Собака

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Охотничья собака»)
Перейти к: навигация, поиск
Собака

Джек-рассел-терьер

Карело-финская лайка

Золотистый ретривер

Австралийский келпи
Научная классификация
Международное научное название

Canis lupus familiaris Linnaeus, 1758

Синонимы
  • Canis familiaris Linnaeus, 1758[1]
  • Canis lupus f. familiaris[1]
  • Canis lupus pallipes f. familiaris[1]

Систематика
на Викивидах

Поиск изображений
на Викискладе

Соба́ка (лат. Canis lupus familiaris) — домашнее животное, одно из наиболее распространённых (наряду с кошкой) «животных-компаньонов».

Первоначально домашняя собака была выделена в отдельный биологический вид (лат. Canis familiaris) Линнеем в 1758 году, в 1993 году реклассифицирована Смитсоновским институтом и Американской ассоциацией териологов в подвид волка (Canis lupus)[2].

С зоологической точки зрения, собака — плацентарное млекопитающее отряда хищных семейства псовых.

Собаки известны своими способностями к обучению, любовью к игре, социальным поведением. Выведены специальные породы собак, предназначенные для различных целей: охоты, охраны, тяги гужевого транспорта и др., а также декоративные породы (например, болонка, пудель).

При необходимости разграничения по полу употребляются термины «кобе́ль» (самец) и «су́ка» (самка).





Содержание

Происхождение и история одомашнивания

Имеется несколько гипотез происхождения собаки, наиболее вероятными её предками считаются волк и некоторые виды шакалов.

В суждениях учёных о предках домашней собаки присутствуют две точки зрения. Одни считают, что собаки — полифилетическая группа (происходящая от нескольких предков), другие придерживаются мнения, что все собаки произошли от одного предка (монофилетическая теория)[3][неавторитетный источник? 3325 дней].

Этолог Конрад Лоренц, лауреат Нобелевской премии, выдвинул в своё время теорию о происхождении собак от волков и от шакалов[4], подчёркивая диаметральные различия между их характерами и повадками.

На происхождение собаки от волка указывают комплексные результаты сравнительного анализа хромосом, поведения, морфологии, вокализации и результаты молекулярно-генетического анализа[5].

Ранний период одомашнивания

Собака принадлежит к древнейшим из всех домашних животных. Учёные сходятся на том, что собака была одомашнена в Старом Свете в эпоху верхнего палеолита; однако по поводу точного места, временно́го отрезка и причин одомашнивания собаки в научной среде до сих пор единого мнения нет[6]. Наскальные изображения, рисунки и находки археологов позволяют учёным делать некоторые выводы и предположения. В Волго-Окском междуречье собака представлена на всём протяжении мезолита и, по мнению археологов, являлась единственным домашним животным. Мезолитические собаки отличались крупными размерами и мощными челюстями. Судя по следам разделки на костях, местное население употребляло собак в пищу. Использовались шкуры и кости (для изготовления игольников). Основная роль собаки этого периода — помощник на охоте[7].

Сценарии одомашнивания

Существуют разные сценарии начала одомашнивания волка. В одном из них инициатива одомашнивания волка принадлежала человеку, в другом — волк сам начал осваивать новую экологическую нишу вблизи стоянок первобытного человека, то есть происходило его «самоодомашнивание». Вероятно, её пионерами могли быть очень редкие, уникальные по поведению особи, наиболее толерантные к человеку. Первая группа таких животных могла быть сильно инбридирована и подвержена процессам генетического дрейфа. Размноженная в числе эта начальная популяция и могла, как предполагают некоторые учёные[5][8], дать миру всё разнообразие собак. Это предположение было выдвинуто на основании исследований мтДНК, которые выявили небольшое число митохондриальных родословных, что могло указывать на ограниченное число основателей одомашнивающих событий.

Но в то же время не было найдено корреляции между мт-гаплотипами и принадлежностью собак к породе[9]. Это может служить свидетельством того, что породная дифференциация начиналась и происходила в генетически разнообразных популяциях примитивных пород, которые были широко распространены по всему миру. Исследования на уровне ядерной ДНК выявили большое генетическое разнообразие собак. Эти данные также предполагают, что генетический пул современных собак произошёл от разнообразного генного пула[7][10], что, в свою очередь, может указывать на многократные независимые события одомашнивания волка в разных местах и в разное время. Несмотря на то, что современные данные предполагают возникновение собак в Юго-Восточной Азии около 12—15 тыс. лет назад[8][11], в Западной России в это же время уже были дивергировавшие от волка собаки[12].

Пока точно нельзя сказать, то ли одомашнивание человеком волка вызвало расхождение собаки с её предком, то ли это расхождение стало результатом эволюционного пути собаки, предшествующего одомашниванию человеком. У второй точки зрения есть свои сторонники. Ими были биологи Раймонд и Лорна Коппингеры. Иными словами, согласно этой теории, человек не одомашнивал волка по собственной инициативе; первый шаг был сделан волками, по каким-либо причинам отвергнутыми основной стаей и перебравшимися ближе к человеческому жилью, где можно было прокормиться отбросами. Этим особям было необходимо не только не нападать на человека, но и завоёвывать его доверие и симпатию. То есть собака как бы «приручила сама себя»[13][14].

Митье Жермонпре предполагает, что наши предки-охотники могли приручить щенков убитой волчицы. Канадский биолог Сьюзан Крокфорд (англ. Susan Crockford)) из университета Виктории полагает, что одомашнивание произошло самостоятельно[15].

Существуют находки окаменелых костей волка 100 тыс. лет до н. э., которые обнаружены в местах хозяйственной деятельности человека.

Генетические данные

Научное изыскание 2007 года на основе молекулярно-генетических методов Роберта К. Уэйна (англ.) и его коллег из Калифорнийского университета об изменчивости ДНК показала, что отделение общего предка собак от волков произошло в ходе эволюции около 135 тыс. лет назад[16].

Шведский биолог Петер Саволайнен (англ.) с коллегами из Королевского технологического института в Стокгольме, Швеция, проанализировав ДНК собак разных пород с разных континентов, считают, что процесс одомашнивания происходил в южной части Китая от реки Янцзы и Юго-Восточной Азии, приблизительно 16 300 лет назад[17][18]. Американский биолог Роберт Уэйн полагает, что это произошло минимум 40 тысяч лет назад[19].

Проведённый в 2013 году генетический анализ показал: родиной современных домашних собак с большой вероятностью является Европа, а не Средний Восток или Восточная Азия. Предположительная дата одомашнивания собаки варьируется от 18,8 до 32,1 тыс. лет назад. Исследователи полагают, что более древние представители домашних собак (таких, как псы из пещер Разбойничья и Гойе), могут представлять собой «образцы» единичных, более ранних эпизодов одомашнивания волков[20].

В октябре 2015 года группа американских учёных опубликовала результаты работы: родиной собак в Центральной Азии является территория от Непала до Монголии[21][22]. В декабре 2015 года группа шведского генетика Петера Саволайнена провела полногеномный анализ 46 собак и 12 волков со всего мира и пришла к выводу, что отделение собак в самостоятельный от волков вид произошло ок. 33 тысяч лет назад на юге Восточной Азии[23][24].

Археологические данные

Ископаемые останки доисторических Canidae найдены в человеческих пещерах по всему миру.

Ранее на основании археологических находок чаще всего учёными назывались даты одомашнивания собак 13—15 тыс. лет до н. э.[25]

Сейчас ряд исследователей считает, что собаку приручили ещё в начале верхнего палеолита представители ориньякской культуры.

Так, палеонтологи Королевского музея естествознания (фр.) Бельгии во главе с Митье Жермонпре (Mietje Germonpré) указывают дату 31,7—36,5 тыс. лет до н. э. Эти выводы сделаны на основании последних находок, останков доисторической собаки в пещере Гойе (Goyet). Примечательно, что строение черепа доисторических собак значительно отличаются от доисторических волков.

Древние останки найдены также у Алтайских гор в Сибири[26], возраст домашней собаки из алтайской пещеры Разбойничья, найденной ещё в 1975 году Н. Д. Оводовым, был недавно оценён в 33,5—34 тыс. лет[27][28][29].

В Чехии (Пршедмости) возраст останков датируется 24—27 тыс. лет до н. э.[30], Украине — 15 тыс. лет до н. э., в Америке, штат Юта — 11 тыс. лет до н. э., Китае — 7—5,8 тыс. лет до н. э.[31]

Отсутствие более ранних археологических находок прородичей современных собак может быть связано с отсутствием мест захоронения, поясняет доктор Пол Такон, главный научный сотрудник Австралийского музея ископаемых и минералов. Первые захоронения возникли после того, как древние люди стали образовывать стоянки и поселения, до этого человек вёл кочевой образ жизни[32].

Из археологических находок следует, что древние собаки варьировались по размерам. Останки собак палеолита высотой 45—60 см были обнаружены на Ближнем Востоке, в Ираке, Израиле (Хайоним (англ.)[33]), Сирии, крупных собак (выше 60 см) нашли в Германии (Kniegrotte), в России (стоянка Елисеевичи 1[34][35]), Украине (Мезин), маленькие, менее 45 см, в Швейцарии (Hauterive-Champreveyres в Отриве (англ.)), во Франции (Сен-Тибо-де-Куз (англ.), Pont d’Ambon в Бурдее), Испании (Erralla в Сестоне) и Германии (Оберкассель (англ.), Чёртов мост в Обернице (нем.) и Ёлькниц (нем.))[31].

Применение одомашненных собак

Обычно считают, что первоначально собака служила человеку как сторожевое животное, но весьма скоро стала использоваться и на охоте[6].

Именно охотничьи качества собаки стали, как считают антропологи, основным фактором её одомашнивания. Древние люди в борьбе за выживание искали наиболее совершенные методы добычи пищи.

Гипотеза об использовании собак для повышения эффективности охоты древним человеком экспериментально была подтверждена в 2004 году финскими учёными (Influence of a dog on human hunting success).

Социокультурные аспекты одомашнивания

Культурный процесс одомашнивания собак начался, когда животные стали интегрироваться в социальную структуру человеческого общества.

Как только люди перешли к оседлости и начали заниматься сельским хозяйством, они начали разведение своих собак для различных целей: пасти стада, охранять жилища и различных видов охот[36]. Исследования ДНК показали, что изменение диеты собаки, включение в неё крахмала (в составе продуктов сельского хозяйства), было важным этапом одомашнивания и привело к изменениям в ключевых генах метаболизма крахмала[37].

В поселениях человека собака — кроме охранной функции (лай при приближении чужих) — играла также санитарную роль, поглощая остатки человеческой пищи, в холодные ночи служила как источник тепла. Таким образом, для ранних человеческих групп совместное проживание с собаками повышало шансы выживания.

Антрополог Пол Такон и био-археолог Колин Пардо, изучающие совместное прошлое человека и собаки, считают, что тесное сотрудничество ранних групп людей с животными повлияло на психологию людей, их территориальное поведение: люди стали отмечать свою территорию и переняли групповые методы охоты[38].

О восприятии собаки на культурном уровне говорят археологические находки по всему миру, в которых учёные обнаруживают погребения человека вместе со своими собаками. Животных не убивали следом за умершим хозяином, а хоронили после, когда животные умирали естественной смертью. Например, такая могила обнаружена в республике Хакасия (VII—III века до н. э.) на территории, которую занимали сибирские скифы-тагарцы[39].

Как отмечает доцент кафедры антропологии Роберт Лоузи (Robert Losey) из Университета Альберты (Канада): «Люди видели в собаке социальное существо, о чьей душе надо позаботиться после смерти».[40].

Исследования ДНК

Эволюция собак, их происхождение сегодня изучаются и на молекулярном уровне.

Консорциум под руководством профессора сравнительной геномики Керстин Линдблад-Тох (Kerstin Lindblad-Toh) в Институте Броада (Broad Institute) установил, что геном собак состоит из 39 пар хромосом и 2,4 миллиардов нуклеотидных оснований ДНК[41].

Учёными также обнаружено около 400 наследственных заболеваний собак, большинство из выявленных недугов имеет рецессивный тип наследования[42].

Многие болезни собак аналогичны заболеваниям людей[43], что делает их удобной моделью в медицине, эмбриологии и эволюционной биологии[44].

Американский биолог Р. Уейн (Robert Wayne) провёл серию работ по исследованию ДНК среди собак разных пород и диких представителей семейства псовых. Выяснилось, что раньше других от общего предка отделились австралийские и новозеландские динго: у обеих линий самый древний тип митохондриальных ДНК. Далее следуют примитивные породы: парии Ближнего Востока и африканские басенджи. Уникальная генетическая структура оказалась у эскимосских ездовых собак: их ДНК столь древняя, что скорее схожа с ДНК динго, нежели волков или других пород собак. Это свидетельствует о том, что люди привели собак на Крайний Север вместе с собой, а не вывели их повторно, одомашнив полярного волка[45][46][неавторитетный источник? 2553 дня]. Собаки и волки относятся к монофилетическим таксонам, которые образуют две сестринские клады[47].

При помощи изучения ДНК собак прослеживаются не только пути распространения животных на континентах, степень родства тех или иных пород, но и история народов, миграция.

Наибольшее генетическое разнообразие собак существует в регионах с давними традициями собаководства, по данным учёных, это территории Восточной Азии, Китая, Тибета, Кореи, Таиланда, Камбоджи и Японии.

Анализ ДНК показывает, что корейские собаки, такие, как джиндо (Jindo) и сапсари (Sapsaree), попали в Корею из северных регионов Восточной Азии.[48] У разных пород геномы совпадают на 99,85 %, остаток в 0,15 % обеспечивает всё разнообразие пород собак.

Различия между кластерами пород собак оказались намного больше, чем различия между людьми с разных континентов[49].

Исследование полного генома собаки из окрестностей Ньюгрейнджа (Ирландия), жившей 4,8 тысяч лет назад, показало, что восточноазиатские собаки произошли от своих диких собратьев несколько тысячелетий спустя после первого одомашнивания. После этого они, скорее всего, были перевезены в Европу, где частично заменили собак, одомашненных там во времена палеолита[50][51].

Распространённость в мире

В России

По данным опроса Фонда «Общественное мнение», проведённого в 2006 году в ста населённых пунктах и сорока четырёх областях России среди 1500 респондентов, владельцев домашних животных, собак держит 41 % россиян. При этом процент владельцев собак от общего числа жителей заметно зависит от местожительства, в целом, обратно пропорционально размеру населённого пункта, от 70 % в сёлах до 11 % — в крупных городах[52].

В США

Согласно национальному опросу, проведённому в 2007—2008 годах, 63 % американских семей содержат домашних животных, что составляет 71,1 млн домохозяйств. Из них 44,8 млн являются владельцами собак, общее количество собак — 77,5 млн.[53]

В Китае

В коммунистическом Китае содержание собак было запрещено и рассматривалось как «буржуазное настроение». В настоящее время наблюдается увеличение числа владельцев собак, животные приобрели символ статуса.[54] Если ранее в Пекине практически не было собак-компаньонов, то в 2010 году зарегистрировано 900 тыс., в Шанхае 740 тыс.[55] всего в стране 27 млн.[56]

В Японии

По данным исследования, опубликованным Ассоциацией по производству кормов для животных, 18,9 % домохозяйств содержит собак, 29 % из них достигли 10 лет, происходит «старение популяции», в связи с чем 90 % японцев беспокоит здоровье своих питомцев. В исследовании принимали 4666 респондентов.[57]

В Иране

Традиционно негативное отношение в Исламской республике Иран к содержанию собак в качестве домашних животных ослабевало по мере того, как средний класс горожан всё больше перенимал западный образ жизни. Гонения на владельцев собак снова усилились после обострения гражданского конфликта в ходе выборов 2009 года. В парламент был подан законопроект, рассматривающий домашних собак как санитарную угрозу и «культурную проблему»[58].

Нужно отметить: традиционно в связи с религиозными воззрениями в исламских странах к собакам относятся с неприязнью. В стране существуют законы, запрещающие выгул собак в публичных местах, проезд на общественном транспорте. Примечательно, что мусульмане, живущие в западно-европейских странах, выступают за запрет содержания собак[59].

Группы пород собак

Понятие «порода» не является чисто зоотехническим, но включает в себя и культурно-исторические аспекты.

На сегодняшний день существует множество пород собак, которые значительно отличаются друг от друга и внешностью, и характером. Например, высота в холке может варьироваться от нескольких сантиметров (чихуахуа) до почти метра (ирландский волкодав, дог), цвет — от белого до чёрного, включая рыжий, серый, коричневый, в большом разнообразии оттенков. Породное многообразие собак существовало уже в глубокой древности. В записях Аристотеля описываются породы собак в Греции, обозначавшиеся по своему географическому происхождению. Молосские собаки (из Молоссии), циренские (из Киренаики), спартанские (Спарта), мелитийские (с острова Мальта) — карликовые. В Древнем Риме были финикийские породы из Карфагена[60].

«Иберийскими собаками» древнегреческие авторы называли крупных овчарок Восточной и Западной Иберии.

С течением времени многообразие собак увеличивалось так, что даже одна порода могла иметь различия. К примеру, булленбейсеры разделялись по происхождению на данцингских, наиболее распространённых в районе Данцига и брабантских (историческая область Брабант занимала часть территории современных Бельгии и Нидерландов). Брабантский (или нидерландский) булленбейсер уступал размерами данцигскому, однако был быстрей, выносливей и ловчей[61].

В настоящее время в мире насчитывается около 500 пород, однако селекционная работа продолжается. К новым породам принадлежит лабрадудль, официально признанный в 2004 году в Австралии, где и была выведен этот селекционный тип из шести различных пород.

Кинологические ассоциации Америки, Англии, Скандинавии и Австралии пользуются каждая своей классификацией, но во всех подходах к систематизации пород имеется смешение критериев хозяйственного применения собак и близости их по типу и происхождению, например, комнатно-декоративные или подружейные собаки[62][63][64]. Во всём мире наиболее унифицирована система классификации собак Международной кинологической федерации (МКФ), которая изменяется время от времени, по решению Генеральной ассамблеи МКФ. В этой классификации кинологи пытаются найти баланс между историей образования пород, особенностями их добавления и принципами использования.

По состоянию на 2013 год, МКФ признаёт 339 пород собак, которые классифицируются в 10 групп. Данная классификация используется в Европе и России[64]:

  1. Пастушьи;
  2. Сторожевые и охранные собаки;
  3. Терьеры;
  4. Таксы;
  5. Лайки, шпицы и другие примитивные породы;
  6. Гончие и собаки, работающие по кровяному следу;
  7. Собаки, работающие со стойкой (легавые);
  8. Собаки, поднимающие дичь, апортирующие её и работающие на воде (спаниели и ретриверы);
  9. Комнатно-декоративные собаки и собаки-компаньоны;
  10. Борзые.

Классификация пород Английского кеннел-клуба включает семь групп пород, в том числе три группы охотничьих (борзые и гончие, подружейные, терьеры), пастушьи, рабочие, пользовательные и комнатно-декоративные. В классификации Американского клуба собаководства восемь групп: спортивные, охотничьи, терьеры, пастушьи, рабочие, неспортивные, комнатно-декоративные, прочие.

Биология

Физические данные

Важным критерием оценки собак для специалистов является её конституция — генетически обусловленная связь полезных свойств и качеств животного с особенностями телосложения и поведения, что определяет её служебные и племенные качества. С конституцией связаны здоровье, жизнестойкость, сопротивляемость, скороспелость, плодовитость, продолжительность жизни и работоспособность животного. Русскими учёными П. Н. Кулешовым, Е. А. Богдановым, М. Ф. Ивановым и др. была разработана классификация типов собак, согласно которому они выделили пять типов конституции: нежный, сухой, крепкий, грубый, рыхлый (сырой). Однако всё разнообразие пород не укладывается в пять основных типов, и многие породы и породные группы собак занимают промежуточные положения между основными типами по двум конституциональными рядам изменчивости (первый ряд изменчивости, второй ряд изменчивости). С конституционными рядами изменчивости коррелирует генетическая связь изменчивости функциональных свойств нервной системы[66].

Масса собаки зависит от её телосложения и количества жировых запасов. Максимальный зарегистрированный рост у собаки — 109 см в холке при весе 111 кг и длине 220 см (порода — немецкий дог)[67]. Известен случай, когда собака весила 123 кг, а позже её вес уменьшился до 72 кг.

При регулярной тренировке собаки удивительно сильны для своих размеров — некоторые способны переносить на спине тяжёлую поклажу, таскать за собой сани и другие большие грузы. Ездовым собакам часто приходится вшестером буксировать нарты массой в одну тонну по несколько часов подряд, фоксхаунды могут идти по следу 48 часов без передышки.

Шерсть

Окрас шерсти определяется содержанием двух классов пигментов: эумеланинов (чёрный или коричневый) и феомеланинов (жёлтый или оранжевый цвет). Они содержатся в гранулах, расположенных внутри волоса. Цвет, количество и форма этих гранул и определяют окрас волоса.

В зависимости от генотипа собаки имеют различные окрасы и расцветки, которые получили в среде селекционеров ряд названий, к примеру, такие как муругий, чубарый, пегой, тигровый (ген Kbr, который распределяет чёрный (тёмный) пигмент в виде поперечных полос разной интенсивности по рыжему фону), палевый (напоминает цвет песка), чепрачный (состоит из двух цветов: основного рыжего какого-либо оттенка — от светло-палевого до ярко-рыжего и серого или чёрного чепрака, как бы покрывающего собаку), зонарно-серый окрас, известный под названием волчий, голубой (тон варьирует от светлого серого тона до тёмного серого, почти чёрного), лемон-бельтон, мраморный (или арлекин), домино и другие.

Стандарты некоторых пород предусматривают строго определённый окрас, у других пород допускается вариации окрасов.

Лейцизм-отсутствие доминантного гена С, отвечающего за синтез пигмента, считается породным признаком у белых шпицев, белых бультерьеров, у некоторых пород лаек. Они обладают бесцветной (белой) шерстью, но сохраняют тёмную пигментацию мочки носа и радужной оболочки глаз. Ни один из полностью белых окрасов у собак не является настоящим альбиносным, так как при этом у них тёмные глаза (или голубые).

Полный альбинизм, выраженный в чисто белой шерсти, розовых зрачках и просвечивающей красной радужине, крайне редок у собак[68].

Помимо разнообразия окрасов и расцветки шерсть различается и по структуре волоса.

В зависимости набора тех или иных генов шерсть может быть вьющаяся, курчавая (пудель), скрученная (комондор), длинная, жёсткая, шелковистая и пр. признаки[69].

Мексиканская голая собачка почти лишена волос. У некоторых пород шерсть может отрастать до 55 см, таким собакам необходим особенно тщательный уход — стрижка, расчёсывание.

С точки зрения генетики длинношёрстность имеет рецессивный режим наследования, а также окрас шерсти часто находится во взаимозависимости и пигментация радужной оболочки глаза.

Открыта связь определённых типов окраски с продуктивностью, рабочими качествами, жизнеспособностью. Например, собаки мраморного окраса более восприимчивы к заболеваниям, за это отвечает ген М, который формирует пятнистость типа «арлекин» и в гомозиготном состоянии ведёт к рождению белых щенков с аномалиями органов чувств (например, глухота)[70].

Млекопитающим с шерстяным покровом, в связи с изменением температуры характерно сезонное обновление шерсти. У собак к весне вырастает более редкая и короткая шерсть, осенью мех становится густой и длинный, у некоторых пород собак появляется подшёрсток[71].

Линька отличается в зависимости от типов шерсти, у длинношёрстных собак процесс смены шерсти интенсивней, нежели у гладкошёрстных[72].

Форма и постановка хвоста

В результате селекционной работы у собак наблюдается огромное разнообразие форм и постановок хвоста. Например, у некоторых бульдоговидных пород он короткий и скрученный. У подружейных пород различают два противоположных варианта его постановки. По клубным стандартам США эти собаки должны охотиться с высоко поднятым хвостом, тогда как правила принятые в Великобритании, требуют, чтобы в рабочем положении хвост был вытянут назад. Некоторые подружейные породы, например пойнтеры и английские сеттеры, разводятся в двух вариантах.

Хвост помогает собаке координировать движение, во время быстрого перемещения маневрировать, перемещая центр тяжести тела. Кроме того, хвост — индикатор психологического состояния собаки. К примеру, при возбуждении собака поднимает хвост кверху, испытывая неуверенность или страх, сгибается, поджимая хвост между ног под брюхо, кинологи называют такое поведение пассивно-оборонительной реакцией.

Особенности скелета

У собаки шесть поясничных позвонков, различное число хвостовых позвонков в зависимости от длины хвоста. Ключицы у собак не развиты[73].

Лапы

У всех пород собак на каждой лапе четыре опорных пальца с когтями, которые, в отличие от кошачьих, не втягиваются. На передней лапе с внутренней стороны находится пятый палец, называемый прибылым. У некоторых пород он расположен так высоко на лапе, что совершенно бесполезен, у других растёт ниже и хорошо развит. У некоторых пород (например босерон) прибылые пальцы имеются и на задних лапах, более того, их может быть по 2 на каждой лапе.

