Окленд (острова)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Окленд (острова)Окленд (острова)

</tt>

</tt>

Архипелаг Окленд
англ. Auckland Islands
Архипелаг Окленд — вид из космоса
50°42′ ю. ш. 166°05′ в. д. / 50.700° ю. ш. 166.083° в. д. / -50.700; 166.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-50.700&mlon=166.083&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 50°42′ ю. ш. 166°05′ в. д. / 50.700° ю. ш. 166.083° в. д. / -50.700; 166.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-50.700&mlon=166.083&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияТихий океан
Количество островов8
Крупнейший островОкленд
Общая площадь625,6 км²
Наивысшая точкаболее 600 м
СтранаНовая Зеландия Новая Зеландия
АЕ первого уровняВнешние острова
Архипелаг Окленд
Население (2012 год)0 чел.

Архипела́г О́кленд (англ. Auckland Islands) — вулканический архипелаг в Тихом океане, расположен к югу от Новой Зеландии.

Эта группа островов считается новозеландскими Внешними островами и является территорией Новой Зеландии, однако она не считается частью какого-либо региона или округа, а находится в непосредственном управлении специального органа — англ. Area Outside Territorial Authority.

Острова Окленд — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО[1][2].





География

Площадь островов составляет 625,6 км². Высота — более 600 метров над уровнем моря. Архипелаг состоит из одного большого одноимённого острова, острова Адамс, а также мелких островков и скал:

Растительный мир представлен субантарктическим криволесьем (из-за сильных ветров) и покрыт травой.

Животный мир представлен в основном морскими видами: новозеландский морской лев, морской слон, морской котик; широко распространены пингвины и другие морские птицы.

В XIX—XX вв были занесены извне ряд видов млекопитающих. В 1990-х годах экологи тем или иным способом уничтожили коров, овец, коз, собак, опоссумов и кроликов. Однако остались дикие кошки и свиньи. Последних кроликов и мышей потравили в 1993 году на острове Эндерби. Любопытно, что крысы так и не сумели здесь расплодиться, хотя на других островах в этих широтах они почти повсеместно присутствуют.

На островах создан морской заповедник.

История

Существует несколько свидетельств того, что полинезийские мореходы были первыми людьми, побывавшими на этих островах. На острове Эндерби (северная часть архипелага) археологами были найдены следы полинезийского поселения, датируемые приблизительно XIII — XIV веками. Это самое южное поселение полинезийцев из когда-либо найденных учеными.

Предполагается, что для европейцев архипелаг был открыт в 1806 году Абрахамом Бристоу.

Население

Острова не имеют постоянных жителей, но часто посещаемы научными экспедициями. В 19421945 годах на главном острове действовала полярная станция. В XIX веке предпринималось несколько неудачных попыток организовать поселения, чему сильно создавал помехи суровый климат.

Напишите отзыв о статье "Окленд (острова)"

Примечания

  1. [whc.unesco.org/en/list/877/multiple=1&unique_number=1029 Всемирное наследие. Объект 877]
  2. В субантарктические острова объекта также входят острова Снэрс, острова Баунти, острова Антиподов и острова Кэмпбелл

Ссылки

Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 877
[whc.unesco.org/ru/list/877 рус.] • [whc.unesco.org/en/list/877 англ.] • [whc.unesco.org/fr/list/877 фр.]
  • [www.doc.govt.nz/conservation/marine-and-coastal/marine-protected-areas/marine-reserves-a-z/auckland-islands/ Морской заповедник островов Окленд]

Отрывок, характеризующий Окленд (острова)

Петя стоял у двери, когда Денисов сказал это. Петя пролез между офицерами и близко подошел к Денисову.
– Позвольте вас поцеловать, голубчик, – сказал он. – Ах, как отлично! как хорошо! – И, поцеловав Денисова, он побежал на двор.
– Bosse! Vincent! – прокричал Петя, остановясь у двери.
– Вам кого, сударь, надо? – сказал голос из темноты. Петя отвечал, что того мальчика француза, которого взяли нынче.
– А! Весеннего? – сказал казак.
Имя его Vincent уже переделали: казаки – в Весеннего, а мужики и солдаты – в Висеню. В обеих переделках это напоминание о весне сходилось с представлением о молоденьком мальчике.
– Он там у костра грелся. Эй, Висеня! Висеня! Весенний! – послышались в темноте передающиеся голоса и смех.
– А мальчонок шустрый, – сказал гусар, стоявший подле Пети. – Мы его покормили давеча. Страсть голодный был!
В темноте послышались шаги и, шлепая босыми ногами по грязи, барабанщик подошел к двери.
– Ah, c'est vous! – сказал Петя. – Voulez vous manger? N'ayez pas peur, on ne vous fera pas de mal, – прибавил он, робко и ласково дотрогиваясь до его руки. – Entrez, entrez. [Ах, это вы! Хотите есть? Не бойтесь, вам ничего не сделают. Войдите, войдите.]
– Merci, monsieur, [Благодарю, господин.] – отвечал барабанщик дрожащим, почти детским голосом и стал обтирать о порог свои грязные ноги. Пете многое хотелось сказать барабанщику, но он не смел. Он, переминаясь, стоял подле него в сенях. Потом в темноте взял его за руку и пожал ее.
– Entrez, entrez, – повторил он только нежным шепотом.
«Ах, что бы мне ему сделать!» – проговорил сам с собою Петя и, отворив дверь, пропустил мимо себя мальчика.
Когда барабанщик вошел в избушку, Петя сел подальше от него, считая для себя унизительным обращать на него внимание. Он только ощупывал в кармане деньги и был в сомненье, не стыдно ли будет дать их барабанщику.


От барабанщика, которому по приказанию Денисова дали водки, баранины и которого Денисов велел одеть в русский кафтан, с тем, чтобы, не отсылая с пленными, оставить его при партии, внимание Пети было отвлечено приездом Долохова. Петя в армии слышал много рассказов про необычайные храбрость и жестокость Долохова с французами, и потому с тех пор, как Долохов вошел в избу, Петя, не спуская глаз, смотрел на него и все больше подбадривался, подергивая поднятой головой, с тем чтобы не быть недостойным даже и такого общества, как Долохов.
Наружность Долохова странно поразила Петю своей простотой.
Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая чудотворца и в манере говорить, во всех приемах выказывал особенность своего положения. Долохов же, напротив, прежде, в Москве, носивший персидский костюм, теперь имел вид самого чопорного гвардейского офицера. Лицо его было чисто выбрито, одет он был в гвардейский ваточный сюртук с Георгием в петлице и в прямо надетой простой фуражке. Он снял в углу мокрую бурку и, подойдя к Денисову, не здороваясь ни с кем, тотчас же стал расспрашивать о деле. Денисов рассказывал ему про замыслы, которые имели на их транспорт большие отряды, и про присылку Пети, и про то, как он отвечал обоим генералам. Потом Денисов рассказал все, что он знал про положение французского отряда.
– Это так, но надо знать, какие и сколько войск, – сказал Долохов, – надо будет съездить. Не зная верно, сколько их, пускаться в дело нельзя. Я люблю аккуратно дело делать. Вот, не хочет ли кто из господ съездить со мной в их лагерь. У меня мундиры с собою.
– Я, я… я поеду с вами! – вскрикнул Петя.
– Совсем и тебе не нужно ездить, – сказал Денисов, обращаясь к Долохову, – а уж его я ни за что не пущу.
– Вот прекрасно! – вскрикнул Петя, – отчего же мне не ехать?..
– Да оттого, что незачем.