Осада Безансона

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Осада Безансона
Основной конфликт: Голландская война

Осада Безансона
Дата

19 апреля — 22 мая 1674 года

Место

Безансон (ныне - Франция)

Итог

победа французов

Противники
Франция Соединённые провинции
Испания
Командующие
Людовик XIV
Себастьен де Вобан
неизвестно
Силы сторон
70,000 неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

Осада Безансона — осада французскими войсками города Безансона в 1674 году в рамках Голландской войны. Безансон являлся столицей территории Франш-Конте, находившейся в то время под властью Испании.



Предыстория

Первые два года Голландской войны, начавшейся в 1672 году, боевые действия шли в основном на территории Голландской республики. Но в 1673 году голландцам удалось сформировать коалицию против Франции, и, когда Англия решила выйти из союза с ними, французы были вынуждены начать отступление[1]. Весной 1674 года Людовик XIV решил атаковать Франш-Конте во главе армии из 70000 солдат. В то время как маркиз Лувуа планировал сначала взять Доль (Юра), прежде чем атаковать Безансон, Себастьен де Вобан вмешался и посоветовал министру сразу идти на Безансон. В итоге этот план был взят на вооружение[2].

Осада

По прибытии на место 26 апреля Вобан решил установить 36 артиллерийских орудий на холме Шодан (Велотт) с видом на цитадель с западной стороны города. Ночью на спинах солдат и мулов пушки были перевезены на холм[3], и с этого момента город попал под постоянный французский огонь. Город сдался 15 мая, а цитадель — 22 мая.

Напишите отзыв о статье "Осада Безансона"

Примечания

  1. Sous la direction de Jacques Garnier. Dictionnaire Perrin des guerres et des batailles de l’histoire de France, Paris, Perrin, 2004, 906 p. (ISBN 2262008299), p. 144—145.
  2. Bernard Pujo, Vauban, Paris, Albin Michel, 1991, 374 p. (ISBN 222605250X), p. 74.
  3. Bernard Pujo, op.cit., p. 75

Отрывок, характеризующий Осада Безансона

Между тем в задах свиты императора происходило шепотом взволнованное совещание между его генералами и маршалами. Посланные за депутацией вернулись с известием, что Москва пуста, что все уехали и ушли из нее. Лица совещавшихся были бледны и взволнованны. Не то, что Москва была оставлена жителями (как ни важно казалось это событие), пугало их, но их пугало то, каким образом объявить о том императору, каким образом, не ставя его величество в то страшное, называемое французами ridicule [смешным] положение, объявить ему, что он напрасно ждал бояр так долго, что есть толпы пьяных, но никого больше. Одни говорили, что надо было во что бы то ни стало собрать хоть какую нибудь депутацию, другие оспаривали это мнение и утверждали, что надо, осторожно и умно приготовив императора, объявить ему правду.
– Il faudra le lui dire tout de meme… – говорили господа свиты. – Mais, messieurs… [Однако же надо сказать ему… Но, господа…] – Положение было тем тяжеле, что император, обдумывая свои планы великодушия, терпеливо ходил взад и вперед перед планом, посматривая изредка из под руки по дороге в Москву и весело и гордо улыбаясь.
– Mais c'est impossible… [Но неловко… Невозможно…] – пожимая плечами, говорили господа свиты, не решаясь выговорить подразумеваемое страшное слово: le ridicule…
Между тем император, уставши от тщетного ожидания и своим актерским чутьем чувствуя, что величественная минута, продолжаясь слишком долго, начинает терять свою величественность, подал рукою знак. Раздался одинокий выстрел сигнальной пушки, и войска, с разных сторон обложившие Москву, двинулись в Москву, в Тверскую, Калужскую и Дорогомиловскую заставы. Быстрее и быстрее, перегоняя одни других, беглым шагом и рысью, двигались войска, скрываясь в поднимаемых ими облаках пыли и оглашая воздух сливающимися гулами криков.
Увлеченный движением войск, Наполеон доехал с войсками до Дорогомиловской заставы, но там опять остановился и, слезши с лошади, долго ходил у Камер коллежского вала, ожидая депутации.


Москва между тем была пуста. В ней были еще люди, в ней оставалась еще пятидесятая часть всех бывших прежде жителей, но она была пуста. Она была пуста, как пуст бывает домирающий обезматочивший улей.