Осенняя распутица (картина Куинджи)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Архип Куинджи
Осенняя распутица. 1872
Холст, масло. 70 × 110 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
К:Картины 1872 года

«Осенняя распутица» — картина русского художника Архипа Куинджи (1841/1842—1910), написанная в 1872 году[1] (по другим данным, в 1870 году[2]). Картина является частью собрания Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге. Размер картины — 70 × 110 см[3].





История и описание

На картине изображено степное пространство, раскисшее от осенней непогоды, серое дождливое небо, повозка, увязающая в непролазной грязи, слева от которой бредут женщина и ребёнок. Место, где писался этот пейзаж, неизвестно[2].

Линия, начатая художником в картине «Осенняя распутица», была продолжена в его более поздних картинах «Забытая деревня» (1874) и «Чумацкий тракт в Мариуполе» (1875), которые были выставлены на 3-й и 4-й выставках Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), соответственно[4].

В 1890-х годах Куинджи начал работу над картиной «Осень. Туман»[5], практически повторяющей «Осеннюю распутицу» в зеркальном отображении, но эта работа осталась незавершённой[2].

Отзывы

В статье о творчестве Архипа Куинджи искусствовед Виталий Манин писал[2]:

Реалистическим работам Куинджи было положено начало «Осенней распутицей» (1870). Кажется, трудно найти в это время произведение, которое бы так уныло, так беспросветно отразило мрак российского бытия. Пейзаж имеет жанровый оттенок, вносящий некоторые сентиментальные ноты, более характерные для немецкого пейзажа, чем русского.

А искусствовед Владимир Петров так писал об этой картине в своей статье, посвящённой 150-летию со дня рождения Архипа Куинджи[6]:

Характерный для отечественной живописи того времени мотив «дороги, бесконечной, как терпение людское» (В. Г. Перов) запечатлен в этой небольшой картине с действительно небывалой для русского реалистического пейзажа интенсивностью цветового решения и чувственной убедительностью, заставляющей ощутить и промозглость насыщенного влагой холодного воздуха, и чавкание грязи под ногами женщины и ребенка, идущих по глинистому косогору от стоящей на «прокисшей» дороге повозки.

См. также

Напишите отзыв о статье "Осенняя распутица (картина Куинджи)"

Примечания

  1. [kuinje.ru/kuinji_kartina/prochie3.php Архип Иванович Куинджи. Галерея картин художника — Осенняя распутица, 1872] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 5 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5keWanP Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  2. 1 2 3 4 Виталий Манин. [kuinje.ru/kuinji_manin2.php О творчестве Архипа Ивановича Куинджи (часть 2)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 5 августа 2012. [www.webcitation.org/6B1TmmIvb Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].
  3. [www.art-catalog.ru/picture.php?id_picture=127 Куинджи Архип Иванович — Осенняя распутица, 1872] (HTML). www.art-catalog.ru. Проверено 5 августа 2012.
  4. Виталий Манин. [kuinje.ru/kuinji_manin3.php О творчестве Архипа Ивановича Куинджи (часть 3)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 5 августа 2012. [www.webcitation.org/6B1U3XCNt Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].
  5. [kuinje.ru/peizag/kuinji24.php Архип Иванович Куинджи. Галерея картин художника — Осень. Туман. 1898—1908] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 5 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5kg2bz5 Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  6. Владимир Петров. [kuinje.ru/petrov2.php Статья к 150-летию Куинджи (часть 2)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 5 августа 2012. [www.webcitation.org/6B1AZm2yv Архивировано из первоисточника 28 сентября 2012].

Отрывок, характеризующий Осенняя распутица (картина Куинджи)

Государь быстрым взглядом окинул Кутузова с головы до ног, на мгновенье нахмурился, но тотчас же, преодолев себя, подошел и, расставив руки, обнял старого генерала. Опять по старому, привычному впечатлению и по отношению к задушевной мысли его, объятие это, как и обыкновенно, подействовало на Кутузова: он всхлипнул.
Государь поздоровался с офицерами, с Семеновским караулом и, пожав еще раз за руку старика, пошел с ним в замок.
Оставшись наедине с фельдмаршалом, государь высказал ему свое неудовольствие за медленность преследования, за ошибки в Красном и на Березине и сообщил свои соображения о будущем походе за границу. Кутузов не делал ни возражений, ни замечаний. То самое покорное и бессмысленное выражение, с которым он, семь лет тому назад, выслушивал приказания государя на Аустерлицком поле, установилось теперь на его лице.
Когда Кутузов вышел из кабинета и своей тяжелой, ныряющей походкой, опустив голову, пошел по зале, чей то голос остановил его.
– Ваша светлость, – сказал кто то.
Кутузов поднял голову и долго смотрел в глаза графу Толстому, который, с какой то маленькою вещицей на серебряном блюде, стоял перед ним. Кутузов, казалось, не понимал, чего от него хотели.
Вдруг он как будто вспомнил: чуть заметная улыбка мелькнула на его пухлом лице, и он, низко, почтительно наклонившись, взял предмет, лежавший на блюде. Это был Георгий 1 й степени.


На другой день были у фельдмаршала обед и бал, которые государь удостоил своим присутствием. Кутузову пожалован Георгий 1 й степени; государь оказывал ему высочайшие почести; но неудовольствие государя против фельдмаршала было известно каждому. Соблюдалось приличие, и государь показывал первый пример этого; но все знали, что старик виноват и никуда не годится. Когда на бале Кутузов, по старой екатерининской привычке, при входе государя в бальную залу велел к ногам его повергнуть взятые знамена, государь неприятно поморщился и проговорил слова, в которых некоторые слышали: «старый комедиант».
Неудовольствие государя против Кутузова усилилось в Вильне в особенности потому, что Кутузов, очевидно, не хотел или не мог понимать значение предстоящей кампании.
Когда на другой день утром государь сказал собравшимся у него офицерам: «Вы спасли не одну Россию; вы спасли Европу», – все уже тогда поняли, что война не кончена.
Один Кутузов не хотел понимать этого и открыто говорил свое мнение о том, что новая война не может улучшить положение и увеличить славу России, а только может ухудшить ее положение и уменьшить ту высшую степень славы, на которой, по его мнению, теперь стояла Россия. Он старался доказать государю невозможность набрания новых войск; говорил о тяжелом положении населений, о возможности неудач и т. п.
При таком настроении фельдмаршал, естественно, представлялся только помехой и тормозом предстоящей войны.
Для избежания столкновений со стариком сам собою нашелся выход, состоящий в том, чтобы, как в Аустерлице и как в начале кампании при Барклае, вынуть из под главнокомандующего, не тревожа его, не объявляя ему о том, ту почву власти, на которой он стоял, и перенести ее к самому государю.
С этою целью понемногу переформировался штаб, и вся существенная сила штаба Кутузова была уничтожена и перенесена к государю. Толь, Коновницын, Ермолов – получили другие назначения. Все громко говорили, что фельдмаршал стал очень слаб и расстроен здоровьем.
Ему надо было быть слабым здоровьем, для того чтобы передать свое место тому, кто заступал его. И действительно, здоровье его было слабо.
Как естественно, и просто, и постепенно явился Кутузов из Турции в казенную палату Петербурга собирать ополчение и потом в армию, именно тогда, когда он был необходим, точно так же естественно, постепенно и просто теперь, когда роль Кутузова была сыграна, на место его явился новый, требовавшийся деятель.
Война 1812 го года, кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое – европейское.
За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями.