Открытие гравитационных волн

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

О первом прямом детектировании гравитационных волн коллаборациями LIGO и VIRGO было объявлено 11 февраля 2016 года[3]. Результаты опубликованы в журнале Physical Review Letters[1] и ряде последующих статей.





Гравитационные волны и история их поиска

Существование гравитационных волн впервые было предсказано в 1916 году[4][5] Альбертом Эйнштейном, основываясь на общей теории относительности[6]. Эти волны представляют собой рябь пространства, распространяющуюся во времени со скоростью света: при прохождении гравитационной волны между двумя свободно падающими телами расстояние между ними изменяется. Относительное изменение этого расстояния служит мерой амплитуды волны[7].

Точнее говоря, в собственной системе отсчёта детектора гравитационная волна может в первом приближении рассматриваться как ньютоновская сила, действующая на второе тело из свободно висящей пары на удалении, задаваемом пространственным вектором <math>l^i (i=1,2,3)</math> от первого, вызывающая ускорение

<math>a^i=\sum_{j=1}^{3}\frac{\ddot h_{ij}^{TT}l^j}{2},</math>

где <math>h_{ij}^{TT}</math> — возмущения метрики, то есть амплитуда гравитационной волны, в так называемой поперечной калибровке с нулевым следом, а точка обозначает производную по времени. В случае монохроматической волны частотой ω, распространяющейся вдоль оси z

<math>h_{ij}^{TT}=\begin{pmatrix}h_+ & h_\times & 0 \\ h_\times & -h_+ & 0 \\ 0 & 0 & 0\end{pmatrix} \cos [\omega(t-z/c)],</math>

где <math>h_+</math> и <math>h_\times</math> — два числа, выражающих амплитуду двух независимых поляризаций возможных гравитационных волн[8].

В принципе практически любое событие, сопровождающееся ускоренным передвижением массы, порождает гравитационные волны (исключения — вращение идеально симметричного тела вокруг оси симметрии, центральносимметричное сжатие и расширение шарообразного тела). Однако гравитация — очень слабое взаимодействие, поэтому амплитуда этих волн чрезвычайно мала. Так, стальная колонна массой 10000 тонн, вращающаяся на пределе прочности стали — 10 оборотов в секунду — будет излучать в гравитационных волнах примерно 10−24 Вт[7].

Ввиду крайней слабости предсказанных эффектов долгие годы подтвердить (или опровергнуть) их существование не представлялось возможным. Первое косвенное свидетельство существования гравитационных волн было получено в 1974 году благодаря наблюдению за тесной системой двух нейтронных звёзд PSR B1913+16, за это открытие Рассел Халс и Джозеф Тейлор получили в 1993 году Нобелевскую премию по физике. При обращении двойных звёзд друг вокруг друга они излучают гравитационные волны, теряя энергию, размеры орбит сокращаются и период обращения уменьшается. Уменьшение периода обращения со временем в точном согласии с расчетами по общей теории относительности и было зафиксировано[9][10][7].

Прямые попытки детектирования гравитационных волн берут начало в экспериментах Джозефа Вебера конца 1960-х годов. Заявление об их открытии Вебером в конце 1969 года, впоследствии, к 1972 году, опровергнутое научным сообществом, вызвало серьёзный интерес к этой проблеме. Долгое время основным вариантом детекторов гравитационных волн были резонансные детекторы типа, предложенного Вебером, которые постепенно улучшались на протяжении десятилетий. Принцип действия такого детектора состоит в том, что гравитационная волна, проходя через большую, порядка метров, твёрдую, обычно алюминиевую болванку — сжимает и расширяет её (это видно из изложенной выше интерпретации), и таким образом возбуждает в ней колебания — болванка начинает «звенеть» как колокол, что можно зафиксировать[11][7].

Эти детекторы, однако, обладали недостаточной чувствительностью, поэтому следующее поколение детекторов основано на другом принципе: использование интерферометра Майкельсона, позволяющего с большой точностью измерять изменения оптического пути света между зеркалами каждого плеча интерферометра. При этом проблему выхода на оптимальный уровень чувствительности только для очень длинных плеч — сотни километров — удалось решить введением в каждое плечо детектирования резонаторов Фабри — Перо, умножающих длину пробега лучей и позволивших укоротить плечи[12][13]. Наиболее чувствительными построенными детекторами были установки коллабораций LIGO (два интерферометра с плечами по 4 км) и VIRGO (один интерферометр с плечами по 3 км), которые договорились о совместной обработке данных со своих детекторов[7].

В 2014 году было объявлено об открытии реликтовых гравитационных волн, оставшихся после Большого взрыва, командой эксперимента BICEP2, но вскоре после тщательного анализа данных оно было опровергнуто коллаборацией Planck[14].

Слияние компактных объектов

Двойные системы массивных объектов, например нейтронных звезд или чёрных дыр, постоянно излучают гравитационные волны. Излучение постепенно сокращает их орбиты и в конечном счете приводит к их слиянию, порождающему в этот момент особенно мощную гравитационную волну, буквально «прокатывающуюся» по Вселенной. Гравитационную волну такой силы способны зарегистрировать детекторы гравитационных волн[15].

