Острова Питкэрн

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Острова Питкэрн
Pitcairn Islands (англ.)
Pitkern Ailen (питк.)
Флаг Герб
Девиз: «God Save the Queen»
Гимн: «Come ye Blessed»
Официальные языки английский, питкэрнский (региональный)
Столица Адамстаун
Крупнейший город Адамстаун
Форма правления Конституционная монархия, заморская территория Великобритании
Королева
Губернатор
Мэр
Елизавета II
Victoria Treadell
Майк Уоррен
Территория
• Всего
• % водной поверхн.

47 км²
0
Население
• Оценка (2014)
Плотность

49[1] чел. (247-е)
0,96 чел./км²
Валюта Новозеландский доллар
Интернет-домен .pn
Телефонный код +64
Часовой пояс -8
Координаты: 24°22′35″ ю. ш. 128°19′22″ з. д. / 24.37639° ю. ш. 128.32278° з. д. / -24.37639; -128.32278 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-24.37639&mlon=-128.32278&zoom=9 (O)] (Я)

Острова́ Пи́ткэрн (англ. Pitcairn Islands) — единственная заморская территория Великобритании в Тихом океане. Включает в себя пять островов, один из которых обитаем. Находится в южной части Тихого океана, граничит на западе с Французской Полинезией. Острова Питкэрн открыты 2 июля 1767 года Филиппом Картеретом.

Острова известны в основном благодаря тому, что их первоначальные поселенцы были мятежниками с британского корабля «Баунти», а также таитянками, которых они взяли с собой на остров. В честь корабля назван залив на острове.

Питкэрн — самая малонаселённая территория в мире, с населением 49 человек по оценке 2014 года.





Географические данные

Питкэрн состоит из 5 островов вулканического и кораллового происхождения: Хендерсон, Дюси (Дьюси), Сэнди, Оэно и Питкэрн. Общая площадь островов 46,5 км²[2], из них самый большой — Хендерсон (37,3 км²).

Остров Питкэрн — единственный обитаемый остров, вулканический по происхождению (вулканы, имеющие до 335 м в высоту, давно потухли), с крутыми утёсами и сильно изрезанной береговой линией. Размеры: 3×1,5 км; площадь: 4,6 км². Остальные острова необитаемы из-за отсутствия пресной воды, хотя на острове Хендерсон обнаружены следы деятельности полинезийцев.

Климат островов — субтропический морской. Среднемесячные температуры составляют в среднем от +18 °C в августе (зима) до +24 °C в феврале (лето). Июль и август — наиболее сухие месяцы и наилучшее время для посещения островов.

Остров или риф Тип Площадь суши,
км²
Общая площадь,
км²
Население,
чел. (2012)
Координаты
1 Дюси Атолл 0,7 3,9 24°40′09″ ю. ш. 124°47′11″ з. д. / 24.66917° ю. ш. 124.78639° з. д. / -24.66917; -124.78639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-24.66917&mlon=-124.78639&zoom=14 (O)] (Я)
2 Хендерсон Коралловый остров 37,3 37,3 24°22′01″ ю. ш. 128°18′57″ з. д. / 24.36694° ю. ш. 128.31583° з. д. / -24.36694; -128.31583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-24.36694&mlon=-128.31583&zoom=14 (O)] (Я)
3 Оэно (включая остров Сэнди) Атолл 0,65 16,65 23°55′26″ ю. ш. 130°44′03″ з. д. / 23.92389° ю. ш. 130.73417° з. д. / -23.92389; -130.73417 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-23.92389&mlon=-130.73417&zoom=14 (O)] (Я)
4 Питкэрн Вулканический остров 4,6 4,6 45 25°04′00″ ю. ш. 130°06′00″ з. д. / 25.06667° ю. ш. 130.10000° з. д. / -25.06667; -130.10000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-25.06667&mlon=-130.10000&zoom=14 (O)] (Я)
Всего 43,25 62,45 45

Примечание: При определении общей площади островов Питкэрн (46,5 км²) учитывают общую площадь атолла Дюси (3,9 км²) из-за его очертания (атолл Дюси имеет круглую форму, лагуна находится внутри атолла).