Зубы

Как и у большинства млекопитающих, у собак два набора зубов. Маленькие острые молочные зубы развиваются у щенков к концу грудного периода, то есть в возрасте 6—8 недель. К 14 неделям выпадают два средних верхних резца, а вслед за ними и все остальные молочные зубы. Им на смену быстро прорезаются постоянные, и к пятимесячному возрасту у собаки уже развит полный их взрослый набор, состоящий из 42 зубов, 22 из них — на нижней челюсти.

Собака использует расположенные спереди мелкие резцы для скусывания пищи, а четыре заострённых длинных клыка по бокам от них — для её разрывания, а также во время драк. Остальные зубы — предкоренные и коренные — нужны для разгрызания костей и разрезания мяса.

Уши

Форма ушей у домашних собак варьирует, придаёт собаке характерный облик, различается по размеру, форме раковины и по их положению в отношении головы.

Относительно величины головы уши у собак бывают большие и маленькие, длинные и короткие, по типу поставки различают стоячие, полустоячие, висячие, полувисячие. Стоячие уши направлены концами вперёд и вверх, снабжены крепкими и эластичными хрящами по всей длине. Стоячие уши бывают малыми, большими, а также в форме равностороннего или равнобедренного треугольника. Полустоячие уши имеют основу разной плотности: хрящ внизу более жёсткий и утолщённый, наверху — мягкий и тонкий. Такие уши как бы надломлены посередине или в верхней трети. Висящие уши присущи многим породам, особенно работающим в воде (ньюфаунленды, спаниели) и встречаются в двух разновидностях: висячие на хрящах — имеют крепкий хрящ только в основании ушной раковины, из-за чего они приподнимаются только до верхней части головы; висячие с мягкими хрящами — под собственной тяжестью свисают по бокам головы собаки. Форма и размеры висячих ушей крайне разнообразны, концы могут быть округлыми или заострёнными.

Если ушная раковина расположенная ниже линии глаз или на их уровне, такие уши определяются как низкопосаженные, а если основание ушей выше глаз — высокопоставленные. Уши, направленные в противоположные стороны, специалисты называют развешенными, а обращённые к средней линии лба и друг к другу — сближенными.

Для некоторых пород согласно требованию стандарта принято искусственное формирование ушной раковины (купирование) по определённой форме, это может сделать только ветеринарный врач с большим опытом. В ряде европейских стран купирование ушей собаки является личным делом владельца, в Великобритании запрещено законодательством как негуманное по отношению к животному.

Потовые железы

У млекопитающих, покрытых шерстью (в том числе собак), потовые железы, выделяющие жидкий пот, имеются на мякишах лап и кончике носа[74].

На остальной поверхности тела располагаются более крупные потовые железы и выделяющие более густой, похожий на молоко и пахучий пот, который, смешиваясь с секретом сальных железах, образует естественную жировую смазку кожи и волос.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2337 дней]

Отсутствие выделения собаками жидкого пота ведёт к широкому распространению мнения о том, что потовые железы у них отсутствуют вообще. Однако это в корне неверно.

Терморегуляторная функция потоотделения у млекопитающих, покрытых шерстью, практически отсутствует, но выделительная сохраняется в полной мере. Усиление потоотделения происходит при заболеваниях животного, когда организм всеми способами старается избавиться от вредных продуктов обмена, накапливающихся в процессе болезни. Поэтому запах выделений кожных желёз имеет важное информационное значение для определения физиологического состояния животного.

Органы чувств

У собак, также как и у человека, выделяют 5 органов чувств.

Зрение

У собак развито цветное зрение, хотя и в меньшей степени, чем у человека. У людей на сетчатке три типа колбочек. Первые воспринимают длинноволновые лучи — это красный и оранжевый, вторые — средневолновые, то есть зелёный и жёлтый, а третьи — коротковолновые: синий и фиолетовый. У собак первый тип колбочек отсутствует, у них весь спектр сдвинут в сторону ультрафиолета. Поэтому они, как дальтоники, красный и оранжевый цвет не воспринимают адекватно. Зато собаки различают до 40 оттенков серого[75].

Обоняние

Обоняние — одно из самых важных чувств собаки. Оно используется для поиска пищи, половых партнёров и в многочисленных ситуациях социального общения. Оно зависит от породы, но все собаки намного превосходят в этом отношении людей. Абсолютная чувствительность собак достигает миллиардных долей. К примеру, 2,3-диметил 2,3-динитробутан, запаховый маркер, добавляемый во взрывчатые вещества, собаки способны почувствовать при концентрациях порядка 500 триллионных долей[76]. Кроме того, собаки способны определять источник запаха и выделять нужный запах в смеси с другими.

Бладхаунды способны брать след 100-часовой давности и не потерять его на протяжении 160 км. Порода широко используется в качестве следопытов, спасателей и для поиска преступников[77].

Человек может в лучшем случае воспринять два знакомых запаха как некое обонятельное ощущение, но часто затрудняется определить, из чего складывается то или иное сочетание. Собаки также могут надолго запоминать запахи и связывать их с определёнными ситуациями, определять расстояние до пахнущего объекта.

Слух

Слух у собак значительно тоньше, чем у человека. Человек различает звуки частотой до 20 кГц, a большинство собак — до 40 кГц, то есть воспринимает частоты, которые для нас являются «ультразвуковыми». Собаки прекрасно различают на слух музыкальные звуки, в частности консонирующие и диссонирующие[78].

Осязание

Собаки способны почувствовать малейшее прикосновение к шерсти. При понижении температуры воздуха шерсть собаки становится более пышной. Именно поэтому северные собаки способны, не испытывая дискомфорта, спать прямо в снегу[79].

Поглаживание и почёсывание доставляет собакам большое удовольствие и может использоваться в качестве положительного подкрепления при дрессировке. Однако, вопреки представлениям многих людей, собаки не любят поглаживание по голове, спине и объятия.

Восприятие вкуса

Оценка вкусовой чувствительности представляет собой сложную проблему, так как восприятие вкуса неотделимо от обоняния. Тем не менее, считается, что человек различает вкус лучше, чем собаки — об этом свидетельствует превосходство в числе вкусовых рецепторов у человека[80]. Собаки воспринимают сладость на вкус, более того, любят сладости.

Продолжительность жизни

Эмпирически, длительность жизни млекопитающих увеличивается с увеличением размера мозга (в результате, она также увеличивается с увеличением массы тела) и уменьшается с увеличением скорости метаболизма. Типичная зависимость нарушается в случае пород собак. Большие по размеру породы собак, хотя и достигают половой зрелости медленнее, живут значительно меньше, разница может быть двукратной между наибольшими и наименьшими породами[81].

Основной причиной укороченной продолжительности жизни больших собак является рыхлость конституции организма[66]. Селекция, направленная на увеличение размеров собак, как правило, увеличивает рыхлость конституции.

В книгу рекордов Гинесса как «Самая старая собака» в мире (29 лет и 5 месяцев) вошла австралийская пастушья собака по кличке Блу. Она пасла крупный рогатый скот и овец на протяжении почти 20 лет. Её владелец Лес Холл из Рочестера, шт. Виктория, Австралия[82].

Щенок

Щенок — детёныш собаки (и других представителей псообразных, в основном, из семейств псовых, куньих и группы ластоногих[83]).

Неонатальный период

Начинается сразу после рождения и длится 10—12 дней. Щенок находится в полной зависимости от матери, стремительно растёт.

Переходный период (13—20 день жизни)

В это время в развитии щенка происходят важные физические изменения. На 13 день жизни у него открываются глаза. Зрачки его уже реагируют на свет, но сетчатка глаза ещё не развита, поэтому он не может видеть объекты и их движение примерно до 21-дневного возраста.

Щенок начинает ползать назад так же хорошо, как и вперёд, и несколькими днями позже он начнёт ходить нетвёрдой походкой, покачиваясь из стороны в сторону и часто падая. Первые зубы прорезаются примерно на 20 день, и он начинает кусаться и жевать.

Познавательный период (21—28 день)

Это первая неделя, в течение которой щенок начинает использовать зрение и слух. Эти изменения его восприятия происходят очень резко, в течение 24 часов у большинства щенков, поэтому в это время ему нужна устойчивая, стабильная окружающая среда.

Если в это время отнять щенков от матери, это отразится на их дальнейшем физиологическом развитии.

Период социализации среди собак (21—49 день)

Это период социализации щенка среди собак, когда он учится использовать видоспецифичное поведение, позволяющее общаться с другими собаками. Чтобы развились все признаки, заложенные в его генах, всё это время щенок обязательно должен оставаться в гнезде с матерью и однопомётниками. Поэтому от матери отнимают не ранее 30—40 дней, иногда позже.

Период социализации среди людей (7—12 неделя)

«Купите щенка, и Вы приобретёте самую преданную любовь на свете»

Редьярд Киплинг.

Складывается привязанность собаки к человеку.

Период страхов (8—12 неделя)

В это время психика особенно чувствительна к воздействиям, вызывающим страх, боль. Стресс, пережитый им в этот период, может иметь очень неприятные последствия и осложнить дальнейшую жизнь собаки. Если в этом возрасте собака не познакомится с другими собаками, она никогда не будет с ними достаточно общительна, то же самое с человеком.

Период классификации по старшинству (13—16 неделя)

В этом возрасте щенок впервые начинает выяснять, кто же является «вожаком стаи». Если он пытается кусаться, даже как будто бы в игре, то это уже первая робкая попытка доминировать.

Ювенильный период

Ювенильный период наступает 13—26 дня, когда щенки начинают играть. С началом игрового этапа двигательная активность детёнышей претерпевает глубокие преобразования, начинают функционировать дистантные рецепторы, начинается полноценное общение с матерью и собратьями.

В ювенильном периоде онтогенеза происходит существенное обогащение двигательной активности молодого животного, щенки начинают активно играть с предметами (манипуляционные игры). Щенки трогают, хватают, обкусывают всё, что им попадается, перетаскивают всё, что могут, в зубах с места на место, треплют небольшие предметы, зажав их в зубах и мотая головой из стороны в сторону. Игровое манипулирование предметами особенно стимулируется появлением новых или малоизвестных объектов.

Совместные игры с сородичами формируют групповое, социальное поведение собак и присущи только социальным видам животных.

Совместные игры выполняются преимущественно без предметов. Если молодых животных лишить возможности совместно играть, то во взрослом состоянии сфера общения окажется заметно ущемлённой или даже искажённой, это касается многих видов животных[84].

Игровая активность у собак сохраняется в течение всей жизни.

Использование

Собаки-помощники

Специально обученные собаки помогают человеку с различными физическими недостатками, слепым, глухим, инвалидам, их называют собака-ассистент (от англ. assist — помогать). С давних пор незрячие люди использовали собак-поводырей для своей защиты в путешествиях. Первым человеком, тренировавшим собак специально в качестве поводырей слепых, был Иоганн Вильгельм Клейн (англ.), основатель Института тренировки слепых в Вене. В 1960 году центральным правлением Всероссийского общества слепых (ВОС) была создана Центральная республиканская школа по подготовке собак-проводников для слепых.[85]

11 сентября 2001 года собака-поводырь по кличке Дорадо спасла своего слепого хозяина, проведя его с 70-го этажа горящего здания Всемирного торгового центра к выходу.[86]

Собаки-целители

Сенсорная способность собак всё чаще используется для лечения и диагностики больных людей. Специалисты из кинологического центра в британском городе Эйлсбери обучают 17 собак-спасателей чуять гипогликемию носом.[87][88]

Ян Олвер, руководитель Австралийского совета по борьбе с онкологическими заболеваниями, сообщил, что в ходе научного эксперимента собаки безошибочно определили карциному лёгких и молочной железы, принюхиваясь к дыханию человека, таким образом, удалось «вынюхать» 83 человека с онкологическим заболеванием.[89]

Кроме диагностики болезней собаки также широко используются для реабилитации больных. Лечение людей при помощи собак получило название канистерапия, одно из направлений пет-терапии.

Некоторые собаки натренированы для помощи людям с эпилепсией. Нейробиологи из университета Флориды (США) обнаружили, что 11 % собак, принадлежащих эпилептикам, по каким-то им одним заметным признакам могут определить, что вскоре начнётся приступ, и дают сигнал хозяину, чтобы он успел подготовиться или принять лекарство: лают или осторожно прижимают зубами ладонь.[13] Собак часто используют для лечения людей с психическими расстройствами, для устранения депривационных симптомов у воспитанников сиротских домов.[90]

Собаки-спасатели

Уникальное собачье обоняние спасало жизни многих людей. С XVII века монахи высокогорного (почти 2500 метров над уровнем моря) монастыря-приюта для путников СенБернар расположенного на опасном горном перевале в швейцарских Альпах специально обучали крупных собак, названных впоследствии сенбернарами, для того, чтобы находить людей, попавших в беду после схода лавины или во время снежной бури. Собаки работали в паре, обнаружив человека, одна из них отправлялась в монастырь за подмогой, другая оставалась согревать путника. В Париже на реке Сене был сооружён памятник самому известному спасателю-сенбернару Барри[91]. В городе Мартиньи построен музей легендарной породе собак-спасателей[92].

Обученная собака улавливает запах человека и его вещей под двухметровым слоем снега[93].

В октябре 2002 года по инициативе Американского клуба кинологов прошла арт-акция, таким образом решили воздать должное поисковым собакам и собакам-спасателям, помогавшим обнаружить живых под развалинами Всемирного торгового центра или найти там останки погибших. В разных районах Нью-Йорка на улицах, в фойе служебных зданий, возле полицейских участков и пожарных депо были установлены ярко раскрашенные скульптуры собак. Моделью была избрана немецкая овчарка. В декабре статуи были проданы на аукционе Сотбис. Вырученные средства пошли на развитие любительских и профессиональных организаций, воспитывающих поисковых и спасательных собак.[94] Сегодня спасательную службу собаки несут не только в горах, но и в разных уголках мира, регионах, подверженных землетрясениям. В этих целях создана Международная организации спасательных собак (International Rescue Dog Organization).[95]

В лондонском Гуманном Обществе (англ. of the Humane Society) чтят память собаки Боб, спасшей жизни многих людей[96].

Собак специально обучают также и для службы спасения на воде. Основной критерий отбора собаки: она должна уверенно чувствовать себя в воде. Наиболее подходящие по ряду показателей для спасательной службы считаются собаки породы ньюфаундленд.[97]

При выборе молодых собак к обучению учитывают её физические данные, особое внимание обращают на костяк. Осуществляется строгий отбор и по генетическим параметрам, от производителей, у которых проводятся систематические рентгенографические обследования на выявление дисплазии тазобедренного сустава.[98]

Собаки на войне

История применения собак на войне богатая и уходит в далёкие века. Согласно историческим документам в военном деле собак стали использовать свыше шести тысяч лет назад.[99]

В Древнем Риме собак специально обучали для службы в армии. Легковооружённые воины выходили первыми на поле боя вместе с обученными собаками, в их задачу входило остановить контратаку пехоты или конницы противника и удерживать позиции до прихода тяжёловооружённых легионеров. Об этом свидетельствуют барельеф обнаруженный при раскопках Геркуланума, на котором изображена собака в панцире и колючем ошейнике, защищающая римский пост, а на колонне Марка Аврелия — боевые псы, участвующие в сражении. При завоевании Египта в 525 году до нашей эры персидским царём Камбизом использовались мощь тяжёловесных мастифов. После поражения персидской армии, возглавляемой царём Ксерксом примерно в V в. до н. э., мастифы перешли в качестве военных трофеев грекам и использовались в целях разведки, борьбы со шпионами, несения сторожевой службы. На поле брани боевых собак использовал и Александр Македонский.

В Ассирии собак, в качестве боевых, стали применять свыше 2500 лет назад, использовались доги. Для них изготавливались доспехи, защищавшие голову, грудь и спину от стрел, дротиков, копий, ударов мечей и палиц. Из клинописных табличек известно, что жители сельской местности в районе Ниневии и Кальху (Древняя Месопотамия), занимавшиеся выращиванием боевых догов освобождались от уплаты налогов в казну.[100] Изображения боевых ассирийских собак и поныне можно видеть на стенах древних шумерских и ассирийских храмов.

Боевых псов использовали халдеи (в IX в. до н. э.) при вторжении в Южную Месопотамию, перед атакой псам надевали тяжёлые металлические ошейники с острыми кривыми ножами. В испанской армии в сражении при Валенсии против французских войск солдатам оказывали поддержку 4 тысячи собак.

Викингов во многих походах сопровождали сильные, злобные-брудастые борзые.[101]

Первые исторические записи о применении собак в русской армии датируется 1840 годом.

Питомники военно-полевых собак в России появились в 1912 году в Измайловском лейб-гвардии полку, а затем в Гусарском лейб-гвардии полку, укомплектованные в основном эрдельтерьерами.

Рядом с Петром I всегда находился его верный пёс, булленбейсер по кличке Тиран, который передавал депеши приближённым императора во время походов. В честь собаки Петра I по кличке Лизетта были названы два военных шестнадцатипушечных корабля в Воронеже и Санкт-Петербурге.[102]

В апреле 1915 года в России была создана школа военных сторожевых и санитарных собак, а в 1924 году при Высшей стрелково-тактической школе в Москве был организован Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Воины центральной школы и их питомцы принимали участие в параде Победы на Красной площади.[103]

В период русско-турецкой войны главное предназначение собак в русской армии заключалось в своевременном обнаружении противника и оповещении об этом собственных войск. В годы Великой Отечественной войны в Советской Армии служило около 70 тысяч собак, которые спасли жизни многим солдатам.

Собаки являлись разведчиками, часовыми, связистами, переносили депеши через линию фронта, протягивали телефонные кабели, определяли местонахождение мин, помогали доставлять боеприпасы попавшим в окружение бойцам, работали санитарами[104].

Собаки-санитары по-пластунски подползали к раненым и подставляли бок с медицинской сумкой, ожидая, пока боец перевяжет рану. Собаки безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, многие раненые находились в бессознательном состоянии, тогда собаки облизывали их, чтобы привести в сознание.

Санитарные собаки работали и в упряжках. Начальник санитарной службы 855-го стрелкового полка отмечал: «Санитарные упряжки имеют большую возможность маскироваться. Каждая упряжка заменяет минимум трёх-четырёх санитаров. Эвакуация при помощи санупряжек осуществляется быстро и безболезненно для раненых».

За годы войны было подготовлено более 6000 минно-розыскных собак, на счету которых — более 4 млн найденных мин.[105] Собаки были и взрывниками: неся на себя взрывчатку, бросались под танки. В Сталинградской битве собаки сожгли 63 танка врага — целый танковый батальон. Диверсионные собаки подрывали и эшелоны врага. Собак мобилизовали у мирного населения, невзирая на возраст и породу,[106] на фронт отправляли собак из клубов служебного собаководства.

В Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) хранятся документы, рассказывающие о боевом пути минно-розыскной собаки по кличке Джульбарс, служившей в составе 14-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Пёс спас памятники архитектуры в Праге, Вене, Румынии, Австрии.[107]

По сей день собаки исправно несут военную службу в разных уголках мира.

Благодарные англичане установили в центре Лондона животным, погибшим в человеческих войнах, памятник с надписью «у них не было выбора».[108]

Караульные и розыскные собаки

Военные направления дрессировки собак в XX веке сформировали курс дрессировки, называемый защитно-караульная служба. По нему готовят собак — как розыскных (ищеек), сторожевых, караульных (телохранителей), так и конвойных. В профессиональном собаководстве применяется к собакам служебных пород. Включает в себя:

  • выборку чужой вещи — опознание человека по запаху его вещи;
  • охрана предмета или территории;
  • задержание с окарауливанием и конвоированием;
  • обыск местности на предмет вещей или человека.

Собаки-крысоловы

Усовершенствовав охотничий талант собак, человек вывел десяток различных пород крысоловов в целях биологической дератизации. Например, андалузский трактирный крысолов был выведен из различных терьеров и собак-крысоловов неопределённых пород. Для разведения отбирали собак преимущественно белого окраса с небольшими чёрными отметинами с рыжими подпалинами; светлый окрас был необходим для того, чтобы лучше видеть собаку в тёмных помещениях, где она ловила крыс (в трюмах кораблей, на складах, в торговых портах, трактирах, в конюшнях, кожевенных заводах).[109]

В английских городах устраивались специальные зрелища, где собаки-крысоловы расправлялись с полчищами крыс. В историю вошли лучшие крысоловы, как, например, в 1827 году терьер Билли, который задушил 100 крыс за 12 минут. В 1862 году терьер по кличке Джеко уничтожил за день более 1000 крыс, при этом с последней партией из 100 крыс он расправился за 5 минут 28 секунд.[110]

С началом применения ядовитых приманок для крыс и после запрещения публичных зрелищ травли грызунов собаками собаки-крысоловы использовались в основном в сельской местности, зернохранилищах. Известен случай, когда помещённый в амбар терьер задавил 2500 крыс.

К породам собак-крысоловов относятся гладкошёрстный фокстерьер, манчестер-терьер (manchester terrier), бультерьер, немецкий пинчер, цвергпинчер, голландский смаусхонд (Hollandse Smoushond), шнауцер, той-терьер, уиппет, джек-рассел-терьер, пражский крысарик, андалузский трактирный крысолов. Рэт-терьер — один из самых умелых среди собак-крысоловов.[111]

Охотничьи собаки

Охотничьи собаки специализируются по способу охоты и виду дичи.

Самая универсальная порода охотничьих собак — лайка. Лайки используются в охоте на пушную дичь, лося, оленя, кабана, медведя, бобра, боровую птицу и утку. Разыскав зверя или птицу, лайка привлекает их внимание лаем и задерживает до подхода охотника. Уходящего зверя, птицу преследует молча. В собаках ценятся чутьё, быстрота и правильность поиска, голос и характер облаивания, слежка зверя, вязкость (настойчивость в преследовании дичи), отношение к зверю или птице. При охоте на лося и оленя важно мастерство постановки зверя. В работе с медведем оценивается отношение к следу, смелость, злобность, приёмистость хваток и ловкость. При охоте на уток собака должна уметь находить и подавать охотнику убитую птицу[112].

Гончие собаки предназначены для охоты гоном. Найдя след зверя, собака должна преследовать его с лаем до его изнеможения или выставления на охотника. Отдельную подгруппу составляют гончие по кровяному следу. Свойства хороших гончих собак заключаются в вязкости (настойчивости в преследовании), верности (лае только по преследуемой дичи), полазистости (умении разыскать дичь), паратости (быстроте гона), нестомчивости (неутомимости во время продолжительного преследования), хороших голосах (сильном, чистом, музыкальном и звонком лае), мастерстве (навыках в работе), хорошем чутье, стайности (способности гнать зверя стаей или смычком, не отделяясь друг от друга), свальчивости (быстром сборе смычки или стаи), ровности ног (дружности стайного гона), позывистости (послушании к вызову) и вежливости (повиновении охотнику, а также равнодушии к домашнему скоту)[112].

Борзые собаки применяются для безружейной охоты (травли) на зайцев и лисиц, которых собака хватает на бегу. Важнейшие свойства борзых — способность зрительно находить зверя и не терять его во время преследования (зоркость), возбуждение при виде зверя и ярость в преследовании (жадность к зверю), быстрота собаки и сила финального броска (резвость и бросок), умение не отставать от зверя на крутых поворотах и бросках его в сторону (ловкость на угонках), упорство в преследовании, выносливость (настойчивость и сила), верность при броске; точность броска (участие в ловле и поимистость), слаженность собак во время преследования; послушание охотнику[112].

Норные собаки (терьеры и таксы) используются для охоты на барсука и лисицу в норе. Рабочими качествами являются быстрота поиска и преследования дичи, злобность к зверю; настойчивость в борьбе (вязкость); голос и послушание охотнику[112].

Легавые собаки используются для охоты на боровую, полевую и болотную пернатую дичь. Пользуясь чутьём, собака разыскивает птицу, останавливается перед ней в характерной напряжённой позе — «стойке», затем по команде охотника бросается вперёд и спугивает её под выстрел, затем находит и приносит охотнику подстреленную дичь. При отборе рабочих собак проверяются дальность и верность чутья, манера причуивания, быстрота и манера поиска, потяжка и стойка, подводка, свойственный породе стиль работы, послушание охотнику[112].

Спаниели и ретриверы могут подавать подстреленную дичь с воды. Некоторые породы как, например, коикерхондье, охотятся на птицу в особенной манере.

Псовая охота

Существует традиция псовой охоты и на Руси, причём одна из пород охотничьих собак называется «русская псовая борзая». В испытании принимают как одиночные собаки, так и пары и своры. Оцениваются следующие качества борзых: резвость, зоркость, настойчивость при преследовании, сила и выносливость, участие в ловле и поимистость, мастерство или слаженность работы группы, поведение в своре и вне своры, отношение к пойманному зверю. Важно, что собака, с одной стороны, должна быть достаточно агрессивна, но, с другой, не должна рвать пойманного зверя. Борзых, замеченных за последним поведением, лишают диплома. Также борзые не должны нападать на домашних животных.

Точно неизвестно, когда псовая охота приобрела популярность на Руси и откуда появились охотничьи собаки. Некоторые винят в отсутствии информации по этому вопросу монахов-летописцев, неодобрительно относившихся к собакам и называвшим их «псами смердячими». По одной из версий охотничьих собак привезли с собой татаро-монгольские завоеватели.

Существуют свидетельства о том, что собаки служили подарком для знатных особ (возможно, реплика из «Ревизора» Гоголя о даче взяток борзыми щенками имеет отношение к этой традиции). Так, в приданое дочери Ярослава Мудрого Анны, которая вышла замуж за короля Франции Генриха I, входили три борзые собаки. Дарил борзых и царь Борис Годунов.