При поиске и идентификации сигналов от слияний помогает знание предполагаемой формы временных сигналов гравитационных волн. Для этого применяются методы численной относительности, с помощью которых составляются сетки базовых моделей (шаблонов) слияний, между узлами которых используются аналитические приближения, основанные на постньютоновском формализме высокого порядка[16].

Регистрация события GW150914

Сигнал слияния двух чёрных дыр с амплитудой гравитационной волны (безразмерной вариации метрики h) в максимуме около 10−21 был зарегистрирован 14 сентября 2015 года в 9:50:45 UTC двумя детекторами LIGO: сначала в Ливингстоне, а через 7 миллисекунд — в Хэнфорде, в области максимальной амплитуды сигнала (0,2 секунды) комбинированное отношение сигнал—шум составило 24:1. Событие получило обозначение GW150914 (в котором закодирован тип события — гравитационная волна и дата в формате ГГММДД)[15].

Первая информация о событии поступила через три минуты после его прихода от программы Coherent WaveBurst[17], ищущей сигналы произвольной формы в потоке данных LIGO и разработанной под руководством физиков Сергея Григорьевича Клименко и Генаха Викторовича Мицельмахера, работающих в Университете Флориды[18]. Затем сигнал был подтверждён второй программой, предназначенной для поиска сигналов от слияний компактных двойных по теоретическим образцам[1].

Первым участником коллаборации LIGO, обратившим внимание на сигнал, считается итальянский постдок Марко Драго, работающий в Институте гравитационной физики Общества Макса Планка[en] в Ганновере. 14 сентября 2015 года уже через три минуты после прихода сигнала на рабочую почту Драго пришло уведомление от системы слежения LIGO. Драго оповестил другого постдока из Ганновера Эндрю Лундгрена, в 12:00 по местному времени они позвонили в центры управления в Ливингстоне и Хэнфорде. Примерно через час после получения уведомления (около 11:00 UTC) Драго разослал почтовое сообщение по всей коллаборации LIGO[19][20].

Около 6:30 по местному времени (10:30 UTC) Клименко проверил свою электронную почту и увидел письмо от программы о нахождении сигнала. Около 07:15 (11:15 UTC) он уведомил об этом коллег, следящих за работой детекторов[21].

Коллаборации приступили к ручной обработке сигнала 18 сентября и завершили предварительный этап работы к 5 октября[20]. Одновременно были запущены программы поиска возможных сигналов от этого события в других астрономических диапазонах: нейтринный сигнал не был обнаружен[22], коллаборацией Fermi возможно была обнаружена слабая вспышка в рентгеновском диапазоне[23].

Параметры события

Форма сигнала совпадает с предсказанием общей теории относительности для слияния двух чёрных дыр массами 36+5−4 и 29+4−4 солнечных. Возникшая чёрная дыра имеет массу 62+4−4 массы Солнца и параметр вращения a = 0,67+0,05−0,07. Излучённая за десятые доли секунды в слиянии энергия — эквивалент 3+0,5−0,5 солнечных масс[1][24][25].

Местонахождение источника

Расстояние до источника было вычислено из сравнения выделившейся мощности, оценку которой дают массы чёрных дыр, и измеренной амплитуды сигнала — 10−21. Расстояние оказалось равным примерно 1,3 млрд световых лет (410+160−180 мегапарсек, красное смещение z = 0,09+0,03−0,04)[1].

Направление на источник сигнала определяется через разницу времен прохождения сигнала через детекторы. При наличии лишь двух детекторов LIGO эта разница во времени позволяет определить только угол между направлением распространения сигнала и прямой, соединяющей детекторы. Это задаёт конус, на поверхности которого может находиться источник. На карте звёздного неба возможная область нахождения источника выглядит как тонкое кольцо — толщина кольца тем меньше, чем меньше погрешности измерения[1][26]. Задержка сигнала составила 6,9+0,5−0,4 мс, это позволило вычислить, что источник сигнала GW150914 лежит на конусе, створ которого направлен в южную небесную полусферу. Дополнительный учёт поляризации гравитационной волны и взаиморасположения двух антенн относительно предполагаемого источника на основании соотношения амплитуд сигналов позволяет дополнительно сузить область. На карте звёздного неба область, где находится источник сигнала, представляет собой полумесяца площадью 140 кв. градусов (с вероятностью 50 %) или 590 кв. градусов (с вероятностью 90 %)[1][27]. При наличии трёх детекторов, не расположенных на одной прямой, можно было бы значительно повысить точность определения координаты источника.

Вклад советских и российских учёных

В получение научного результата вложилось в общей сложности более тысячи учёных мира из пятнадцати стран[28].