История

Считается, что острова Дюси и Хендерсон были впервые открыты европейцами 26 января 1606 года. Это был португальский мореплаватель Педро Фернандес де Кирос. Он назвал эти острова «La Encarnación» (воплощение) и «San Juan Bautista» (Св. Иоанна Крестителя), соответственно. Однако, некоторые исследователи выражают сомнения по поводу того, какие именно острова посетил и назвал этими названиями Кирос, предполагая, что на самом деле именем «La Encarnación» он назвал остров Хендерсон, а «San Juan Bautista» — Питкэрн.

Остров был вторично открыт в 1767 году Филиппом Картеретом, командиром британского шлюпа «Суоллоу» («Ласточка»), и назван островом Питкэрн по имени сына морского офицера, который первый заметил землю. Вследствие сильного прибоя Картерет не сделал попытки высадиться, но он заметил падающий с утёса ручей и богатую растительность на возвышенностях.

Первоначально остров был необитаем и впервые заселён в 1790 году мятежной командой корабля «Баунти» и таитянками, которых моряки увезли на этот остров. Через несколько лет на острове произошли трагические события, связанные с восстанием таитян-мужчин, которые были слугами белых моряков. В 1808 году остров посетил корабль под командованием капитана Фолджера, согласно отчёту которого «…Примерно через шесть лет после того, как они высадились здесь, их слуги напали на них и убили всех англичан, кроме рассказчика (Александра Смита — прим.), и он был тяжело ранен. В ту же ночь таитянские вдовы восстали и убили всех своих земляков…»[3]. Согласно другим данным, после этих событий в живых остались моряки Джон Адамс, Вильям МакКой, Эдвард Янг и Мэттью Квинтал. МакКой и Квинтал научились гнать самогон и устраивали пьяные дебоши. В итоге в 1799 году Адамс и Янг убили Квинтала, который приставал к их жёнам и угрожал убить их детей, а МакКой утонул сам. В 1800 году Янг умер от астмы, но успел научить неграмотного Адамса читать и писать[4][5].

В 1808 году на острове насчитывалось 8 женщин, 1 мужчина (Джон Адамс, он же Александер Смит), 25 детей, в том числе 24 ребёнка смешанного происхождения и 1 девушка — чистокровная таитянка[6]. Адамс управлял общиной до своей смерти в 1829 году. Женщины начинали рожать очень рано, как в браках, так и внебрачно, и население острова быстро росло.

В 1823 году к колонии присоединились Джон Баффет и Джон Эванс, которые женились на местных девушках. В 1828 году на острове поселился Джордж Ноббс, который стал пастором.

В 1831 году Лондон принял решение переселить питкэрнцев на Таити, в результате чего в течение двух месяцев 12 человек умерли, а 65 островитян вернулись обратно.

В 1832 году на остров прибыл пуританин Джошуа Хилл. Он выдал себя за представителя английских властей и фактически установил диктатуру, а также запретил гнать спиртной напиток. В 1838 году обман раскрылся и Хилл был изгнан с острова, а новым лидером стал Ноббс[4].

В 1838 году остров был официально объявлен британской колонией. На нём было введено демократическое управление путём выборов в магистрат. Голосовать могли все мужчины и женщины, родившиеся на острове или проведшие на нём более 5 лет. Таким образом, Питкэрн стал первой территорией в составе Британской империи, где было введено избирательное право для женщин.

В 1856 году всё население острова площадью в 4,6 км², страдавшего к тому времени от перенаселения из-за высокой рождаемости, переселилось на необитаемый остров Норфолк, однако через некоторое время часть жителей вернулась обратно. В настоящее время на Норфолке живёт гораздо больше потомков моряков «Баунти» (около 1000 человек), чем на Питкэрне.