Псарня

В среде зажиточного сословия нередко содержались псарни, специальные помещения для своры охотничьих собак. Рядом находились служебные постройки в которых проживал ухаживающий за животными персонал.

Действующие псарни сохранилась и до наших дней, например, в замке Шеверни (фр. Cheverny,Loire Valley,France) содержат около 100 гончих[113]. Во время летнего сезона для туристов в псарне устраивают зрелищное представление кормёжки собак.

В рассказе П. Д. Боборыкина «Псарня» повествуется о жизни доезжачего (должность, гл. псарь) Андрюшки.

Эзоповым языком И. А. Крылов повествует в басне «Волк на псарне» события 1812 года, когда Наполеон вошёл в Москву.

Ездовые собаки

В крестьянских дворах собаки широко использовались для транспортировки.

В условиях крайнего Севера собаки в качестве ездовых животных для людей незаменимы: они выносливы, безотказны, преданы хозяину, проходят по льду и рыхлому весеннему снегу — там, где более крупные животные (олени, лошади) скользят или проваливаются. В пургу собаки стремятся к жилью, их чутьё и инстинкт заменяют компас.

Ездовая упряжка имеет одного или несколько вожаков, которые организуют работу, выбирают темп движения, дорогу среди торосов и т. д.[114]

С помощью собачьих упряжек проводились исследования Северного и Южного полюса.

В 1907 году Ф. Кук и в 1909 году Р. Пири на собачьих упряжках достигли Северного полюса.

Норвежец Руаль Амундсен для покорения Южного Полюса приобрёл в Гренландии для своей экспедиции 97 отборных собак «извозчиков» (колымских лаек и самоедов), которые пробегали до 100 км в день (при этом каждая из них тащила около 90 кг груза).

Британская экспедиция под предводительством капитана Роберта Скотта для исследования Южного полюса в качестве тяговой силы использовала различные источники: маньчжурских пони, ездовых собак с русского Дальнего Востока (гиляцкие ездовые с русским каюром — Дмитрием Гиревым, мотосани. Но из-за сложности взаимоотношения самого Скотта с собаками (у него был неудачный опыт взаимодействия с собаками в предыдущей экспедиции) им была отведена только подсобная роль, а основная ставка была сделана на пеший переход людей, что сыграло роковую роль. Таким образом, Руаль Амундсен благодаря собакам опередил экспедицию англичан, 14 декабря 1911 года на самой южной точке был водружён норвежский флаг. Полярный исследователь Амундсен прошёл на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды за 99 дней 2980 км, часть животных пошло на корм исследователям. Через месяц на место прибыла исследовательская экспедиция Скотта, на обратном пути, не дойдя до склада с провиантом, участники экспедиции погибли, их нашли собаки Дмитрия Гирева.[115]

В 1742 году штурман Российского флота Семён Иванович Челюскин совершил путешествие на собачьих упряжках. Пройдя около 4 тысяч вёрст с территории Якутии до Таймырского полуострова, он впервые достиг северной оконечности Азии — современного мыса Челюскин. В книге «География Российской Империи» Ивана Папловского, вышедшей в 1843 году, сообщается, что собаки (якутские лайки) использовались для «почтовой гоньбы». Так, в 1839 году в Якутской области в зимний период для почтового сообщения из Якутска в Охотск и далее на Камчатку использовалась до 20 саней (нарт) «для перевозки тягостей. В сани запрягалась обычно 10 собак по 2 в ряд на длинном ремне, с передовой одиннадцатою. Так они везут тягости от 25 до 35 пудов, пробегая в день до 80 вёрст, а на лёгкой езде эти же собаки пробегали в день до 140 вёрст».

По свидетельству этнографа В. Туголукова о колымо-индигирских упряжках середины XIX века, их средняя скорость по бездорожью на длинных дистанциях составляла до 10 км/ч, на трассах зимних дорог длиной в 200—250 км — до 15—17 км/ч. Легковая нарта могла пройти 250 км за 15 часов, 750 км — за 3 суток. По хорошей дороге упряжка из 12—14 собак везла неограниченно долго до 1 т груза, по бездорожью — не более 500 кг.

Специалисты[уточнить] полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях. Ещё в эпоху неолита на побережье Северо-Восточной Азии, на территории современной Якутии, Чукотки,Камчатки и Сахалина, собак начали использовать для езды. Кроме того собаки в качестве ездового транспорта были распространены у нивхи, территорию проживания которых, китайские источники называли «страной собак». Вплоть до 1960-х годов собачьи упряжки были важным, кое-где даже единственным, видом зимнего транспорта северных регионов России. Ими пользовались не только местные жители, но и все государственные службы, включая пограничные войска, почтовую службу и научные экспедиции.

Вспоминая «Великий санный путь» от Гудзонова залива до Чукотского полуострова протяжённостью 18 тыс. км, датский полярный исследователь Кнуд Расмуссен писал:

Меня охватывает горячее чувство благодарности к нашим терпеливым, неприхотливым собакам. Мы трудились, выбивались из сил, заодно с ними, работали дружно — как только могут работать живые существа, помогая друг другу…

Применение собак в упряжках в северных условиях для передвижения людей послужило возникновению ездового спорта.

В начале XX века стали пользоваться популярностью соревнования «гонки на собачьих упряжках» или «скипуллинг». На Всеаляскинских гонках в 1909 года впервые приняла участие упряжка выносливых и скоростных сибирских хаски. В январе 1931 года стартовал «Северный пробег» протяжённостью 2500 км.

Отмечая качества ездовых собак, чемпион по гонкам на собачьих упряжках «Айдитарод» (Iditarod) (1992, 1994, 1997, 2002) Мартин Бусер (Martin Buser) сказал:

Хорошая ездовая собака — это личность: Честная, работающая, дружелюбная, с положительным настроением на кропотливую работу. Кроме прочего такая собака обладает хорошим аппетитом, прочными лапами и способностью быстро бежать на длинную дистанцию. Физические качества и состояние мускулатуры собаки важны, однако самые лучшие собаки — это такие, у которых есть ещё сердце, воля и желание до конца выполнить свою работу[116].

Проводятся также вид спорта, где собаки тянут не сани, а тележку с грузом или человеком в ней — картинг.

Пастушьи собаки

На протяжении многих веков собаки являлись незаменимыми помощниками человеку для защиты и управлением скота, в этих целях выведено множество пород, которые по современной классификации Международной кинологической федерации (FCI) выделены в отдельную группу, с двумя секциями пастушьи и скотогонные[117].

Часто в названиях пастушьих пород присутствует названия местности, где их разводили, бергамская, лапландская, шотландская, швейцарская, бельгийская овчарки, австралийский хилер, сен-мигельский фила, арденский бувье и многие другие.

Очень древняя порода рослых пикардийских овчарок на севере Франции в районе Па-де-Кале берёт начало от древних собак кельтов, завоевавших в VI веке до н. э. Западную Иберию, также как и мощные испанские мастифы (официальное название с 1946 года).

Ранее мастифы различных областей Испании (Ла-Манча, Леон, Эстремадура, Кастилия) выполняли функцию защитников от хищников огромных стад в 1000 голов кочевавших с места на место. Ценность этих собак была равна человеческой жизни, от них зависело благосостояние овцеводов[118].

Если для древних племён, занимавшихся разведением скота, требовались крупные и злобные собаки для защиты от хищников и чужаков, то при усилении развития животноводства (главным образом овцеводства) и земледелия появилась необходимость в сравнительно небольших, смышлёных, послушных, умеющих управлять стадом собак, которых использовали для пастьбы не только скота, но и птицы — гусей, уток и др.[119] И в наши дни фермеры по-прежнему нуждаются в помощи собак. Пастухи отбирают самых сообразительных и послушных, обучают их работать, проводят соревнования, демонстрируя искусство дрессировки.

Например, на соревнованиях пастушья собака должна суметь выделить из стада определённое количество животных и доставить их через множество препятствий к отмеченному месту, при этом пастух находится в отдалении на 100 м и отдаёт распоряжения с помощью звуковых или визуальных сигналов (свистка, команды).

От пастушьих собак (овчарок) требуется выносливость, работоспособность, в день они пробегают десятки километров, при этом овчарка не должна пугать и травмировать животных, особенно таких пугливых, как овцы.

Прежде чем приступить к обучению, молодых собак отбирают по заинтересованности. Обучение происходит путём наставничества более опытными собаками. Каких-либо твёрдых правил дрессуры нет, у каждого тренера может быть своя методика и команды. Эксперт Джон Холмс отмечает, что «в работе с овцами абсолютное послушание совершенно необходимо и вследствие развития пастушьих пород не похоже, что удастся вывести пастушью собаку из собаки-лидера».[120]

Характерные породные качества овчарок как способность всегда быть начеку, проявлять злобность к посторонним, отличные способности к обучению оказались весьма пригодны для выполнения служебно-розыскных, спортивных, военных и других обязанностей.

К группе пастушьих и скотогонных собак относятся породы, которые в настоящее время чаще используются как служебные, спортивные, розыскные.

Вертельные собаки

В Англии XVI века собак (т. н. кухонные или вертельные собаки) стали использовать для вращения вертела. Был придуман специальный механизм, который приводился в действие колесом, внутри которого и бегала собака. Обычно на кухне держали двух псов, работавших попеременно, а при жарке больших кусков мяса — вдвоём. Со временем была выведена специальная порода, о размерах которой можно судить по габаритам сохранившихся колёс — их диаметр колеблется от 78 до 143 см, а ширина дорожки составляет 20—30 см. Canis vertigus, или собака вертящая, упомянута в сочинении Карла Линея «Цинография», согласно которому существовали короткошёрстные и длинношёрстные разновидности этой породы. К середине XIX века англичане практически отказались от «собачьего двигателя», окончательно порода исчезла к началу XX века[121]. Также собак использовали для приведения в движения механизмов маслобоек, молотилок, насосов и швейных машин[122].

Как пища

Мясо собаки являлось традиционным пищевым продуктом в Корее, Вьетнаме, обычай сохранился и в южных областях Китая, хотя в XVII веке маньчжурская династия Цин запретила употребление собак в пищу. Гоминьдановцы, противостоявшие Сунь Ятсену, вкладывали в церемонию приготовления блюда из собачатины символический смысл — маньчжурской революции. Помимо политической подоплёки, чаще азиатские кулинарные традиции связаны с поверьями, вследствие чего на трапезный стол попадают не только собаки, но и редкие виды животных под угрозой исчезновения, например, панголины, тигры и т. д., которые должны избавить от нищеты, болезней, принести удачу и пр.[123].

Стоит также отметить, что официально в Южной Корее с 1991 года введён запрет на употребление собачьего мяса в пищу. В Северной Корее аналогичный закон был принят во время Олимпийских игр в Сеуле (1988). Примеру корейцев последовал и Китай в преддверии Олимпиады в Пекине. По словам представителя департамента общественного питания Пекина, решение принято «из уважения к обычаям многих стран и народов».[124]

За нарушение запрещающих законов предусмотрены штрафные санкции и лишение свободы, однако по официальным данным южнокорейского правительства по состоянию на 1998 год в стране работало 6484 поставщиков, нелегальные антисанитарные собачьи фермы[125].

В современной китайской кухне из собачьего мяса обычно готовится рагу[126]. Молва приписывает блюдам из собачьего мяса свойство облегчать влияние жары, поэтому блюда из собачатины особенно популярны в летние месяцы[126]. В современном Китае в дни летнего солнцестояния проводятся праздники поедания собачатины[126]. Западные наблюдатели критикуют как саму традицию, как таковую, так и способы забоя собак[126].

Заболевания

Вследствие инбридинга многие породы склонны к тем или иным наследственным заболеваниям, таким как гемофилия, эпилепсия, болезни сердца, дисплазия тазобедренного сустава и др.

Высокий коэффициент инбридинга (или коэффициент Райта) приводит к нежелательным генетическим дефектам, инбрендной депрессии. При этом у собак наблюдаются ослабление иммунной системы, снижение плодовитости, переутончённость скелета и многие другие проблемы со здоровьем. Например, боксёры, бостон-терьеры, золотистые ретриверы, доберманы-пинчеры, шотландские терьеры, бобтейли подвержены опухолям головного мозга.[127]

К нарушениями иммунной системы также может привести недостаток витамина E и селена.

Собаки подвержены различным инфекционным заболеваниям. Возбудители некоторых из них являются общими для собак и человека. Собаки могут быть переносчиками опасных паразитарных болезней человека, в том числе смертельных и вызывающих слепоту, например эхинококкоз[128], токсокароз[129], псевдосаркоптоз[130].

Наиболее опасное заболевание, передающееся человеку, — бешенство — может привести к смертельному исходу, если не предотвратить его своевременным проведением пост-экспозиционного лечения сыворотками[131]. По данным ВОЗ, в мире более 99 % всех случаев смерти людей от бешенства происходит в Африке и Азии.

В настоящее время существуют сыворотки против многих инфекционных болезней. Следует каждый год прививать от бешенства и других заболеваний. Наиболее опасная вирусная болезнь, однако не передающаяся другим домашним животным и человеку, — чумка.

Другие болезни собак:

Собаки чувствительны к алкалоиду теобромину, содержащемуся в шоколаде. Даже небольшое количество горького шоколада может вызвать серьёзные последствия, вплоть до летального исхода.[132]

Поведение и психология собаки

«Нет другого животного, которое так кардинально изменило бы весь образ жизни, всю сферу своих интересов, стало бы до такой степени домашним, как собака»

Конрад Лоренц.

Психика собаки является результатом совместной эволюции с человеком и, в отдельных случаях, искусственного отбора. Собаки способны великолепно понимать выражение голоса и лица человека и определять его намерения.[133] Собаки — это единственные животные, которые умеют следить за тем, куда смотрит человек, и пользуются этим при взаимодействии с ним[134].

Собаки обладают индивидуальностью.[135] Характер собаки зависит как от природных задатков — темперамента, агрессивности, сообразительности, особенностей породы, так и от воспитания. Одним из основных наследственных факторов, влияющих на характер собаки, является темперамент. Широкое распространение для определения темперамента собаки получил тест Кэмпбелла.

Способности и поведение собак основанные на генетическом уровне обуславливает и так называемую породную специфику. К примеру, охотничьи собаки по-разному преследуют добычу: терьеры предпочитают мелких животных, гончие ориентируются на дичь по запаху, борзые способны развивать высокую скорость.

Интеллект

В тестах на элементарную рассудочную деятельность собаки демонстрируют высокие результаты, уступающие только человекообразным обезьянам, дельфинам и некоторым врановым птицам. К примеру, собаки успешно решают когнитивные задачи на экстраполяцию направления движения объекта и задачи на оперирование эмпирической размерностью фигур[136].

Интеллектуальные способности собаки зависят от генетических и индивидуальных особенностей, условий социализации и воспитания, развиваются в результате накопления различного жизненного опыта, дрессуры, тесного общения с человеком.

Собаки способны понимать обозначение тех или иных слов. Исследователи-психологи Эллистон Рейд и Джон Пиллей из колледжа Воффорд в городе Спартанбург (штат Южная Каролина, США) обучили бордер-колли по кличке Чейсер к вербальному восприятию более 1000 объектов. Собака также способна классифицировать функции и формы объектов, что сопоставимо с интеллектуальными способностями трёхлетнего ребёнка.[137]

«Результаты нашего эксперимента показали, что у собак отлично развиты способности к пониманию речи, однако они, к сожалению, не могут говорить сами»
отметил Адам Миклоси, автор исследовательской программы.

Когнитивные способности собак состоят из комплекса различных мышлений. Стэнли Корен (англ.), PhD, профессор психологии в Университете Британской Колумбии, определил три типа мышления у собак: адаптивный, инстинктивный и рабочий. Все эти три типа и составляют «общий интеллект» собаки. Первые два вида интеллекта характеризуют индивидуальность животного и измеряются собачьими интеллектуальными тестами (IQ тест), рабочий определяется породой. Адаптивное мышление позволяет собакам оценивать, анализировать ситуацию и обучаться.[138]

Собаки видят сновидения, при этом во сне они нередко сучат ногами и издают звуки. По всей видимости, частым мотивом собачьих снов является охота, а также впечатления прошедшего дня.

Вокализация

Голосовые сигналы собак очень похожи на сигналы их предполагаемых предков — волков. Различия заключаются, главным образом, в частоте использования различных вокализаций — собаки лают гораздо чаще, чем волки, а воют реже. Следует отметить, что вокализация собак, несмотря на особое значение последних в жизни людей, остаётся малоизученной[140].

Лай и вой (по классификации Темброка) относятся к дистантным сигналам — они хорошо распространяются на расстоянии и используются для поддержания связи внутри стаи и между стаями.

Профессор психологии из Университета Британской Колумбии, автор многих публикаций и книг Стэнли Корен (англ. Stanley Coren), изучая историю одомашнивания собак, выяснил, что люди, нуждаясь в охранных функциях собаки, отбирали тех из животных, кто громче и чаще лаял. Эту гипотезу подтвердил и баварский учёный по изучению поведения собак Эрик Цимен (нем. Erik Zimen). Психологи Джон Скотт (англ. John Scott) и Джон Фюллер (John Fuller) определили корреляцию лая с генотипом: некоторые особи лают охотней, как правило, у них доминантный тип характера.[141]

По данным группы учёных Массачусетского университета (англ. University of Massachusetts), под руководством Кэтрин Лорд (Kathryn Lord) изучавших тональность и шумовые свойства собачьего лая, последний состоит из частых, прерывистых звуков со средней частотой 715 Гц[142][неавторитетный источник? 3325 дней].

  • Собаки издают лай в различных ситуациях — при встрече хозяина, при игре, при встрече незнакомцев. Характер лая (радостный или агрессивный) интуитивно понятен людям. В основном лай играет предупредительную функцию. Его характеристики зависят от состояния собаки — озабоченности, страха и агрессии. Чем агрессивней настроена собака, тем ниже тон лая.
  • Вой — продолжительный тональный сигнал. У волков играет роль территориального маркера, а также средства поддержания социальных связей[143].
  • Рычание — широкополосный сигнал переменной частоты и амплитуды. Сигнал угрозы.
  • Скуление — высокочастотный негромкий сигнал. Акустически очень разнообразен — может включать различные модуляции и нелинейные феномены, кроме того, в норме содержит две основные частоты. Сигнал фрустрации — считается, что с помощью скуления собака привлекает внимание хозяина, когда встречается с неразрешимой для неё проблемой.
  • Визг — высокочастотный сигнал, вызываемый болью или страхом[140].

Голос считается[кем?] важным признаком охотничьих собак. Благодаря тщательной селекции, у английских пород, особенно у гончих, специально добиваются его приятного звучания.

Социальное поведение

Самым сильным инстинктом собаки является социальное поведение[144], которое проявляется не только по отношению к своему виду, но и в межвидовом взаимодействии. Исследовав около 500 млекопитающих, учёные Оксфордского университета, в частности, руководитель проекта доктор Сюзанна Шульц (англ. Susanne Shultz), сообщили, что собаки являются самыми социальными из домашних животных[145].

Они стараются распознать намерение, настроение и действия членов своей стаи (или семьи), в том числе представителей других видов (таких, как кошки, морские свинки и т. д.) и активно коммуницируют с ними при помощи вокализации и визуальных сигналов тела (хвоста, ушей).

До недавнего времени предполагалось, что внутри группы собак существуют параллельно две иерархии — самцов и самок с чёткими правилами поведения.

В последние годы, с развитием науки, появлением новых исследований, многие специалисты категорически отвергают линейную иерархию[146], склоняясь к кооперативным взаимоотношениям[147].

Социальную природу собаки следует учитывать при воспитании.

В отдельных случаях специалисты считают необходимой корректировку поведения собаки: с точки зрения линейной иерархии, «методами доминирования» можно повредить психику животного[147][148].

Репродуктивное поведение

У собак половое созревание заканчивается к 7—8 месяцам[80], а у некоторых больших пород затягивается до 2 лет. Юность у собак длится около 12—15 месяцев. По достижении половой зрелости животные проявляют готовность к спариванию, однако в нормальных условиях его не происходит. Молодые суки, в частности, остаются непокрытыми из-за противодействия взрослых сук.

В период течки, который, в зависимости от условий содержания и индивидуальных особенностей собаки, происходит один-два[149] раза в год, из половых путей суки выступают пахучие выделения, привлекающие кобелей. Большое количество феромонов содержится в моче самки. Сама сука становится раздражительной или, наоборот, игривой. К середине второй недели она перестаёт отгонять кобелей и начинает преследовать их[150].

У собаки роды наступают приблизительно через 60 дней после зачатия. Перед родами самка становится беспокойной и начинает искать укромное место для обустройства гнезда.

Склещивание

При вязке нередко происходит зажим пениса во влагалище суки — склещивание. Оно происходит, когда, вследствие притока крови к пенису, луковица пениса значительно увеличивается в размерах, а стенки влагалища суки сжимаются. Это состояние в среднем продолжается около 20 минут, пока не произойдёт отток крови от головки пениса[150].

Во время склещивания кобель, перенеся ногу через суку, встаёт к ней спиной и спокойно ожидает окончания склещивания.

Характер

В кинологии широко применяется классификация типов высшей нервной деятельности И. П. Павлова. Согласно этой типологии, на основании силы, уравновешенности и подвижности выделяют четыре типа нервной деятельности: возбудимый, инертный, подвижный и слабый. Тип нервной деятельности лишь в общих чертах определяет устойчивость собаки к нервно-психическим нагрузкам.

Помимо типа нервной деятельности, на поведение собаки влияет её природная склонность к определённым типам активности. Согласно учению о преобладающих реакциях поведения, у собаки может преобладать пищевая, оборонительная, ориентировочная или половая реакция. Преобладающая реакция определяет «круг интересов» собаки и является ключом к её воспитанию. К примеру, собаки с выраженной пищевой реакцией («лакомки») хорошо поддаются дрессировке вкусопоощрительным методом[151].

Сходным образом Кент Свартберг из Стокгольмского университета (Швеция) и его коллеги выделили у собак пять основных черт характера — игривость, любопытство, склонность к преследованию, общительность и агрессивность[152].

В университете Тракия (Болгария) на Факультете ветеринарной медицины в ходе экспериментального исследования (2007) специалисты выяснили, каким людям по типу темперамента (сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик) лучше всего подходят определённые типы темперамента собак, которых также четыре[153].

Эксперт Стенли Корен (англ. Stanley Coren) сгруппировал различные породы собак по типам характера, наиболее подходящим для того или иного типа личности человека.

Воспитание и обучение

Воспитание домашних питомцев зачастую недостаточно регламентируется законом[уточнить] и «отдаётся» на усмотрение хозяев. Тем не менее, существует минимум навыков, которыми должна обладать каждая собака. К ним относятся запретительная команда, фиксирующие команды «сидеть», «лежать», «ко мне» и движение рядом с хозяином. Кроме того, собака должна знать собственное имя и должна быть приученной к ошейнику, наморднику и отправлению естественных потребностей. Методики дрессировки подробно изложены в многочисленных руководствах, доступных как профессионалам, так и любителям.

Подходы к воспитанию собаки можно поделить на традиционные (основанные на представлении о примате отношений доминирования-подчинения в социальном взаимодействии собак) и новаторские (основанные на представлении о сотрудничестве, лидерстве и кооперации в воспитании)[154].

Представления о жёсткой иерархической организации собачьей стаи возникли в результате экстраполяции результатов, полученных на содержащихся (в неадекватных условиях) в неволе волках. Особенностью этого подхода является применение силового воздействия, в том числе и с применением технических средств, а также строгой дисциплины. Проблемное поведение в рамках этого подхода рассматривается преимущественно с позиций доминирования-подчинения.

Международный тренер из Норвегии Анне Лилл Квам (Anne Lil Kvam) считает, дрессировщики, которые используют силовые методы обучения, не только психически калечат собак, но и создают угрозу для окружающих.

Анне Лилл Квам также обращает внимание участников семинаров, при обучении собаки необходимо учитывать породную специфику. Например, пастушьи собаки больше ориентированы на совместную деятельность с человеком, нежели более самостоятельные примитивные породы[155].

К числу «новаторских» принадлежит известная школа Тюрид Ругос (Turid Rugaas), последователи которой делают акцент на изучении сигналов умиротворения — «сигналов примирения»). Сигналы примирения — это жесты, которые собака использует постоянно, выражая своё отношение и внутреннее состояние по отношению ко всему вокруг. В настоящее время открыто около 30 сигналов[156].

Собаки реагируют на эмоциональную интонацию голоса человека, которая помогает им понять смысл сказанного. Однако, кроме специального обучения, собаки запоминают значение многих слов и фраз по собственному желанию, чему способствует постоянное общение с человеком.

Бродячие собаки демонстрируют чудеса приспособляемости в городских условиях. Превосходная социальная адаптируемость и хорошая топографическая память позволяют животным сформировать комплексную ориентацию по фоновым шумам (объявлениям и т. п.), запахам, временны́м промежуткам и, в меньшей степени, по визуальным раздражителям. Так, например, находясь в общественном транспорте, собаки безошибочно определяют «свою» остановку[157].