  • На астрофизические явления как на источник гравитационных волн впервые обратил внимание академик В. А. Фок в 1948 году, который тогда же сделал оценки для мощности гравитационного излучения Юпитера[29][30].
  • Идея использовать лазерные интерферометры для поиска гравитационных волн впервые была предложена в 1962 году М. Е. Герценштейном и В. А. Пустовойтом в СССР[31][32]. Однако считается, что их публикация не была замечена на западе и не повлияла на развитие реальных проектов[26].
  • Участие В. Б. Брагинского в экспериментальных гравитационно-волновых исследованиях началось в 60-е годы с проверки результатов опытов Джозефа Вебера, который заявил об успешном детектировании гравитационных волн с помощью алюминиевых антенн. Тщательные измерения на аналогичных, созданных в МГУ антеннах, при более высоком уровне чувствительности опровергли выводы Вебера[33] (как впоследствии и другие проверки в разных лабораториях). Брагинский также теоретически предсказал, что в любых прецизионных измерениях на определённом уровне чувствительности начинают проявляться квантовые ограничения (стандартный квантовый предел) и предложил способы обхода этой проблемы (Квантово-невозмущающие измерения). Квантовые ограничения играют существенную роль в современных интерферометрических детекторах. Принимал участие в разработке деталей проекта LIGO ещё на этапах планирования[32][31][34] и ему даже предлагалось возглавить проект[30].
  • Группа В. Б. Брагинского (Физический факультет МГУ) официально участвует в проекте LIGO с самого начала и занималась решением ряда задач, связанных с принципиальными ограничениями чувствительности антенн. В процессе её работы были получены следующие результаты[35]:
    • Создан уникальный подвес пробных масс из плавленого кварца. Измеренное время затухания маятниковых колебаний пробной массы составило около пяти лет. Экспериментально продемонстрировано, что в кварцевых подвесах в отличие от стальных, использовавшихся в начальной версии LIGO, отсутствуют избыточные механические шумы.
    • Детально исследованы шумы, обусловленные электрическими зарядами, находящимися на кварцевых зеркалах.
    • Обнаружен новый класс фундаментальных термодинамических шумов в зеркалах детектора. Их анализ привел к существенному изменению в текущей оптической конфигурации LIGO (отказ от кристаллического сапфира в пользу кварца).
    • Предсказан эффект параметрической неустойчивости интерферометра, который впоследствии был обнаружен в детекторах LIGO экспериментально, предложены способы его предотвращения.
    • Проанализированы качественно новые топологии оптической системы гравитационно-волновых детекторов, основанные на принципах квантовой теории измерений, свободные от ограничений стандартного квантового предела.
  • Участие в LIGO приняла группа члена-корреспондента РАН А. М. Сергеева (Институт прикладной физики РАН, Нижний Новгород). Группа создала и в 2007 году установила на детекторы LIGO оптические изоляторы[en] для предотвращения попадания отражённого от зеркал света обратно в лазер[36].
  • На то, что наиболее вероятными кандидатами для обнаружения гравитационных волн являются именно слияния чёрных дыр, а не нейтронных звёзд указали в 1997 году российские физики В. М. Липунов, К. А. Постнов и М. Е. Прохоров[37]. Первые хорошие расчёты темпа слияний двойных нейтронных звёзд и чёрных дыр были проведены в Москве в ГАИШ МГУ (Липунов, Постнов, Прохоров и др.)[31], и первые 5 лет отрицались ЮнгельсономК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 970 дней].
  • Один из основателей проекта LIGO (а также близкий друг В. Б. Брагинского) Кип Торн высоко оценил вклад российских учёных в проект[38].
  • Глобальная сеть телескопов-роботов МАСТЕР МГУ (руководитель проекта — Липунов В. М.) — вклад в оптическую поддержку исследования области локализации первого гравитационно-волнового события LIGO GW150914[39].

Научные результаты

Открытие привело к следующим новым научным результатам[26][40]:

  • Прямое обнаружение гравитационных волн.
  • Прямое доказательство поперечности гравитационных волн[41].
  • Открытие нового способа наблюдения за Вселенной (гравитационно-волновая астрономия).
  • Объяснение проблемы гравитационного дальнодействия.
  • Прямое доказательство существования чёрных дыр.
  • Прямое доказательство существования двойных чёрных дыр.
  • Доказательство правильности геометрического подхода к гравитации, на котором базируется ОТО[42].
  • Обнаружение самой тяжелой из когда-либо наблюдавшихся чёрных дыр звёздных масс.
  • Установлен верхний предел массы гравитона (10−55 грамм)[43][31].

Кроме того, открытие гравитационных волн не опровергает никаких рабочих версий теории гравитации[44].

Оценка открытия

Ученые коллаборации LIGO удостоены специальной премии Breakthrough Prize в $3 млн за подтверждение существования гравитационных волн. При этом треть премии разделят основатели проекта: Кип Торн, Райнер Вайс и Рональд Дривер, а остальная часть достанется 1012 соавторам открытия[45].

