Орден Святого Станислава (Российская империя)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Орден Императорский и Царский Орден Святого Станислава

Знак Императорского и Царского Ордена Св. Станислава 1-й степени
Дата учреждения 1765;
стал российским в 1831 году
Учредитель Станислав Понятовский;

Николай I ввёл в российскую систему наград

Статус низший по старшинству, для награждения за государственную службу и общественно-полезную деятельность
Девиз «Награждая, поощряет»
Число степеней 3 (до 1839 года — 4)
Знаки ордена
Знак ордена золотой крест с раздвоенными концами, покрытый красною финифтью.
Звезда серебряная восьмилучевая звезда
Лента красная с двойной белой каймой
Орденские одежды нет
Орденская лента
Соответствие табели о рангах
степень классы по табели
1
2
3
4
I—VI
VII—X
IX—XII
См. также

Императорский и Царский Орден Святого Станислава — орден Российской империи с 1831 до 1917 года. Самый младший по старшинству в иерархии государственных наград, главным образом для отличия чиновников.





История

Учреждён 7 мая 1765 года королём польским и великим князем литовским Станиславом Августом Понятовским. Был наградой Речи Посполитой, Варшавского герцогства, Царства Польского. См. историю ордена в польский период в статье Орден Святого Станислава (Польша).

В 1831 году, после подавления польского восстания 1830—1831 годов наряду с другим польскими орденами был включён в Капитул российских орденов[1].

В 1832 году с него убрали изображение Св. Станислава, заменив его вензелями SS, а одноглавые польские орлы на орденском кресте были заменены на двуглавые орлы Российской империи. Управление орденом и вопросы награждения были переданы из Варшавы в Санкт-Петербург.

В 1839 году Николай I издал новый Статут ордена, согласно которому он теперь разделялся на три степени, а награждён мог «любой подданный Российской Империи и Царства Польского» как за военные и гражданские отличия, так и за частные заслуги, например благотворительность. Знак ордена второй степени разделялся на два вида: крест, украшенный императорской короной, и крест без короны (разделение было упразднено в 1874 году).

С 1844 года на знаках ордена, жалуемых лицам нехристианского вероисповедания, изображение вензелевого имени Святого Станислава стало заменяться чёрным императорским российским орлом.

Орден Св. Станислава 3-й степени стал самым младшим в порядке старшинства российских орденов и был наиболее распространённой наградой. Его получали практически все, прослужившие установленные сроки и имевшие классные чины, государственные служащие — военные и статские. При учреждении орден любой степени предоставлял права потомственного дворянства, однако в среде дворянства возникло недовольство от слишком большого числа новых дворян из числа купцов и мелких служащих. В 1845 году Высочайшим повелением было приостановлено награждение 2-й и 3-й степенями. Возобновились награждения лишь с 28 июня 1855 года, но с этого времени право потомственного дворянства предоставляла только 1-я степень ордена Св. Станислава.

С 1855 года к знакам ордена за военные отличия присоединялись два накрест лежащих меча. В случае награждения тем же орденом более высокой степени за невоенные заслуги, мечи помещались в верхней части креста и звезды.

С 1874 года отменено украшение знака ордена императорской короной, но получившие такие ордена ранее сохранили право носить их с короной.

После Февральской революции орден не был отменён. Временное правительство России сохранило орден Святого Станислава, изменив его внешний вид: императорских орлов сменили республиканские. С 1917 года награждение этим орденом в советской России было прекращено. При этом главы Российского Императорского дома в изгнании продолжили награждать Императорским и Царским Орденом Св. Станислава. О награждениях Императорским и Царским Орденом Св. Станислава после 1917 года см. статью Пожалования титулов и орденов Российской империи после 1917 года. Видимым отличием ордена Российского Императорского Дома, как династической собственности и награды, от так называемых «международных общественных наград» с похожим названием, является приставка «Императорский и Царский», которая следует перед термином «Орден Св. Станислава»[2].

Степени ордена и правила ношения

  • I степень — серебряная звезда и большой золотой крест на ленте у левого бедра.
  • II степень — золотой крест меньшего размера на шейной ленте.
  • III степень — маленький золотой крест на груди, в петлице.
  • IV степень (до 1839 года).

Статут ордена

Извлечения из Учреждения орденов и других знаков отличия, изд. 1892 года[3]:

  • Орден Св. Станислава имеет три степени, которых знаки суть:

1) ПЕРВАЯ СТЕПЕНЬ. Крест золотой, покрытый с лицевой стороны красною финифтью, о четырех концах, из которых каждый разделен еще на два острых конца; по краям всего креста двойная золотая кайма; на восьми острых концах золотые шарики; а между сими концами, в их соединении, золотые полукруги, имеющие вид полосатых раковин; в средине же, на белом финифтяном круглом щите, обведенном золотою каймою, с зеленым на ней венком, латинский вензель Св. Станислава, красного цвета: SS; а около щита на углах креста, с четырех сторон, золотые Российские двуглавые орлы. Задняя сторона креста вся золотая с белым финифтяным, круглым, посреди, щитом, на котором изображен тот же вензель SS.

