Оку Ясуката

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Оку, Ясуката»)
Перейти к: навигация, поиск
Оку Ясуката
Дата рождения

5 января 1847(1847-01-05)

Место рождения

Кокура (Будзэн, Япония)

Дата смерти

19 июля 1930(1930-07-19) (83 года)

Место смерти

Токио (Япония)

Принадлежность

Японская империя Японская империя

Род войск

Императорская армия Японии

Годы службы

18711911

Звание

маршал

Командовал

5 дивизия
Императорская гвардия
2-й японской армией

Сражения/войны

Война Босин
Восстание Сацума
Японо-китайская война
Русско-японская война

Награды и премии

Оку Ясуката (яп. 奥 保鞏; 5 января 1847 (ныне — префектура Фукуока) — 19 июля 1930) — японский маршал, граф.



Биография

Участвовал в подавлении восстания Сага, экспедиции 1874 года на Тайвань. Во время восстания Сацума защищал замок Кумамото, командуя 13-м пехотным полком. Во время Японо-китайской войны (1894—1895) командовал 5-й дивизией 1-й армии. Впоследствии он командовал 1-й дивизией, императорской гвардией. В 1895 году ему был пожалован титул барона. В 1903 ему было присвоено звание генерала армии.

Во время русско-японской войны, Оку командовал 2-й японской армией, с которой участвовал в Сражении при Ляояне, Сражении на реке Шахэ и Мукденском сражении.

В 1906 году Оку был награждён орденом Золотого коршуна 1-й степени. В 1907 ему был пожалован графский титул. В 1911 году он вышел в отставку, получив почётное звание маршала.

Напишите отзыв о статье "Оку Ясуката"

Литература

  • Craig, Albert M. Chōshū in the Meiji Restoration. — Cambridge: Harvard University Press, 1961.
  • Dupuy Trevor N. Encyclopedia of Military Biography. — I B Tauris & Co Ltd, 1992. — ISBN 1-85043-569-3.
  • Harries Meirion. Soldiers of the Sun: The Rise and Fall of the Imperial Japanese Army. — Random House, 1994. — ISBN 0-679-75303-6.
  • Keane Donald. Emperor Of Japan: Meiji And His World, 1852-1912. — Columbia University Press, 2005. — ISBN 0-231-12341-8.
  • Paine S.C.M. Sino-Japanese War of 1894-1895: Perception, Power, and Primacy. — Cambridge University Press, 2003.
  • Jukes Geoffry. The Russo-Japanese War 1904-1905. — Osprey Essential Histories, 2002. — ISBN 978-1-84176-446-7.

Ссылки

  • National Diet Library [www.ndl.go.jp/portrait/e/datas/44.html Oku Yasukata]. Portraits of Modern Historical Figures. [www.webcitation.org/6IvqhhwUz Архивировано из первоисточника 17 августа 2013].

Отрывок, характеризующий Оку Ясуката

– Не чаем довезти! У доктора спросить надо. – И камердинер сошел с козел и подошел к повозке.
– Хорошо, – сказал доктор.
Камердинер подошел опять к коляске, заглянул в нее, покачал головой, велел кучеру заворачивать на двор и остановился подле Мавры Кузминишны.
– Господи Иисусе Христе! – проговорила она.
Мавра Кузминишна предлагала внести раненого в дом.
– Господа ничего не скажут… – говорила она. Но надо было избежать подъема на лестницу, и потому раненого внесли во флигель и положили в бывшей комнате m me Schoss. Раненый этот был князь Андрей Болконский.


Наступил последний день Москвы. Была ясная веселая осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья, благовестили к обедне во всех церквах. Никто, казалось, еще не мог понять того, что ожидает Москву.
Только два указателя состояния общества выражали то положение, в котором была Москва: чернь, то есть сословие бедных людей, и цены на предметы. Фабричные, дворовые и мужики огромной толпой, в которую замешались чиновники, семинаристы, дворяне, в этот день рано утром вышли на Три Горы. Постояв там и не дождавшись Растопчина и убедившись в том, что Москва будет сдана, эта толпа рассыпалась по Москве, по питейным домам и трактирам. Цены в этот день тоже указывали на положение дел. Цены на оружие, на золото, на телеги и лошадей всё шли возвышаясь, а цены на бумажки и на городские вещи всё шли уменьшаясь, так что в середине дня были случаи, что дорогие товары, как сукна, извозчики вывозили исполу, а за мужицкую лошадь платили пятьсот рублей; мебель же, зеркала, бронзы отдавали даром.
В степенном и старом доме Ростовых распадение прежних условий жизни выразилось очень слабо. В отношении людей было только то, что в ночь пропало три человека из огромной дворни; но ничего не было украдено; и в отношении цен вещей оказалось то, что тридцать подвод, пришедшие из деревень, были огромное богатство, которому многие завидовали и за которые Ростовым предлагали огромные деньги. Мало того, что за эти подводы предлагали огромные деньги, с вечера и рано утром 1 го сентября на двор к Ростовым приходили посланные денщики и слуги от раненых офицеров и притаскивались сами раненые, помещенные у Ростовых и в соседних домах, и умоляли людей Ростовых похлопотать о том, чтоб им дали подводы для выезда из Москвы. Дворецкий, к которому обращались с такими просьбами, хотя и жалел раненых, решительно отказывал, говоря, что он даже и не посмеет доложить о том графу. Как ни жалки были остающиеся раненые, было очевидно, что, отдай одну подводу, не было причины не отдать другую, все – отдать и свои экипажи. Тридцать подвод не могли спасти всех раненых, а в общем бедствии нельзя было не думать о себе и своей семье. Так думал дворецкий за своего барина.