Остров Хоффмана

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Остров ХоффманаОстров Хоффмана

</tt>

</tt>

Остров Хоффмана
англ. Hoffman Island
Остров Хоффмана (слева) и Суинборн (справа), вид с Саут Бич, Статен-Айленд
40°34′44″ с. ш. 74°03′13″ з. д. / 40.578873° с. ш. 74.053688° з. д. / 40.578873; -74.053688 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=40.578873&mlon=-74.053688&zoom=13 (O)] (Я)Координаты: 40°34′44″ с. ш. 74°03′13″ з. д. / 40.578873° с. ш. 74.053688° з. д. / 40.578873; -74.053688 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=40.578873&mlon=-74.053688&zoom=13 (O)] (Я)
АкваторияАтлантический океан
СтранаСША США
РегионНью-Йорк
РайонСтатен-Айленд
Остров Хоффмана
Остров Хоффмана
Площадь0,045 км²
Население (2012 год)0 чел.

Остров Хоффмана (англ. Hoffman Island) — является одним из двух небольших искусственных островов, расположенных в Нижне Нью-Йоркском заливе. Меньший остров, известный как остров Суинберн, расположен рядом к югу. Остров Хоффмана был создан на отмели Орчард, путём добавления смеси из глины, песка и камней. Строительство было завершено в 1872 году. Остров был назван в честь Джона Томсона Хоффмана, бывшего мэра Нью-Йорка, который на момент строительства являлся губернатором штата Нью-Йорк. Остров Хоффмана занимает 4,45 гектара. Площадь же острова Суинберн почти в три раза меньше. Если не считать размер, то между двумя островами много общего. Оба искусственные, оба использовались как карантинная станция. В 1938 году на островах была создана тренировочная база торгового флота США.

Во время Второй мировой войны оба острова использовали как место для заякорения противолодочных сетей. Сети преграждали вражеским подлодкам вход в залив Нью-Йорка со стороны Атлантического океана.





Планы использования после Второй мировой войны

После окончания Второй мировой войны городские политики выдвигали различные предложения по использованию островов. Роберт Мозес и Бернард Барух были сторонниками превращения островов в городской парк, но об этих планах вскоре забыли. В 1961 году все строения на острове Хоффмана были снесены. С того времени на острове неоднократно арестовывали незаконно проникнувших. В 60-х годах там была арестована целая группа людей, снимавших порнофильмы. В 80-е годы было предложено создать большой приют для бездомных на одном из островов или же на обоих. Но этот план также не был воплощён в жизнь.

Использование в настоящее время

В настоящее время оба острова находятся в подчинении Службы национальных парков США. Они по-прежнему закрыты для основной массы людей, с целью защиты птиц, гнездящихся на островах. На острове Хоффмана находится множество гнездовий водоплавающих птиц. Среди них большая белая цапля, белая американская цапля, обыкновенная кваква и каравайка. Ушастый баклан гнездится преимущественно на Суинберне, а морские чайки на обоих островах. Начиная с 2001 года на островах зимуют тюлени.

См. также

Напишите отзыв о статье "Остров Хоффмана"

Ссылки

  • [maps.google.com/maps/myplaces?vpsrc=6&ctz=240&sll=40.578716,-74.053752&sspn=0.033903,0.06403&ie=UTF8&ll=40.579199,-74.055033&spn=0.000838,0.002064&t=h&z=20 Вид со спутника]
  • [freepages.genealogy.rootsweb.com/~quarantine/hoffman1.htm «Маленький остров Близ Нью-Йорка, населенный детьми» — статья в «Нью-Йорк Таймс», 27 ноября 1910 г.]
  • [www.usmm.org/hoffmanisland.html «Первая морская тренировочная станция в США», статья в журнале «Мачта», март 1944 г.]
  • [www.tideandcurrenttaxi.org/?p=2981 Заметка Рэйчел Мейсон об острове Хоффмана с фотографиями, 27 ноября 2009 г.]

Отрывок, характеризующий Остров Хоффмана

Будь купно страшный вождь и добрый человек,
Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле.
Да счастливый Наполеон,
Познав чрез опыты, каков Багратион,
Не смеет утруждать Алкидов русских боле…»
Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.
– Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова.
«Тщетны россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног» и т.д.
Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.