Оман

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Султанат Оман
سلطنة عُمان
Флаг Герб
Гимн: «Ya Rabbana Ehfid Lana Jalalat Al Sultan»
Основано 23 июля 1970
Официальный язык арабский
Столица Маскат
Крупнейший город Маскат
Форма правления абсолютная монархия (султанат)
Султан Кабус бен Саид
Госрелигия ислам хариджитского(ибадитского) толка
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
70-я в мире
309 500 км²
0
Население
• Оценка (2015)
• Перепись (2010)
Плотность

4,298,320[1] чел. (126-е)
2 773 479 чел.
12,3 чел./км²
ВВП
  • Итого (2016)
  • На душу населения

$178.7 млрд[2] долл. (69-й)
$45,168[2] долл.
ИЧР (2014) 0.793[3] (высокий) (52-е место)
Валюта оманский риал
Интернет-домен .om
Телефонный код +968
Часовой пояс +4
Координаты: 20°37′00″ с. ш. 56°30′00″ в. д. / 20.61667° с. ш. 56.50000° в. д. / 20.61667; 56.50000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=20.61667&mlon=56.50000&zoom=9 (O)] (Я)

Ома́н (араб. عُمان‎) — государство в Передней Азии, на юго-востоке Аравийского полуострова. Граничит с Саудовской Аравией, ОАЭ и Йеменом. Омывается водами Аравийского моря и Оманского залива.





История

Через прибрежную полосу Омана пролегал, как полагают, основной путь расселения человека из Африки в Южную и Юго-Восточную Азию. Доарабское население Омана являлось прото-австрало-веддоидным, и как эламиты Хузестана было полностью растворено в пришлых кушитских (из Судана и Эфиопии) семитоязычных народах, что подтверждено исследованиями гаплогруппК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1306 дней]. В 1-м тысячелетии до н. э. в Оман переселилось из Йемена арабизированное кушитское племя ямани, завоевавшее местные племена. С V века до н.э. до VI века н. э. Оман входил в сферу влияния трех Персидских империй (Ахеменидов, Аршакидов и Сасанидов), превративших его в сатрапию Мазун со столицей в Сухаре.

В VII веке Оман был включён в состав Арабского халифата, что ускорило развитие феодальных отношений. Население было исламизировано. В середине VIII века эта область стала независимой, под властью местных правителей-имамов, однако через полтора столетия Оман был вновь завоёван халифами из династии Аббасидов. Их владычество продолжалось до XI века, когда к власти пришла династия шейхов племени набхан.

В XVIXVII веках Оман находился под властью португальцев, и только в 1650 году они были изгнаны.

В начале XVIII века Оман был завоёван персами, однако в 1741 году персы были изгнаны правителем Ахмедом Зафари, который создал крупное пиратское государство, которое, помимо собственно Омана, охватило острова Персидского залива, большую часть побережья нынешнего Ирана и побережье Восточной Африки от Сомали до Мозамбика включительно, а также многие прилегающие острова.

В 1832 году резиденция султана Омана была переведена на остров Занзибар, а в 1856 году, после смерти тогдашнего султана, государство было разделено между двумя его сыновьями на две самостоятельные части — африканскую и азиатскую. Во второй половине XIX века они приняли протекторат Британии (по раздельности).

В 1938 году пришёл к власти новый султан Саид бин Таймур. Но большинство шейхов племен проявляли симпатию не к проанглийскому султанату Маскат, а к имамату Оман, где у власти находился Мухаммед аль-Халили. Но после Второй мировой войны на конференции 1945 года в Маскате большинство шейхов высказались за вхождение под покровительство Саида бен-Теймура. 23 июля 1970 года в результате бескровного переворота Саид был свергнут своим сыном Кабусом, который сразу же начал модернизацию экономики Омана и отменил социальные ограничения. В 1987 году Оман был открыт для туризма.

Политическая структура

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Султанат Оман — абсолютная монархия. Султан Омана является не только главой государства, но и главой правительства, верховным главнокомандующим, министром обороны, иностранных дел и финансов. Султан также назначает кабинет министров. Пост главы государства передаётся по наследству.

Султан Кабус — прямой потомок Усмана Саида бин Султана, который впервые установил дипломатические отношения с Соединенными Штатами Америки в 1883 году. Султан Кабус не имеет прямого наследника и не назначает преемника публично. Правящая семья должна единогласно назначить нового султана в течение трёх дней после смерти предыдущего. Если члены правящей семьи не смогут прийти к единому мнению в указанный срок, будет вскрыто письмо покойного султана, содержащее рекомендации в отношении нового султана.