См. также

Напишите отзыв о статье "Открытие гравитационных волн"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 B. P. Abbott et al. (LIGO Scientific Collaboration and Virgo Collaboration) (2016). «[journals.aps.org/prl/abstract/10.1103/PhysRevLett.116.061102 Observation of Gravitational Waves from a Binary Black Hole Merger]». Physical Review Letters 116 (6). DOI:10.1103/PhysRevLett.116.061102.
  2. Abbott, B. P. (15 June 2016). «[link.aps.org/doi/10.1103/PhysRevLett.116.241103 GW151226: Observation of Gravitational Waves from a 22-Solar-Mass Binary Black Hole Coalescence]». Physical Review Letters 116 (24): 241103. DOI:10.1103/PhysRevLett.116.241103.
  3. [www.ligo.org/news/media-advisory.php THURSDAY: Scientists to provide update on the search for gravitational waves]. ligo.org. [www.webcitation.org/6fXNHjXS8 Архивировано из первоисточника 2016.02.24].
  4. Einstein, A (June 1916). «[einstein-annalen.mpiwg-berlin.mpg.de/related_texts/sitzungsberichte Näherungsweise Integration der Feldgleichungen der Gravitation]». Sitzungsberichte der Königlich Preussischen Akademie der Wissenschaften Berlin part 1: 688–696.
  5. Einstein, A (1918). «[einstein-annalen.mpiwg-berlin.mpg.de/related_texts/sitzungsberichte Über Gravitationswellen]». Sitzungsberichte der Königlich Preussischen Akademie der Wissenschaften Berlin part 1: 154–167.
  6. Finley, Dave [phys.org/news/2013-04-einstein-gravity-theory-toughest-bizarre.html Einstein's gravity theory passes toughest test yet: Bizarre binary star system pushes study of relativity to new limits.]. Phys.Org.
  7. 1 2 3 4 5 [elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/432942/Gravitatsionnye_volny_doroga_k_otkrytiyu Гравитационные волны: дорога к открытию Алексей Левин «Троицкий вариант» № 3(197), 23 февраля 2016 года Несостоявшаяся сенсация]
  8. Maggiore M. Chapter 1. The geometric approach to GWs // [books.google.com/books?id=AqVpQgAACAAJ Gravitational Waves. Volume 1: Theory and Experiments]. — OUP Oxford, 2007. — P. 576. — ISBN 9780198570745.
  9. Castelvecchi, Davide (11 February 2016). «[www.nature.com/news/einstein-s-gravitational-waves-found-at-last-1.19361 Einstein's gravitational waves found at last]». Nature News. DOI:10.1038/nature.2016.19361. Проверено 11 February 2016.
  10. [www.bbc.co.uk/news/science-environment-35524440 Einstein's gravitational waves 'seen' from black holes], BBC News (11 February 2016).
  11. Maggiore M. Chapter 8. Resonant-mass detectors // [books.google.com/books?id=AqVpQgAACAAJ Gravitational Waves. Volume 1: Theory and Experiments]. — OUP Oxford, 2007. — P. 576. — ISBN 9780198570745.
  12. Maggiore M. Chapter 9. Interferometers // [books.google.com/books?id=AqVpQgAACAAJ Gravitational Waves. Volume 1: Theory and Experiments]. — OUP Oxford, 2007. — P. 576. — ISBN 9780198570745.
  13. Harry Collins. [books.google.com/?id=HdP3Tscyr3AC&dq=Gravity's+Shadow Gravity's Shadow: The Search for Gravitational Waves]. — University of Chicago Press, 2004. — ISBN 9780226113784.
  14. [elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/432339/I_snova_o_gravitatsionnykh_volnakh И снова о гравитационных волнах Борис Штерн «Троицкий вариант» № 13(157), 1 июля 2014 года]
  15. 1 2 Emanuele Berti. [physics.aps.org/articles/v9/17 Viewpoint: The First Sounds of Merging Black Holes] (англ.). Physical Review Letters (11 February 2016). Проверено 11 февраля 2016.
  16. (11 February 2016) «Properties of the binary black hole merger GW150914». arXiv:1602.03840.
  17. [en.uw.edu.pl/discovery-of-gravitational-waves/ Discovery of gravitational waves]
  18. [news.ufl.edu/articles/2016/02/gravitational-waves-detected-100-years-after-einsteins-prediction.php Gravitational waves detected 100 years after Einstein’s prediction] — на сайте Флоридского университета
  19. [www.sciencemag.org/news/2016/02/here-s-first-person-spot-those-gravitational-waves Here’s the first person to spot those gravitational waves | Science | AAAS]
  20. 1 2 [lenta.ru/news/2016/02/12/firstperson/ Представлен обнаруживший гравитационные волны ученый: Космос: Наука и техника: Lenta.ru]
  21. [tass.ru/nauka/2660918 ТАСС: Наука — Гравитационные волны обнаружены в США с помощью алгоритма русского ученого Сергея Клименко]
  22. The ANTARES, IceCube, LIGO Scientific and VIRGO collaborations. [dcc.ligo.org/public/0123/P1500271/013/GW150914_neutrino.pdf High-energy Neutrino follow-up search of Gravitational Wave Event GW150914 with ANTARES and IceCube] (англ.) (11 February 2016). Проверено 24 февраля 2016.