Распространённые проблемы

Агрессия

Агрессия, являясь одним из механизмов установления иерархии, в той или иной степени присутствует в жизни каждой собаки. Она в значительной степени, но не полностью, определяется врождёнными факторами — большое значение имеет ранний жизненный опыт. Отношение к агрессивности определяется назначением собаки — для некоторых категорий служебных собак она является важнейшим качеством, в таком случае агрессивное поведение целенаправленно формируют с помощью специальных тренировокК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3671 день].

В основе агрессивного поведения могут лежать различные механизмы. Понимание причин агрессивного поведения помогает избежать несчастных случаев и необоснованного усыпления животных. Бывает, что люди из-за незнания психологии собаки сами провоцируют агрессивный выпад. Большинство агрессивных выпадов собак связано с охраной своего потомства и территории.[158][159].

Социо-половая агрессия

В эту категорию включают агрессивное поведение, направленное на членов стаи в контексте социального и полового поведения, в том числе и иерархическую агрессию. Иерархическая агрессия начинает появляться рано, в возрасте около 3 недель и проявляется в виде борьбы за лучшее место, корм. В этом возрасте половые различия ещё не оказывают влияния на доминирование. К 2 месяцам кобели перегоняют сук в росте и силе и обычно занимают доминирующее положение в группе (помёте).

В 5—6 месяцев происходит социализация собаки. У щенков, лишённых общества взрослых собак, в этот период происходят серии исключительно жестоких схваток, ведущих к печальным последствиям, что объясняется отсутствием воспитания со стороны взрослых[160].

Особенностью этого типа агрессии является то, что она блокируется демонстрациями подчинения.

Материнская агрессия

Поведенческий рефлекс, направленный на защиту и выживание потомства.

Территориальная агрессия

Охотничье поведение

Собаки обладают ярко выраженной склонностью преследовать мелких животных. Эта черта абсолютна неприемлема для большинства владельцев собак — собаки становятся менее управляемыми и опасными для местной фауны — белок, кошек и даже собак мелких пород. В последнем случае проблема усугубляется тем, что жертвы, вместо того, чтобы убегать, принимают позу подчинения, которая не может остановить нападение, вызванное охотничьим поведением[160].

Преследование движущегося транспорта — автомобилей, велосипедов и мотоциклов — может стоить собаке жизни, и при отучении собаки от этой привычки вполне приемлемы жёсткие меры.

Боязнь одиночества

Для собаки, как социального животного, остаться в одиночестве — один из наиболее страшных сценариев. Чем сильнее собака привязана к хозяевам, тем сильнее она переживает одиночество. Чрезмерная привязанность собаки к хозяевам часто обусловлена травматическим опытом — ранним отъёмом от матери или сильным испугом[161]:120.

Многие владельцы, идя на работу, вынуждены оставлять собак в одиночестве на долгое время. Оставленные в одиночестве собаки могут испытывать сильный стресс, который выражается в вое, лае и попытках открыть двери и окна. В таком случае собаки грызут или царапают когтями наличники дверей и окна[161]:106. Для патологической боязни одиночества также характерно полное отсутствие аппетита в период отсутствия хозяина.

Попрошайничество

Попрошайничество как стратегия добывания пищи имеет большое значение для собак. В городской популяции взрослых бродячих собак доля «попрошаек» колеблется от 20 до 60 процентов, в зависимости от возраста (исключая щенков и очень старых собак)[162].

Приём пищи людьми вызывает у собак живой интерес. Если собаку не уводить на время приёма пищи, то с большой долей вероятности она станет выпрашивать кусочек. Не каждый владелец собаки обладает достаточно твёрдым характером, чтобы выдержать жалобный взгляд любимца. Однако подобная практика очень быстро приводит к тому, что собака начинает активно выпрашивать, а порой требовать подачку, досаждая членам семьи и гостям. Кроме того, подкармливание негативно сказывается на послушании собаки[161].

Запаховая самомаркировка

Запаховая самомаркировка, или тергоровая реакция, представляет собой проблему для владельцев собак в силу характера запахов, которыми себя маркируют собаки. Собаки проявляют интерес к падали, экскрементам, отбросам. Найдя подобный сильно пахнущий объект, они начинают вываливаться на нём до тех пор, пока шерсть не пропитается запахом.

Считается, что тергоровые реакции выполняют сигнальную, антипаразитическую и маскировочную функции[150]:165.

Основы содержания

Основой содержания домашних собак является необходимость регулярного удовлетворения их потребностей в физической и умственной нагрузке, а также достижение послушания и контролируемости собаки (успех чего во многом зависит от первого фактора). Также, собаке необходимы общение с хозяевами, привитие понимания её места во внутрисемейной иерархии, и проведение социализации с посторонними людьми и другими собаками.

Для обеспечения потребностей собаки в движении необходим её регулярный выгул.

Взрослых собак, не содержащихся во дворе или открытом вольере, рекомендуется выгуливать минимум два (а желательно три), раза в день. Молодых собак, щенков следует выводить на прогулку не менее 3—4 раз в день. Рекомендуемая норма длительности прогулки взрослой собаки зависит от породы, возраста и индивидуальных потребностей животного, степени активности занятий на прогулке, а также от погоды и прочих внешних условий. Для активных взрослых собак при нормальной погоде она составит полтора-два часа. Занятия аджилити и дог-фрисби (англ. Dog Frisbee) способствуют поддержанию физической формы активных собак в городских условиях.

Как правило, здоровая взрослая собака, содержащаяся в квартире, при двукратном режиме прогулок привыкает к осуществлению своих туалетных потребностей только на улице.

При несоблюдении норм физических и умственных нагрузок собака, содержащаяся в квартире, пытаясь реализовать инстинктивные потребности, может портить стены, мебель и вещи в квартире, в которой она содержится. В ряде случаев это приводит к отказу владельцев от собак пород, которым свойственна активность.

Щенки как все молодые животные любознательны и интенсивно исследуют вокруг себя окружающую обстановку. Жевать и грызть предметы, естественная потребность собак, особенно для щенков во время прорезания зубов, а также средство от скуки. Поэтому им следует давать игрушки, совместно играть, «перетягивать канат», кидать мячик, прятать, искать предметы.[163]

У собак существует потребность в игре, поэтому совместные игры и игрушки занимают важную роль в жизни и взрослых собак. Чтобы избежать порчу мебели и вещей в доме, в зоомагазинах предлагается специально изготовленные съедобные игрушки, предназначенные для жевания.[164]

Для собаки должно быть отведено место для отдыха, спокойное и по возможности изолированное, без сквозняков.

Гигиена

Для поддержания здоровья помимо регулярной вакцинации, необходимо осуществлять гигиенический уход за собакой, шёрстным покровом, частями тела (уши, лапы), следует защищать кожу от различных паразитов.

В настоящее время промышленность предлагает широкий ассортимент средств для ухода, шампуни, расчёски, ошейники против паразитов и так далее.

В некоторых странах страховые компании предлагают свои услуги для владельцев домашних животных. Типичная медицинская страховка включает в себя медицинскую диагностику, госпитализацию, рентгенографию, лабораторные анализы, хирургические операции, терапию[165].

Питание

Собакам необходимо обеспечивать сбалансированное питание, состоящее из белков, жиров, углеводов, витаминов и минералов.

В настоящее время различают два типа кормления животных:

  • Кормление кормами домашнего приготовления (натуральное питание)
  • Кормление кормами промышленного производства

Существуют три типа коммерческих кормов: сухой, полувлажный в герметичных упаковках и консервированная пища.

По качеству производственные корма делятся на: экономичные (экономкласс), обычные (премиум-класс), высший сорт (супер-премиум-класс). К какому классу относится корм, заявляют компании-производители.

В кормах экономкласса источники белка в основном растительного происхождения — кукуруза, пшеница, соевый шрот, соевая мука. Многие дешёвые виды корма не содержат добавок, поэтому, помимо мяса, для получения полноценного рациона необходима витаминно-минеральная подкормка.

В кормах премиум-класса, основным источником белка являются мясные продукты (курица, индейка, ягнёнок), из растительных компонентов часто используются рис. Корма этого класса усваиваются гораздо лучше.

Корма супер-премиум-класса наиболее сбалансированы, имеют высокую питательную ценность и усвояемость, вкусовые качества. Возможен оптимальный подбор к потребностям организма, так как рецептура составлена с учётом массы тела, возраста, величины физических нагрузок, возможных нарушений обмена веществ. Сухие корма супер-премиум-класса хорошо поедаются и могут использоваться в качестве единственного вида корма.

Промышленностью выпускаются также диетические корма, помогающие в лечении различных заболеваний.

Длительное кормление консервированными кормами в качестве единственного корма не рекомендуется, а также кормление консервированными кормами молодняка моложе четырёх месяцев.

При так называемом натуральном питании необходимо обращать внимание на продукты[166] и особенности пищеварения собак[167].

При кормлении естественными продуктами следует обращать внимание на приготовление пищи: она должна быть однородной по консистенции, компоненты хорошо перемешаны, необходимо также следить, чтобы в корм не попадали мелкие кости.

В период активного роста в рацион щенков должны обязательно входить определённое количество аминокислот животного происхождения[166], полезен творог, богатый кальцием и белком, полностью усваивающимися организмом, следует давать молочнокислые продукты, яйца[168].

Как показали недавние исследования, взрослым собакам крупных пород от 12 месяцев рекомендуется давать корм два раза в день, а не разовое питание, как считали ранее. Количество пищи зависит от возраста, физической формы и нагрузок.

При недостаточной молочности матери щенков (10 дней) начинают подкармливать коровьим молоком. После начала самостоятельного потребления молока щенков прикармливают небольшими порциями — мясным фаршем или скоблёным мясом по 10—15 г в день, постепенно увеличивая до 50—60 г мяса к 20—22 дню, месячным щенкам необходимо до 100 г мяса.[169]

Щенков следует кормить небольшими порциями в течение дня, до четырёх раз в возрасте 3 месяцев, затем 3 раза в день в 8 месяцев.[170]

Сразу после приёма пищи не рекомендуется играть со щенками в течение часа, пока активно работает пищеварение, а следует выводить на прогулку, приучая к туалету.[171] Доступ к чистой питьевой воде должен быть постоянным.

Собаки едят траву, некоторые почти постоянно, а другие — редко. Существует несколько теорий такого поведения, однако до конца выяснить причину пока не удаётся.

Некоторые эксперты полагают, это может быть вызвано нарушением функции пищеварительного тракта. И в случае, если собака часто ест траву, чтобы очистить желудок от пищи, эксперты советуют обратить внимание на корм, возможно, он не подходит организму. При чрезмерной рвоте, не связанной с поеданием травы, потере аппетита, поносе, потере веса, отсутствии энергии, или других симптомах недомогания, следует обратиться к ветеринару.[172]

Другая причина, по которой собаки едят траву, объясняется естественным поведением. Собака выбирает определённые растения, отщипывая их передними резцами.

Зелень — источник грубой клетчатки — содержит фитонутриенты, калий и хлорофилл, тем самым является натуральным источником пищеварительных ферментов.

Бактериальный дисбаланс в кишечнике, отсутствие некоторых пищеварительных ферментов у собак, и как следствие, расстройство пищеварения, можно устранить при помощи пробиотиков[172].

При опросе-исследовании (Sueda et al. 2008. Characterisation of plant eating in dogs. Applied Animal Behaviour Science 111: 120—132) 1571 владельца собак, выяснилось, что 79 % собак ели траву, 9 % при заболевании желудка, только у 22 % собак была рвота.[173]

В исследовании (McKenzie et al. 2010. Reduction in grass eating behaviours in the domestic dog, Canis familiaris, in response to a mild gastrointestinal disturbance) проводимым группой учёных из Квинслендского университета[174]), авторы не обнаружили заметной корреляции употребления травы в пищу с расстройством пищеварения.

Правила безопасности

Правила безопасности требуют выгуливания собак на поводке и/или (в зависимости от породы и характера) в наморднике в любых местах, где собака потенциально может испугаться и убежать, атаковать постороннего человека, сбежать в течке и т. п. На практике эти правила соблюдаются не всегда, во многих странах мира их нарушение карается штрафом.

Также полезно, чтобы у собаки всегда был какой-нибудь носитель информации, способный помочь в её опознании и возврате владельцу в случае потери. Это может быть прикреплённый к ошейнику опознавательный жетон, адресник с координатами хозяина или микрочип, который вводится под кожу ветеринаром для радиочастотной идентификации.

При помощи дрессировки собаки достигается послушание определённым командам, полезными в различных ситуациях.

Собака в обществе

C давних времён по сей день собаки выполняют широкий спектр функций в деятельности человека от охраны объектов до научных экспедиций, однако по мере развития технологий, культуры, урбанизацией общества роль собаки значительно изменилась.[175]

В викторианской Англии собака стала приобретать символ статуса[176], начался интенсивный искусственный отбор собак по морфологическим признакам.[177] В результате разнообразие оказалось настолько огромным, что встала необходимость классификации физической формы пород и кодификации. К концу 19 века появились британские и американские клубы собаководства. Старейшим в мире является английский клуб собаководства Kennel Club (UK).

26 декабря 1874 года в Московском экзерциргаузе (совр. Манеж) состоялась первая российская выставка охотничьих собак и лошадей, на которой помимо охотничьих пород были представлены «деловые» (совр. служебные) и «дамские» (совр. декоративные) породы собак[102].

Долгое время питомники сосредотачивали внимание на внешности, пренебрегая вопросами здоровья и поведения. Как следствие сегодня многие породистые собаки подвержены наследственным заболеваниям.[178]

Некоторые стандарты пород физиологически анормальны, в связи с чем, например, у бульдогов очень часто бывают проблемы при родах, необходимо оказание медицинской помощи-кесарево сечение сообщает директор Центра взаимодействия животных и общества при Университете Пенсильвании, Джеймс Серпелл (англ. James Serpell[179].

В современном обществе во многих странах люди относятся к своим домашним питомцам как к членам семьи[180][181].

Задаваясь вопросом о роли собаки в современных условиях для человека, Джеймс Серпелл говорит:

На каком-то уровне мне кажется очевидным, что животные оказывают нам такую же поддержку, что и другие социальные структуры, включая семью и друзей. При этом другие люди, пусть и любимые, способны вовлечь в конфликт. Животных это не касается. Они дают, но взамен берут немного.[182]

Сегодня существуют кафе, бани, парикмахерские, авиалинии, такси, гостиницы, хосписы,[183] страховые компании предлагающие услуги для домашних животных, производители массового товара выпускают парфюмерию, модную одежду и аксессуары, дизайнерскую мебель, корм, издаются путеводители для путешествующих с собаками[184] чего ещё не было 20 лет назад.[185][186]

Опасность для человека

Некоторые породы собак в отдельных странах официально признаны опасными для человека. Так, в Великобритании, после участившихся случаев нападения на людей, был запрещён ввоз, а также разведение и продажа четырёх типов собак[187]: питбультерьеров, тоса-ину или японских мастифов, аргентинских догов и фила бразильеро[188]. По акту «Об опасных собаках» (Dangerous Dogs Act 1991) нелегальное владение такими собаками влечёт штраф до 5000 фунтов стерлингов или лишение свободы на шесть месяцев[189]. Признанная запрещённой собака усыпляется[188].

Нападение на людей

Имеют место и случаи самостоятельного нападения собак на людей, в том числе со смертельным исходом[190].

Методы защиты от собак

Одним из самых распространённых методов является бросок в агрессивную собаку палки либо камня. Также возможна имитация поднятия камня и его броска.

Одним из самых эффективных технических средств против собак, не требующих оформления документов и разрешённых к свободному обороту, допускающего скрытое ношение, является перцовый газовый баллончик.

Ультразвуковой отпугиватель собак испускает неслышный человеку звук, который должен отпугивать собак; по некоторым утверждениям, это позволяет избежать нападения и укусов[191].

Собачий лай

В 1998 году лондонская «The Times» опубликовала исследование социологов Йоркского университета мнения англичан о явлениях, мешающих им «в полной мере наслаждаться жизнью». Согласно данным опроса, соседские собаки названы вторым после преступности раздражающим фактором. Из 20 миллионов опрошенных 16 % респондентов в первую очередь назвали продолжительные лай и вой соседских собак в отсутствие хозяев. Королевское общество предотвращения жестокого обращения (RSPCA) с животными в связи с результатами опроса заявило, что уже неоднократно поднимало этот вопрос, обращая внимание на необходимость уделять своим собакам больше внимания во избежание развития у тех стресса и депрессии, проявляющихся в тоскливом лае[192].

Иногда для отучивания собаки от частого лая используется электронный ошейник.

Экскременты

В некоторых странах ответственность за уборку кала домашних животных возлагается на хозяев. Например, закон о содержании животных в Нью-Йорке гласит[193]:

Владельцы или ответственные за содержание собак, кошек или иных животных не должны позволять животным испражняться на тротуары, полы, стены, лестничные пролёты и крыши в общественных местах, а равно и в частных владениях, предназначенных для общественного пользования …

За нарушение закона виновным грозит штраф до 500 долларов.

До 2003 года в Шотландии вывод собак на оправку в определённые общественные места считался правонарушением вне зависимости от того, убирался кал или нет, позже закон был смягчён.[189] По ныне действующему британскому законодательству штраф за неубранный кал может достигать 1000 фунтов стерлингов.[194]

Новый подход в решении вопросов утилизации и использовании альтернативных источников энергии предложил американский художник Мэтью Мадзотта. 1 сентября 2010 года он установил первую в мире общественную биоустановку, работающую на экскрементах, в одном из парков Кембриджа, в штате Массачусетс, которая должна вырабатывать биогаз для освещения парка. По замыслу художника, пламя в фонаре — это нечто вроде вечного огня, напоминающего прохожим о необходимости сохранения природы, сокращения выброса парниковых газов и творческого подхода к выработке энергии. Арт-проект художника с названием «Искра парка» поддержали учёные из Гарварда, а также массачусетского технического института[195].

Эксперимент с уборкой экскрементов в России

В апреле 2006 года в Санкт-Петербурге прошла торжественная церемония открытия первого контейнера, содержащего одноразовые бесплатные пакеты для сбора собачьих фекалий. Он был открыт в Петроградском районе[196]. В 2009 году в том же районе Санкт-Петербурга открылся «столб позора», на котором были размещены фотографии жителей, которые выбрасывают мусор в несанкционированных местах, а также не убирают экскременты своих питомцев с улиц и газонов[197].

Акция по формированию у населения культуры выгула своих собак под названием «Не наступи» проводилась в Москве в июне 2009 года. В её рамках на территории двух районов столицы были установлены специальные аппараты с пакетами для уборки продуктов жизнедеятельности домашних животных, а волонтёры распространяли среди владельцев собак листовки с инструкциями пользования данными аппаратами[198].

Влияние домашних собак на дикую фауну

Согласно исследованиям учёных университета Нового Южного Уэльса (Австралия), проведённому в 2007 году, выгул собак их хозяевами в лесных массивах и заповедниках оказывает негативное влияние на численность птиц (эксперимент показал сокращение на 40 процентов численности птиц и на 35 процентов — их разнообразия). Данный эффект происходит из-за фактора распугивания птиц, что может повредить процессу их размножения. Имеет место также эффект распугивания птиц людьми-пешеходами без собак, но он оценён вдвое меньше[199].

Этимология слова «собака»

В памятниках древнерусской письменности слово «собака» встречается нечасто (чаще используется слово «песъ» общеславянского происхождения), тем не менее оно известно по крайней мере с XII века. Принято считать (впервые это объяснение предложено В. Ф. Миллером), что слово является очень ранним общевосточнославянским заимствованием из иранских языков Северного Причерноморья. Одним из главных оснований к этому является записанное Геродотом мидийское слово σπάκα (соответствующее древнеиндийскому sváka — «волк»).[200]

Собаки в культуре

Обычаи

Второй день китайского гороскопа считается днём рождения всех собак, в этот день принято особенно заботиться о собаках, давать дополнительное питание и ласку.

Захоронение собаки в отдельном лакированном гробу (признак элитного статуса) зафиксировано на раскопках в Эрлитоу, сер. 2 тыс. до н. э.[201].

Фрагменты манускриптов по физиогномике собак (相狗经) были обнаружены при раскопках в Иньцюэшань (Дунхай, пров. Шаньдун, ок. 140—118 до н. э.) и Шуангудуй (Жунань, пров. Аньхой, ок. 165 до н. э.)[202]

В Непале празднуют день собак (Kukur Tihar): согласно легенде, они сторожат ворота в рай. Животных украшают гирляндами, им преподносят специальную пищу и просят, чтобы они защитили дома так, как охраняют небесные врата.[203]

16 августа в Боливии католической церковью отмечается праздник святого Роха, а также день рождения всех собак. По преданию, заболев чумой, святой Рох уединился в лесу и там подружился с собакой, которая излечила его от недуга, зализывая раны и принося пищу.[204]

В Древнем Египте многие виды животных почитались как божества, в том числе собаки. Существовал обряд захоронения мумифицированных собак на специальных кладбищах, которые были в каждом городе.

Древнегреческий историк Геродот свидетельствовал, что в египетской семье, где умирала собака, соблюдался траур. Члены семьи брили головы и длительное время не прикасались к еде.[205]

На кладбище к западу от пирамиды Хеопса в Гизе археологи обнаружили надпись о погребении фараоновой собаки (древняя порода) по кличке Абутыо. По повелению владыки Верхнего и Нижнего Египта эту собаку захоронили, как погребали вельмож.[206]

В честь Анубиса, зооморфного бога с головой собаки и телом человека, египтяне построили город Кинополис[en]. Если кто-то из обитателей других городов убивал собаку из Кинополиса, жители города считали это достаточным поводом для объявления войны.

В религии и мифах

В религиозных представлениях и мифах народы отводили собаке сакральную и ритуальную роль.

Её наделяли различными мистическими функциями: защитник, страж, «духовидец», культурный герой, тотем, психопомп, приписывали связь с солнцем или луной, хтонические черты.

Собака олицетворяла как положительные качества (образ храброго воина, выносливость, верность, бдительность, искренность, самопожертвование), так и отрицательные характеристики (разврат, цинизм, жестокость).

Со слов мыслителя Плутарха собака символизирует «консервативное, бдительное и философское начало в жизни».

Очень часто собака являлась эмблемой знати, а также многих святых, в том числе монаха из ордена августинцев св. Бернара, св. Евстафия, св. Доминика, св. Тобиаса Венделина, св. Маргариты Кротонской из ордена францисканцев[207], св. Губерта. До сегодняшнего дня бладхаунды, которых разводили монахи монастыря св. Губерта в Бельгии, сохранили своё второе название «собака святого Губерта».

Символически подчёркивая свою преданность царю, опричники Ивана Грозного использовали голову собаки.

Убедившись в уникальной остроте органов обоняния собак, люди предполагали, что собаки могут видеть призраков и предугадывать приближение смерти человека.

В Древнем Египте бог Инпу (Анубис по-гречески), покровитель умерших, изображался в различных версиях с головой шакала или собаки и с телом человека, считался судьёй богов. Схожий по зооморфному виду с египетским Инпу бог существовал и у ацтеков: символ заходящего солнца и смерти — Ксолтль. Для замены человеческих жертвоприношений ацтеки использовали животных, в том числе и собак, разводя особую породу (itzcuintli) для выражения особого почтения.

В мифологическом эпосе многих народов собака является спутником богов и божественных героев.

В кельтской культуре галльского героя Сукеллоса, покровительницу морских купцов богиню Негалленею и бога-целителя Ноденса сопровождают их собаки. Собака является атрибутом китайского бога-врачевателя Вэй-Шан-Цзюня, шумерскую богиню-врачевательницу, Великую Матерь — Гула, греческого бога медицины Асклепия (Эскулапа) и покровителя путников и проводника умерших душ Гермеса.

Защитником умерших собака являлась и у сибирских племён ухуань и сяньби, она сопровождала их на гору Чишань к духам предков.

В христианской догматике существует образ св. Христофора — Псоглавца (греч. «Носитель Христа»).

Исламская и иудейская вера считают собак нечистыми животными[208], они допустимы только для охранной функции[209].

Для японцев собака — это защита и страж. У майя собака, несущая факел, олицетворяет молнию.

В зороастрийской культуре собаку сотворил Ахура Мазда (авест. «Господь Мудрость») для борьбы со злыми духами, о чём повествуется в священных текстах Авесты[210].

В арийской легенде бог Индра отправляет на край света свою суку — богиню собак Сараму отыскивать угнанных демонами небесных коров.

Для китайцев собака означает верность, неколебимую преданность. Из документов Древнего Китая известно, что собаки символизировали продолжение жизни в загробном мире, на надгробии одного из правителей династии Хань (221—206 гг. до н. э.) установлены скульптуры четырёх собак. По китайскому календарю приход Года Собаки означает будущее процветание, однако это не мешает китайцам употреблять собак в пищу.

По чукотским поверьям, вход в потусторонний мир охраняют ездовые собаки.

В древней мифологии славян в крылатую «собаку — птицу» мог воплощаться солнечный бог Семаргл, он же Руевит — бог войны, входивший в число семи божеств древнерусского пантеона. Семаргл символизировал Солнце летнего солнцестояния и считался охранителем посевов.

Покровитель зародышей и всходов является в Древнем Иране священный крылатый пёс Сенмурв (авест. Saeno meregho), сидящий на Древе Всех Семян[211].