Правящий султан Омана — Его Величество султан Кабус бин Саид Аль Бу Саид — обладает неограниченным влиянием и властью, в то же время, ответственность его велика. Наряду с постом султана он занимает должности премьер-министра, министра обороны, министра финансов, министра иностранных дел и председателя Центрального банка. Члены королевской семьи обладают весьма ограниченным политическим влиянием: лишь несколько постов в кабинете министров. Такой стиль управления государством подразумевает, что ни один из членов правящей семьи не имеет навыков управления государством и не сможет править после смерти нынешнего султана.

Судебная система Омана регулируется Королевским указом 90/99. В Омане существует три судебных уровня: первичный суд, апелляционный суд, а также Верховный суд в качестве высшей судебной инстанции. Есть административный суд, который рассматривает иски, выдвинутые против правительства.

Оман делится на 59 вилайетов (административных единиц) под председательством вали (губернаторов), ответственных за урегулирование местных споров, сбор налогов и поддержание мира. Большинство вилайетов малы, исключение составляет Дофар, который включает в себя целую провинцию. Вали Дофара является важным государственным деятелем, членом кабинета министров, в то время, как остальные вали подчиняются Министерству внутренних дел.

В ноябре 1991 года султан Кабус сформировал Консультативную Ассамблею (Междлис аш-Шура) взамен Государственного совещательного совета, созданного в 1981 году. Меджлис аш-Шура был создан, чтобы расширить и систематизировать участие общественности в управлении государством. Меджлис аш-Шура состоит из 84 членов, осуществляющих некоторые законодательные полномочия. Каждый вилайет представляет трёх кандидатов, чьи кандидатуры вначале рассматривает Правительственный комитет, а затем султан принимает окончательное решение. Меджлис аш-Шура служит для связи населения с министерствами и уполномочен рассматривать проекты экономического и социального законодательства, подготовленные службами министерства, и давать рекомендации.

Меджлис аш-Шура не имеет полномочий в вопросах обороны, безопасности, финансов и иностранных дел. Государственный совет Меджлис ад-Даула имеет в своём составе 83 назначенных члена, включая 14 женщин.

Политические партии запрещены. Ранее влиятельное оппозиционное движение — Народный фронт освобождения Омана — сегодня является бездействующим. Последние выборы были проведены 15 октября 2011 года.

Султанат Оман имеет высокую степень внутренней стабильности, однако напряженные отношения в регионах в период после войны в Персидском заливе и ирано-иракской войны продолжают требовать больших расходов на оборону. В 2001 году оборонный бюджет Омана составлял 2,4 млрд $ — около 33 % валового внутреннего продукта.

Оман содержит небольшую, но профессиональную армию, при поддержке поставок оружия из Великобритании, США, Франции и других стран. Британские офицеры служат по контракту или договору, оказывая помощь служащим. Благодаря программе «Omanization» неуклонно растет доля оманских офицеров в вооруженных силах султаната в течение последних нескольких лет. После слияния Северного и Южного Йемена в мае 1990 года Оман урегулировал свои пограничные споры с новой Йеменской Республикой, с 1 октября 1992 года два соседа имеют совместные двусторонние отношения. Границы Омана с соседями определены и не являются предметом спора.

Российский востоковед Павел Густерин обосновал, почему посредником в ирано-саудовском конфликте 2016 года может стать Оман[4].

Вооружённые силы

Оманская армия насчитывает 44 100 человек в 2006 году из собственно военных и специализированной обслуги: из них 25 000 в сухопутных войсках, 4200 во флоте и 4100 чел. в авиации. Султанская гвардия составляет 5000 гвардейцев: из них 1000 в спецназе, 150 матросов обслуживает султанские яхты, 250 пилотов и наземного персонала в султанской авиации. Также имеется милиция состоящая из 4400 милиционеров.[5] На вооружении стоят 6 M60A1, 73 M60A3, и 38 Challenger 2, а также 37 лёгких танков «Скорпион». Несмотря на высокие расходы, оманская армия имеет недостаточно современный вид, к примеру, бо́льшая часть танков относится к устаревшим.[5]

Султанские ВВС насчитывают около 4100 человек, имея в своём распоряжении только 36 боевых самолётов и небоевых вертолётов. Самолёты включают 20 SEPECAT Jaguar; 12 учебно-тренировочных Hawker Siddeley Hawk и 4 Pilatus PC-9; 12 F-16C / D. Также ВВС имеют лёгкие винтовые самолёты: 4 FFA AS-202 Bravo и 8 PAC MFI-17 Mushshak.[5]

