Отдельный батальон специального назначения «Дельта»

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Отдельный батальон специального назначения «Дельта»
Годы существования

Март 1992 -

Страна

Приднестровье

Подчинение

Министерство государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики

Дислокация

Тирасполь

Участие в

Приднестровский конфликт

Знаки отличия

Орден Почёта ПМР

Отде́льный батальо́н специа́льного назначе́ния «Де́льта» (полное название — Ордена Почёта Отдельный батальон специального назначения Министерства Государственной Безопасности Приднестровской Молдавской Республики «Дельта») — специальный батальон, сформированный весной 1992 года в Тирасполе, в настоящее время подчинённый непосредственно КГБ Приднестровья. Зачислен в резерв Главнокомандующего вооружёнными силами Приднестровья[1], в настоящее время выполняет задачи по охране границ ПМР и борьбе с терроризмом[2].

Батальон был сформирован указом президента Игоря Смирнова № 82 от 31 марта 1992 года, в разгар приднестровского конфликта. 25 мая того же года батальон был передан под юрисдикцию Управления безопасности ПМР, а с 19 по 21 июня батальон «Дельта» участвовал в сражении в Бендерах. В частности, силами батальона были вытеснены молдавские войска с моста через Днестр, а также взят плацдарм у Бендерской крепости.

4 апреля 1997 года батальон «Дельта» указом главы ПМР был награждён Орденом Почёта.

В 2012 году батальон «Дельта» реорганизован в Центр специальных операций «Восток» КГБ ПМР.

Напишите отзыв о статье "Отдельный батальон специального назначения «Дельта»"



Ссылки

  • [www.mgb-pmr.org/struct/delta.html Отдельный батальон специального назначения «Дельта» на официальном сайте МГБ ПМР]

Примечания

  1. [www.mgb-pmr.org/struct/delta.html Ордена Почета Отдельный батальон специального назначения МГБ ПМР "Дельта"]
  2. [www.nm.md/daily/article/2004/08/17/0101.html И танки наши быстры]// Независимая Молдова

Отрывок, характеризующий Отдельный батальон специального назначения «Дельта»

Но более всего во всех кружках говорили о государе Александре, передавали каждое его слово, движение и восторгались им.
Все только одного желали: под предводительством государя скорее итти против неприятеля. Под командою самого государя нельзя было не победить кого бы то ни было, так думали после смотра Ростов и большинство офицеров.
Все после смотра были уверены в победе больше, чем бы могли быть после двух выигранных сражений.


На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими».
В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру.
Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.