Образ полиморфных крылатых собак встречается и в армянской мифологии, псы — аралезы зализывали раны воинов на поле битвы. Рождённый от птицы пёс Кумайык — верный спутник киргизских эпических героев Манаса и Семетея. Образ крылатой собаки Хубай существовала и в тагарскую эпоху у саяно-алтайских племён.

В символизме христианства собака означает верность, бдительность, охрану, а иногда становится аллегорией священника, «доброго пастыря». Как хранитель стад собака олицетворяет епископа или проповедника.[212]

Согласно мифологии викингов, жена верховного бога Одина Фригг, богиня мира и космического порядка, ездила на колеснице запряжённой собаками, символизируя верность и преданность[213].

В буддизме Львиная Собака символизирует подавление страстей через Закон, страж Закона.

Греческие мифы повествуют о собаке Лайлапс, которую изготовил и оживил Гефест для Зевса; позже тот превратил её в созвездие Большого Пса. Существовал также миф о сторожевом псе Кербере, охраняющем вход в подземный мир Аида; аналогичную функцию выполняет пёс Гармр в древней исландской песне «Прорицание вёльвы».

Следует отметить, что семантически «волк» и «собака» отождествляются в народных сказаниях, во всех мифах о волке характерно сближение его с мифологическим псом[214]. К примеру, по преданиям восточных славян накануне Юрьева дня Св. Георгий (или Георгий Победоносец) собирает волков и ездит на них верхом («русский волк — Юрова собака»)[215].

Во многих легендах и сагах в волков часто превращались люди, об этом повествует исландская «Сага об Эгиле». Богатырь Вольга Святославич умел превращаться в волка, преодолевать в одно мгновение громадные расстояния.[216]

В астрономии

Одним из созвездий на ночном небосклоне является Большой Пёс — древнее созвездие, конфигурацией ярких звёзд действительно напоминающее собаку, сформировалось вокруг главной звезды Сириус — ярчайшей звезды ночного неба. Сириус (Сотис) был главной звездой теократической цивилизации Древнего Египта. У многих древних народов с этой звездой сложены мифы.

Мифы о происхождении звезды переносятся и на всё созвездие. Так, древнегреческие мифы называют прототипом небесного Пса собаку Ориона (созвездие находится рядом) или Икария. Созвездие включено в каталог звёздного неба Клавдия Птолемея «Альмагест» под названием «Пёс».

В астрономическом атласе существует также созвездие Малого Пса, включённое в «Альмагест» под именем главной звезды созвездия «Процион».

С 1690 года на звёздной карте значится созвездие Гончих псов. В созвездие изображены две гончие собаки Астерион (Asterion) и Хара (Chara), ведомые Волопасом. Созвездие примечательно яркой звездой Сердце Карла, галактикой Водоворот и одним из ярчайших шаровых скоплений M3.

В геральдике

Собаки фигурируют в геральдике, в родовых, городских, корпоративных гербах.

В фамильных гербах собаки — символ верности и преданности — встречаются как у русских, так и у европейских знатных родов.

На гербе Канарских островов собаки держат щит, на котором изображены семь островов, входящих в этот архипелаг. Территория Юкон (административная единица на северо-западе Канады) имеет герб с изображением собаки, стоящую на снежном холме. Этот герб создал эксперт Алан Беддо (англ. Alan Beddoes); он был официально утверждён королевой Елизаветой II в 1956 году[217].

На гербе шотландского города Линлитгоу изображена чёрная собака, прикованная цепью к дубу. Легенда возникновения герба гласит: однажды чёрная борзая спасла жизнь своему хозяину, приговорённому к голодной смерти на острове в озере Линлитгоу. Каждый день собака вплавь добиралась от города до острова, принося ему пищу. Жителей этого города иногда называют «чёрными собаками»[218].

В науке

Во время так называемой Холодной войны в СССР простые дворняжки использовались как объекты медико-биологических экспериментов в ракетно-космической отрасли. Из них мировая известность досталась Белке, Стрелке и Лайке, которая погибла. В честь Лайки установлен памятник в Москве, на Петровско-Разумовской аллее.

Памятники и награды

В благодарность за свою преданность и безупречную службу собаке во многих странах установлены памятники.

В IX веке до н. э. ещё при жизни псу по кличке Сотер, спасшему город, благодарными жителями был сооружён памятник из мрамора с надписью «Защитнику и спасителю Коринфа». В Центральном парке Нью-Йорка установлена бронзовая статуя хаски[219], вожаку ездовой упряжки (всего 13 собак) по имени Балто. Под управлением норвежца Гуннара Кассена (Gunnar Kaasen), несмотря на труднейшие погодные условия, упряжка доставила вовремя вакцину от дифтерии, грозившей эпидемией городу Ному в Аляске. На памятнике выгравированы слова: «Выносливость, преданность, разум».

На основе данной истории создан мультфильм «Балто», исполнительный продюсер проекта — Стивен Спилберг.

В Токио на станции Сибуя установлен памятник Хатико, псу породы акита-ину. После смерти своего хозяина он на протяжении девяти лет приходил на станцию встречать трёхчасовой поезд, на котором хозяин всегда возвращался с работы.

В Санкт-Петербурге, во дворе Института экспериментальной медицины, находится памятник с надписью «Неизвестной собаке от благодарного человечества», который был установлен в 1935 году по инициативе академика И. П. Павлова как дань уважения и невосполнимого долга перед собаками, за их вклад в развитие науки о человеке.

В 2003 году в Тольятти установлен памятник Преданности псу, который 7 лет, до самой смерти, ждал своих погибших хозяев на месте аварии. Подобные же памятники устанавливались в разных странах в разные времена.

В японских городах Вакканае и Сакаи сооружены памятники 15 ездовым собакам, которых не смогли эвакуировать из Антарктики во время проведения Второй антарктической японской экспедиции[220].

В Воронеже возле Кукольного театра установлен памятник Белому Биму Чёрное ухо, герою книги Гавриила Троепольского

В Париже, на р. Сене установлен памятник знаменитому сенбернару Барри, спасшему жизни 40 человек в Альпах.

В массовой культуре

В русском фольклоре собака бывает положительным персонажем, нередко спасающим герою жизнь (в ряде сюжетов преданность пса сравнивается с верностью жены, всегда не в пользу последней).

Как и во многих культурах, в русских былинах и сказках собака тесно переплетается с образом волка. В сказке «Иван-царевич и Серый волк» при помощи живой и мёртвой воды волк возрождает к жизни Ивана-царевича, которого убили его братья во сне. В былине об Илье Муромце говорится: «увидав Илью Муромца, отвязал от своего стремени гончего-выжлеца Збут Борис-Королевич со словами: „А теперь мне не до тебя время пришло, а и ты бегай, Выжлок, по тёмным лесам и (сам) корми свою буйную головушку“».

В литературе

В поэме «Одиссей» Гомера единственный, кто узнаёт Одиссея, вернувшегося после многих лет скитаний домой и которого заколдовала Афина в нищего старца, — его пёс Аргус.

Английский поэт лорд Байрон сложил эпитафию для памятника в саду Ньюстедского аббатства. В эпитафии, посвящённой его собаке Ботсвану, воспевается преданность и верность. На основе эпитафии поэт сочинил позже стихотворение («Эпитафия собаке[en]», 1808).

Франц Кафка в сюрреалистической повести «Исследования одной собаки» представляется перед читателем псом, исследующим различные аспекты бытия.

Рей Бредбери под впечатлениям своего пребывания в больнице написал рассказы о золотистом ретривере в католическом госпитале «Собачья служба» (Pater Caninus, 2009) и «Собака в красной повязке» (The Dog in the Red Bandana, 2010), впервые опубликованные в журнале Гильдии сценаристов Америки Written By.

Карел Чапек сочинил «Собачью сказку», в которой читатель узнаёт, как возникли кометы — звёзды с собачьими хвостами и почему собаки роют землю. Его перу принадлежит цикл рассказов «О собачьих обычаях», «Дашенька, или история щенячьей жизни», «Человек и собака».

Иржи Марек, автор книги «Собачья звезда Сириус, или Похвальное слово собаке» (1982), задумывая книгу, сознавал, что «жизнь собаки — составная часть истории человечества» и что «нельзя написать историю человека без истории собаки».

На основе реальной истории писательница Маршал Саундерс[en] написала повесть «Красавец Джой». История, рассказанная собакой, у которой был трудный щенячий возраст и жестокий владелец. В 1902 году издано продолжение повести «Рай Красавца Джоя». В 1934 году Саундерс стала кавалером Ордена Британской империи за вклад в дело защиты животных.

В книге «Пёс по кличке Лэд», ставшей бестселлером, Альберт Пэйсон Терьюн собрал рассказы-воспоминания о своём псе. Терьюн писал, что его друг
«Не знал смысла слов „страх“, „предательство“ и „подлость“. Но образцовая честность и отвага — далеко не все его достоинства. У него была такая чудесная страсть к веселью и человеческая способность к рассуждению, каких я не встречал у других собак».

Джона Стейнбека вдохновило странствие со своей собакой, вернувшись домой в Нью-Йорк в 1961 году он написал отчёт «Путешествие с Чарли в поисках Америки».

«Чарли — добрый друг и отличный дорожный товарищ, путешествия для него самое разлюбезное дело, лучше которого ничего и не придумаешь. Упоминания о Чарли будут часто попадаться на этих страницах, потому что он способствовал успеху моей поездки».

Роман «Нелло и Патраш» Марии Луизы де ла Рамт, писавшей под псевдонимом Уи́да, — трагическая история осиротевшего мальчика Нелли и его собаки, фландрского бувье Патраше.

В «Тайне Люка Болдуина» Морли Каллагена мальчик после потери отца находит утешение в престарелом псе Дэне, спасая его от расчётливого дядюшки.

Борис Рябинин часть своего творчества посвятил верным друзьям человека «Мои друзья», «Рассказы о потерянном друге. Быль о верности», «Нигер. История жизни одной собаки», «Яранг — золотой зуб» «Друг, воспитанный тобой», «По следу».

В 1991 году вышла в свет «автобиография» спрингер-спаниеля Милдред Керр, принадлежавшей президента США Джорджа Буша-старшего, под названием «Книга Милли», которую ещё называют «взглядом из-под стола на жизнь в семье Бушей».

Образ собаки используется также и как аллегория разных человеческих недостатков. Например, выражение «собака на сене» — намёк на человека, который сам чем-то не пользуется и не даёт другим. Выражение «собака лает, а караван идёт» — намёк на бестолковую разговорчивость. Образ «злобных псов» часто использовался карикатуристами для изображения политических деятелей, «идущих на поводу» у своих покровителей.

В искусстве

Сопровождая человека на протяжении многих тысячелетий, собака стала и художественным объектом.

Многие великие мастера изображали собаку в своих творениях, такие как Леонардо да Винчи, Антонио Моро, Ян ван Эйк, Альбрехт Дюрер, импрессионист Ренуар, Пикассо, Жоан Миро, Альберто Джакометти[221].

До изобретения фотографии очень часто знатные люди на портретах изображались вместе с их собаками. На картине знаменитого русского художника А. П. Брюллова, русская княгиня Н. С. Голицына изображена с брабантским булленбейсером. В Государственном русском музее хранится известный портрет Ф. И. Шаляпина работы Б. М. Кустодиева (1922), на котором певец изображён с белым французским бульдогом.

В киноиндустрии

Собаки часто снимаются в кино, телесериалах, реалити-шоу.

Первая в мире собакой-кинозвездой стал колли Блэр, получивший сценический псевдоним Ровер. Ровер снялся в 1905 году в 7-минутном фильме режиссёра Сесиля Хепуэрта «Спасённые Ровером», который имел огромный успех: фильм пришлось несколько раз переснимать из-за износа плёнки.

В 2007 году в Лондоне открыта Аллея Славы собачьих звёзд кинематографа (учредители проекта — британский клуб собаководства и телевизионный канал Sky Movies). Представитель кеннел-клуба Каролина Киско на открытии 5 ноября аллеи возле знаменитого приюта для собак (Battersea Dogs' Home) сказала:
Собаки играют очень важную роль в нашей жизни благодаря дружбе и безоговорочной любви, которые они нам дарят.

Первые памятные звёзды установлены в честь телесериала «Лесси», анимационного пса Громита из фильмов «Уоллес и Громит» Ника Парка, Тото из «Волшебника страны Оз» режиссёра Виктора Флеминга, детской драмы «Бобби из Грейфрайарс: подлинная история одной собаки» (Greyfriars Bobby: The True Story Of A Dog), а также американский бульдог Ченс и золотистый ретривер Шэдоу из фильма «Дорога домой», мастино неаполетано Клык из фильмов о Гарри Поттере[222].

С 2001 года на Каннском кинофестивале вручается специальная Золотая пальмовая ветвь за мастерство четвероногих актёров. В 2010 году пёс Босс в фильме «Неотразимая Тамара» был удостоен каннской награды.

В Голливуде 13 февраля 2012 года впервые прошла церемония вручения кинопремии для четвероногих актёров «Золотой ошейник» (англ. Golden Collar Award). Учредителем премии является интернет-издание Dog News Daily, посвящённое новостям из жизни собак.

Награда за «Лучшую роль четырёхлапого персонажа в кинофильме» присуждена терьеру по кличке Угги, который снялся в кинокомедии «Артист» (The Artist) Мишеля Хазанавичуса.

Помимо Угги награды получили также французский бульдог Бригитта (за роль собаки Стеллы в сериале «Американская семейка», Джигги из реалити-шоу «Настоящие хозяйки из Беверли-Хиллз», пёс Коко «Красная собака» и другие.

Среди претендентов были также терьер по кличке Космо (Артур в фильме «Начинающие»), грейхаунд Денвер (Скелетор в трагикомедии «Жизнь прекрасна»), карликовый шпиц Хаммер (Дольче в фильме «Бедная богатая девочка»), доберман Максимилиан (Блэки из фильма «Хранитель времени»)[223].

Английский бульдог тигрового окраса голливудского актёра Адама Сэндлера по кличке Митбол (Meatball) снялся в фильме «Никки, дьявол младший», где был собакой главного героя Никки, которого сыграл Сэндлер. Во время съёмок «Царство небесное» в Марокко Орландо Блум подобрал истощённого, больного щенка, выходил и теперь не расстаётся с ним.

Жан-Поль Бельмондо в киноленте «Человек и его собака» играет пожилого Шарля, оказавшегося на улице; пёс Клап разделяет участь хозяина, спасает ему жизнь.

В кинематографе очень часто собаки — главные герои, существует огромное количество фильмов о собаках. В некоторых фильмах собаки, несмотря на второстепенность, играют одну из ключевых ролей в них (например, Валет в «Белых росах» или Цезарь в «Участке»). С развитием новых технологий они часто становятся и персонажами компьютерной анимации.