В Султанском флоте служит 4200 человек. Штаб-квартира ВМС располагается в Эс-Сиб. Военно-морские базы оманского флота размещаются в Мусандаме, Ахви, Салале, на острове Ганам (Ghanam). У Омана имеется 13 надводных боевых кораблей. К ним относятся два 1450-тонных корвета класса Qahir и 8 морских патрульных катеров. Один 2500-тонный универсальный десантный корабль класса Nasr al Bahr с вертолётной площадкой, с вместимостью 250 десантников и 7 танков.[5] Оман также, имеет по-крайней мере, четыре десантных корабля. Три корвета класса Khareef постройки VT Group.[6] В 2010 году Оман потратил $4,074 млрд на нужды обороны, что составляет 8,5 % от ВВП.[7] Султанат имеет давние и прочные связи с британской армией и оборонной промышленностью, корнями уходящие в колониальное прошлое региона.[8]

Административное деление

После административной реформы 2011 года Оман делится на 11 мухафаз.

№ на карте Мухафаза араб. Вилайеты Административный
центр
Площадь,
км²
Население[9],
Перепись 2010
Плотность,
чел./км²
1 7 Дофар (Зуфар) محافظة ظفار 10 Салала 99 300 249 729 2,51
2 9 Маскат محافظة مسقط 6 Эс-Сиб 3 500 775 878 221,68
3 8 Мусандам محافظة مسندم 4 Эль-Хасаб 1 800 31 425 17,46
4 3 Северная Эль-Батина1) منطقة الباطنة Сухар 483 582
5 3 Южная Эль-Батина1) منطقة الباطنة 289 008
6 5 Северная Эш-Шаркия2) المنطق الشرقية 146 449
7 5 Южная Эш-Шаркия2) المنطقة الشرقية Сур 204 065
8 1 Эд-Дахилия منطقة الداخلية 8 Назва 31 900 326 651 10,24
9 2 Эз-Захира3) منطقة الظاهرة 3 Ибри 37 000 151 664 4,10
10 6 Эль-Бурайми3) محافظة البريمي 3 Эль-Бурайми 7 000 72 917 10,42
11 4 Эль-Вуста المنطقة الوسطى 4 Хайма 79 700 42 111 0,53
Итого Оман سلطنة عمان 62 Маскат 309 500 2 773 479 8,96
1)До 2011 года общая площадь северной и южной Эль-Батины была 12 500 км². Новые площади уточняются.
2)До 2011 года общая площадь северной и южной Эш-Шаркии была 36 800 км². Новые площади уточняются.
3)Бурайми было сформировано из частей региона Эд-Дахира 15 октября 2006 указом Султана № 108[10]. Общая площадь была 44 000 км². Новые площади уточняются.

Географические данные

Севернее основной части имеется небольшой полуэксклав Мусандам и его полный эксклав Мадха (один из вилайетов Мусандама), отделенные от основной территории Омана территорией ОАЭ.

На северо-востоке страны вдоль побережья Оманского залива узкой полосой тянется приморская равнина Эль-Батина, наиболее освоенная и плотно заселённая часть страны. Обширное пространство западнее этой равнины занимают горы Хаджар. Отдельные вершины достигают 3000 м (высшая точка — 3020 м). В средней части страны расположено невысокое плато, в значительной степени покрытое песками. Его средние высоты 500 м. В южной части страны, Дофаре, возвышаются горы, наиболее высокие у южного побережья — до 1678 м. Самая восточная точка Омана — Эль-Хадд.

Климат в Омане — тропический, жаркий. Средняя температура июня в столице страны, Маскате, + 32°, в январе в среднем не менее + 20°. Годовое количество осадков в горных районах — не более 500 мм, а в остальных районах — от 60 до 130 мм в год, причём там дожди обычно бывают лишь несколько дней в году.

Постоянных рек в Омане нет. Все реки имеют лишь периодический сток, в основном зимой.

Растительность бедна. В горах есть рощи тамариска, смоковницы, платана и дуба, но общая площадь их невелика. В предгорьях имеются саванны. На северном и южном побережье есть пальмовые рощи.

В средней части Омана — пустыня, есть участки, полностью лишённые какой-либо растительности.

Животный мир довольно разнообразен. Много песчаных газелей и грызунов. Обитают хищники — полосатая гиена, шакал, лисица. Много птиц. Весьма многочисленны пресмыкающиеся — агамы, ящурки, гекконы, хамелеоны, а также паукообразные — фаланги, скорпионы.

