Октябрь (литературное объединение)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Октябрь» — литературная группа писателей-коммунистов, существовавшая в 1922—1925 годах в Москве.

Основана молодыми большевиками-писателями 7 декабря 1922 года в Москве. Руководителями группы стали критики Г. Лелевич, Семён Родов, И. Вардин. В неё входили также писатели Александр Безыменский, Артём Весёлый, Иван Доронин, Александр Жаров, Юрий Либединский, Александр Тарасов-Родионов и другие. Несколько позже к ней примкнули Дмитрий Фурманов и Леопольд Авербах.

«Октябрь» жёстко противостоял пролетарской группе «Кузница», выступавшей за независимость писателей от коммунистической партии, настаивая на безговорочной поддержке текущей партийной линии (например, по отношению к нэпу). При этом хотя «Октябрь» и называл себя «пролетарской» группой, его члены на 80 % были выходцами из дореволюционной интеллигенции. «Октябрь» категорически отвергал аполитичность литературы и формальные эксперименты.

«Октябрь» выпускал два журнала: критический «На посту» (1923—1925) и одноимённый литературно-художественный «Октябрь» (с 1924). По имени первого журнала членов «Октября» часто называли «напостовцами».

«Октябрь» проводил чрезвычайно догматическую и самоуверенную политику в литературе, претендуя на роль единственного за­щитника истинно коммунистической идеологии. Литература была для «Октября» лишь средством большевистской пропаганды на темы, обус­ловленные требованиями эпохи.[1]

После постановления Политбюро ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» от 18 июня 1925 года, а также по поводу отношения к попутчикам внутри группы возникли серьёзные разногласия, и в конце 1925 года «Октябрь» распался. Многие бывшие деятели группы продолжали свою воинственную политику уже в рамках РАПП.

Напишите отзыв о статье "Октябрь (литературное объединение)"



Примечания

  1. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.. — С. 293.</span>
  2. </ol>

Ссылки

Отрывок, характеризующий Октябрь (литературное объединение)

– Всё от этих, от штабных, беспорядок весь, – проворчал он. – Делайте ж, как знаете.
Князь Андрей торопливо, не поднимая глаз, отъехал от лекарской жены, называвшей его спасителем, и, с отвращением вспоминая мельчайшие подробности этой унизи тельной сцены, поскакал дальше к той деревне, где, как ему сказали, находился главнокомандующий.
Въехав в деревню, он слез с лошади и пошел к первому дому с намерением отдохнуть хоть на минуту, съесть что нибудь и привесть в ясность все эти оскорбительные, мучившие его мысли. «Это толпа мерзавцев, а не войско», думал он, подходя к окну первого дома, когда знакомый ему голос назвал его по имени.
Он оглянулся. Из маленького окна высовывалось красивое лицо Несвицкого. Несвицкий, пережевывая что то сочным ртом и махая руками, звал его к себе.
– Болконский, Болконский! Не слышишь, что ли? Иди скорее, – кричал он.
Войдя в дом, князь Андрей увидал Несвицкого и еще другого адъютанта, закусывавших что то. Они поспешно обратились к Болконскому с вопросом, не знает ли он чего нового. На их столь знакомых ему лицах князь Андрей прочел выражение тревоги и беспокойства. Выражение это особенно заметно было на всегда смеющемся лице Несвицкого.
– Где главнокомандующий? – спросил Болконский.
– Здесь, в том доме, – отвечал адъютант.
– Ну, что ж, правда, что мир и капитуляция? – спрашивал Несвицкий.
– Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас.
– А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь.
– Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант.
– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.