  23. Fermi collaboration. [gammaray.nsstc.nasa.gov/gbm/publications/preprints/gbm_ligo_preprint.pdf Fermi GBM Observations of LIGO Gravitational Wave event GW150914] (англ.). Проверено 24 февраля 2016.
  24. [public.virgo-gw.eu/gravitational-waves-detected-100-years-after-einsteins-prediction/ GRAVITATIONAL WAVES DETECTED 100 YEARS AFTER EINSTEIN’S PREDICTION] (англ.). VIRGO. Проверено 11 февраля 2016.
  25. LIGO. [losc.ligo.org/events/GW150914/date=2016-02-11 Data release for event GW150914] (англ.). LIGO Open Science Center. Проверено 27 февраля 2016.
  26. 1 2 3 Игорь Иванов. [elementy.ru/novosti_nauki/432691/Gravitatsionnye_volny_otkryty Гравитационные волны — открыты!] (рус.). Элементы Большой Науки (11.02.2016). Проверено 14 февраля 2016.
  27. [dcc.ligo.org/public/0122/P1500218/012/GW150914_parameter_estimation_v13.pdf Properties of the binary black hole merger GW150914]. ligo.org.
  28. [my.ligo.org/census.php LSC/Virgo Census] (англ.). Проверено 24 февраля 2015. [archive.is/ORpuF Архивировано из первоисточника 5 мая 2014].
  29. Фок В. А. Теория пространства времени и тяготения. — М.: Гос.изд. тех.-теор. лит., 1955. — С. 426-430. — 504 с. — 8000 экз.
  30. 1 2 [www.sib-science.info/ru/news/sdelat-chelovechestvo-mudree-ob-etom-mechtali-19022016 Гравитационные волны: российские корни открытия], Новости сибирской науки (24 февраля 2016). [archive.is/bwdax Архивировано] из первоисточника 27 февраля 2016. Проверено 27 февраля 2016.
  31. 1 2 3 4 [www.youtube.com/watch?v=bBrcDqCwG2o Сергей Попов: «Зачем нужна астрономия» (лекция 14 февраля 2016 года) ]
  32. 1 2 [lenta.ru/articles/2016/02/12/ligo1/ Интервью с Сергеем Вятчаниным]. Лента.ру (12 февраля 2016). Проверено 27 февраля 2016. [archive.is/u5nBd Архивировано из первоисточника 12 февраля 2016].
  33. Брагинский В. Б., Зельдович Я. Б., Руденко В. Н. [hbar.phys.msu.ru/articles/69a1BrZeRu.pdf О приеме гравитационного излучения внеземного происхождения] // Журнал экспериментальной и теоретической физики. — 1969. — № 10. — С. 437-441.
  34. [lenta.ru/news/2016/02/12/ligo/ Глава LIGO назвал незаменимым вклад России в открытие волн пространства-времени], Лента.ру (12 февраля 2016). [archive.is/S4Nvv Архивировано] из первоисточника 27 февраля 2016. Проверено 27 февраля 2016.
  35. [www.msu.ru/science/main_themes/kollaboratsiya-ligo-v-kotoruyu-vkhodyat-sotrudniki-mgu-obyavila-o-registratsii-gravitatsionnykh-voln.html Коллаборация LIGO, в которую входят сотрудники МГУ, объявила о регистрации гравитационных волн]. МГУ имени Ломоносова (11 февраля 2016). Проверено 24 февраля 2015. [archive.is/loT4X Архивировано из первоисточника 27 февраля 2016].
  36. Понятов А. Они существуют! Гравитационные волны зарегистрированы // Наука и жизнь. — 2016. — № 3. — С. 2—12.
  37. Грищук Л. П., Липунов В. М., Постнов К. А., Прохоров М. Е., Сатьяпракаш Б. С. [ufn.ru/ru/articles/2001/1/a/ Гравитационно-волновая астрономия: в ожидании первого зарегистрированного источника]. Проверено 27 февраля 2015. [archive.is/qa0gr Архивировано из первоисточника 27 февраля 2016].
  38. [russian.rt.com/article/148041 Основатель LIGO Кип Торн: Однажды человечество повторит путь героев «Интерстеллар»], Russia Today (12 февраля 2016). [archive.is/e0sda Архивировано] из первоисточника 27 февраля 2016. Проверено 27 февраля 2016.
  39. [arxiv.org/abs/1602.08492v1 Localization and broadband follow-up of the gravitational-wave transient GW150914]
  40. [postnauka.ru/talks/59808 Точка зрения: Что изменит открытие гравитационных волн] (рус.). ПостНаука (12.02.2016). Проверено 14 февраля 2016.
  41. [elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/432941/Chto_uvideli_detektory_LIGO Что увидели детекторы LIGO Борис Штерн «Троицкий вариант» № 3(197), 23 февраля 2016 года Что нам это дает?]
  42. [elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/432876/Stoletniy_yubiley_OTO Столетний юбилей ОТО О. О. Фейгин «Химия и жизнь» № 10, 2015]
  43. [chrdk.ru/sci/2016/2/11/gravitational_waves/ Физики поймали гравитационные волны]
  44. [trv-science.ru/2016/02/12/chto-uvideli-detektory-ligo/ Что увидели детекторы LIGO 12 февраля 2016 года. ТрВ № 198, Борис Штерн Что нам это дает?]
  45. [breakthroughprize.org/News/32 Special Breakthrough Prize in Fundamental Physics Awarded for Detection of Gravitational Waves 100 Years after Albert Einstein Predicted Their Existence]