См. также

Напишите отзыв о статье "Собака"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.biolib.cz/en/taxon/id1855/ Систематика и синонимия] (англ.). BioLib. Проверено 28 января 2011.
  2. [www.vetinfo.com/scientific-name-for-dogs.html Scientific Name for Dogs — VetInfo]
  3. [www.zooclub.ru/dogs/26-3.shtml Происхождение домашних собак]. ЗооКлуб. — Источник: А. Д. Поярков, Сборник «О собаке». Проверено 14 апреля 2011. [www.webcitation.org/69Rcr5EDm Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  4. Конрад Лоренц. Человек находит друга. — Россия: Захаров, 2001. — 176 с. — ISBN 5-8159-0132-6.
  5. 1 2 Robert K. Wayne, Elaine A. Ostrander.  Origin, genetic diversity, and genome structure of the domestic dog (англ.) // BioEssays / Andrew Moore. — 1999. — Fasc. March. — No. 3. — P. 247–257. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1521-1878&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1521-1878].
  6. 1 2 Барабаш-Никифоров И. И., Формозов А. Н.  Териология. — М.: Высшая школа, 1963. — 396 с. — С. 376—377.
  7. 1 2 Vila Жилин М. Г. Охота и рыболовство в мезолите Волго-Окского междуречья (по материалам торфяниковых поселений). Северный Археологический Конгресс. Доклады. Ханты-Мансийск. 2002. Стр. 112—122.
  8. 1 2 Origins of the dog: domestication and early history // The Domestic Dog: Its Evolution, Behaviour and Interactions with People / James Serpell. — Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1997. — P. 2—19. — ISBN 0-521-41529-2..
  9. Vila C. Seddon J., Ellegren H. Genes of domestic mammals augmented by backcrossing with wild ancestors // Trends Genet. 2005. V. 21. — P. 214—218.
  10. Leonard J. A., Vila C., Wayne R. K. From wild wolf to domestic dog. The Dog and its Genome / Eds E. A. Ostrander, U. Giger, K. Lindblod-Toh. — N.Y.: Cold Spring Harbor, 2006. — Р. 95—117.
  11. Clutton-Brock J. A natural history of domesticated mammals. 2nd ed. — Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1999.
  12. Sablin M. V., Khlopachev G. A. (2002). «[www.journals.uchicago.edu/doi/abs/10.1086/344372 The earliest ice age dogs: evidence from Eliseevichi I]». Current Anthropology 43 (5): 795-9. DOI:10.1086/344372.
  13. 1 2 [www.basenji.su/info/Article_1.html Не человек приручил собаку]
  14. Coppinger, Ray. Dogs: a Startling New Understanding of Canine Origin, Behavior and Evolution. — New York: Scribner, 2001. — P. 352. — ISBN 0684855305.
  15. [newsland.com/news/detail/id/974351/ Сколько лет существуют собаки на свете? — новость из рубрики Наука и технологии, актуальная информация, обсуждение новости, дискуссии на Newsland]
  16. [geekbuffet.wordpress.com/2007/05/16/dogs-make-us-human/ Dogs make us human] (англ.). Geek Buffet (16 May 2007). Проверено 25 апреля 2011. [www.webcitation.org/69RcvJWjF Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  17. [www.sciencedaily.com/releases/2011/11/111123132937.htm First dogs came from East Asia, genetic study confirms] (англ.). ScienceDaily (28 November 2011). Проверено 21 октября 2015.
  18. Надежда Маркина. [www.infox.ru/science/past/2009/09/02/dog_volf_domestication.phtml Собаки произошли от волков в Китае 16 тысяч лет тому назад]. Infox.ru (2 сентября 2009). Проверено 21 октября 2015.
  19. [www.centrasia.ru/newsA.php?st=1038021240 Nature - Все собаки пришли из Восточной Азии в Европу, а не наоборот]. ЦентрАзия (23 ноября 2002). Проверено 21 октября 2015.
  20. Яна Хлюстова. [www.gazeta.ru/science/2013/11/15_a_5753341.shtml Учёные установили, что первые одомашненные собаки появились в Европе более 15 тыс. лет назад]. Газета.Ru (15 ноября 2011). Проверено 21 октября 2015.
  21. Laura M. Shannon et al. [www.pnas.org/content/early/2015/10/14/1516215112 Genetic structure in village dogs reveals a Central Asian domestication origin] (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences. — 2015. — 14 October. — DOI:10.1073/pnas.1516215112.
  22. Евгений Анохин. [nplus1.ru/news/2015/10/21/dya-like-dags Учёные определили предположительную родину собак]. N+1 (21 октября 2015). Проверено 21 октября 2015.
  23. [www.nature.com/cr/journal/vaop/ncurrent/full/cr2015147a.html Out of southern East Asia: the natural history of domestic dogs across the world]
  24. [lenta.ru/news/2015/12/16/dogs/ Найдена родина первых собак]
  25. Kris Hirst K. . [archaeology.about.com/od/domestications/qt/dogs.htm Dog History. How were Dogs Domesticated?] (англ.). About.com. New York Times Company. Проверено 25 апреля 2011. [www.webcitation.org/69RctusrD Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  26. Nikolai D. Ovodov, Susan J. Crockford, Yaroslav V. Kuzmin, Thomas F. G. Higham, Gregory W. L. Hodgins, Johannes van der Plicht. [www.plosone.org/article/info:doi/10.1371/journal.pone.0022821 A 33,000-Year-Old Incipient Dog from the Altai Mountains of Siberia: Evidence of the Earliest Domestication Disrupted by the Last Glacial Maximum] (англ.). [www.webcitation.org/69RcuOAs8 Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  27. [www.gazeta.ru/science/2011/07/29_a_3714709.shtml Исследованы останки самой древней собаки]
  28. [anthropology.net/2008/10/18/a-possible-domestication-of-dogs-during-the-aurignacian-31700-years-ago/ A Possible Domestication Of Dogs During The Aurignacian: 31,700 Years Ago " Anthropology.net]
  29. [dsc.discovery.com/news/2008/10/17/paleolithic-dog-skull.html World’s First Known Dog Ate Big Game : Discovery News]
  30. [archaeology.about.com/od/pterms/g/predmosti.htm Predmostí (Czech Republic)] — Archaeology
  31. 1 2 [archaeology.about.com/od/domestications/qt/dogs.htm Dog Domestication and History]
  32. [www.abc.net.au/science/news/stories/s513072.htm News in Science — Humans live a dog’s life — 26/03/2002]
  33. В. А. Шнирельман Происхождение домашних собак // Природа. — 1985. — № 7.
  34. Sablin M. V., Khlopachev G. A. The Earliest Ice Age Dogs: Evidence from Eliseevichi 1 // Current Anthropology. 2002. Vol.43. P.795-799.
  35. [science.sciencemag.org/content/342/6160/871.full Complete Mitochondrial Genomes of Ancient Canids Suggest a European Origin of Domestic Dogs, 2013.]
  36. [www.netpets.org/dogs/reference/info/ancientdog.html Stalking the Ancient Dog]
  37. [www.nature.com/nature/journal/v495/n7441/full/nature11837.html The genomic signature of dog domestication reveals adaptation to a starch-rich diet] — Nature
  38. [geekbuffet.wordpress.com/2007/05/16/dogs-make-us-human/ Dogs make us human] Geek Buffet
  39. [www.infodog.ru/index.php?go=News&file=print&id=4643 В Хакасии археологи нашли захоронение, датирующееся VII—III веком до новой эры — Породы собак или всё о собаках]
  40. [www.kommersant.ru/doc/1638963 Ъ-Наука — В ранненеолитических захоронениях человека обнаружили собаку и волка]
  41. [www.gelion-dogs.kiev.ua/zdorovie/genetik/1352-raskryt-polnyj-genom-sobaki.html Раскрыт полный геном собаки]
  42. [www.doggenetichealth.org/intro_disease.php Dog Genetic health]
  43. [web.mit.edu/newsoffice/2005/dog-genome.html Dog genome sequence announced — MIT News Office]
  44. [www.health.am/ab/more/dog_gene_map_may_help_understand_human_disease/ Dog gene map may help understand human disease — Genetics]
  45. [www.westie-dog.ru/zoonews/zooinfo_id641.html Удивительное открытие]
  46. [druzjasobak.narod.ru/pages/pages/notes/notes1/notes_002/dogs_and_wolfs.html Что осталось у собак от волков]
  47. [journals.plos.org/plosgenetics/article?id=10.1371/journal.pgen.1004016 Adam H. Freedman et al. Genome Sequencing Highlights the Dynamic Early History of Dogs, 2014.]
  48. [www.brucefogle.com/news Latest News | Bruce Fogle]
  49. [news.nationalgeographic.com/news/2004/05/0520_040520_dogbreeds.html Dog DNA Study Yields Clues to Origins of Breeds. John Pickrell for National Geographic News. May 20, 2004.]
  50. [science.sciencemag.org/content/352/6290/1228 Laurent A. F. Frantz et al. Genomic and archaeological evidence suggest a dual origin of domestic dogs, 2016.]
  51. [lenta.ru/news/2016/06/03/dogs/ Раскрыта двойственная природа домашних собак, 2016.]
  52. [bd.fom.ru/report/map/dd063632 Собаки и их владельцы], данные фонда «Общественное мнение»
  53. [blog.petrelocation.com/blog/pet-travel-expert/pet-industry-statistics-and-trends Pet Industry Statistics and Trends! — Pet Travel Expert | PetRelocation.com]
  54. [theweek.com/article/index/213186/chinas-new-status-symbol-a-15-million-dog China’s new status symbol: A $1.5 million dog — The Week]
  55. [factsanddetails.com/china.php?itemid=266&catid=12&subcatid=81 DOGS IN CHINA — China | Facts and Details]
  56. [www.petfood-connection.com/profiles/blogs/top-10-pets Top 10 Pets — Petfood-Connection]
  57. [www.zenoaq.jp/english/aij/0804.html Recent Pet Stats for Japan | ZENOAQ [Nippon Zenyaku Kogyo Co., Ltd.]]
  58. [www.time.com/time/world/article/0,8599,2065873,00.html Iran: Dog Ownership to Be Outlawed Under Lawmakers' Plan]. Time (April 19, 2011). Проверено 9 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CN8aj3iO Архивировано из первоисточника 22 ноября 2012].
  59. [www.dni.ru/society/2012/2/7/227047.html ДНИ.РУ ИНТЕРНЕТ-ГАЗЕТА ВЕРСИЯ 5.0 / В Европе хотят запретить собак]
  60. [zooinformation.ru/porody-jivotnyh/porody-sobak/porodnoe-mnogoobrazie-sobak Породное многообразие собак] на сайте [zooinformation.ru rmation.ru]
  61. [www.boxer.ru/html/history_01.html Немецкий боксёр. Происхождение породы] на сайте [boxer.ru u].
  62. Франц Крихлер. Породы собак. Описание всех пород собак: охотничьих, сторожевых, защитных и комнатных. — СПб.: Издание В. И. Губинского, 1895. — 252 с.
  63. Сабанеев Л. П. Собаки охотничьи, комнатные и сторожевые. — М.: А. А. Карцев, 1896. — 436 с.
  64. 1 2 Гусев В. Г., Гусева Е. С. Кинология. Пособие для экспертов и владельцев племенных собак. — М.: ООО «Аквариум Принт», 2008. — С. 50-51. — 232 с. — ISBN 978-5-9934-0043-3.
  65. [knigarekordovrossii.ru/index.php/rekordy/kategorii/domashnie-zhivotnye/1295-naimenshaya-vysota-sobaki.html Книга рекордов России]
  66. 1 2 [www.zoo-world.ru/content/view/527/77/ Зоо Мир — Сайт о домашних животных — «Конституция» собаки]
  67. [www.zooclub.info/main/4176-v-ssha-zhivet-samaja-krupnaja-sobaka-v-mire.-foto.html В США живёт самая крупная собака в мире. Фото]
  68. [www.dog.ru/index.php3?mode=1&id=192541 Собаки и кинология. Виртуальный Клуб Собаководов]
  69. [www.noevkov4eg.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=146&Itemid=113 Генетика окрасов собак]
  70. [staffstyle.ru/clauseshowfull-1178896054---1.html Генетика окрасов собак — категория: Статьи]
  71. [rastabaka.ru/uxod/linka-u-sobak.html Линька у собак | Всё о братьях наших меньших]
  72. [www.sobakam.com/linka-sobak.html Линька собак]
  73. §66. Внешнее строение млекопитающих, их скелет и мышцы на примере домашней собаки // Биология: Животные: Учебник для 7—8 классов средней школы / Б. Е. Быховский, Е. В. Козлова, А. С. Мончадский и другие; Под редакцией М. А. Козлова. — 23-е изд. — М.: Просвещение, 1993. — С. 179—183. — ISBN 5090043884.
  74. [www.vokrugsveta.ru/quiz/633/ Почему мокрая собака сильнее пахнет псиной?]. Вопрос-ответ. Вокруг света (11 августа 2010). Проверено 14 апреля 2011. [www.webcitation.org/69RcvrUd7 Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  75. Евгений Копенкин, Алексей Шилкин. [www.zooclub.ru/dogs/vet/30.shtml Что и как видят животные?] // Друг : журнал. — 1998. — № 3.
  76. J. M. Johnston, Ph.D. [www.barksar.org/FK-9_Detection_Capabilities.pdf&rct=j&q=olfactory%20sensitivity%20of%20dog%20to%20 Canine Detection Capabilities] (англ.)(недоступная ссылка — история) (1999). Проверено 14 июля 2011.
  77. [doggi.ru/load/321-1-0-1200 Бладхаунд (Собака Св. Губерта)]
  78. Морозов В. П. Занимательная биоакустика. Изд. 2-е, доп., перераб. — М.: Знание, 1987. — 208 с. + 32 с. вкл. — С. 54-59
  79. [www.veterinar.ru/articles/4/22/271/ Как собаки воспринимают окружающий мир. Органы чувств у собак]
  80. 1 2 Блохин Г. И. и др. Кинология. Учебное пособие для вузов. — Скрипторий 2000, 2001. — 432 с.
  81. [users.pullman.com/lostriver/weight_and_lifespan.htm Breed Weight and Lifespan]
  82. [drink.dax.ru/gines/gines_08.shtml Книга рекордов Гиннеса — Природа]
  83. Щенок // Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой.
  84. [www.i-u.ru/biblio/archive/fabri_osnovi/03.aspx Библиотека РГИУ ::: Основы зоопсихологии :::]
  85. [zveri.net/dog/povodyrystory.php Раздел о собаках — Собаки — поводыри — Воспитание и дрессировка собак]
  86. [www.guidedogs.ru/from_life.html Из жизни собак-поводырей]
  87. [hope.kotkishevo.ru/category/materialy-konferencii-po-kanisterapii/ Материалы конференции по канистерапии]. Архив сайта питомника Северная Надежда. [www.webcitation.org/69RcyNFsr Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  88. [zoolife.com.ua/reviews208.html Органы чувств собаки. — ZOO Life]
  89. [www.ami-tass.ru/article/59165.html АМИ-ТАСС :: Собаки способны распознавать рак на ранних стадиях, заявляют австралийские учёные]
  90. [sportfes.ru/kanisterapiya?view=159431 Канистерапия]
  91. [www.dogweb.ru/dogstory/532-pamjatniki-sobakam.html Памятники собакам — DogWeb]
  92. [www.rttswiss.com/excurs/tem/bernard/ Святой Бернард де Ментон и сенбернары | Переводчик и гид по Швейцарии]
  93. [pitomez.ru/ru/articles/show/2009/8/31/sos/ Собака-спасатель, собачий нос, сенбернар, землетрясение]
  94. [www.newsru.com/arch/world/05oct2002/sob.html В разных районах Нью-Йорке установлены памятники собакам-спасателям]. NEWSru (5 октября 2002). Проверено 15 февраля 2013. [www.webcitation.org/6F5JfX3Ie Архивировано из первоисточника 13 марта 2013].
  95. [www.dogsport.org.ua/smi_r.php?smi=13 Собаки-Спасатели]
  96. [wolcha.ru/rasskazy-o-sobakah/948-znamenitye-sobaki.html Знаменитые собаки]
  97. [eco.ria.ru/ecovideo/20110801/408985473.html Кинологи за год превращают собаку в профессионального спасателя на воде | Видео | Экология]
  98. [dogbook.ru/dogs/sobaka-vodolaz Собака-водолаз | Dog Book]
  99. [www.sobesednik.am/ru/social/671-2011-09-14-12-41-11 Псы войны]
  100. [www.pravda.ru/society/zoo/clubs/kinology/06-07-2010/1039443-homocanis2-1/ Боевые псы Древнего мира — 2 — Спортивная и служебная кинология — Правда. Ру]
  101. [www.pravda.ru/society/zoo/clubs/kinology/07-07-2010/1039600-homocanis3-0/ О том, как собака стала полицейским — Спортивная и служебная кинология — Правда. Ру]
  102. 1 2 [shelterdogs.org.ua/ru/publications/interestingly/1072-2010-07-10-13-34-25 Любимые собаки Императора]
  103. [www.bestaff.ru/dogs-breeds/history/in-russia/9274-russkoe-sluzhebnoe-sobakovodstvo.html Русское служебное собаководство]
  104. Агурьянова И. В. На войне как на войне // Собачий остров : журнал. — СПб: Благотворительный фонд "Верность", 2010. — № 1(4). — С. 18-16.
  105. [www.tyaff.ru/stati/4332/ Интересное / Собаки на войне]
  106. [www.hochusobaku.ru/info/interes/47/ ХочуСобаку.ру : Собаки на войне]
  107. [peteden.net/ru/djulibars Джульбарс — Peteden.com — Сайт памяти для маленьких друзей]
  108. [www.mk.ru/393428/article/2009/12/04/393428-chetveronogie-prizyivniki.html Четвероногие призывники — Архив публикаций МК]
  109. [superdog.ru/races/andalyzskij_traktirnyj_krysolov/ Андалузский трактирный крысолов. Породы собак]
  110. [www.dogtoy.ru/staty/manhester.htm Люмвеяреп Репэеп Псяяйхи Рни Репеп]
  111. [www.konura.info/rt.html Рэт-терьер — терьер-крысолов, крысиный терьер]
  112. 1 2 3 4 5 Мазовер А. П. Охотничьи собаки. — М.: Агропромиздат, 1985. — 239 с.
  113. [loire-chateaux.ru/19-zamkov-/imenie-cheverny.html Замок Шеверни: Посещение, туризм и история Франции (долина Луары, Франция)]
  114. [www.animall.ru/node/440?page=0,6 Чукотская ездовая лайка | Животный мир]
  115. oanimals.ru/interesnoe-o-zhivotnyx/1688
  116. [haski.org/fan3.htm Гонки на собачьих упряжках — ХАСКИ]
  117. [kinlib.ru/books/item/f00/s00/z0000010/st027.shtml 1. Пастушьи собаки [1983 Найманова Д., Гумпал З. — Атлас пород собак]]
  118. [almansor.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=11&Itemid=25 История породы]
  119. www.dogweb.ru/staty/1216-pastushi-i-skotogonnye-sobaki.html-
  120. [klipp.lifesib.info/viewtopic.php?f=49&t=32 Пастушья служба • Клуб любителей пастушьих пород]
  121. Фролов Ю. [www.nkj.ru/archive/articles/21852/ Вертельные собаки] // Наука и жизнь. — М.: АНО Редакция журнала «Наука и жизнь», 2013. — № 3. — С. 88—89.
  122. Coren S. [books.google.ru/books?id=DeyzQI_a8EsC&pg=PT39&dq=churn+butter,+grind+grains,+pump+water&hl=ru&sa=X&ei=1qpUUeKuMOmA4gTeroCgAQ&ved=0CDwQ6AEwAA How To Speak Dog: Mastering the Art of Dog-Human Communication]. — Simon and Schuster, 2010. — ISBN 9781451625684.
  123. [turist.rbc.ru/article/26/07/2007/63761. Где кормят запрещённой едой :: Статьи :: Turist.rbc.ru]
  124. [www.newsvl.ru/world/2008/07/13/52544/#ixzz1usZ0lm9b В пекинских ресторанах собачье мясо теперь вне закона — Новости Владивостока на VL.ru]
  125. [www.whykorea.ru/t576-topic Собачья жизнь в Корее]
  126. 1 2 3 4 [www.bbc.com/news/world-asia-china-36583400 «Yulin dog meat festival begins in China amid widespread criticism»]
  127. [www.dogsymptomscure.com/dog-brain-tumor-symptoms.php Dog Brain Tumor Symptoms]
  128. [www.blackpantera.ru/useful/health/sickness/5111/ Эхинококкоз]
  129. [www.problemkozha.ru/toxocara ТОКСОКАРОЗ]
  130. [lekmed.ru/bolezni/infekcionnye-bolezni/chesotka.html Чесотка]
  131. [www.who.int/mediacentre/news/notes/2007/np01/ru/index.html ВОЗ | ВОЗ планирует расширить доступ к лечению людей, пострадавших от укусов бешеных животных и змей]. Проверено 1 февраля 2013. [www.webcitation.org/6E9pE8zok Архивировано из первоисточника 3 февраля 2013].
  132. Лебедева М. О. [www.vetprofy.ru/stati/sobaki/otravlenie-sobak-shokoladom Отравление собак шоколадом] (5 сентября 2011). Проверено 23 декабря 2011. [www.webcitation.org/69RczfBFo Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  133. [www.ethology.ru/news/?id=101 Человек собаке друг?]. Этология.ру (25 ноября 2004). Проверено 16 июня 2011. [www.webcitation.org/69Rd1h2nH Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  134. [www.youtube.com/watch?v=OJu2Qkbxes0#t=3m16s Dog intelligence science] National geographic channel
  135. [www.animalbehavioronline.com/dogbehavioralgenetics.html DOG BEHAVIORAL GENETICS]
  136. З. А. Зорина, И. И. Полетаева. Зоопсихология. Элементарное мышление животных: учебное пособие. — М.: Аспект-Пресс, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-7567-0588-1.
  137. www.cogs.indiana.edu/spackled/2011readings/Pilley_Border%20collie%20verbal%20referents_2010.pdf
  138. [thehydrant.wordpress.com/2011/05/03/the-intelligence-of-dogs-the-list/ The Intelligence of Dogs — The LIST "]
  139. [basenji.kiev.ua/стандарты/ Стандарты породы басенджи]
  140. 1 2 Володин И. В., Е. А. Володина. [www.bioacoustica.org/publ/papers/149_Volodin&Volodina_2006_Dog_conf.pdf Вокальное поведение домашней собаки: механизмы, функция и эволюция.] // Проблемы исследований домашней собаки. материалы совещаний. — М., 2006. — С. 43-52. — ISBN 5-87317-343-5.
  141. [www.kirasoftware.com/Warum_Bellen_Hunde.php Warum Bellen Hunde]
  142. [www.stokormov.ru/page12.html Статьи — Интернет-магазин Стокормов.ру]
  143. Волк. Происхождение, систематика, морфология, экология / Под. ред. д. б. н. Д. И. Бибикова. — М.: Наука, 1985. — С. 307.
  144. [3draf.com/dog-social-behavior-p5.html Dog social behavior]
  145. [www.telegraph.co.uk/family/pets/8151924/Dogs-are-smarter-than-cats.html Dogs are 'smarter than cats']
  146. [www.nonlineardogs.com/socialorganisation.html The Social Organizatin of the Domestic Dog]
  147. 1 2 [www.dogwelfarecampaign.org/why-not-dominance.php What′s wrong with using ‘dominance&rs to explain the behaviour of dogs?]
  148. [www.dogbehaviorblog.com/2010/03/myths-about-dominance.html Dog Behavior Blog: Myths About Dominance]
  149. Раз в год течка бывает у собак, живущих в суровых природных условиях или при смене региона естественного обитания
  150. 1 2 3 Адрианова Н. Г., Дубовская В. М., Иванова Т. М. и др. Отечественные породы служебных собак. — СПб.: Издатель, 1992. — 288 с. — ISBN 5-86466-015-9.
  151. Псалмов М. Г. Книга собаковода. — М.: Росагропромиздат, 1990. — 191 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-260-02602-0.
  152. Kenth Svartberg, Ingrid Tapper, Hans Temrin et al. [www.svartbergs.se/pdf/Consistency_of_personality.pdf Consistency of personality traits in dogs] (англ.). — DOI:10.1016/j.anbehav.2004.04.011.
  153. [tru.uni-sz.bg/tsj/Vol6N01_2008/uzunovat.pdf ТРАКИЙСКИ УНИВЕРСИТЕТ СТАРА ЗАГОРА — Официален портал на Тракийския университет]
  154. Деление условно
  155. [www.dogfriend.org/proshlie-seminari/tretiy-mezhdunarodniy-master-klass-po-novoy-kinologii-anne-lill-kvam-v-serpuchove-2012 Третий международный мастер-класс по Новой Кинологии: Анне Лилл Квам в Серпухове (2012)]
  156. [www.dogfriend.org/raznoe/signali-primireniya Сигналы примирения]
  157. [www.newsru.com/russia/30nov2007/tarakany.html Новости NEWSru.com :: Тараканы в Москве исчезают, а собаки — умнеют, выяснили учёные]
  158. [www.dogfriend.ecologia.ru/psychologie-metode.htm Современная методика: комплексный подход вместо лечения симптомов]
  159. [www.rusmedserv.com/psychsex/teens/etolog.htm Этологический подход к пониманию агрессии и её профилактике]
  160. 1 2 Е. Н. Мычко. Проблемы нежелательного проявления агрессивного поведения собак (рус.) // Клуб служебного собаководства. — М.: Патриот, 1990. — С. 71-87.
  161. 1 2 3 Dodman, Nicholas H. The Dog that Loved too Much. Tales, Treatment and the Psychology of Dogs. — N.Y.: A Bantam Book, 1996. — ISBN 0-553-10194-3.
  162. И. И. Рахимов, Э. Ш. Шамсувалеева. [elibrary.ru/item.asp?id=11695255 ЭТОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ПОПУЛЯЦИИ И ОСОБЕННОСТИ ЭКОЛОГИИ БЕЗДОМНЫХ СОБАК Г. КАЗАНИ] // Вестник Казанского государственного аграрного университета. — 2008. — Т. 8, вып. № 2. — С. 140-142. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2073-0462&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2073-0462].
  163. [www.dogstardaily.com/training/behavior-problems Behavior Problems | Dog Star Daily]
  164. [www.petwebsite.com/dogs/dog_play.asp Dogs : Dog Play And Exercise]
  165. [www.sbdcnet.org/small-business-research-reports/pet-supply Pet Supply — SBDCNet | SBA Small Business Information]
  166. 1 2 [poisk-druga.ru/uhod/886-naturalnye-korma-v-racione-sobaki.html Натуральные корма в рационе собаки — Содержание и уход за собакой — Поиск-Друга.ру]
  167. [poisk-druga.ru/uhod/877-osobennosti-kormleniya-sobak.html Особенности кормления собак — Содержание и уход за собакой — Поиск-Друга.ру]
  168. [sobaki.in.ua/naturalnoe-pitanie-dlya-sobaki.html Натуральное питание для собаки | Питание]
  169. [www.tan-basenji.ru/eda.htm Выдержки из Учебного пособия для]
  170. [www.petwebsite.com/dogs/dog_feeding.asp Dogs : Feeding A Dog, Dog Food]
  171. [www.natural-dog-health-remedies.com/feeding-a-puppy.html Feeding a Puppy | Puppy Feeding Schedule | Natural Puppy Food]
  172. 1 2 [healthypets.mercola.com/sites/healthypets/archive/2009/12/23/235684.aspx Why Dogs Eat Grass | Hotly Discussed Dog Behavior]
  173. [www.dogschool.ru/node/611 Почему собаки едят траву? | Дрессировка собак]
  174. [espace.library.uq.edu.au/view/UQ:200961)) Home — UQ eSpace]
  175. [www.cawc.org.uk/companion-animals Companion Animals | Companion Animal Welfare Council (CAWC)]
  176. [jbiol.com/content/9/2/10 Journal of Biology | Full text | Top dogs: wolf domestication and wealth]
  177. [www.plosbiology.org/article/info:doi/10.1371/journal.pbio.1000310 PLoS Biology: Canine Morphology: Hunting for Genes and Tracking Mutations]
  178. [www.upei.ca/~cidd/intro.htm Canine Inherited Disorders Database — Introduction]
  179. [www.stayfreemagazine.org/archives/22/james-serpell-dog-breeding.html James Serpell on pure breed dogs]
  180. [www.bayer-ah.com/companionAnimals.cfm companion Animals]
  181. [koyetay.livejournal.com/185561.html koyetay: Research Paper: Pet Attachment and Human Attachment Style]
  182. [www.med74.ru/newsitem1441.html Домашние животные спасают в случае хронических депрессий — Новости медицины на медицинском портале Челябинска]
  183. [catanddoghelp.com/animals/bereavement.php Pet Bereavement Resources]
  184. [gonewengland.about.com/library/weekly/aa062200a.htm Travel with Dogs in New England — New England for the Four-Legged — Review of Guidebook "On the Road Again With Man’s Best Friend — Dog-Friendly Accommodations]
  185. [open.az/index.php?newsid=15221 Собачья Жизнь " Www.Open.Az — Открой Для Себя Азербайджан!]
  186. [www.businessedge.ca/archives/article.cfm/pet-power-propels-45-billion-industry-16030 Pet power propels $4.5-billion industry — Business Edge News Magazine Archives]
  187. Законодатель намерено избегает употребление слова «порода» во избежание чрезмерно узкого толкования.
  188. 1 2 [www.bbc.co.uk/russian/uk/2009/12/091204_dogs_bite.shtml BBC: «Что делать с опасными собаками?»]
  189. 1 2 [www.saferpets.co.uk/UKDogLaws.html Dog Laws in the UK] (англ.)
  190. [ria.ru/spravka/20101102/291787336.html Случаи нападения собак на людей в России в 2008—2010 гг. Справка]
  191. Кашкаров А. П. 1.15. Датчик отпугивания собак // [books.google.ru/books?id=xGb5CQAAQBAJ&pg=PA48&dq=отпугиватель+собак&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjK89Cyx5LKAhUD7nIKHT-tAQUQ6AEINDAB#v=onepage&q=отпугиватель%20собак&f=false Датчики в электронных схемах: от простого к сложному]. — М.: ДМК Пресс, 2013. — С. 48. — 200 с. — ISBN 978-5-94074-953-0.
  192. [kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=934f278e-d6a1-4992-b7e0-f0daba26d16f&docsid=208198 Лучший друг человека, но плохой сосед], статья Е. Максименко в газете «КоммерсантЪ» № 207 (1610) от 05.11.1998
  193. Joel R. Zand. [www.doglaw.com/New-York-City-Laws/new-york-dog-poop-law.html New York City’s Dog Poop Scoop Law]. Legal issues and laws affecting dogs, companion animals, and their people. [www.webcitation.org/69Rd2xQEE Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  194. [www.opsi.gov.uk/acts/acts2005/ukpga_20050016_en_1 Clean Neighbourhoods and Environment Act 2005]
  195. [www.membrana.ru/particle/1481 MEMBRANA | Городской парк осветили отходы выгуливаемых псов]
  196. [www.ng.ru/ngregions/2007-06-04/23_bobik.html «Туалет для питерского Бобика Собачников Северной столицы вооружают полиэтиленовыми пакетами», статья в «Независимой газете», 2007-06-04 автор Даниил Борисов]
  197. [www.rosbalt.ru/2009/01/13/609429.html «Город узнаёт „гадящих“ в лицо», сообщение агентства «Росбалт» от 13 января 2009 года]
  198. [www.gzt.ru/topnews/society/245761.html Статья «Москвичей научат культурно выгуливать собак» в издании «Газета» от 26 июня 2009 года]
  199. [www.newsru.com/world/05sep2007/dog.html Выгул собак вредит природе: гуляние без поводка мешает птицам размножаться]
  200. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь русского языка. — 3-е изд. — М., 1999.
  201. Cambridge History of China, 1999:160
  202. Roel Sterckx, «Religious practices in Qin and Han», in Loewe-Nylan, China’s Early Empires, 2010:425.
  203. [www.paulbradley.org/9/ Dogs in Other Cultures : Not Everyone’s Best Friend]
  204. [www.dogs.ewebsite.com/articles/dogs-in-religion.html Dogs — Dogs in religion]
  205. [kot-pirat.ru/slovo-o-sobake/na-sluzhbe-faraonov.html На службе фараонов — Kot-pirat.ru — Собаки и кошки наши домашние питомцы]
  206. [haski.org/fan2.htm Собаки Древнего Египта — ХАСКИ]
  207. [www.simbolarium.ru/simbolarium/sym-uk-cyr/cyr-m/m/margarita-kro.php SIMBOLARIUM / Маргарита Кротонская, Св]
  208. [dog-info.narod.ru/islam.htm Собака и человек. Собака в исламе]
  209. [dic.academic.ru/dic.nsf/simvol/808 Собака]
  210. [www.irkcao.ru/stat/stat213.html Собака в священной Авесте]
  211. [slovari.yandex.ru/Сэнмурв/Словарь%20изобразительного%20искусства/Сэнмурв/ Сэнмурв — Словарь изобразительного искусства — Яндекс. Словари](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2207 дней))
  212. [www.newacropol.ru/Alexandria/symbols/dog/ Собака / Символизм-символы — Значение символа Собака — Что символизирует Собака? — Собака в легендах и мифах]
  213. [www.terrapsych.com/gods2.html Norse and German Mythology]
  214. [dreamsilver.2x2forum.ru/t446-topic. Животные в мифологии. Волк]
  215. [www.textfighter.org/raznoe/Culture/Fam/sobakami.php Собаками]
  216. [shkolazhizni.ru/archive/0/n-18617/ Так ли страшен серый волк? Древняя символика образа — ШколаЖизни.ру]
  217. [www.commissioner.gov.yk.ca/fr/about/symbols.html Armoiries — Commissaire du Yukon]
  218. [adelanta.info/encyclopaedia/shires/scotland/W_Lothian/ Лотиан Западный (West Lothian). Графства Великобритании, английские графства, британские графства. Энциклопедия об Англии]
  219. [siris-artinventories.si.edu/ipac20/ipac.jsp?session=13306P43E92P7.24632&profile=ariall&source=~!siartinventories&view=subscriptionsummary&uri=full=3100001~!302803~!9&ri=4&aspect=Browse&menu=search&ipp=20&spp=20&staffonly=&term=Animal+--+Dog+--+Husky&index=SUBJX&uindex=&aspect=Browse&menu=search&ri=4 Balto (sculpture)] (англ.) (2 марта 2012). [www.webcitation.org/69Rd3SFOs Архивировано из первоисточника 26 июля 2012].
  220. [leit.ru/modules.php?name=Pages&pa=showpage&pid=919 Собаки или преданность по-японски — Статьи «Лето 2007» — Статьи о Японии — Fushigi Nippon — Загадочная Япония]
  221. [www.guideofdogs.com/html/dogs_and_culture.html Dogs And Culture]
  222. [petrozavodsk.rfn.ru/rnews.html?id=6627 ГТРК Карелия / Собачья Аллея Славы открыта в Лондоне]
  223. [www.webground.su/topic/2012/02/14/t298/ В Голливуде впервые вручили собачий «Оскар». 14.02.2012]

Литература

Ссылки

  • Власенко А. Н. [antropogenez.ru/article/432/ О происхождении собаки]. Antropogenez.ru. Проверено 23 сентября 2013.
  • [news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/2498669.stm Происхождение собак] (англ.)
  • [fanbio.ru/vidzlodei/466-2010-07-21-09-04-13.html Собаки в кино и литературе]
  • [www.popmech.ru/video/3122-lohmatyiy-voditel/ «Популярная механика» — Лохматый водитель] — о том, как собак учат водить автомобиль.
  • [www.bbc.co.uk/russian/multimedia/2013/06/130618_dog_age_calculator.shtml Собачья жизнь в человеческих годах]. Русская служба Би-би-си (18 июня 2013). Проверено 21 июня 2013. [www.webcitation.org/6HpDXujOh Архивировано из первоисточника 3 июля 2013].