С 1870 года островом в течение 37 лет управлял Джеймс МакКой, который родился на Питкэрне, но провёл некоторое время в Англии. Его переизбирали 22 раза подряд. В 1904 году на острове было введено налогообложение. С открытием Панамского канала в 1914 году остров регулярно посещают корабли, так как Питкэрн оказался на прямом пути от канала к Новой Зеландии.

Пик численности населения в 233 человека был достигнут в 1937 году, после чего население сокращалось из-за эмиграции в Новую Зеландию.

Государственное устройство

Острова имеют статус заморской территории Великобритании, управляемой британским верховным комиссаром в Новой Зеландии; имеется местный орган самоуправления — однопалатный Совет острова, состоящий из 10 членов (5 из них избираются всеобщим голосованием, 5 — назначаются, все сроком на один год). Столица — посёлок Адамстаун — единственный населённый пункт на островах Питкэрн.

Население

Численность населения — 56 чел. (2013 г.)[7] — в основном англо-полинезийские метисы, потомки мятежников с судна «Баунти» (см. Список стран, сортировка по численности населения). Из-за ограниченности пригодных для ведения сельского хозяйства площадей и невозможности развития туризма (отсутствие аэропорта и оживлённых морских сообщений), молодёжь эмигрирует в Новую Зеландию, поэтому численность населения острова почти не меняется (в 2001 г. — 44 чел.).

Год Население Год Население Год Население Год Население Год Население Год Население
1790 27 1880 112 1970 96 1992 54 2002 48 2012 45
1800 34 1890 136 1975 74 1993 57 2003 59 2013 56
1810 50 1900 136 1980 61 1994 54 2004 65
1820 66 1910 140 1985 58 1995 55 2005 63
1830 70 1920 163 1986 68 1996 43 2006 65
1840 119 1930 190 1987 59 1997 40 2007 64
1850 146 1936 250 1988 55 1998 66 2008 66
1856 193 1940 163 1989 55 1999 46 2009 67
1859 116 1950 161 1990 59 2000 51 2010 64
1870 70 1960 126 1991 66 2001 44 2011 67

Официальный язык — английский, но население говорит на питкэрнском языке, который является смешением таитянского и английского языков XVIII века, полным местных идиом, которые делают его почти непонятным для посторонних.

Религия

В 1886 году на остров прибыл адвентистский миссионер Джон Тау, а в 1890 всё население Питкэрна перешло из англиканства в адвентизм. Суббота стала выходным днём, а все свиньи на острове, завезённые ещё с Баунти, признанные по новым религиозным канонам нечистыми животными и были убиты.[8]

Сегодня адвентизм является единственной религией на острове, при этом всего лишь 20 % населения Питкэрна регулярно посещают церковные богослужения.

Вооружённые силы

Острова Питкэрн являются заморской территорией Великобритании, поэтому их защита лежит на Министерстве обороны Великобритании и Вооружённых силах Великобритании.

Экономика

Плодородная почва островов Питкэрн позволяет культивировать различные виды овощей и фруктов, такие как цитрусовые, сахарный тростник, дыни, бананы, ямс и бобовые культуры. Местные жители этой крошечной экономической зоны активно используют бартер и обмениваются друг с другом дарами моря, продуктами, выращенными на личном участке или предметами кустарного производства. Основная же статья доходов — продажа выпускаемых на острове коллекционных почтовых марок, мёда и продукции кустарного производства проходящим мимо судам, курс которых лежит из Великобритании в Новую Зеландию через Панамский канал. Торговля осложняется тем, что остров имеет изрезанный рельеф и там отсутствуют порт или взлётная полоса, поэтому все торговцы пользуются баркасами для того чтобы доплыть до проходящих мимо судов. Иногда, если позволяет погода, остров посещают туристы из исследовательских судов, проходящих мимо островов.

Экономически активное население составляет 35 человек (по данным на 2011 год). Для всех жителей в возрасте от 16 до 65 лет обязательными являются общественные работы (в основном по содержанию дорог).

