Оперативная группа «Нарев» (Польша)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Отдельная оперативная группа «Нарев» (польск. Samodzielna Grupa Operacyjna "Narew") — оперативное соединение Войска Польского, сформированное весной 1939 года и участвовавшее в обороне Польши в начале Второй мировой войны.





История создания

15 марта 1939 года части Вермахта вошли в Прагу, а 23 марта заняли литовский порт Клайпеду. Двумя днями ранее в Берлине германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп потребовал от польского посла Йозефа Липски окончательного ответа по вопросу о Данциге и экстерриториальной автостраде.

В этих условиях 23 марта 1939 года началось скрытое мобилизационное развёртывание польских войск на основе мобилизационного плана «W» от апреля 1938 года. Одним из создаваемых соединений стала отдельная оперативная группа «Нарев», командующим которой был назначен бригадный генерал Чеслав Млот-Фиялковский.

В задачу оперативной группы входило прикрытие северо-восточного участка границы с Германией от восточного фланга армии «Модлин» до границы с Литвой с опорой на реки Нарев и Бебжа.

Боевой состав

В состав отдельной оперативной группы «Нарев» входили следующие части и соединения:

  • 18-я пехотная дивизия
  • 33-я пехотная дивизия
  • Подляская кавалерийская бригада
  • Сувалкская кавалерийская бригада

Боевой путь

6 сентября 1939 года оперативная группа «Нарев» была разгромлена, а 18-я пехотная дивизия — полностью уничтожена. Остатки группы отступили в Беловежскую Пущу, где впоследствии вошли в состав оперативной группы «Полесье».

Источники

  • М.Мельтюхов «Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние. 1918—1939 гг.» — Москва: «Вече», 2001. ISBN 5-7838-0951-9


Напишите отзыв о статье "Оперативная группа «Нарев» (Польша)"

Отрывок, характеризующий Оперативная группа «Нарев» (Польша)

Вилларский наклонил голову. – Еще один вопрос, граф, сказал он, на который я вас не как будущего масона, но как честного человека (galant homme) прошу со всею искренностью отвечать мне: отреклись ли вы от своих прежних убеждений, верите ли вы в Бога?
Пьер задумался. – Да… да, я верю в Бога, – сказал он.
– В таком случае… – начал Вилларский, но Пьер перебил его. – Да, я верю в Бога, – сказал он еще раз.
– В таком случае мы можем ехать, – сказал Вилларский. – Карета моя к вашим услугам.
Всю дорогу Вилларский молчал. На вопросы Пьера, что ему нужно делать и как отвечать, Вилларский сказал только, что братья, более его достойные, испытают его, и что Пьеру больше ничего не нужно, как говорить правду.
Въехав в ворота большого дома, где было помещение ложи, и пройдя по темной лестнице, они вошли в освещенную, небольшую прихожую, где без помощи прислуги, сняли шубы. Из передней они прошли в другую комнату. Какой то человек в странном одеянии показался у двери. Вилларский, выйдя к нему навстречу, что то тихо сказал ему по французски и подошел к небольшому шкафу, в котором Пьер заметил невиданные им одеяния. Взяв из шкафа платок, Вилларский наложил его на глаза Пьеру и завязал узлом сзади, больно захватив в узел его волоса. Потом он пригнул его к себе, поцеловал и, взяв за руку, повел куда то. Пьеру было больно от притянутых узлом волос, он морщился от боли и улыбался от стыда чего то. Огромная фигура его с опущенными руками, с сморщенной и улыбающейся физиономией, неверными робкими шагами подвигалась за Вилларским.
Проведя его шагов десять, Вилларский остановился.
– Что бы ни случилось с вами, – сказал он, – вы должны с мужеством переносить всё, ежели вы твердо решились вступить в наше братство. (Пьер утвердительно отвечал наклонением головы.) Когда вы услышите стук в двери, вы развяжете себе глаза, – прибавил Вилларский; – желаю вам мужества и успеха. И, пожав руку Пьеру, Вилларский вышел.