Основа слова

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Основа — неизменяемая часть слова, которая выражает его лексическое значение.

В изменяемых словах основа определяется как часть слова без окончания и формообразующего суффикса: сосн, пустын, восьм-ой, наш, занимательн-ый, чита. В неизменяемых словах основа равна слову: высоко, мечтая. В некоторых случаях основа может быть прерывистой:

  • глагольные формы, содержащие постфикс -ся/ -сь
    учащ-ие-ся;
  • основы неопределённых местоимений, содержащих постфиксы -то/ -либо/ -нибудь
    как-ой-то;
  • основы некоторых сложно-составных существительных
    шкаф-а-купе;
  • основы сложных числительных
    сем-и-десят-и.

В зависимости от структуры, основы бывают производные и непроизводные. Непроизводными являются основы, которые состоят из одной морфемы — корня: город, стол, жёлт-ый. Производными являются основы, в составе которых выделяются два или более словообразовательных аффикса. Обычно это корень в сочетании с одним или несколькими суффиксами: хлеб-н-ый; с одной или несколькими приставками: пере-лет; с суффиксом и приставкой одновременно: без-дом-н-ый). Новые слова могут образовываться как от непроизводной, так и от производной основы.

От производных и непроизводных основ следует отличать производящие основы — основы, от которых образуются новые слова. Например, непроизводная основа слова сил является производящей для слова сильный.

Напишите отзыв о статье "Основа слова"



Литература

  • Огекян И. Н., Волчек Н. М., Высоцкая Е. В. и др. «Большой справочник: Весь русский язык. Вся русская литература» — Мн.: Изд-во Современный литератор, 2003. — 992 с.

Отрывок, характеризующий Основа слова

– Ну что?
– Мама, ради Бога ничего не спрашивайте у меня теперь. Это нельзя говорить, – сказала Наташа.
Но несмотря на то, в этот вечер Наташа, то взволнованная, то испуганная, с останавливающимися глазами лежала долго в постели матери. То она рассказывала ей, как он хвалил ее, то как он говорил, что поедет за границу, то, что он спрашивал, где они будут жить это лето, то как он спрашивал ее про Бориса.
– Но такого, такого… со мной никогда не бывало! – говорила она. – Только мне страшно при нем, мне всегда страшно при нем, что это значит? Значит, что это настоящее, да? Мама, вы спите?
– Нет, душа моя, мне самой страшно, – отвечала мать. – Иди.
– Все равно я не буду спать. Что за глупости спать? Maмаша, мамаша, такого со мной никогда не бывало! – говорила она с удивлением и испугом перед тем чувством, которое она сознавала в себе. – И могли ли мы думать!…
Наташе казалось, что еще когда она в первый раз увидала князя Андрея в Отрадном, она влюбилась в него. Ее как будто пугало это странное, неожиданное счастье, что тот, кого она выбрала еще тогда (она твердо была уверена в этом), что тот самый теперь опять встретился ей, и, как кажется, неравнодушен к ней. «И надо было ему нарочно теперь, когда мы здесь, приехать в Петербург. И надо было нам встретиться на этом бале. Всё это судьба. Ясно, что это судьба, что всё это велось к этому. Еще тогда, как только я увидала его, я почувствовала что то особенное».
– Что ж он тебе еще говорил? Какие стихи то эти? Прочти… – задумчиво сказала мать, спрашивая про стихи, которые князь Андрей написал в альбом Наташе.
– Мама, это не стыдно, что он вдовец?
– Полно, Наташа. Молись Богу. Les Marieiages se font dans les cieux. [Браки заключаются в небесах.]