Электричество на острове вырабатывается газовыми и дизельными электростанциями.

Валюта — новозеландский доллар, равный 100 центам. Нет никаких организаций, способных произвести обмен валюты. Кредитные карты и туристические чеки также практически невозможно использовать. Ввиду отсутствия ресторанов и кафе чаевые оставляются на усмотрение гостя во всех сферах — от найма лодки или катера, до приобретения провизии.

С 1988 года чеканятся коллекционные монеты, фактически не используемые в обращении.

Связь

На острове есть спутниковый телефон. Островитяне часто общаются с помощью радио. С помощью любительского радио осуществляются контакты и обмен информацией с внешним миром. В Адамстауне существует беспроводная сеть 128 кбит. Жители могут слушать иностранные станции на коротковолновом диапазоне. Иностранные телеканалы можно смотреть с помощью спутниковой антенны, большинство семей имеют DVD-плееры.

Туризм

Туризм играет важную роль в обеспечении Питкэрна, принося 80 % годового дохода страны. Туристы проводят время с местными семьями, изучая историю острова. Некоторые семьи отстроили отдельные автономные дома для туристов в аренду. Каждый год около десяти круизных судов заходят на остров в течение нескольких часов, генерируя доход для местных жителей от продажи сувениров и проставления печати о пересечении границы в паспортах.

Образование

Образование является бесплатным и обязательным в возрасте от 5 до 16 лет. Дети учатся на основе школьной программы Новой Зеландии. Учитель назначается губернатором из числа квалифицированных учителей Новой Зеландии. В 2000 году дети острова выпустили книгу «Моё любимое место на Питкэрне».

Правила въезда и таможенные правила

Для граждан России безвизовый въезд на острова Питкэрн возможен по решению иммиграционных властей на срок не более 14 дней при условии въезда и выезда на одном судне, наличия финансовых средств и уплаты сбора. В общем случае виза оформляется в консульских учреждениях Великобритании[9].

Напишите отзыв о статье "Острова Питкэрн"

Примечания

  1. www.government.pn/Pitcairn%20Islands%20Economic%20Report%20-%20Final%20Report.pdf
  2. [www.vedu.ru/bigencdic/48072/ Питкэрн (Pitcairn)]. Большой энциклопедический словарь. Проверено 20 июня 2015.
  3. Дмитрий Семакин. [pitcairn.ru/Pit-pitcairn/paradise6.htm Сага о мятеже на «Баунти» и об острове Питкэрн]. pitcairn.ru. Проверено 20 июня 2015.
  4. 1 2 [www.government.pn/Pitcairnshistory.php Pitcairn's History] (англ.). Pitcairn Islands Office. Проверено 20 июня 2015.
  5. Дмитрий Семакин. [pitcairn.ru/Pit-materials/BOUNTY-PITCAIRNpresentation.ppt Сага о мятеже на «Баунти» и об острове Питкэрн]. pitcairn.ru (2008). Проверено 20 июня 2015.
  6. Дмитрий Семакин. [pitcairn.ru/Pit-pitcairn/paradise8.htm Сага о мятеже на «Баунти» и об острове Питкэрн]. pitcairn.ru. Проверено 20 июня 2015.
  7. Thomas Brinkhoff. [www.citypopulation.de/Pitcairn.html Pitcairn Islands] (англ.). City Population (21 September 2013). Проверено 20 июня 2015.
  8. [library.puc.edu/pitcairn/studycenter/pit_puc.shtml История острова от Pitcairn Island & Pacific Union College]. Pitcairn Island & Pacific Union College. Проверено 4 августа 2015.
  9. [guide.travel.ru/pitcairn/formalities/visas/ Визы на остров Питкэрн (Великобритания)]. Travel.ru. Проверено 20 июня 2015.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на норфолкском языке
«Mien_Paij»

