Острова Ашмор и Картье

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Острова Ашмор и КартьеОстрова Ашмор и Картье

</tt>

</tt>

Территория островов Ашмор и Картье
англ. Ashmore and Cartier Islands
12°14′ ю. ш. 123°05′ в. д. / 12.233° ю. ш. 123.083° в. д. / -12.233; 123.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-12.233&mlon=123.083&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 12°14′ ю. ш. 123°05′ в. д. / 12.233° ю. ш. 123.083° в. д. / -12.233; 123.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-12.233&mlon=123.083&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияИндийский океан
Количество островов4
Крупнейший островЗападный остров
Общая площадь199 км²
Наивысшая точка3 м
СтранаАвстралия Австралия
АЕ первого уровняВнешние территории Австралии
Территория островов Ашмор и Картье
Население (2007 год)0 чел.

Территория островов Ашмор и Картье (англ. Ashmore and Cartier Islands) — две группы небольших необитаемых тропических островов в Индийском океане, расположенных в окончании континентального шельфа Австралии к югу от индонезийского острова Роти на координатах 12°14′ ю. ш. 123°05′ в. д. / 12.233° ю. ш. 123.083° в. д. / -12.233; 123.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-12.233&mlon=123.083&zoom=14 (O)] (Я). Общая площадь островов — 199 км² (суша — 114 400 м²). Внешняя территория Австралии с 1931 года. В августе 1983 года объявлены национальным заповедником.

Острова Площадь суши,
м²
Риф Ашмор — 155,40 км² (общая территория)
Западный остров 51,2
Средный остров 21,2
Восточный остров 25,0
Риф Картье — 44,03 км² (общая территория)
Остров Картье 17,00
Всего 114,40

Риф Хайберния (англ. Hibernia), расположенный в 42 км к северо-востоку от рифа Ашмор, не входит в их состав, а является частью штата Западная Австралия.

Напишите отзыв о статье "Острова Ашмор и Картье"



Ссылки

  • [www.ga.gov.au/education/facts/dimensions/externalterr/ashmore.htm]

Отрывок, характеризующий Острова Ашмор и Картье

– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]