Отрывок, характеризующий Собака

Он указал невестке место подле себя. Официант отодвинул для нее стул.
– Го, го! – сказал старик, оглядывая ее округленную талию. – Поторопилась, нехорошо!
Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами.
– Ходить надо, ходить, как можно больше, как можно больше, – сказал он.
Маленькая княгиня не слыхала или не хотела слышать его слов. Она молчала и казалась смущенною. Князь спросил ее об отце, и княгиня заговорила и улыбнулась. Он спросил ее об общих знакомых: княгиня еще более оживилась и стала рассказывать, передавая князю поклоны и городские сплетни.
– La comtesse Apraksine, la pauvre, a perdu son Mariei, et elle a pleure les larmes de ses yeux, [Княгиня Апраксина, бедняжка, потеряла своего мужа и выплакала все глаза свои,] – говорила она, всё более и более оживляясь.
По мере того как она оживлялась, князь всё строже и строже смотрел на нее и вдруг, как будто достаточно изучив ее и составив себе ясное о ней понятие, отвернулся от нее и обратился к Михайлу Ивановичу.
– Ну, что, Михайла Иванович, Буонапарте то нашему плохо приходится. Как мне князь Андрей (он всегда так называл сына в третьем лице) порассказал, какие на него силы собираются! А мы с вами всё его пустым человеком считали.
Михаил Иванович, решительно не знавший, когда это мы с вами говорили такие слова о Бонапарте, но понимавший, что он был нужен для вступления в любимый разговор, удивленно взглянул на молодого князя, сам не зная, что из этого выйдет.
– Он у меня тактик великий! – сказал князь сыну, указывая на архитектора.
И разговор зашел опять о войне, о Бонапарте и нынешних генералах и государственных людях. Старый князь, казалось, был убежден не только в том, что все теперешние деятели были мальчишки, не смыслившие и азбуки военного и государственного дела, и что Бонапарте был ничтожный французишка, имевший успех только потому, что уже не было Потемкиных и Суворовых противопоставить ему; но он был убежден даже, что никаких политических затруднений не было в Европе, не было и войны, а была какая то кукольная комедия, в которую играли нынешние люди, притворяясь, что делают дело. Князь Андрей весело выдерживал насмешки отца над новыми людьми и с видимою радостью вызывал отца на разговор и слушал его.
– Всё кажется хорошим, что было прежде, – сказал он, – а разве тот же Суворов не попался в ловушку, которую ему поставил Моро, и не умел из нее выпутаться?
– Это кто тебе сказал? Кто сказал? – крикнул князь. – Суворов! – И он отбросил тарелку, которую живо подхватил Тихон. – Суворов!… Подумавши, князь Андрей. Два: Фридрих и Суворов… Моро! Моро был бы в плену, коли бы у Суворова руки свободны были; а у него на руках сидели хофс кригс вурст шнапс рат. Ему чорт не рад. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете! Суворов с ними не сладил, так уж где ж Михайле Кутузову сладить? Нет, дружок, – продолжал он, – вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша. Немца Палена в Новый Йорк, в Америку, за французом Моро послали, – сказал он, намекая на приглашение, которое в этом году было сделано Моро вступить в русскую службу. – Чудеса!… Что Потемкины, Суворовы, Орловы разве немцы были? Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Дай вам Бог, а мы посмотрим. Бонапарте у них стал полководец великий! Гм!…
– Я ничего не говорю, чтобы все распоряжения были хороши, – сказал князь Андрей, – только я не могу понять, как вы можете так судить о Бонапарте. Смейтесь, как хотите, а Бонапарте всё таки великий полководец!
– Михайла Иванович! – закричал старый князь архитектору, который, занявшись жарким, надеялся, что про него забыли. – Я вам говорил, что Бонапарте великий тактик? Вон и он говорит.
– Как же, ваше сиятельство, – отвечал архитектор.
Князь опять засмеялся своим холодным смехом.
– Бонапарте в рубашке родился. Солдаты у него прекрасные. Да и на первых он на немцев напал. А немцев только ленивый не бил. С тех пор как мир стоит, немцев все били. А они никого. Только друг друга. Он на них свою славу сделал.
И князь начал разбирать все ошибки, которые, по его понятиям, делал Бонапарте во всех своих войнах и даже в государственных делах. Сын не возражал, но видно было, что какие бы доводы ему ни представляли, он так же мало способен был изменить свое мнение, как и старый князь. Князь Андрей слушал, удерживаясь от возражений и невольно удивляясь, как мог этот старый человек, сидя столько лет один безвыездно в деревне, в таких подробностях и с такою тонкостью знать и обсуживать все военные и политические обстоятельства Европы последних годов.
– Ты думаешь, я, старик, не понимаю настоящего положения дел? – заключил он. – А мне оно вот где! Я ночи не сплю. Ну, где же этот великий полководец твой то, где он показал себя?
– Это длинно было бы, – отвечал сын.
– Ступай же ты к Буонапарте своему. M lle Bourienne, voila encore un admirateur de votre goujat d'empereur! [вот еще поклонник вашего холопского императора…] – закричал он отличным французским языком.
– Vous savez, que je ne suis pas bonapartiste, mon prince. [Вы знаете, князь, что я не бонапартистка.]
– «Dieu sait quand reviendra»… [Бог знает, вернется когда!] – пропел князь фальшиво, еще фальшивее засмеялся и вышел из за стола.
Маленькая княгиня во всё время спора и остального обеда молчала и испуганно поглядывала то на княжну Марью, то на свекра. Когда они вышли из за стола, она взяла за руку золовку и отозвала ее в другую комнату.
– Сomme c'est un homme d'esprit votre pere, – сказала она, – c'est a cause de cela peut etre qu'il me fait peur. [Какой умный человек ваш батюшка. Может быть, от этого то я и боюсь его.]
– Ax, он так добр! – сказала княжна.


Князь Андрей уезжал на другой день вечером. Старый князь, не отступая от своего порядка, после обеда ушел к себе. Маленькая княгиня была у золовки. Князь Андрей, одевшись в дорожный сюртук без эполет, в отведенных ему покоях укладывался с своим камердинером. Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка, подарок отца, привезенный из под Очакова. Все эти дорожные принадлежности были в большом порядке у князя Андрея: всё было ново, чисто, в суконных чехлах, старательно завязано тесемочками.
В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.
– Но надо быть снисходительным к маленьким слабостям; у кого их нет, Аndre! Ты не забудь, что она воспитана и выросла в свете. И потом ее положение теперь не розовое. Надобно входить в положение каждого. Tout comprendre, c'est tout pardonner. [Кто всё поймет, тот всё и простит.] Ты подумай, каково ей, бедняжке, после жизни, к которой она привыкла, расстаться с мужем и остаться одной в деревне и в ее положении? Это очень тяжело.
Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим.
– Ты живешь в деревне и не находишь эту жизнь ужасною, – сказал он.
– Я другое дело. Что обо мне говорить! Я не желаю другой жизни, да и не могу желать, потому что не знаю никакой другой жизни. А ты подумай, Andre, для молодой и светской женщины похорониться в лучшие годы жизни в деревне, одной, потому что папенька всегда занят, а я… ты меня знаешь… как я бедна en ressources, [интересами.] для женщины, привыкшей к лучшему обществу. M lle Bourienne одна…
– Она мне очень не нравится, ваша Bourienne, – сказал князь Андрей.
– О, нет! Она очень милая и добрая,а главное – жалкая девушка.У нее никого,никого нет. По правде сказать, мне она не только не нужна, но стеснительна. Я,ты знаешь,и всегда была дикарка, а теперь еще больше. Я люблю быть одна… Mon pere [Отец] ее очень любит. Она и Михаил Иваныч – два лица, к которым он всегда ласков и добр, потому что они оба облагодетельствованы им; как говорит Стерн: «мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали». Mon pеre взял ее сиротой sur le pavе, [на мостовой,] и она очень добрая. И mon pere любит ее манеру чтения. Она по вечерам читает ему вслух. Она прекрасно читает.
– Ну, а по правде, Marie, тебе, я думаю, тяжело иногда бывает от характера отца? – вдруг спросил князь Андрей.
Княжна Марья сначала удивилась, потом испугалась этого вопроса.
– МНЕ?… Мне?!… Мне тяжело?! – сказала она.
– Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце.
– Ты всем хорош, Andre, но у тебя есть какая то гордость мысли, – сказала княжна, больше следуя за своим ходом мыслей, чем за ходом разговора, – и это большой грех. Разве возможно судить об отце? Да ежели бы и возможно было, какое другое чувство, кроме veneration, [глубокого уважения,] может возбудить такой человек, как mon pere? И я так довольна и счастлива с ним. Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы, как я.
Брат недоверчиво покачал головой.
– Одно, что тяжело для меня, – я тебе по правде скажу, Andre, – это образ мыслей отца в религиозном отношении. Я не понимаю, как человек с таким огромным умом не может видеть того, что ясно, как день, и может так заблуждаться? Вот это составляет одно мое несчастие. Но и тут в последнее время я вижу тень улучшения. В последнее время его насмешки не так язвительны, и есть один монах, которого он принимал и долго говорил с ним.
– Ну, мой друг, я боюсь, что вы с монахом даром растрачиваете свой порох, – насмешливо, но ласково сказал князь Андрей.
– Аh! mon ami. [А! Друг мой.] Я только молюсь Богу и надеюсь, что Он услышит меня. Andre, – сказала она робко после минуты молчания, – у меня к тебе есть большая просьба.
– Что, мой друг?
– Нет, обещай мне, что ты не откажешь. Это тебе не будет стоить никакого труда, и ничего недостойного тебя в этом не будет. Только ты меня утешишь. Обещай, Андрюша, – сказала она, сунув руку в ридикюль и в нем держа что то, но еще не показывая, как будто то, что она держала, и составляло предмет просьбы и будто прежде получения обещания в исполнении просьбы она не могла вынуть из ридикюля это что то.
Она робко, умоляющим взглядом смотрела на брата.
– Ежели бы это и стоило мне большого труда… – как будто догадываясь, в чем было дело, отвечал князь Андрей.
– Ты, что хочешь, думай! Я знаю, ты такой же, как и mon pere. Что хочешь думай, но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах… – Она всё еще не доставала того, что держала, из ридикюля. – Так ты обещаешь мне?
– Конечно, в чем дело?
– Andre, я тебя благословлю образом, и ты обещай мне, что никогда его не будешь снимать. Обещаешь?
– Ежели он не в два пуда и шеи не оттянет… Чтобы тебе сделать удовольствие… – сказал князь Андрей, но в ту же секунду, заметив огорченное выражение, которое приняло лицо сестры при этой шутке, он раскаялся. – Очень рад, право очень рад, мой друг, – прибавил он.
– Против твоей воли Он спасет и помилует тебя и обратит тебя к Себе, потому что в Нем одном и истина и успокоение, – сказала она дрожащим от волнения голосом, с торжественным жестом держа в обеих руках перед братом овальный старинный образок Спасителя с черным ликом в серебряной ризе на серебряной цепочке мелкой работы.
Она перекрестилась, поцеловала образок и подала его Андрею.
– Пожалуйста, Andre, для меня…
Из больших глаз ее светились лучи доброго и робкого света. Глаза эти освещали всё болезненное, худое лицо и делали его прекрасным. Брат хотел взять образок, но она остановила его. Андрей понял, перекрестился и поцеловал образок. Лицо его в одно и то же время было нежно (он был тронут) и насмешливо.
– Merci, mon ami. [Благодарю, мой друг.]
Она поцеловала его в лоб и опять села на диван. Они молчали.
– Так я тебе говорила, Andre, будь добр и великодушен, каким ты всегда был. Не суди строго Lise, – начала она. – Она так мила, так добра, и положение ее очень тяжело теперь.
– Кажется, я ничего не говорил тебе, Маша, чтоб я упрекал в чем нибудь свою жену или был недоволен ею. К чему ты всё это говоришь мне?
Княжна Марья покраснела пятнами и замолчала, как будто она чувствовала себя виноватою.
– Я ничего не говорил тебе, а тебе уж говорили . И мне это грустно.
Красные пятна еще сильнее выступили на лбу, шее и щеках княжны Марьи. Она хотела сказать что то и не могла выговорить. Брат угадал: маленькая княгиня после обеда плакала, говорила, что предчувствует несчастные роды, боится их, и жаловалась на свою судьбу, на свекра и на мужа. После слёз она заснула. Князю Андрею жалко стало сестру.
– Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену , и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду… хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю…
Говоря это, он встал, подошел к сестре и, нагнувшись, поцеловал ее в лоб. Прекрасные глаза его светились умным и добрым, непривычным блеском, но он смотрел не на сестру, а в темноту отворенной двери, через ее голову.
– Пойдем к ней, надо проститься. Или иди одна, разбуди ее, а я сейчас приду. Петрушка! – крикнул он камердинеру, – поди сюда, убирай. Это в сиденье, это на правую сторону.
Княжна Марья встала и направилась к двери. Она остановилась.
– Andre, si vous avez. la foi, vous vous seriez adresse a Dieu, pour qu'il vous donne l'amour, que vous ne sentez pas et votre priere aurait ete exaucee. [Если бы ты имел веру, то обратился бы к Богу с молитвою, чтоб Он даровал тебе любовь, которую ты не чувствуешь, и молитва твоя была бы услышана.]
– Да, разве это! – сказал князь Андрей. – Иди, Маша, я сейчас приду.
По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах.
– Ah! je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза.
Князь Андрей строго посмотрел на нее. На лице князя Андрея вдруг выразилось озлобление. Он ничего не сказал ей, но посмотрел на ее лоб и волосы, не глядя в глаза, так презрительно, что француженка покраснела и ушла, ничего не сказав.
Когда он подошел к комнате сестры, княгиня уже проснулась, и ее веселый голосок, торопивший одно слово за другим, послышался из отворенной двери. Она говорила, как будто после долгого воздержания ей хотелось вознаградить потерянное время.
– Non, mais figurez vous, la vieille comtesse Zouboff avec de fausses boucles et la bouche pleine de fausses dents, comme si elle voulait defier les annees… [Нет, представьте себе, старая графиня Зубова, с фальшивыми локонами, с фальшивыми зубами, как будто издеваясь над годами…] Xa, xa, xa, Marieie!
Точно ту же фразу о графине Зубовой и тот же смех уже раз пять слышал при посторонних князь Андрей от своей жены.
Он тихо вошел в комнату. Княгиня, толстенькая, румяная, с работой в руках, сидела на кресле и без умолку говорила, перебирая петербургские воспоминания и даже фразы. Князь Андрей подошел, погладил ее по голове и спросил, отдохнула ли она от дороги. Она ответила и продолжала тот же разговор.
Коляска шестериком стояла у подъезда. На дворе была темная осенняя ночь. Кучер не видел дышла коляски. На крыльце суетились люди с фонарями. Огромный дом горел огнями сквозь свои большие окна. В передней толпились дворовые, желавшие проститься с молодым князем; в зале стояли все домашние: Михаил Иванович, m lle Bourienne, княжна Марья и княгиня.
Князь Андрей был позван в кабинет к отцу, который с глазу на глаз хотел проститься с ним. Все ждали их выхода.
Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.
– Едешь? – И он опять стал писать.
– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.
Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь.
– Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу.
Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно.
– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.
Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил.
– Ну, – сказал он, обратившись к жене.
И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки».
– Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа.
Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо.
Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло.
– Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты.
Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате.
– Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.



В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.
С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст.
Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол.
– Ну, батюшка Михайло Митрич, – обратился он к одному батальонному командиру (батальонный командир улыбаясь подался вперед; видно было, что они были счастливы), – досталось на орехи нынче ночью. Однако, кажется, ничего, полк не из дурных… А?
Батальонный командир понял веселую иронию и засмеялся.
– И на Царицыном лугу с поля бы не прогнали.
– Что? – сказал командир.
В это время по дороге из города, по которой расставлены были махальные, показались два верховые. Это были адъютант и казак, ехавший сзади.
Адъютант был прислан из главного штаба подтвердить полковому командиру то, что было сказано неясно во вчерашнем приказе, а именно то, что главнокомандующий желал видеть полк совершенно в том положении, в котором oн шел – в шинелях, в чехлах и без всяких приготовлений.
К Кутузову накануне прибыл член гофкригсрата из Вены, с предложениями и требованиями итти как можно скорее на соединение с армией эрцгерцога Фердинанда и Мака, и Кутузов, не считая выгодным это соединение, в числе прочих доказательств в пользу своего мнения намеревался показать австрийскому генералу то печальное положение, в котором приходили войска из России. С этою целью он и хотел выехать навстречу полку, так что, чем хуже было бы положение полка, тем приятнее было бы это главнокомандующему. Хотя адъютант и не знал этих подробностей, однако он передал полковому командиру непременное требование главнокомандующего, чтобы люди были в шинелях и чехлах, и что в противном случае главнокомандующий будет недоволен. Выслушав эти слова, полковой командир опустил голову, молча вздернул плечами и сангвиническим жестом развел руки.
– Наделали дела! – проговорил он. – Вот я вам говорил же, Михайло Митрич, что на походе, так в шинелях, – обратился он с упреком к батальонному командиру. – Ах, мой Бог! – прибавил он и решительно выступил вперед. – Господа ротные командиры! – крикнул он голосом, привычным к команде. – Фельдфебелей!… Скоро ли пожалуют? – обратился он к приехавшему адъютанту с выражением почтительной учтивости, видимо относившейся к лицу, про которое он говорил.
– Через час, я думаю.
– Успеем переодеть?
– Не знаю, генерал…
Полковой командир, сам подойдя к рядам, распорядился переодеванием опять в шинели. Ротные командиры разбежались по ротам, фельдфебели засуетились (шинели были не совсем исправны) и в то же мгновение заколыхались, растянулись и говором загудели прежде правильные, молчаливые четвероугольники. Со всех сторон отбегали и подбегали солдаты, подкидывали сзади плечом, через голову перетаскивали ранцы, снимали шинели и, высоко поднимая руки, натягивали их в рукава.
Через полчаса всё опять пришло в прежний порядок, только четвероугольники сделались серыми из черных. Полковой командир, опять подрагивающею походкой, вышел вперед полка и издалека оглядел его.
– Это что еще? Это что! – прокричал он, останавливаясь. – Командира 3 й роты!..
– Командир 3 й роты к генералу! командира к генералу, 3 й роты к командиру!… – послышались голоса по рядам, и адъютант побежал отыскивать замешкавшегося офицера.
Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. Лицо капитана выражало беспокойство школьника, которому велят сказать невыученный им урок. На красном (очевидно от невоздержания) носу выступали пятна, и рот не находил положения. Полковой командир с ног до головы осматривал капитана, в то время как он запыхавшись подходил, по мере приближения сдерживая шаг.
– Вы скоро людей в сарафаны нарядите! Это что? – крикнул полковой командир, выдвигая нижнюю челюсть и указывая в рядах 3 й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличавшегося от других шинелей. – Сами где находились? Ожидается главнокомандующий, а вы отходите от своего места? А?… Я вас научу, как на смотр людей в казакины одевать!… А?…
Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье.
– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись. Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.
Кутузов шел медленно и вяло мимо тысячей глаз, которые выкатывались из своих орбит, следя за начальником. Поровнявшись с 3 й ротой, он вдруг остановился. Свита, не предвидя этой остановки, невольно надвинулась на него.
– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.
Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?
– А то нет! Вовсе кривой.
– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему:
– Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты.
– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.
Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».]
Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата.
– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.
– Vous voyez le malheureux Mack, [Вы видите несчастного Мака.] – проговорил он сорвавшимся голосом.
Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь.
Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем.
Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней.
Невольно он испытывал волнующее радостное чувство при мысли о посрамлении самонадеянной Австрии и о том, что через неделю, может быть, придется ему увидеть и принять участие в столкновении русских с французами, впервые после Суворова.
Но он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя.
Взволнованный и раздраженный этими мыслями, князь Андрей пошел в свою комнату, чтобы написать отцу, которому он писал каждый день. Он сошелся в коридоре с своим сожителем Несвицким и шутником Жерковым; они, как всегда, чему то смеялись.
– Что ты так мрачен? – спросил Несвицкий, заметив бледное с блестящими глазами лицо князя Андрея.
– Веселиться нечему, – отвечал Болконский.
В то время как князь Андрей сошелся с Несвицким и Жерковым, с другой стороны коридора навстречу им шли Штраух, австрийский генерал, состоявший при штабе Кутузова для наблюдения за продовольствием русской армии, и член гофкригсрата, приехавшие накануне. По широкому коридору было достаточно места, чтобы генералы могли свободно разойтись с тремя офицерами; но Жерков, отталкивая рукой Несвицкого, запыхавшимся голосом проговорил:
– Идут!… идут!… посторонитесь, дорогу! пожалуйста дорогу!
Генералы проходили с видом желания избавиться от утруждающих почестей. На лице шутника Жеркова выразилась вдруг глупая улыбка радости, которой он как будто не мог удержать.
– Ваше превосходительство, – сказал он по немецки, выдвигаясь вперед и обращаясь к австрийскому генералу. – Имею честь поздравить.
Он наклонил голову и неловко, как дети, которые учатся танцовать, стал расшаркиваться то одной, то другой ногой.
Генерал, член гофкригсрата, строго оглянулся на него; не заметив серьезность глупой улыбки, не мог отказать в минутном внимании. Он прищурился, показывая, что слушает.
– Имею честь поздравить, генерал Мак приехал,совсем здоров,только немного тут зашибся, – прибавил он,сияя улыбкой и указывая на свою голову.
Генерал нахмурился, отвернулся и пошел дальше.
– Gott, wie naiv! [Боже мой, как он прост!] – сказал он сердито, отойдя несколько шагов.
Несвицкий с хохотом обнял князя Андрея, но Болконский, еще более побледнев, с злобным выражением в лице, оттолкнул его и обратился к Жеркову. То нервное раздражение, в которое его привели вид Мака, известие об его поражении и мысли о том, что ожидает русскую армию, нашло себе исход в озлоблении на неуместную шутку Жеркова.
– Если вы, милостивый государь, – заговорил он пронзительно с легким дрожанием нижней челюсти, – хотите быть шутом , то я вам в этом не могу воспрепятствовать; но объявляю вам, что если вы осмелитесь другой раз скоморошничать в моем присутствии, то я вас научу, как вести себя.
Несвицкий и Жерков так были удивлены этой выходкой, что молча, раскрыв глаза, смотрели на Болконского.
– Что ж, я поздравил только, – сказал Жерков.
– Я не шучу с вами, извольте молчать! – крикнул Болконский и, взяв за руку Несвицкого, пошел прочь от Жеркова, не находившего, что ответить.
– Ну, что ты, братец, – успокоивая сказал Несвицкий.
– Как что? – заговорил князь Андрей, останавливаясь от волнения. – Да ты пойми, что мы, или офицеры, которые служим своему царю и отечеству и радуемся общему успеху и печалимся об общей неудаче, или мы лакеи, которым дела нет до господского дела. Quarante milles hommes massacres et l'ario mee de nos allies detruite, et vous trouvez la le mot pour rire, – сказал он, как будто этою французскою фразой закрепляя свое мнение. – C'est bien pour un garcon de rien, comme cet individu, dont vous avez fait un ami, mais pas pour vous, pas pour vous. [Сорок тысяч человек погибло и союзная нам армия уничтожена, а вы можете при этом шутить. Это простительно ничтожному мальчишке, как вот этот господин, которого вы сделали себе другом, но не вам, не вам.] Мальчишкам только можно так забавляться, – сказал князь Андрей по русски, выговаривая это слово с французским акцентом, заметив, что Жерков мог еще слышать его.
Он подождал, не ответит ли что корнет. Но корнет повернулся и вышел из коридора.