Литература

История поиска

Ссылки

  • Московская группа коллаборации LIGO. [www.msu.ru/science/main_themes/kollaboratsiya-ligo-v-kotoruyu-vkhodyat-sotrudniki-mgu-obyavila-o-registratsii-gravitatsionnykh-voln.html Коллаборация LIGO, в которую входят сотрудники МГУ, объявила о регистрации гравитационных волн]. МГУ (11.02.2016). Проверено 26 февраля 2016.
  • Игорь Иванов. [elementy.ru/novosti_nauki/432691/Gravitatsionnye_volny_otkryty Гравитационные волны — открыты!]. Элементы Большой Науки (11.02.2016). Проверено 26 февраля 2016.
  • Борис Штерн. [trv-science.ru/2016/02/12/chto-uvideli-detektory-ligo/ Что увидели детекторы LIGO]. Троицкий вариант — Наука (11.02.2016). Проверено 26 февраля 2016.
  • С. Б. Попов. [www.astronet.ru/db/msg/1362123/ И рыба, и удочка]. Астронет (5.05.2016). Проверено 29 мая 2016.
  • [losc.ligo.org/events/GW150914/ LIGO Open Science Center] The data associated with the initial detection.
  • [www.aei.mpg.de/1824987/Detection?page=1 Numerical relativity simulations of the first binary black-hole merger observed by the Advanced LIGO] at Max Planck Institute for Gravitational Physics AEI.
  • [www.nytimes.com/2016/02/12/science/ligo-gravitational-waves-black-holes-einstein.html Video (04:36) — Detecting a gravitational wave], Dennis Overbye, NYT (11 February 2016).
  •  [youtube.com/watch?v=oBPATlDPC2k Вопрос науки. Как черные дыры испускают гравитационные волны] .
  •  [youtube.com/watch?v=sHRG-zQkpyI Вопрос науки. Гравитационные волны существуют? — Пресс-конференция специалистов LIGO] .
  •  [youtube.com/watch?v=aEPIwEJmZyE Press Conference announcing discovery: «LIGO detects gravitational waves»] // National Science Foundation (11 February 2016).
  •  [youtube.com/watch?v=vRXUpN7a-lU The hunters — the detection of Gravitational waves] // MPG Albert Einstein Institute (22 February 2016).

Отрывок, характеризующий Открытие гравитационных волн

– Картошки важнеющие, – повторил он. – Ты покушай вот так то.
Пьеру казалось, что он никогда не ел кушанья вкуснее этого.
– Нет, мне все ничего, – сказал Пьер, – но за что они расстреляли этих несчастных!.. Последний лет двадцати.
– Тц, тц… – сказал маленький человек. – Греха то, греха то… – быстро прибавил он, и, как будто слова его всегда были готовы во рту его и нечаянно вылетали из него, он продолжал: – Что ж это, барин, вы так в Москве то остались?
– Я не думал, что они так скоро придут. Я нечаянно остался, – сказал Пьер.
– Да как же они взяли тебя, соколик, из дома твоего?
– Нет, я пошел на пожар, и тут они схватили меня, судили за поджигателя.
– Где суд, там и неправда, – вставил маленький человек.
– А ты давно здесь? – спросил Пьер, дожевывая последнюю картошку.
– Я то? В то воскресенье меня взяли из гошпиталя в Москве.
– Ты кто же, солдат?
– Солдаты Апшеронского полка. От лихорадки умирал. Нам и не сказали ничего. Наших человек двадцать лежало. И не думали, не гадали.
– Что ж, тебе скучно здесь? – спросил Пьер.
– Как не скучно, соколик. Меня Платоном звать; Каратаевы прозвище, – прибавил он, видимо, с тем, чтобы облегчить Пьеру обращение к нему. – Соколиком на службе прозвали. Как не скучать, соколик! Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть. Да червь капусту гложе, а сам прежде того пропадае: так то старички говаривали, – прибавил он быстро.
– Как, как это ты сказал? – спросил Пьер.
– Я то? – спросил Каратаев. – Я говорю: не нашим умом, а божьим судом, – сказал он, думая, что повторяет сказанное. И тотчас же продолжал: – Как же у вас, барин, и вотчины есть? И дом есть? Стало быть, полная чаша! И хозяйка есть? А старики родители живы? – спрашивал он, и хотя Пьер не видел в темноте, но чувствовал, что у солдата морщились губы сдержанною улыбкой ласки в то время, как он спрашивал это. Он, видимо, был огорчен тем, что у Пьера не было родителей, в особенности матери.
– Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки! – сказал он. – Ну, а детки есть? – продолжал он спрашивать. Отрицательный ответ Пьера опять, видимо, огорчил его, и он поспешил прибавить: – Что ж, люди молодые, еще даст бог, будут. Только бы в совете жить…
– Да теперь все равно, – невольно сказал Пьер.
– Эх, милый человек ты, – возразил Платон. – От сумы да от тюрьмы никогда не отказывайся. – Он уселся получше, прокашлялся, видимо приготовляясь к длинному рассказу. – Так то, друг мой любезный, жил я еще дома, – начал он. – Вотчина у нас богатая, земли много, хорошо живут мужики, и наш дом, слава тебе богу. Сам сем батюшка косить выходил. Жили хорошо. Христьяне настоящие были. Случилось… – И Платон Каратаев рассказал длинную историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу, как его секли, судили и отдали ь солдаты. – Что ж соколик, – говорил он изменяющимся от улыбки голосом, – думали горе, ан радость! Брату бы идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам пят ребят, – а у меня, гляди, одна солдатка осталась. Была девочка, да еще до солдатства бог прибрал. Пришел я на побывку, скажу я тебе. Гляжу – лучше прежнего живут. Животов полон двор, бабы дома, два брата на заработках. Один Михайло, меньшой, дома. Батюшка и говорит: «Мне, говорит, все детки равны: какой палец ни укуси, все больно. А кабы не Платона тогда забрили, Михайле бы идти». Позвал нас всех – веришь – поставил перед образа. Михайло, говорит, поди сюда, кланяйся ему в ноги, и ты, баба, кланяйся, и внучата кланяйтесь. Поняли? говорит. Так то, друг мой любезный. Рок головы ищет. А мы всё судим: то не хорошо, то не ладно. Наше счастье, дружок, как вода в бредне: тянешь – надулось, а вытащишь – ничего нету. Так то. – И Платон пересел на своей соломе.
Помолчав несколько времени, Платон встал.
– Что ж, я чай, спать хочешь? – сказал он и быстро начал креститься, приговаривая:
– Господи, Иисус Христос, Никола угодник, Фрола и Лавра, господи Иисус Христос, Никола угодник! Фрола и Лавра, господи Иисус Христос – помилуй и спаси нас! – заключил он, поклонился в землю, встал и, вздохнув, сел на свою солому. – Вот так то. Положи, боже, камушком, подними калачиком, – проговорил он и лег, натягивая на себя шинель.
– Какую это ты молитву читал? – спросил Пьер.
– Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься?
– Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра?
– А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась. Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул.
Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно. Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.