  • [mark-twain.ru/r_revoludia.html Рассказ Марка Твена о Питкэрне]
  • [maps.google.com/maps?f=q&source=s_q&hl=ru&geocode=&q=pitcairn&sll=-24.703615,-127.439308&sspn=1.771539,2.471924&ie=UTF8&ll=-25.070556,-130.109668&spn=0.027599,0.038624&t=h&z=15 Адамстаун на Google Maps]
  • [mff.livejournal.com/274516.html Дмитрий Малов о Питкэрне]
  • [www.tema.ru/travel/pitcairn/ Артемий Лебедев о Питкэрне]
  • [www.museum-of-money.org/view/_suvenirnye_monety_ostrovov_pitkern/1/ Сувенирные монеты острова Питкэрн, посвященные «Баунти»]


Отрывок, характеризующий Острова Питкэрн

Прежде чем партизанская война была официально принята нашим правительством, уже тысячи людей неприятельской армии – отсталые мародеры, фуражиры – были истреблены казаками и мужиками, побивавшими этих людей так же бессознательно, как бессознательно собаки загрызают забеглую бешеную собаку. Денис Давыдов своим русским чутьем первый понял значение той страшной дубины, которая, не спрашивая правил военного искусства, уничтожала французов, и ему принадлежит слава первого шага для узаконения этого приема войны.
24 го августа был учрежден первый партизанский отряд Давыдова, и вслед за его отрядом стали учреждаться другие. Чем дальше подвигалась кампания, тем более увеличивалось число этих отрядов.
Партизаны уничтожали Великую армию по частям. Они подбирали те отпадавшие листья, которые сами собою сыпались с иссохшего дерева – французского войска, и иногда трясли это дерево. В октябре, в то время как французы бежали к Смоленску, этих партий различных величин и характеров были сотни. Были партии, перенимавшие все приемы армии, с пехотой, артиллерией, штабами, с удобствами жизни; были одни казачьи, кавалерийские; были мелкие, сборные, пешие и конные, были мужицкие и помещичьи, никому не известные. Был дьячок начальником партии, взявший в месяц несколько сот пленных. Была старостиха Василиса, побившая сотни французов.
Последние числа октября было время самого разгара партизанской войны. Тот первый период этой войны, во время которого партизаны, сами удивляясь своей дерзости, боялись всякую минуту быть пойманными и окруженными французами и, не расседлывая и почти не слезая с лошадей, прятались по лесам, ожидая всякую минуту погони, – уже прошел. Теперь уже война эта определилась, всем стало ясно, что можно было предпринять с французами и чего нельзя было предпринимать. Теперь уже только те начальники отрядов, которые с штабами, по правилам ходили вдали от французов, считали еще многое невозможным. Мелкие же партизаны, давно уже начавшие свое дело и близко высматривавшие французов, считали возможным то, о чем не смели и думать начальники больших отрядов. Казаки же и мужики, лазившие между французами, считали, что теперь уже все было возможно.
22 го октября Денисов, бывший одним из партизанов, находился с своей партией в самом разгаре партизанской страсти. С утра он с своей партией был на ходу. Он целый день по лесам, примыкавшим к большой дороге, следил за большим французским транспортом кавалерийских вещей и русских пленных, отделившимся от других войск и под сильным прикрытием, как это было известно от лазутчиков и пленных, направлявшимся к Смоленску. Про этот транспорт было известно не только Денисову и Долохову (тоже партизану с небольшой партией), ходившему близко от Денисова, но и начальникам больших отрядов с штабами: все знали про этот транспорт и, как говорил Денисов, точили на него зубы. Двое из этих больших отрядных начальников – один поляк, другой немец – почти в одно и то же время прислали Денисову приглашение присоединиться каждый к своему отряду, с тем чтобы напасть на транспорт.
– Нет, бг'ат, я сам с усам, – сказал Денисов, прочтя эти бумаги, и написал немцу, что, несмотря на душевное желание, которое он имел служить под начальством столь доблестного и знаменитого генерала, он должен лишить себя этого счастья, потому что уже поступил под начальство генерала поляка. Генералу же поляку он написал то же самое, уведомляя его, что он уже поступил под начальство немца.
Распорядившись таким образом, Денисов намеревался, без донесения о том высшим начальникам, вместе с Долоховым атаковать и взять этот транспорт своими небольшими силами. Транспорт шел 22 октября от деревни Микулиной к деревне Шамшевой. С левой стороны дороги от Микулина к Шамшеву шли большие леса, местами подходившие к самой дороге, местами отдалявшиеся от дороги на версту и больше. По этим то лесам целый день, то углубляясь в середину их, то выезжая на опушку, ехал с партией Денисов, не выпуская из виду двигавшихся французов. С утра, недалеко от Микулина, там, где лес близко подходил к дороге, казаки из партии Денисова захватили две ставшие в грязи французские фуры с кавалерийскими седлами и увезли их в лес. С тех пор и до самого вечера партия, не нападая, следила за движением французов. Надо было, не испугав их, дать спокойно дойти до Шамшева и тогда, соединившись с Долоховым, который должен был к вечеру приехать на совещание к караулке в лесу (в версте от Шамшева), на рассвете пасть с двух сторон как снег на голову и побить и забрать всех разом.
Позади, в двух верстах от Микулина, там, где лес подходил к самой дороге, было оставлено шесть казаков, которые должны были донести сейчас же, как только покажутся новые колонны французов.
Впереди Шамшева точно так же Долохов должен был исследовать дорогу, чтобы знать, на каком расстоянии есть еще другие французские войска. При транспорте предполагалось тысяча пятьсот человек. У Денисова было двести человек, у Долохова могло быть столько же. Но превосходство числа не останавливало Денисова. Одно только, что еще нужно было знать ему, это то, какие именно были эти войска; и для этой цели Денисову нужно было взять языка (то есть человека из неприятельской колонны). В утреннее нападение на фуры дело сделалось с такою поспешностью, что бывших при фурах французов всех перебили и захватили живым только мальчишку барабанщика, который был отсталый и ничего не мог сказать положительно о том, какие были войска в колонне.
Нападать другой раз Денисов считал опасным, чтобы не встревожить всю колонну, и потому он послал вперед в Шамшево бывшего при его партии мужика Тихона Щербатого – захватить, ежели можно, хоть одного из бывших там французских передовых квартиргеров.


Был осенний, теплый, дождливый день. Небо и горизонт были одного и того же цвета мутной воды. То падал как будто туман, то вдруг припускал косой, крупный дождь.
На породистой, худой, с подтянутыми боками лошади, в бурке и папахе, с которых струилась вода, ехал Денисов. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Исхудавшее и обросшее густой, короткой, черной бородой лицо его казалось сердито.
Рядом с Денисовым, также в бурке и папахе, на сытом, крупном донце ехал казачий эсаул – сотрудник Денисова.
Эсаул Ловайский – третий, также в бурке и папахе, был длинный, плоский, как доска, белолицый, белокурый человек, с узкими светлыми глазками и спокойно самодовольным выражением и в лице и в посадке. Хотя и нельзя было сказать, в чем состояла особенность лошади и седока, но при первом взгляде на эсаула и Денисова видно было, что Денисову и мокро и неловко, – что Денисов человек, который сел на лошадь; тогда как, глядя на эсаула, видно было, что ему так же удобно и покойно, как и всегда, и что он не человек, который сел на лошадь, а человек вместе с лошадью одно, увеличенное двойною силою, существо.
Немного впереди их шел насквозь промокший мужичок проводник, в сером кафтане и белом колпаке.
Немного сзади, на худой, тонкой киргизской лошаденке с огромным хвостом и гривой и с продранными в кровь губами, ехал молодой офицер в синей французской шинели.
Рядом с ним ехал гусар, везя за собой на крупе лошади мальчика в французском оборванном мундире и синем колпаке. Мальчик держался красными от холода руками за гусара, пошевеливал, стараясь согреть их, свои босые ноги, и, подняв брови, удивленно оглядывался вокруг себя. Это был взятый утром французский барабанщик.
Сзади, по три, по четыре, по узкой, раскиснувшей и изъезженной лесной дороге, тянулись гусары, потом казаки, кто в бурке, кто во французской шинели, кто в попоне, накинутой на голову. Лошади, и рыжие и гнедые, все казались вороными от струившегося с них дождя. Шеи лошадей казались странно тонкими от смокшихся грив. От лошадей поднимался пар. И одежды, и седла, и поводья – все было мокро, склизко и раскисло, так же как и земля, и опавшие листья, которыми была уложена дорога. Люди сидели нахохлившись, стараясь не шевелиться, чтобы отогревать ту воду, которая пролилась до тела, и не пропускать новую холодную, подтекавшую под сиденья, колени и за шеи. В середине вытянувшихся казаков две фуры на французских и подпряженных в седлах казачьих лошадях громыхали по пням и сучьям и бурчали по наполненным водою колеям дороги.
Лошадь Денисова, обходя лужу, которая была на дороге, потянулась в сторону и толканула его коленкой о дерево.
– Э, чег'т! – злобно вскрикнул Денисов и, оскаливая зубы, плетью раза три ударил лошадь, забрызгав себя и товарищей грязью. Денисов был не в духе: и от дождя и от голода (с утра никто ничего не ел), и главное оттого, что от Долохова до сих пор не было известий и посланный взять языка не возвращался.
«Едва ли выйдет другой такой случай, как нынче, напасть на транспорт. Одному нападать слишком рискованно, а отложить до другого дня – из под носа захватит добычу кто нибудь из больших партизанов», – думал Денисов, беспрестанно взглядывая вперед, думая увидать ожидаемого посланного от Долохова.
Выехав на просеку, по которой видно было далеко направо, Денисов остановился.
– Едет кто то, – сказал он.
Эсаул посмотрел по направлению, указываемому Денисовым.
– Едут двое – офицер и казак. Только не предположительно, чтобы был сам подполковник, – сказал эсаул, любивший употреблять неизвестные казакам слова.