Экономика

Экономика Омана базируется на экспорте нефти. Ввиду уменьшения запасов нефти, власти Омана планируют диверсифицировать экономику — развивать добычу газа, металлургическую промышленность и туристический бизнес. Власти страны намерены вести приватизацию и повышать уровень образованности населения.

ВВП на душу населения в 2009 году — 23,9 тыс. долл. (53-е место в мире).

Около 70 % рабочей силы (на 2014 год) — иностранцы[11](пакистанцы, индийцы, бангладешцы, шриланкийцы).

Сфера обслуживания — 50 % ВВП;

Промышленность — 49 % ВВП — добыча и переработка нефти, добыча и сжижение газа; строительство, выплавка меди и стали, химическая продукция, оптическое волокно.

Сельское хозяйство — 1 % ВВП — финики, бананы, люцерна, овощи; верблюды, скот; рыболовство.

Экспорт в 2008 году — 37,7 млрд долл. — нефть, различный реэкспорт, а также рыба, металлы.

Основные покупатели — Китай 31,7 %, Южная Корея 17 %, Япония 11 %, Таиланд 7,1 %.

Импорт в 2008 году — 20,7 млрд долл. — промышленное оборудование, транспортные средства, потребительские товары, продовольствие.

Основные поставщики — ОАЭ 27,2 %, Япония 15,6 %, США 5,7 %, Китай 4,6 %, Индия 4,5 %, Южная Корея 4,2 %.

Население

Численность населения — 4003058 человек, в том числе около 1 млн иностранцев (оценка на 2014 год)[11].

Годовой прирост — 2 %;

Рождаемость — 23,9 на 1000 (фертильность — 2,9 рождений на женщину);

Смертность — 3,5 на 1000;

Около 80 % населения Омана составляют арабы. Они делятся на две группы — араб-ариба («чистокровные арабы»), к которым относятся потомки племён, пришедших ещё в древности из Йемена, и муста-ариба («смешанные арабы»). На побережье Омана арабское население в значительной степени смешалось с африканскими рабами и вольноотпущенниками, в результате заметна существенная негроидная примесь, имеется много мулатов. В портовых городах Омана живут также индийцы, белуджи, персы. В южной области Омана — Дофар, значительная часть населения называет себя «кара», они имеют ярко выраженные негроидные черты, а их диалект ближе к языкам Эфиопии, чем к арабскому.

Официальный язык — арабский, но распространены и языки этнических меньшинств.

Государственная религия Омана — ислам (ибадизм). Султан Омана по совместительству является духовным главой ибадитов — имамом.

Образование

В 1983 году в Омане был создан Институт банкиров, а в 1986 году - Университет Султана Кабуса[11]. На 2014 год в стране существовала разветвленная сеть вузов - более 50 учреждений, в которых обучались около 600 тыс. студентов[11]. Кроме того, в Омане на 2014 году 1040 школ[11]. Первые вузы Омана создавались как государственные учреждения. Только в 1995/96 году открылся первый частный вуз страны - колледж, который принял тогда 150 студентов[12]. Сеть частных вузов быстро разрослась - в 2008/2009 учебном году в Омане функционировали 24 частных вуза (5 университетов и 19 колледжей), где обучались 33,5 тыс. студентов[12]. Большинство частных вузов (18 из 24) было расположено в Маскате. Интересно, что большинство студентов частных вузов (57,7 % в 2008/09 учебном году) составляли женщины[13]. Большинство (95,7 % в 2008/09 учебном году) студенты частных вузов Омана - местные жители, также есть немного граждан других стран Персидского залива[13]. Хотя в частных вузах Омана в 2009 году трудился 1391 преподаватель, но почти все они были иностранцами (оманцев среди них только 12,8 %)[13]. Многие оманцы получают образование за рубежом - например, в 2005 году только в неарабских странах был 2251 студент из Омана[12].

Культура

Традиционная материальная и духовная культура оманцев, в особенности культура населения южной провинции Дофар, близка к йеменской и, так же как и она, заметно отличается от культуры других арабских стран.

Традиционная одежда оманцев также похожа на йеменскую. У мужчин — клетчатая повязка-юбка до колен (изар), и тюрбан (часто красного цвета). Более состоятельные мужчины носят белые рубахи, перетянутые кожаным поясом, и полосатые халаты. Мужчины из феодальных верхов носят чёрные или красные плащи — аба. У женщин — длинная рубаха с рукавами — тоб, штаны сирваль, чёрный головной платок пушийя и закрывающая лицо маска с прорезями для глаз — батула.

