их не судили и не казнили? Но, даже ежели и допустить, что виною неудачи русских были Кутузов и Чичагов и т. п., нельзя понять все таки, почему и в тех условиях, в которых находились русские войска под Красным и под Березиной (в обоих случаях русские были в превосходных силах), почему не взято в плен французское войско с маршалами, королями и императорами, когда в этом состояла цель русских?
Объяснение этого странного явления тем (как то делают русские военные историки), что Кутузов помешал нападению, неосновательно потому, что мы знаем, что воля Кутузова не могла удержать войска от нападения под Вязьмой и под Тарутиным.
Почему то русское войско, которое с слабейшими силами одержало победу под Бородиным над неприятелем во всей его силе, под Красным и под Березиной в превосходных силах было побеждено расстроенными толпами французов?
Если цель русских состояла в том, чтобы отрезать и взять в плен Наполеона и маршалов, и цель эта не только не была достигнута, и все попытки к достижению этой цели всякий раз были разрушены самым постыдным образом, то последний период кампании совершенно справедливо представляется французами рядом побед и совершенно несправедливо представляется русскими историками победоносным.
Русские военные историки, настолько, насколько для них обязательна логика, невольно приходят к этому заключению и, несмотря на лирические воззвания о мужестве и преданности и т. д., должны невольно признаться, что отступление французов из Москвы есть ряд побед Наполеона и поражений Кутузова.
Но, оставив совершенно в стороне народное самолюбие, чувствуется, что заключение это само в себе заключает противуречие, так как ряд побед французов привел их к совершенному уничтожению, а ряд поражений русских привел их к полному уничтожению врага и очищению своего отечества.
Источник этого противуречия лежит в том, что историками, изучающими события по письмам государей и генералов, по реляциям, рапортам, планам и т. п., предположена ложная, никогда не существовавшая цель последнего периода войны 1812 года, – цель, будто бы состоявшая в том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с маршалами и армией.
Цели этой никогда не было и не могло быть, потому что она не имела смысла, и достижение ее было совершенно невозможно.
Цель эта не имела никакого смысла, во первых, потому, что расстроенная армия Наполеона со всей возможной быстротой бежала из России, то есть исполняла то самое, что мог желать всякий русский. Для чего же было делать различные операции над французами, которые бежали так быстро, как только они могли?
Во вторых, бессмысленно было становиться на дороге людей, всю свою энергию направивших на бегство.
В третьих, бессмысленно было терять свои войска для уничтожения французских армий, уничтожавшихся без внешних причин в такой прогрессии, что без всякого загораживания пути они не могли перевести через границу больше того, что они перевели в декабре месяце, то есть одну сотую всего войска.