В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.
Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.
Платону Каратаеву должно было быть за пятьдесят лет, судя по его рассказам о походах, в которых он участвовал давнишним солдатом. Он сам не знал и никак не мог определить, сколько ему было лет; но зубы его, ярко белые и крепкие, которые все выкатывались своими двумя полукругами, когда он смеялся (что он часто делал), были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости.
Лицо его, несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий. Но главная особенность его речи состояла в непосредственности и спорости. Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности его интонаций была особенная неотразимая убедительность.
Физические силы его и поворотливость были таковы первое время плена, что, казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь. Каждый день утром а вечером он, ложась, говорил: «Положи, господи, камушком, подними калачиком»; поутру, вставая, всегда одинаково пожимая плечами, говорил: «Лег – свернулся, встал – встряхнулся». И действительно, стоило ему лечь, чтобы тотчас же заснуть камнем, и стоило встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое нибудь дело, как дети, вставши, берутся за игрушки. Он все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно. Он пек, парил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил, и песни. Он пел песни, не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел, как поют птицы, очевидно, потому, что звуки эти ему было так же необходимо издавать, как необходимо бывает потянуться или расходиться; и звуки эти всегда бывали тонкие, нежные, почти женские, заунывные, и лицо его при этом бывало очень серьезно.
Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу.
– Солдат в отпуску – рубаха из порток, – говаривал он. Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта. Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.
Часто он говорил совершенно противоположное тому, что он говорил прежде, но и то и другое было справедливо. Он любил говорить и говорил хорошо, украшая свою речь ласкательными и пословицами, которые, Пьеру казалось, он сам выдумывал; но главная прелесть его рассказов состояла в том, что в его речи события самые простые, иногда те самые, которые, не замечая их, видел Пьер, получали характер торжественного благообразия. Он любил слушать сказки, которые рассказывал по вечерам (всё одни и те же) один солдат, но больше всего он любил слушать рассказы о настоящей жизни. Он радостно улыбался, слушая такие рассказы, вставляя слова и делая вопросы, клонившиеся к тому, чтобы уяснить себе благообразие того, что ему рассказывали. Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком – не с известным каким нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним. И Пьер то же чувство начинал испытывать к Каратаеву.
Платон Каратаев был для всех остальных пленных самым обыкновенным солдатом; его звали соколик или Платоша, добродушно трунили над ним, посылали его за посылками. Но для Пьера, каким он представился в первую ночь, непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды, таким он и остался навсегда.
Платон Каратаев ничего не знал наизусть, кроме своей молитвы. Когда он говорил свои речи, он, начиная их, казалось, не знал, чем он их кончит.
Когда Пьер, иногда пораженный смыслом его речи, просил повторить сказанное, Платон не мог вспомнить того, что он сказал минуту тому назад, – так же, как он никак не мог словами сказать Пьеру свою любимую песню. Там было: «родимая, березанька и тошненько мне», но на словах не выходило никакого смысла. Он не понимал и не мог понять значения слов, отдельно взятых из речи. Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова.