Ехавшие, спустившись под гору, скрылись из вида и через несколько минут опять показались. Впереди усталым галопом, погоняя нагайкой, ехал офицер – растрепанный, насквозь промокший и с взбившимися выше колен панталонами. За ним, стоя на стременах, рысил казак. Офицер этот, очень молоденький мальчик, с широким румяным лицом и быстрыми, веселыми глазами, подскакал к Денисову и подал ему промокший конверт.
– От генерала, – сказал офицер, – извините, что не совсем сухо…
Денисов, нахмурившись, взял конверт и стал распечатывать.
– Вот говорили всё, что опасно, опасно, – сказал офицер, обращаясь к эсаулу, в то время как Денисов читал поданный ему конверт. – Впрочем, мы с Комаровым, – он указал на казака, – приготовились. У нас по два писто… А это что ж? – спросил он, увидав французского барабанщика, – пленный? Вы уже в сраженье были? Можно с ним поговорить?
– Ростов! Петя! – крикнул в это время Денисов, пробежав поданный ему конверт. – Да как же ты не сказал, кто ты? – И Денисов с улыбкой, обернувшись, протянул руку офицеру.
Офицер этот был Петя Ростов.
Во всю дорогу Петя приготавливался к тому, как он, как следует большому и офицеру, не намекая на прежнее знакомство, будет держать себя с Денисовым. Но как только Денисов улыбнулся ему, Петя тотчас же просиял, покраснел от радости и, забыв приготовленную официальность, начал рассказывать о том, как он проехал мимо французов, и как он рад, что ему дано такое поручение, и что он был уже в сражении под Вязьмой, и что там отличился один гусар.
– Ну, я г'ад тебя видеть, – перебил его Денисов, и лицо его приняло опять озабоченное выражение.
– Михаил Феоклитыч, – обратился он к эсаулу, – ведь это опять от немца. Он пг'и нем состоит. – И Денисов рассказал эсаулу, что содержание бумаги, привезенной сейчас, состояло в повторенном требовании от генерала немца присоединиться для нападения на транспорт. – Ежели мы его завтг'а не возьмем, они у нас из под носа выг'вут, – заключил он.
В то время как Денисов говорил с эсаулом, Петя, сконфуженный холодным тоном Денисова и предполагая, что причиной этого тона было положение его панталон, так, чтобы никто этого не заметил, под шинелью поправлял взбившиеся панталоны, стараясь иметь вид как можно воинственнее.
– Будет какое нибудь приказание от вашего высокоблагородия? – сказал он Денисову, приставляя руку к козырьку и опять возвращаясь к игре в адъютанта и генерала, к которой он приготовился, – или должен я оставаться при вашем высокоблагородии?
– Приказания?.. – задумчиво сказал Денисов. – Да ты можешь ли остаться до завтрашнего дня?
– Ах, пожалуйста… Можно мне при вас остаться? – вскрикнул Петя.
– Да как тебе именно велено от генег'ала – сейчас вег'нуться? – спросил Денисов. Петя покраснел.
– Да он ничего не велел. Я думаю, можно? – сказал он вопросительно.
– Ну, ладно, – сказал Денисов. И, обратившись к своим подчиненным, он сделал распоряжения о том, чтоб партия шла к назначенному у караулки в лесу месту отдыха и чтобы офицер на киргизской лошади (офицер этот исполнял должность адъютанта) ехал отыскивать Долохова, узнать, где он и придет ли он вечером. Сам же Денисов с эсаулом и Петей намеревался подъехать к опушке леса, выходившей к Шамшеву, с тем, чтобы взглянуть на то место расположения французов, на которое должно было быть направлено завтрашнее нападение.
– Ну, бог'ода, – обратился он к мужику проводнику, – веди к Шамшеву.
Денисов, Петя и эсаул, сопутствуемые несколькими казаками и гусаром, который вез пленного, поехали влево через овраг, к опушке леса.