Он носится на волнистой ленте красного цвета, шириною в два с половиною вершка, с двойною белою с обеих сторон каймою, чрез правое плечо, со звездою, на левой стороне груди.

Звезда серебряная, о восьми лучах; посредине её большой белый круглый щит, обведенный широкою зеленою полосою с двумя золотыми по обеим сторонам каймами, из которых внутренняя уже, а наружная шире; на зеленой полосе лавровые золотые ветви, связанные посредине каждой двумя цветками; посредине щита, в малом золотом обруче, красными буквами вензель Св. Станислава: SS; а около обруча, в белом поле, золотыми буквами, девиз ордена: Praemiando incitat (награждая поощряет), разделенный сверху золотым же цветком.

2) ВТОРАЯ СТЕПЕНЬ. Крест того же вида, какой установлен для первой степени, но меньшей величины, носится на шее, на такой же ленте, шириною в один вершок.

3) ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ. Такой же крест еще меньшей величины, носимый в петлице, на такой же ленте, шириною в пять восьмых вершка.

  • На звезде и крестах всех степеней, жалуемых не-христианам, вместо вензелевого изображения имени Св. Станислава, изображается Императорский Российский орел.
  • К знакам, жалуемым за военные, против неприятеля, подвиги, присоединяется по два, накрест лежащих, меча: посредине креста и звезды.
  • Кавалеры ордена Св. Станислава третьей степени с мечами, состоящие в военных чинах, присоединяют к знакам его бант из орденской ленты.
  • Кавалерам ордена Св. Станислава — назначаются пенсии: 30 кавалерам 1-й ст. по 143 руб., 60 кавалерам 2-й ст. по 115 руб., 90 кавалерам 3-й ст. по 86 руб.

Число награждённых

Самый распространённый орден Российской империи:

  • Первая степень - около 20 000 шт.
  • Вторая степень - около 92 000 шт.
  • Третья степень - более 752 000 шт.

Только в период Русско-японской войны было выдано 37 475 орденов Святого Станислава, в том числе:

  • 84 награды 1-й ст. с мечами (1 для нехристиан), 823 без мечей (15 для нехристиан),
  • 5 391 знак 2-й ст. с мечами (272 для нехристиан), 6 122 знака 2-й ст. без мечей (143 для нехристиан),
  • 11 312 знаков 3-й ст. с мечами (344 для нехристиан) и 12 620 знаков 3-й ст. без мечей (261 для нехристиан).

См. также

Напишите отзыв о статье "Орден Святого Станислава (Российская империя)"

Примечания

  1. Станислава святого орден // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Британский энциклопедический справочник Burke's Peerage, World Orders of Knighthood & Merit (ISBN 0-9711966-7-2). Императорский и Царский Орден Св. Станислава представлен на стр. 723 (том I), в разделе действующих династических орденов Российского Императорского Дома
  3. [george-orden.narod.ru/statut1892s08.html Статут Императорского и Царского ордена Св. Станислава]. // Свод Учреждений Государственных, книга VIII, раздел II, глава 9-я. Изд. 1892 г.

Литература

Ссылки

  • [medalirus.ru/rus-ordena/orden-svyatogo-stanislava.php Орден Святого Станислава], сайт «Награды Императорской России 1702 – 1917 гг.»
    • [medalirus.ru/fotografii/index2.php#st2 Фотографии кавалеров с орденами Святого Станислава]
  • [web.archive.org/web/20090729181831/www.geocities.com/polishnobles/Sokolnicki.html The Self-Styled Order of St. Stanislas of Mr. Juliusz Nowina-Sokolnicki]
  • [www.chivalricorders.org/orders/self-styled/slfstlod.htm Opinion of G. Stair Sainty]
  • [www.maineworldnewsservice.com/caltrap/once_and_perhaps_still_lucrative.htm The Once and Perhaps Still Lucrative Trade in Polish Military Decorations]

Отрывок, характеризующий Орден Святого Станислава (Российская империя)

Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись. Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.
Кутузов шел медленно и вяло мимо тысячей глаз, которые выкатывались из своих орбит, следя за начальником. Поровнявшись с 3 й ротой, он вдруг остановился. Свита, не предвидя этой остановки, невольно надвинулась на него.
– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.
Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?