Получив от Николая известие о том, что брат ее находится с Ростовыми, в Ярославле, княжна Марья, несмотря на отговариванья тетки, тотчас же собралась ехать, и не только одна, но с племянником. Трудно ли, нетрудно, возможно или невозможно это было, она не спрашивала и не хотела знать: ее обязанность была не только самой быть подле, может быть, умирающего брата, но и сделать все возможное для того, чтобы привезти ему сына, и она поднялась ехать. Если князь Андрей сам не уведомлял ее, то княжна Марья объясняла ото или тем, что он был слишком слаб, чтобы писать, или тем, что он считал для нее и для своего сына этот длинный переезд слишком трудным и опасным.
В несколько дней княжна Марья собралась в дорогу. Экипажи ее состояли из огромной княжеской кареты, в которой она приехала в Воронеж, брички и повозки. С ней ехали m lle Bourienne, Николушка с гувернером, старая няня, три девушки, Тихон, молодой лакей и гайдук, которого тетка отпустила с нею.
Ехать обыкновенным путем на Москву нельзя было и думать, и потому окольный путь, который должна была сделать княжна Марья: на Липецк, Рязань, Владимир, Шую, был очень длинен, по неимению везде почтовых лошадей, очень труден и около Рязани, где, как говорили, показывались французы, даже опасен.
Во время этого трудного путешествия m lle Bourienne, Десаль и прислуга княжны Марьи были удивлены ее твердостью духа и деятельностью. Она позже всех ложилась, раньше всех вставала, и никакие затруднения не могли остановить ее. Благодаря ее деятельности и энергии, возбуждавшим ее спутников, к концу второй недели они подъезжали к Ярославлю.
В последнее время своего пребывания в Воронеже княжна Марья испытала лучшее счастье в своей жизни. Любовь ее к Ростову уже не мучила, не волновала ее. Любовь эта наполняла всю ее душу, сделалась нераздельною частью ее самой, и она не боролась более против нее. В последнее время княжна Марья убедилась, – хотя она никогда ясно словами определенно не говорила себе этого, – убедилась, что она была любима и любила. В этом она убедилась в последнее свое свидание с Николаем, когда он приехал ей объявить о том, что ее брат был с Ростовыми. Николай ни одним словом не намекнул на то, что теперь (в случае выздоровления князя Андрея) прежние отношения между ним и Наташей могли возобновиться, но княжна Марья видела по его лицу, что он знал и думал это. И, несмотря на то, его отношения к ней – осторожные, нежные и любовные – не только не изменились, но он, казалось, радовался тому, что теперь родство между ним и княжной Марьей позволяло ему свободнее выражать ей свою дружбу любовь, как иногда думала княжна Марья. Княжна Марья знала, что она любила в первый и последний раз в жизни, и чувствовала, что она любима, и была счастлива, спокойна в этом отношении.
Но это счастье одной стороны душевной не только не мешало ей во всей силе чувствовать горе о брате, но, напротив, это душевное спокойствие в одном отношении давало ей большую возможность отдаваться вполне своему чувству к брату. Чувство это было так сильно в первую минуту выезда из Воронежа, что провожавшие ее были уверены, глядя на ее измученное, отчаянное лицо, что она непременно заболеет дорогой; но именно трудности и заботы путешествия, за которые с такою деятельностью взялась княжна Марья, спасли ее на время от ее горя и придали ей силы.
Как и всегда это бывает во время путешествия, княжна Марья думала только об одном путешествии, забывая о том, что было его целью. Но, подъезжая к Ярославлю, когда открылось опять то, что могло предстоять ей, и уже не через много дней, а нынче вечером, волнение княжны Марьи дошло до крайних пределов.
Когда посланный вперед гайдук, чтобы узнать в Ярославле, где стоят Ростовы и в каком положении находится князь Андрей, встретил у заставы большую въезжавшую карету, он ужаснулся, увидав страшно бледное лицо княжны, которое высунулось ему из окна.
– Все узнал, ваше сиятельство: ростовские стоят на площади, в доме купца Бронникова. Недалече, над самой над Волгой, – сказал гайдук.
Княжна Марья испуганно вопросительно смотрела на его лицо, не понимая того, что он говорил ей, не понимая, почему он не отвечал на главный вопрос: что брат? M lle Bourienne сделала этот вопрос за княжну Марью.
– Что князь? – спросила она.
– Их сиятельство с ними в том же доме стоят.
«Стало быть, он жив», – подумала княжна и тихо спросила: что он?
– Люди сказывали, все в том же положении.
Что значило «все в том же положении», княжна не стала спрашивать и мельком только, незаметно взглянув на семилетнего Николушку, сидевшего перед нею и радовавшегося на город, опустила голову и не поднимала ее до тех пор, пока тяжелая карета, гремя, трясясь и колыхаясь, не остановилась где то. Загремели откидываемые подножки.
Отворились дверцы. Слева была вода – река большая, справа было крыльцо; на крыльце были люди, прислуга и какая то румяная, с большой черной косой, девушка, которая неприятно притворно улыбалась, как показалось княжне Марье (это была Соня). Княжна взбежала по лестнице, притворно улыбавшаяся девушка сказала: – Сюда, сюда! – и княжна очутилась в передней перед старой женщиной с восточным типом лица, которая с растроганным выражением быстро шла ей навстречу. Это была графиня. Она обняла княжну Марью и стала целовать ее.
– Mon enfant! – проговорила она, – je vous aime et vous connais depuis longtemps. [Дитя мое! я вас люблю и знаю давно.]
Несмотря на все свое волнение, княжна Марья поняла, что это была графиня и что надо было ей сказать что нибудь. Она, сама не зная как, проговорила какие то учтивые французские слова, в том же тоне, в котором были те, которые ей говорили, и спросила: что он?
– Доктор говорит, что нет опасности, – сказала графиня, но в то время, как она говорила это, она со вздохом подняла глаза кверху, и в этом жесте было выражение, противоречащее ее словам.
– Где он? Можно его видеть, можно? – спросила княжна.
– Сейчас, княжна, сейчас, мой дружок. Это его сын? – сказала она, обращаясь к Николушке, который входил с Десалем. – Мы все поместимся, дом большой. О, какой прелестный мальчик!
Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни.
Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них.
– Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна?
Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе.
– Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем.
– Он внизу, Наташа с ним, – отвечала Соня, краснея. – Пошли узнать. Вы, я думаю, устали, княжна?
У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей.
Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече.
Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней.
На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношениях к нему не было в душе Наташи.
Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.