Непременная принадлежность оманской мужской одежды — короткий широкий кинжал джамбия. Женщины татуируют лицо и руки в синий цвет, носят браслеты на руках и ногах, серьги в ушах и в носу.

Основу питания оманцев составляют финики, ячменные или пшеничные лепёшки, просяная каша или варёный рис со специями. Также (в зависимости от достатка) употребляются мясо и рыба. Праздничное блюдо — жареный баран или плов с бараниной. Но самым лакомым блюдом для оманцев (в отличие от арабов других стран) является мясо гиены. В то же время «кара» категорически не едят птицу и яйца.

Положение женщин в Омане существенно лучше, чем в других арабских странах: оба министра образования (министр образования и министр высшего образования) — женщины.

В оманском фольклоре, особенно музыкальном, сильны африканские влияния: многие оманские песни являются сплавом заунывных бедуинских «мелодий» с африканской синкопой. Основные музыкальные инструменты — однострунная скрипка рабаба, флейта най, барабан даф и маленькие литавры тимбаль.

СМИ

Государственная телекомпания - Oman TV (تلفزيون سلطنة عمان), включает в себя одноимённый телеканал, запущен в 1974 году, государственная радиокомпания - Генеральное Радио Омана Oman General Radio (عمان الاذاعة العامة)[14].

См. также

Напишите отзыв о статье "Оман"

Примечания

  1. [countrymeters.info/ru/Oman/ Счетчик населения Омана (18.10.13.)].
  2. 1 2 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/weorept.aspx?pr.x=89&pr.y=7&sy=2016&ey=2020&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=449&s=PPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Report for Selected Countries and Subjects]
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_complete.pdf Human Development Report 2013] (англ.). United Nations Development Programme (2013). [www.webcitation.org/6IqDzz4je Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  4. [www.tvc.ru/channel/brand/id/36/show/episodes/episode_id/42921 Ближневосточная головоломка]
  5. 1 2 3 4 Anthony H. Cordesman; Khalid R. Al-Rodhan. [csis.org/files/media/csis/pubs/060728_gulf_oman.pdf The Gulf Military Forces in an Era of Asymmetric War]. Center for Strategic and International Studies (28 June 2006).
  6. [www.maritimephotographic.co.uk/blog/testing-times-for-corvette/ Testing times for corvette]. Maritime Photographic (15 March 2012).
  7. [milexdata.sipri.org The SIPRI Military Expenditure Database]. Stockholm International Peace Research Institute. Проверено 29 октября 2011.
  8. [www.economist.com/node/14442346?zid=308&ah=e21d923f9b263c5548d5615da3d30f4d A balancing act], The Economist (15 September 2009).
  9. [www.mone.gov.om/documents/Census_2010.pdf A 2010-es ománi népszámlálás adatai]
  10. ar:ولاية السنينة
  11. 1 2 3 4 5 Аль-Бусаиди Я.Я. Некоторые аспекты правового регулирования миграционных и инвестиционных потоков в Оман // Современные проблемы науки и образования. - 2014. - № 6. - С. 1734
  12. 1 2 3 Аль-Мамари Х.М. Становление и развитие частного сектора высшего образования в арабских странах (на примере султаната Оман) // Высшее образование сегодня. - 2010. - № 2. - С. 21
  13. 1 2 3 Аль-Мамари Х.М. Становление и развитие частного сектора высшего образования в арабских странах (на примере султаната Оман) // Высшее образование сегодня. - 2010. - № 2. - С. 22
  14. [worldradiomap.com/ae/abu-dhabi Радиостанции Абу-Даби]

Литература

  • Francis Owtram. A Modern History of Oman: Formation of the State Since 1920. London, I. B. Tauris, 2004.
  • Густерин П. В. Города Арабского Востока. — М.: Восток—Запад, 2007. — 352 с. — (Энциклопедический справочник). — 2000 экз. — ISBN 978-5-478-00729-4..
  • Д. Осипов. Путеводитель по Оману. — (Серия «Иди за мной!») — М.: ИОИ, В. Секачёв, 2006.
  • Mandana E. Limbert. In the Time of Oil: Piety, Memory, and Social Life in an Omani Town. Palo Alto, Stanford UP, 2010.

Ссылки

  • Оман в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).


