Олехнович, Николай Михайлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Михайлович Олехнович
Мікалай Міхайлавіч Аляхновіч
Дата рождения:

2 мая 1935(1935-05-02) (89 лет)

Место рождения:

д. Вороничи, (сейчас Слонимский район, Гродненская область)

Страна:

СССР, Белоруссия

Научная сфера:

Физика твердого тела

Место работы:
Учёная степень:

доктор физико-математических наук

Учёное звание:

академик НАН Беларуси

Альма-матер:

Белорусский государственный университет

Николай Михайлович Олехнович (белор. Мікалай Міхайлавіч Аляхновіч, 2 мая 1935, д. Вороничи, Гродненская область) — советский и белорусский физик, академик Национальной академии наук Беларуси (1996; член-корреспондент с 1989), доктор физико-математических наук (1988), профессор (1991). Заслуженный деятель науки Республики Беларусь (1999).





Биография

Олехнович родился в деревне Вороничи (Слонимский район, Гродненская область) в крестьянской семье. После окончания в 1957 физико-математического факультета БГУ он работал в Физико-техническом институте АН БССР, а с 1959 - в Отделе физики твердого тела и полупроводников АН БССР, который вскоре был преобразован в Институт физики твердого тела и полупроводников АН БССР. В 1968-89 он возглавлял лабораторию, а с 1993 по 2004 был директором этого института. Одновременно в 1997-2002 он выполнял обязанности академика-секретаря Отделения физики, математики и информатики НАН Беларуси. С 2004 Олехнович является главным научным сотрудником Объединенного института физики твердого тела и полупроводников НАН Беларуси, читает лекции в БГУ.

Научная деятельность

Научные работы Олехновича посвящены вопросам физики твердого тела, кристаллофизике. В защищенной в 1963 кандидатской диссертации он изучил пространственное распределение электронной плотности в кристаллах полупроводников, которое можно использовать для определения их физических характеристик. С 1967 Олехнович изучал дефекты в реальных кристаллах, разработал рентгеновский дифракционно-поляризационный метод анализа кристаллов, исследовал явления двулучепреломления и деполяризации рентгеновского излучения на дислокациях, эффект толщинных осцилляций интенсивности рассеяния рентгеновских лучей, что позволяет определять типы и количество дефектов. Он развил подход для описания фазовых превращений кристаллов типа перовскита, внес значительный вклад в создание новых материалов, которые могут быть использованы в твердотельной электронике.

Публикации

Олехнович является автором 10 изобретений и более 300 научных публикаций, среди которых:

  • N.M. Olekhnovich, A.I. Olekhnovich. [www3.interscience.wiley.com/journal/112443195/abstract Dynamic effects of diffuse X-ray scattering near bragg reflections.] // Phys. Stat. Sol. (a), V. 67, № 2 (1982).
  • N.M. Olekhnovich, A.L. Karpei. [www3.interscience.wiley.com/journal/112435241/abstract Dynamical effects of X-ray scattering in Laue geometry for Si crystals with structure defects.] // Phys. Stat. Sol. (a), V. 82, № 2 (1984).
  • Н.М. Олехнович. Интегральные характеристики дифракции рентгеновских лучей в монокристаллах с хаотическим распределением дислокаций. // Металлофизика, Т. 8, № 1 (1986).
  • N.M. Olekhnovich, A.V. Pushkarev. [www3.interscience.wiley.com/journal/112429455/abstract Birefringence and depolarition effects of X-ray scattering in Laue geometry for highly distorted crystals.] // Phys. Stat. Sol. (a), V. 119, № 1 (1990).
  • Н.М. Олехнович. [www.maik.ru/abstract/cryst/4/cryst5_4p733abs.htm Длины ненапряженных связей и соответствующие им радиусы катионов в кристаллах со структурой типа перовскита.] // Кристаллография, Т. 49, № 5 (2004).
  • Н.М. Олехнович. [www.maik.ru/abstract/cryst/5/cryst3_5p435abs.htm Напряженность межатомных связей и многоямный потенциал в кристаллах со структурой типа перовскита.] // Кристаллография, Т. 50, № 3 (2005).

Напишите отзыв о статье "Олехнович, Николай Михайлович"

Литература

  • [nasb.gov.by/rus/publications/vestifm/vfm10_2a.php Мікалай Міхайлавіч Аляхновіч (Да 75-годдзя з дня нараджэння)]. // Изв. НАН Беларуси: Сер. физ.-матем. наук, 2010, № 2.