Дождик прошел, только падал туман и капли воды с веток деревьев. Денисов, эсаул и Петя молча ехали за мужиком в колпаке, который, легко и беззвучно ступая своими вывернутыми в лаптях ногами по кореньям и мокрым листьям, вел их к опушке леса.
Выйдя на изволок, мужик приостановился, огляделся и направился к редевшей стене деревьев. У большого дуба, еще не скинувшего листа, он остановился и таинственно поманил к себе рукою.
Денисов и Петя подъехали к нему. С того места, на котором остановился мужик, были видны французы. Сейчас за лесом шло вниз полубугром яровое поле. Вправо, через крутой овраг, виднелась небольшая деревушка и барский домик с разваленными крышами. В этой деревушке и в барском доме, и по всему бугру, в саду, у колодцев и пруда, и по всей дороге в гору от моста к деревне, не более как в двухстах саженях расстояния, виднелись в колеблющемся тумане толпы народа. Слышны были явственно их нерусские крики на выдиравшихся в гору лошадей в повозках и призывы друг другу.
– Пленного дайте сюда, – негромко сказал Денисоп, не спуская глаз с французов.
Казак слез с лошади, снял мальчика и вместе с ним подошел к Денисову. Денисов, указывая на французов, спрашивал, какие и какие это были войска. Мальчик, засунув свои озябшие руки в карманы и подняв брови, испуганно смотрел на Денисова и, несмотря на видимое желание сказать все, что он знал, путался в своих ответах и только подтверждал то, что спрашивал Денисов. Денисов, нахмурившись, отвернулся от него и обратился к эсаулу, сообщая ему свои соображения.
Петя, быстрыми движениями поворачивая голову, оглядывался то на барабанщика, то на Денисова, то на эсаула, то на французов в деревне и на дороге, стараясь не пропустить чего нибудь важного.
– Пг'идет, не пг'идет Долохов, надо бг'ать!.. А? – сказал Денисов, весело блеснув глазами.