Отрывок, характеризующий Оман

Проехав какие то австрийские войска, Ростов заметил, что следующая за тем часть линии (это была гвардия) уже вступила в дело.
«Тем лучше! посмотрю вблизи», подумал он.
Он поехал почти по передней линии. Несколько всадников скакали по направлению к нему. Это были наши лейб уланы, которые расстроенными рядами возвращались из атаки. Ростов миновал их, заметил невольно одного из них в крови и поскакал дальше.
«Мне до этого дела нет!» подумал он. Не успел он проехать нескольких сот шагов после этого, как влево от него, наперерез ему, показалась на всем протяжении поля огромная масса кавалеристов на вороных лошадях, в белых блестящих мундирах, которые рысью шли прямо на него. Ростов пустил лошадь во весь скок, для того чтоб уехать с дороги от этих кавалеристов, и он бы уехал от них, ежели бы они шли всё тем же аллюром, но они всё прибавляли хода, так что некоторые лошади уже скакали. Ростову всё слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
Кавалергарды скакали, но еще удерживая лошадей. Ростов уже видел их лица и услышал команду: «марш, марш!» произнесенную офицером, выпустившим во весь мах свою кровную лошадь. Ростов, опасаясь быть раздавленным или завлеченным в атаку на французов, скакал вдоль фронта, что было мочи у его лошади, и всё таки не успел миновать их.
Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться. Этот кавалергард непременно сбил бы с ног Ростова с его Бедуином (Ростов сам себе казался таким маленьким и слабеньким в сравнении с этими громадными людьми и лошадьми), ежели бы он не догадался взмахнуть нагайкой в глаза кавалергардовой лошади. Вороная, тяжелая, пятивершковая лошадь шарахнулась, приложив уши; но рябой кавалергард всадил ей с размаху в бока огромные шпоры, и лошадь, взмахнув хвостом и вытянув шею, понеслась еще быстрее. Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» и оглянувшись увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно французскими, кавалеристами в красных эполетах. Дальше нельзя было ничего видеть, потому что тотчас же после этого откуда то стали стрелять пушки, и всё застлалось дымом.
В ту минуту как кавалергарды, миновав его, скрылись в дыму, Ростов колебался, скакать ли ему за ними или ехать туда, куда ему нужно было. Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы. Ростову страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных красавцев людей, из всех этих блестящих, на тысячных лошадях, богачей юношей, офицеров и юнкеров, проскакавших мимо его, после атаки осталось только осьмнадцать человек.
«Что мне завидовать, мое не уйдет, и я сейчас, может быть, увижу государя!» подумал Ростов и поскакал дальше.
Поровнявшись с гвардейской пехотой, он заметил, что чрез нее и около нее летали ядры, не столько потому, что он слышал звук ядер, сколько потому, что на лицах солдат он увидал беспокойство и на лицах офицеров – неестественную, воинственную торжественность.
Проезжая позади одной из линий пехотных гвардейских полков, он услыхал голос, назвавший его по имени.
– Ростов!
– Что? – откликнулся он, не узнавая Бориса.
– Каково? в первую линию попали! Наш полк в атаку ходил! – сказал Борис, улыбаясь той счастливой улыбкой, которая бывает у молодых людей, в первый раз побывавших в огне.
Ростов остановился.
– Вот как! – сказал он. – Ну что?
– Отбили! – оживленно сказал Борис, сделавшийся болтливым. – Ты можешь себе представить?
И Борис стал рассказывать, каким образом гвардия, ставши на место и увидав перед собой войска, приняла их за австрийцев и вдруг по ядрам, пущенным из этих войск, узнала, что она в первой линии, и неожиданно должна была вступить в дело. Ростов, не дослушав Бориса, тронул свою лошадь.
– Ты куда? – спросил Борис.
– К его величеству с поручением.
– Вот он! – сказал Борис, которому послышалось, что Ростову нужно было его высочество, вместо его величества.
И он указал ему на великого князя, который в ста шагах от них, в каске и в кавалергардском колете, с своими поднятыми плечами и нахмуренными бровями, что то кричал австрийскому белому и бледному офицеру.
– Да ведь это великий князь, а мне к главнокомандующему или к государю, – сказал Ростов и тронул было лошадь.
– Граф, граф! – кричал Берг, такой же оживленный, как и Борис, подбегая с другой стороны, – граф, я в правую руку ранен (говорил он, показывая кисть руки, окровавленную, обвязанную носовым платком) и остался во фронте. Граф, держу шпагу в левой руке: в нашей породе фон Бергов, граф, все были рыцари.
Берг еще что то говорил, но Ростов, не дослушав его, уже поехал дальше.
Проехав гвардию и пустой промежуток, Ростов, для того чтобы не попасть опять в первую линию, как он попал под атаку кавалергардов, поехал по линии резервов, далеко объезжая то место, где слышалась самая жаркая стрельба и канонада. Вдруг впереди себя и позади наших войск, в таком месте, где он никак не мог предполагать неприятеля, он услыхал близкую ружейную стрельбу.
«Что это может быть? – подумал Ростов. – Неприятель в тылу наших войск? Не может быть, – подумал Ростов, и ужас страха за себя и за исход всего сражения вдруг нашел на него. – Что бы это ни было, однако, – подумал он, – теперь уже нечего объезжать. Я должен искать главнокомандующего здесь, и ежели всё погибло, то и мое дело погибнуть со всеми вместе».
Дурное предчувствие, нашедшее вдруг на Ростова, подтверждалось всё более и более, чем дальше он въезжал в занятое толпами разнородных войск пространство, находящееся за деревнею Працом.
– Что такое? Что такое? По ком стреляют? Кто стреляет? – спрашивал Ростов, ровняясь с русскими и австрийскими солдатами, бежавшими перемешанными толпами наперерез его дороги.
– А чорт их знает? Всех побил! Пропадай всё! – отвечали ему по русски, по немецки и по чешски толпы бегущих и непонимавших точно так же, как и он, того, что тут делалось.
– Бей немцев! – кричал один.
– А чорт их дери, – изменников.
– Zum Henker diese Ruesen… [К чорту этих русских…] – что то ворчал немец.
Несколько раненых шли по дороге. Ругательства, крики, стоны сливались в один общий гул. Стрельба затихла и, как потом узнал Ростов, стреляли друг в друга русские и австрийские солдаты.
«Боже мой! что ж это такое? – думал Ростов. – И здесь, где всякую минуту государь может увидать их… Но нет, это, верно, только несколько мерзавцев. Это пройдет, это не то, это не может быть, – думал он. – Только поскорее, поскорее проехать их!»
Мысль о поражении и бегстве не могла притти в голову Ростову. Хотя он и видел французские орудия и войска именно на Праценской горе, на той самой, где ему велено было отыскивать главнокомандующего, он не мог и не хотел верить этому.


Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.
«Но это не мог быть он, один посреди этого пустого поля», подумал Ростов. В это время Александр повернул голову, и Ростов увидал так живо врезавшиеся в его памяти любимые черты. Государь был бледен, щеки его впали и глаза ввалились; но тем больше прелести, кротости было в его чертах. Ростов был счастлив, убедившись в том, что слух о ране государя был несправедлив. Он был счастлив, что видел его. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова.
Но как влюбленный юноша дрожит и млеет, не смея сказать того, о чем он мечтает ночи, и испуганно оглядывается, ища помощи или возможности отсрочки и бегства, когда наступила желанная минута, и он стоит наедине с ней, так и Ростов теперь, достигнув того, чего он желал больше всего на свете, не знал, как подступить к государю, и ему представлялись тысячи соображений, почему это было неудобно, неприлично и невозможно.
«Как! Я как будто рад случаю воспользоваться тем, что он один и в унынии. Ему неприятно и тяжело может показаться неизвестное лицо в эту минуту печали; потом, что я могу сказать ему теперь, когда при одном взгляде на него у меня замирает сердце и пересыхает во рту?» Ни одна из тех бесчисленных речей, которые он, обращая к государю, слагал в своем воображении, не приходила ему теперь в голову. Те речи большею частию держались совсем при других условиях, те говорились большею частию в минуту побед и торжеств и преимущественно на смертном одре от полученных ран, в то время как государь благодарил его за геройские поступки, и он, умирая, высказывал ему подтвержденную на деле любовь свою.
«Потом, что же я буду спрашивать государя об его приказаниях на правый фланг, когда уже теперь 4 й час вечера, и сражение проиграно? Нет, решительно я не должен подъезжать к нему. Не должен нарушать его задумчивость. Лучше умереть тысячу раз, чем получить от него дурной взгляд, дурное мнение», решил Ростов и с грустью и с отчаянием в сердце поехал прочь, беспрестанно оглядываясь на всё еще стоявшего в том же положении нерешительности государя.
В то время как Ростов делал эти соображения и печально отъезжал от государя, капитан фон Толь случайно наехал на то же место и, увидав государя, прямо подъехал к нему, предложил ему свои услуги и помог перейти пешком через канаву. Государь, желая отдохнуть и чувствуя себя нездоровым, сел под яблочное дерево, и Толь остановился подле него. Ростов издалека с завистью и раскаянием видел, как фон Толь что то долго и с жаром говорил государю, как государь, видимо, заплакав, закрыл глаза рукой и пожал руку Толю.
«И это я мог бы быть на его месте?» подумал про себя Ростов и, едва удерживая слезы сожаления об участи государя, в совершенном отчаянии поехал дальше, не зная, куда и зачем он теперь едет.
Его отчаяние было тем сильнее, что он чувствовал, что его собственная слабость была причиной его горя.
Он мог бы… не только мог бы, но он должен был подъехать к государю. И это был единственный случай показать государю свою преданность. И он не воспользовался им… «Что я наделал?» подумал он. И он повернул лошадь и поскакал назад к тому месту, где видел императора; но никого уже не было за канавой. Только ехали повозки и экипажи. От одного фурмана Ростов узнал, что Кутузовский штаб находится неподалеку в деревне, куда шли обозы. Ростов поехал за ними.
Впереди его шел берейтор Кутузова, ведя лошадей в попонах. За берейтором ехала повозка, и за повозкой шел старик дворовый, в картузе, полушубке и с кривыми ногами.