Ссылки

  • [nasb.gov.by/rus/members/academicians/olekhnovich.php Николай Михайлович Олехнович: Справка на сайте НАН Беларуси]
  • [csl.bas-net.by/anews1.asp?id=50908 Николай Михайлович Олехнович] в базе данных "История белорусской науки в лицах" Центральной научной библиотеки им. Я.Коласа НАН Беларуси

Отрывок, характеризующий Олехнович, Николай Михайлович

Пьер слышал, что французы совещались, как стрелять – по одному или по два? «По два», – холодно спокойно отвечал старший офицер. Сделалось передвижение в рядах солдат, и заметно было, что все торопились, – и торопились не так, как торопятся, чтобы сделать понятное для всех дело, но так, как торопятся, чтобы окончить необходимое, но неприятное и непостижимое дело.
Чиновник француз в шарфе подошел к правой стороне шеренги преступников в прочел по русски и по французски приговор.
Потом две пары французов подошли к преступникам и взяли, по указанию офицера, двух острожных, стоявших с края. Острожные, подойдя к столбу, остановились и, пока принесли мешки, молча смотрели вокруг себя, как смотрит подбитый зверь на подходящего охотника. Один все крестился, другой чесал спину и делал губами движение, подобное улыбке. Солдаты, торопясь руками, стали завязывать им глаза, надевать мешки и привязывать к столбу.
Двенадцать человек стрелков с ружьями мерным, твердым шагом вышли из за рядов и остановились в восьми шагах от столба. Пьер отвернулся, чтобы не видать того, что будет. Вдруг послышался треск и грохот, показавшиеся Пьеру громче самых страшных ударов грома, и он оглянулся. Был дым, и французы с бледными лицами и дрожащими руками что то делали у ямы. Повели других двух. Так же, такими же глазами и эти двое смотрели на всех, тщетно, одними глазами, молча, прося защиты и, видимо, не понимая и не веря тому, что будет. Они не могли верить, потому что они одни знали, что такое была для них их жизнь, и потому не понимали и не верили, чтобы можно было отнять ее.
Пьер хотел не смотреть и опять отвернулся; но опять как будто ужасный взрыв поразил его слух, и вместе с этими звуками он увидал дым, чью то кровь и бледные испуганные лица французов, опять что то делавших у столба, дрожащими руками толкая друг друга. Пьер, тяжело дыша, оглядывался вокруг себя, как будто спрашивая: что это такое? Тот же вопрос был и во всех взглядах, которые встречались со взглядом Пьера.
На всех лицах русских, на лицах французских солдат, офицеров, всех без исключения, он читал такой же испуг, ужас и борьбу, какие были в его сердце. «Да кто жо это делает наконец? Они все страдают так же, как и я. Кто же? Кто же?» – на секунду блеснуло в душе Пьера.
– Tirailleurs du 86 me, en avant! [Стрелки 86 го, вперед!] – прокричал кто то. Повели пятого, стоявшего рядом с Пьером, – одного. Пьер не понял того, что он спасен, что он и все остальные были приведены сюда только для присутствия при казни. Он со все возраставшим ужасом, не ощущая ни радости, ни успокоения, смотрел на то, что делалось. Пятый был фабричный в халате. Только что до него дотронулись, как он в ужасе отпрыгнул и схватился за Пьера (Пьер вздрогнул и оторвался от него). Фабричный не мог идти. Его тащили под мышки, и он что то кричал. Когда его подвели к столбу, он вдруг замолк. Он как будто вдруг что то понял. То ли он понял, что напрасно кричать, или то, что невозможно, чтобы его убили люди, но он стал у столба, ожидая повязки вместе с другими и, как подстреленный зверь, оглядываясь вокруг себя блестящими глазами.
Пьер уже не мог взять на себя отвернуться и закрыть глаза. Любопытство и волнение его и всей толпы при этом пятом убийстве дошло до высшей степени. Так же как и другие, этот пятый казался спокоен: он запахивал халат и почесывал одной босой ногой о другую.
Когда ему стали завязывать глаза, он поправил сам узел на затылке, который резал ему; потом, когда прислонили его к окровавленному столбу, он завалился назад, и, так как ему в этом положении было неловко, он поправился и, ровно поставив ноги, покойно прислонился. Пьер не сводил с него глаз, не упуская ни малейшего движения.
Должно быть, послышалась команда, должно быть, после команды раздались выстрелы восьми ружей. Но Пьер, сколько он ни старался вспомнить потом, не слыхал ни малейшего звука от выстрелов. Он видел только, как почему то вдруг опустился на веревках фабричный, как показалась кровь в двух местах и как самые веревки, от тяжести повисшего тела, распустились и фабричный, неестественно опустив голову и подвернув ногу, сел. Пьер подбежал к столбу. Никто не удерживал его. Вокруг фабричного что то делали испуганные, бледные люди. У одного старого усатого француза тряслась нижняя челюсть, когда он отвязывал веревки. Тело спустилось. Солдаты неловко и торопливо потащили его за столб и стали сталкивать в яму.
Все, очевидно, несомненно знали, что они были преступники, которым надо было скорее скрыть следы своего преступления.