– Тит, а Тит! – сказал берейтор.
– Чего? – рассеянно отвечал старик.
– Тит! Ступай молотить.
– Э, дурак, тьфу! – сердито плюнув, сказал старик. Прошло несколько времени молчаливого движения, и повторилась опять та же шутка.
В пятом часу вечера сражение было проиграно на всех пунктах. Более ста орудий находилось уже во власти французов.
Пржебышевский с своим корпусом положил оружие. Другие колонны, растеряв около половины людей, отступали расстроенными, перемешанными толпами.
Остатки войск Ланжерона и Дохтурова, смешавшись, теснились около прудов на плотинах и берегах у деревни Аугеста.
В 6 м часу только у плотины Аугеста еще слышалась жаркая канонада одних французов, выстроивших многочисленные батареи на спуске Праценских высот и бивших по нашим отступающим войскам.
В арьергарде Дохтуров и другие, собирая батальоны, отстреливались от французской кавалерии, преследовавшей наших. Начинало смеркаться. На узкой плотине Аугеста, на которой столько лет мирно сиживал в колпаке старичок мельник с удочками, в то время как внук его, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу; на этой плотине, по которой столько лет мирно проезжали на своих парных возах, нагруженных пшеницей, в мохнатых шапках и синих куртках моравы и, запыленные мукой, с белыми возами уезжали по той же плотине, – на этой узкой плотине теперь между фурами и пушками, под лошадьми и между колес толпились обезображенные страхом смерти люди, давя друг друга, умирая, шагая через умирающих и убивая друг друга для того только, чтобы, пройдя несколько шагов, быть точно. так же убитыми.
Каждые десять секунд, нагнетая воздух, шлепало ядро или разрывалась граната в средине этой густой толпы, убивая и обрызгивая кровью тех, которые стояли близко. Долохов, раненый в руку, пешком с десятком солдат своей роты (он был уже офицер) и его полковой командир, верхом, представляли из себя остатки всего полка. Влекомые толпой, они втеснились во вход к плотине и, сжатые со всех сторон, остановились, потому что впереди упала лошадь под пушкой, и толпа вытаскивала ее. Одно ядро убило кого то сзади их, другое ударилось впереди и забрызгало кровью Долохова. Толпа отчаянно надвинулась, сжалась, тронулась несколько шагов и опять остановилась.
Пройти эти сто шагов, и, наверное, спасен; простоять еще две минуты, и погиб, наверное, думал каждый. Долохов, стоявший в середине толпы, рванулся к краю плотины, сбив с ног двух солдат, и сбежал на скользкий лед, покрывший пруд.
– Сворачивай, – закричал он, подпрыгивая по льду, который трещал под ним, – сворачивай! – кричал он на орудие. – Держит!…
Лед держал его, но гнулся и трещал, и очевидно было, что не только под орудием или толпой народа, но под ним одним он сейчас рухнется. На него смотрели и жались к берегу, не решаясь еще ступить на лед. Командир полка, стоявший верхом у въезда, поднял руку и раскрыл рот, обращаясь к Долохову. Вдруг одно из ядер так низко засвистело над толпой, что все нагнулись. Что то шлепнулось в мокрое, и генерал упал с лошадью в лужу крови. Никто не взглянул на генерала, не подумал поднять его.
– Пошел на лед! пошел по льду! Пошел! вороти! аль не слышишь! Пошел! – вдруг после ядра, попавшего в генерала, послышались бесчисленные голоса, сами не зная, что и зачем кричавшие.
Одно из задних орудий, вступавшее на плотину, своротило на лед. Толпы солдат с плотины стали сбегать на замерзший пруд. Под одним из передних солдат треснул лед, и одна нога ушла в воду; он хотел оправиться и провалился по пояс.
Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.