Гусарский Павлоградский полк стоял в двух милях от Браунау. Эскадрон, в котором юнкером служил Николай Ростов, расположен был в немецкой деревне Зальценек. Эскадронному командиру, ротмистру Денисову, известному всей кавалерийской дивизии под именем Васьки Денисова, была отведена лучшая квартира в деревне. Юнкер Ростов с тех самых пор, как он догнал полк в Польше, жил вместе с эскадронным командиром.
11 октября, в тот самый день, когда в главной квартире всё было поднято на ноги известием о поражении Мака, в штабе эскадрона походная жизнь спокойно шла по старому. Денисов, проигравший всю ночь в карты, еще не приходил домой, когда Ростов, рано утром, верхом, вернулся с фуражировки. Ростов в юнкерском мундире подъехал к крыльцу, толконув лошадь, гибким, молодым жестом скинул ногу, постоял на стремени, как будто не желая расстаться с лошадью, наконец, спрыгнул и крикнул вестового.
– А, Бондаренко, друг сердечный, – проговорил он бросившемуся стремглав к его лошади гусару. – Выводи, дружок, – сказал он с тою братскою, веселою нежностию, с которою обращаются со всеми хорошие молодые люди, когда они счастливы.
– Слушаю, ваше сиятельство, – отвечал хохол, встряхивая весело головой.
– Смотри же, выводи хорошенько!
Другой гусар бросился тоже к лошади, но Бондаренко уже перекинул поводья трензеля. Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно. Ростов погладил лошадь по шее, потом по крупу и остановился на крыльце.
«Славно! Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами. Хозяин немец, в фуфайке и колпаке, с вилами, которыми он вычищал навоз, выглянул из коровника. Лицо немца вдруг просветлело, как только он увидал Ростова. Он весело улыбнулся и подмигнул: «Schon, gut Morgen! Schon, gut Morgen!» [Прекрасно, доброго утра!] повторял он, видимо, находя удовольствие в приветствии молодого человека.
– Schon fleissig! [Уже за работой!] – сказал Ростов всё с тою же радостною, братскою улыбкой, какая не сходила с его оживленного лица. – Hoch Oestreicher! Hoch Russen! Kaiser Alexander hoch! [Ура Австрийцы! Ура Русские! Император Александр ура!] – обратился он к немцу, повторяя слова, говоренные часто немцем хозяином.
Немец засмеялся, вышел совсем из двери коровника, сдернул
колпак и, взмахнув им над головой, закричал:
– Und die ganze Welt hoch! [И весь свет ура!]
Ростов сам так же, как немец, взмахнул фуражкой над головой и, смеясь, закричал: «Und Vivat die ganze Welt»! Хотя не было никакой причины к особенной радости ни для немца, вычищавшего свой коровник, ни для Ростова, ездившего со взводом за сеном, оба человека эти с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись – немец в коровник, а Ростов в избу, которую занимал с Денисовым.
– Что барин? – спросил он у Лаврушки, известного всему полку плута лакея Денисова.
– С вечера не бывали. Верно, проигрались, – отвечал Лаврушка. – Уж я знаю, коли выиграют, рано придут хвастаться, а коли до утра нет, значит, продулись, – сердитые придут. Кофею прикажете?
– Давай, давай.
Через 10 минут Лаврушка принес кофею. Идут! – сказал он, – теперь беда. – Ростов заглянул в окно и увидал возвращающегося домой Денисова. Денисов был маленький человек с красным лицом, блестящими черными глазами, черными взлохмоченными усами и волосами. На нем был расстегнутый ментик, спущенные в складках широкие чикчиры, и на затылке была надета смятая гусарская шапочка. Он мрачно, опустив голову, приближался к крыльцу.
– Лавг'ушка, – закричал он громко и сердито. – Ну, снимай, болван!
– Да я и так снимаю, – отвечал голос Лаврушки.
– А! ты уж встал, – сказал Денисов, входя в комнату.
– Давно, – сказал Ростов, – я уже за сеном сходил и фрейлен Матильда видел.
– Вот как! А я пг'одулся, бг'ат, вчег'а, как сукин сын! – закричал Денисов, не выговаривая р . – Такого несчастия! Такого несчастия! Как ты уехал, так и пошло. Эй, чаю!
Денисов, сморщившись, как бы улыбаясь и выказывая свои короткие крепкие зубы, начал обеими руками с короткими пальцами лохматить, как пес, взбитые черные, густые волосы.
– Чог'т меня дег'нул пойти к этой кг'ысе (прозвище офицера), – растирая себе обеими руками лоб и лицо, говорил он. – Можешь себе пг'едставить, ни одной каг'ты, ни одной, ни одной каг'ты не дал.
Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.
Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра.
– До свидания, очень благодарю вас. Государь император, вероятно, пожелает вас видеть, – повторил он и наклонил голову.
Когда князь Андрей вышел из дворца, он почувствовал, что весь интерес и счастие, доставленные ему победой, оставлены им теперь и переданы в равнодушные руки военного министра и учтивого адъютанта. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием.


Князь Андрей остановился в Брюнне у своего знакомого, русского дипломата .Билибина.
– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.
Князь Андрей не только после своего путешествия, но и после всего похода, во время которого он был лишен всех удобств чистоты и изящества жизни, испытывал приятное чувство отдыха среди тех роскошных условий жизни, к которым он привык с детства. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам.
Билибин был человек лет тридцати пяти, холостой, одного общества с князем Андреем. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. Как князь Андрей был молодой человек, обещающий пойти далеко на военном поприще, так, и еще более, обещал Билибин на дипломатическом. Он был еще молодой человек, но уже немолодой дипломат, так как он начал служить с шестнадцати лет, был в Париже, в Копенгагене и теперь в Вене занимал довольно значительное место. И канцлер и наш посланник в Вене знали его и дорожили им. Он был не из того большого количества дипломатов, которые обязаны иметь только отрицательные достоинства, не делать известных вещей и говорить по французски для того, чтобы быть очень хорошими дипломатами; он был один из тех дипломатов, которые любят и умеют работать, и, несмотря на свою лень, он иногда проводил ночи за письменным столом. Он работал одинаково хорошо, в чем бы ни состояла сущность работы. Его интересовал не вопрос «зачем?», а вопрос «как?». В чем состояло дипломатическое дело, ему было всё равно; но составить искусно, метко и изящно циркуляр, меморандум или донесение – в этом он находил большое удовольствие. Заслуги Билибина ценились, кроме письменных работ, еще и по его искусству обращаться и говорить в высших сферах.
Билибин любил разговор так же, как он любил работу, только тогда, когда разговор мог быть изящно остроумен. В обществе он постоянно выжидал случая сказать что нибудь замечательное и вступал в разговор не иначе, как при этих условиях. Разговор Билибина постоянно пересыпался оригинально остроумными, законченными фразами, имеющими общий интерес.
Эти фразы изготовлялись во внутренней лаборатории Билибина, как будто нарочно, портативного свойства, для того, чтобы ничтожные светские люди удобно могли запоминать их и переносить из гостиных в гостиные. И действительно, les mots de Bilibine se colportaient dans les salons de Vienne, [Отзывы Билибина расходились по венским гостиным] и часто имели влияние на так называемые важные дела.
Худое, истощенное, желтоватое лицо его было всё покрыто крупными морщинами, которые всегда казались так чистоплотно и старательно промыты, как кончики пальцев после бани. Движения этих морщин составляли главную игру его физиономии. То у него морщился лоб широкими складками, брови поднимались кверху, то брови спускались книзу, и у щек образовывались крупные морщины. Глубоко поставленные, небольшие глаза всегда смотрели прямо и весело.
– Ну, теперь расскажите нам ваши подвиги, – сказал он.
Болконский самым скромным образом, ни разу не упоминая о себе, рассказал дело и прием военного министра.
– Ils m'ont recu avec ma nouvelle, comme un chien dans un jeu de quilles, [Они приняли меня с этою вестью, как принимают собаку, когда она мешает игре в кегли,] – заключил он.
Билибин усмехнулся и распустил складки кожи.
– Cependant, mon cher, – сказал он, рассматривая издалека свой ноготь и подбирая кожу над левым глазом, – malgre la haute estime que je professe pour le православное российское воинство, j'avoue que votre victoire n'est pas des plus victorieuses. [Однако, мой милый, при всем моем уважении к православному российскому воинству, я полагаю, что победа ваша не из самых блестящих.]
Он продолжал всё так же на французском языке, произнося по русски только те слова, которые он презрительно хотел подчеркнуть.
– Как же? Вы со всею массой своею обрушились на несчастного Мортье при одной дивизии, и этот Мортье уходит у вас между рук? Где же победа?
– Однако, серьезно говоря, – отвечал князь Андрей, – всё таки мы можем сказать без хвастовства, что это немного получше Ульма…
– Отчего вы не взяли нам одного, хоть одного маршала?
– Оттого, что не всё делается, как предполагается, и не так регулярно, как на параде. Мы полагали, как я вам говорил, зайти в тыл к семи часам утра, а не пришли и к пяти вечера.
– Отчего же вы не пришли к семи часам утра? Вам надо было притти в семь часов утра, – улыбаясь сказал Билибин, – надо было притти в семь часов утра.
– Отчего вы не внушили Бонапарту дипломатическим путем, что ему лучше оставить Геную? – тем же тоном сказал князь Андрей.
– Я знаю, – перебил Билибин, – вы думаете, что очень легко брать маршалов, сидя на диване перед камином. Это правда, а всё таки, зачем вы его не взяли? И не удивляйтесь, что не только военный министр, но и августейший император и король Франц не будут очень осчастливлены вашей победой; да и я, несчастный секретарь русского посольства, не чувствую никакой потребности в знак радости дать моему Францу талер и отпустить его с своей Liebchen [милой] на Пратер… Правда, здесь нет Пратера.
Он посмотрел прямо на князя Андрея и вдруг спустил собранную кожу со лба.
– Теперь мой черед спросить вас «отчего», мой милый, – сказал Болконский. – Я вам признаюсь, что не понимаю, может быть, тут есть дипломатические тонкости выше моего слабого ума, но я не понимаю: Мак теряет целую армию, эрцгерцог Фердинанд и эрцгерцог Карл не дают никаких признаков жизни и делают ошибки за ошибками, наконец, один Кутузов одерживает действительную победу, уничтожает charme [очарование] французов, и военный министр не интересуется даже знать подробности.
– Именно от этого, мой милый. Voyez vous, mon cher: [Видите ли, мой милый:] ура! за царя, за Русь, за веру! Tout ca est bel et bon, [все это прекрасно и хорошо,] но что нам, я говорю – австрийскому двору, за дело до ваших побед? Привезите вы нам свое хорошенькое известие о победе эрцгерцога Карла или Фердинанда – un archiduc vaut l'autre, [один эрцгерцог стоит другого,] как вам известно – хоть над ротой пожарной команды Бонапарте, это другое дело, мы прогремим в пушки. А то это, как нарочно, может только дразнить нас. Эрцгерцог Карл ничего не делает, эрцгерцог Фердинанд покрывается позором. Вену вы бросаете, не защищаете больше, comme si vous nous disiez: [как если бы вы нам сказали:] с нами Бог, а Бог с вами, с вашей столицей. Один генерал, которого мы все любили, Шмит: вы его подводите под пулю и поздравляете нас с победой!… Согласитесь, что раздразнительнее того известия, которое вы привозите, нельзя придумать. C'est comme un fait expres, comme un fait expres. [Это как нарочно, как нарочно.] Кроме того, ну, одержи вы точно блестящую победу, одержи победу даже эрцгерцог Карл, что ж бы это переменило в общем ходе дел? Теперь уж поздно, когда Вена занята французскими войсками.
– Как занята? Вена занята?
– Не только занята, но Бонапарте в Шенбрунне, а граф, наш милый граф Врбна отправляется к нему за приказаниями.
Болконский после усталости и впечатлений путешествия, приема и в особенности после обеда чувствовал, что он не понимает всего значения слов, которые он слышал.
– Нынче утром был здесь граф Лихтенфельс, – продолжал Билибин, – и показывал мне письмо, в котором подробно описан парад французов в Вене. Le prince Murat et tout le tremblement… [Принц Мюрат и все такое…] Вы видите, что ваша победа не очень то радостна, и что вы не можете быть приняты как спаситель…
– Право, для меня всё равно, совершенно всё равно! – сказал князь Андрей, начиная понимать,что известие его о сражении под Кремсом действительно имело мало важности ввиду таких событий, как занятие столицы Австрии. – Как же Вена взята? А мост и знаменитый tete de pont, [мостовое укрепление,] и князь Ауэрсперг? У нас были слухи, что князь Ауэрсперг защищает Вену, – сказал он.
– Князь Ауэрсперг стоит на этой, на нашей, стороне и защищает нас; я думаю, очень плохо защищает, но всё таки защищает. А Вена на той стороне. Нет, мост еще не взят и, надеюсь, не будет взят, потому что он минирован, и его велено взорвать. В противном случае мы были бы давно в горах Богемии, и вы с вашею армией провели бы дурную четверть часа между двух огней.
– Но это всё таки не значит, чтобы кампания была кончена, – сказал князь Андрей.
– А я думаю, что кончена. И так думают большие колпаки здесь, но не смеют сказать этого. Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffouree de Durenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. – Вопрос только в том, что скажет берлинское свидание императора Александра с прусским королем. Ежели Пруссия вступит в союз, on forcera la main a l'Autriche, [принудят Австрию,] и будет война. Ежели же нет, то дело только в том, чтоб условиться, где составлять первоначальные статьи нового Саmро Formio. [Кампо Формио.]
– Но что за необычайная гениальность! – вдруг вскрикнул князь Андрей, сжимая свою маленькую руку и ударяя ею по столу. – И что за счастие этому человеку!
– Buonaparte? [Буонапарте?] – вопросительно сказал Билибин, морща лоб и этим давая чувствовать, что сейчас будет un mot [словечко]. – Bu onaparte? – сказал он, ударяя особенно на u . – Я думаю, однако, что теперь, когда он предписывает законы Австрии из Шенбрунна, il faut lui faire grace de l'u . [надо его избавить от и.] Я решительно делаю нововведение и называю его Bonaparte tout court [просто Бонапарт].
– Нет, без шуток, – сказал князь Андрей, – неужели вы думаете,что кампания кончена?
– Я вот что думаю. Австрия осталась в дурах, а она к этому не привыкла. И она отплатит. А в дурах она осталась оттого, что, во первых, провинции разорены (on dit, le православное est terrible pour le pillage), [говорят, что православное ужасно по части грабежей,] армия разбита, столица взята, и всё это pour les beaux yeux du [ради прекрасных глаз,] Сардинское величество. И потому – entre nous, mon cher [между нами, мой милый] – я чутьем слышу, что нас обманывают, я чутьем слышу сношения с Францией и проекты мира, тайного мира, отдельно заключенного.
– Это не может быть! – сказал князь Андрей, – это было бы слишком гадко.
– Qui vivra verra, [Поживем, увидим,] – сказал Билибин, распуская опять кожу в знак окончания разговора.
Когда князь Андрей пришел в приготовленную для него комнату и в чистом белье лег на пуховики и душистые гретые подушки, – он почувствовал, что то сражение, о котором он привез известие, было далеко, далеко от него. Прусский союз, измена Австрии, новое торжество Бонапарта, выход и парад, и прием императора Франца на завтра занимали его.
Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба, стук колес экипажа, и вот опять спускаются с горы растянутые ниткой мушкатеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядом с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства.
Он пробудился…
«Да, всё это было!…» сказал он, счастливо, детски улыбаясь сам себе, и заснул крепким, молодым сном.


На другой день он проснулся поздно. Возобновляя впечатления прошедшего, он вспомнил прежде всего то, что нынче надо представляться императору Францу, вспомнил военного министра, учтивого австрийского флигель адъютанта, Билибина и разговор вчерашнего вечера. Одевшись в полную парадную форму, которой он уже давно не надевал, для поездки во дворец, он, свежий, оживленный и красивый, с подвязанною рукой, вошел в кабинет Билибина. В кабинете находились четыре господина дипломатического корпуса. С князем Ипполитом Курагиным, который был секретарем посольства, Болконский был знаком; с другими его познакомил Билибин.
Господа, бывавшие у Билибина, светские, молодые, богатые и веселые люди, составляли и в Вене и здесь отдельный кружок, который Билибин, бывший главой этого кружка, называл наши, les nфtres. В кружке этом, состоявшем почти исключительно из дипломатов, видимо, были свои, не имеющие ничего общего с войной и политикой, интересы высшего света, отношений к некоторым женщинам и канцелярской стороны службы. Эти господа, повидимому, охотно, как своего (честь, которую они делали немногим), приняли в свой кружок князя Андрея. Из учтивости, и как предмет для вступления в разговор, ему сделали несколько вопросов об армии и сражении, и разговор опять рассыпался на непоследовательные, веселые шутки и пересуды.
– Но особенно хорошо, – говорил один, рассказывая неудачу товарища дипломата, – особенно хорошо то, что канцлер прямо сказал ему, что назначение его в Лондон есть повышение, и чтоб он так и смотрел на это. Видите вы его фигуру при этом?…
– Но что всего хуже, господа, я вам выдаю Курагина: человек в несчастии, и этим то пользуется этот Дон Жуан, этот ужасный человек!
Князь Ипполит лежал в вольтеровском кресле, положив ноги через ручку. Он засмеялся.
– Parlez moi de ca, [Ну ка, ну ка,] – сказал он.
– О, Дон Жуан! О, змея! – послышались голоса.
– Вы не знаете, Болконский, – обратился Билибин к князю Андрею, – что все ужасы французской армии (я чуть было не сказал – русской армии) – ничто в сравнении с тем, что наделал между женщинами этот человек.
– La femme est la compagne de l'homme, [Женщина – подруга мужчины,] – произнес князь Ипполит и стал смотреть в лорнет на свои поднятые ноги.
Билибин и наши расхохотались, глядя в глаза Ипполиту. Князь Андрей видел, что этот Ипполит, которого он (должно было признаться) почти ревновал к своей жене, был шутом в этом обществе.
– Нет, я должен вас угостить Курагиным, – сказал Билибин тихо Болконскому. – Он прелестен, когда рассуждает о политике, надо видеть эту важность.
Он подсел к Ипполиту и, собрав на лбу свои складки, завел с ним разговор о политике. Князь Андрей и другие обступили обоих.
– Le cabinet de Berlin ne peut pas exprimer un sentiment d'alliance, – начал Ипполит, значительно оглядывая всех, – sans exprimer… comme dans sa derieniere note… vous comprenez… vous comprenez… et puis si sa Majeste l'Empereur ne deroge pas au principe de notre alliance… [Берлинский кабинет не может выразить свое мнение о союзе, не выражая… как в своей последней ноте… вы понимаете… вы понимаете… впрочем, если его величество император не изменит сущности нашего союза…]
– Attendez, je n'ai pas fini… – сказал он князю Андрею, хватая его за руку. – Je suppose que l'intervention sera plus forte que la non intervention. Et… – Он помолчал. – On ne pourra pas imputer a la fin de non recevoir notre depeche du 28 novembre. Voila comment tout cela finira. [Подождите, я не кончил. Я думаю, что вмешательство будет прочнее чем невмешательство И… Невозможно считать дело оконченным непринятием нашей депеши от 28 ноября. Чем то всё это кончится.]
И он отпустил руку Болконского, показывая тем, что теперь он совсем кончил.
– Demosthenes, je te reconnais au caillou que tu as cache dans ta bouche d'or! [Демосфен, я узнаю тебя по камешку, который ты скрываешь в своих золотых устах!] – сказал Билибин, y которого шапка волос подвинулась на голове от удовольствия.
Все засмеялись. Ипполит смеялся громче всех. Он, видимо, страдал, задыхался, но не мог удержаться от дикого смеха, растягивающего его всегда неподвижное лицо.
– Ну вот что, господа, – сказал Билибин, – Болконский мой гость в доме и здесь в Брюнне, и я хочу его угостить, сколько могу, всеми радостями здешней жизни. Ежели бы мы были в Брюнне, это было бы легко; но здесь, dans ce vilain trou morave [в этой скверной моравской дыре], это труднее, и я прошу у всех вас помощи. Il faut lui faire les honneurs de Brunn. [Надо ему показать Брюнн.] Вы возьмите на себя театр, я – общество, вы, Ипполит, разумеется, – женщин.
– Надо ему показать Амели, прелесть! – сказал один из наших, целуя кончики пальцев.
– Вообще этого кровожадного солдата, – сказал Билибин, – надо обратить к более человеколюбивым взглядам.
– Едва ли я воспользуюсь вашим гостеприимством, господа, и теперь мне пора ехать, – взглядывая на часы, сказал Болконский.
– Куда?
– К императору.
– О! о! о!
– Ну, до свидания, Болконский! До свидания, князь; приезжайте же обедать раньше, – пocлшaлиcь голоса. – Мы беремся за вас.
– Старайтесь как можно более расхваливать порядок в доставлении провианта и маршрутов, когда будете говорить с императором, – сказал Билибин, провожая до передней Болконского.
– И желал бы хвалить, но не могу, сколько знаю, – улыбаясь отвечал Болконский.
– Ну, вообще как можно больше говорите. Его страсть – аудиенции; а говорить сам он не любит и не умеет, как увидите.


На выходе император Франц только пристально вгляделся в лицо князя Андрея, стоявшего в назначенном месте между австрийскими офицерами, и кивнул ему своей длинной головой. Но после выхода вчерашний флигель адъютант с учтивостью передал Болконскому желание императора дать ему аудиенцию.
Император Франц принял его, стоя посредине комнаты. Перед тем как начинать разговор, князя Андрея поразило то, что император как будто смешался, не зная, что сказать, и покраснел.
– Скажите, когда началось сражение? – спросил он поспешно.
Князь Андрей отвечал. После этого вопроса следовали другие, столь же простые вопросы: «здоров ли Кутузов? как давно выехал он из Кремса?» и т. п. Император говорил с таким выражением, как будто вся цель его состояла только в том, чтобы сделать известное количество вопросов. Ответы же на эти вопросы, как было слишком очевидно, не могли интересовать его.
– В котором часу началось сражение? – спросил император.
– Не могу донести вашему величеству, в котором часу началось сражение с фронта, но в Дюренштейне, где я находился, войско начало атаку в 6 часу вечера, – сказал Болконский, оживляясь и при этом случае предполагая, что ему удастся представить уже готовое в его голове правдивое описание всего того, что он знал и видел.
Но император улыбнулся и перебил его:
– Сколько миль?
– Откуда и докуда, ваше величество?
– От Дюренштейна до Кремса?
– Три с половиною мили, ваше величество.
– Французы оставили левый берег?
– Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние.
– Достаточно ли фуража в Кремсе?
– Фураж не был доставлен в том количестве…
Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.]
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c'est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l'ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.]
Князь Андрей ничего не понимал.
– Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе?
– Я от эрцгерцогини. Там я ничего не слыхал.
– И не видали, что везде укладываются?
– Не видал… Да в чем дело? – нетерпеливо спросил князь Андрей.
– В чем дело? Дело в том, что французы перешли мост, который защищает Ауэсперг, и мост не взорвали, так что Мюрат бежит теперь по дороге к Брюнну, и нынче завтра они будут здесь.
– Как здесь? Да как же не взорвали мост, когда он минирован?
– А это я у вас спрашиваю. Этого никто, и сам Бонапарте, не знает.
Болконский пожал плечами.
– Но ежели мост перейден, значит, и армия погибла: она будет отрезана, – сказал он.
– В этом то и штука, – отвечал Билибин. – Слушайте. Вступают французы в Вену, как я вам говорил. Всё очень хорошо. На другой день, то есть вчера, господа маршалы: Мюрат Ланн и Бельяр, садятся верхом и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.) Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный tete de pont и пятнадцать тысяч войска, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Проедемте втроем и возьмем этот мост. – Поедемте, говорят другие; и они отправляются и берут мост, переходят его и теперь со всею армией по сю сторону Дуная направляются на нас, на вас и на ваши сообщения.
– Полноте шутить, – грустно и серьезно сказал князь Андрей.
Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею.
Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав к армии, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасет армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана.
– Полноте шутить, – сказал он.
– Не шучу, – продолжал Билибин, – ничего нет справедливее и печальнее. Господа эти приезжают на мост одни и поднимают белые платки; уверяют, что перемирие, и что они, маршалы, едут для переговоров с князем Ауэрспергом. Дежурный офицер пускает их в tete de pont. [мостовое укрепление.] Они рассказывают ему тысячу гасконских глупостей: говорят, что война кончена, что император Франц назначил свидание Бонапарту, что они желают видеть князя Ауэрсперга, и тысячу гасконад и проч. Офицер посылает за Ауэрспергом; господа эти обнимают офицеров, шутят, садятся на пушки, а между тем французский баталион незамеченный входит на мост, сбрасывает мешки с горючими веществами в воду и подходит к tete de pont. Наконец, является сам генерал лейтенант, наш милый князь Ауэрсперг фон Маутерн. «Милый неприятель! Цвет австрийского воинства, герой турецких войн! Вражда кончена, мы можем подать друг другу руку… император Наполеон сгорает желанием узнать князя Ауэрсперга». Одним словом, эти господа, не даром гасконцы, так забрасывают Ауэрсперга прекрасными словами, он так прельщен своею столь быстро установившеюся интимностью с французскими маршалами, так ослеплен видом мантии и страусовых перьев Мюрата, qu'il n'y voit que du feu, et oubl celui qu'il devait faire faire sur l'ennemi. [Что он видит только их огонь и забывает о своем, о том, который он обязан был открыть против неприятеля.] (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Нет, но что лучше всего, – продолжал он, успокоиваясь в своем волнении прелестью собственного рассказа, – это то, что сержант, приставленный к той пушке, по сигналу которой должно было зажигать мины и взрывать мост, сержант этот, увидав, что французские войска бегут на мост, хотел уже стрелять, но Ланн отвел его руку. Сержант, который, видно, был умнее своего генерала, подходит к Ауэрспергу и говорит: «Князь, вас обманывают, вот французы!» Мюрат видит, что дело проиграно, ежели дать говорить сержанту. Он с удивлением (настоящий гасконец) обращается к Ауэрспергу: «Я не узнаю столь хваленую в мире австрийскую дисциплину, – говорит он, – и вы позволяете так говорить с вами низшему чину!» C'est genial. Le prince d'Auersperg se pique d'honneur et fait mettre le sergent aux arrets. Non, mais avouez que c'est charmant toute cette histoire du pont de Thabor. Ce n'est ni betise, ni lachete… [Это гениально. Князь Ауэрсперг оскорбляется и приказывает арестовать сержанта. Нет, признайтесь, что это прелесть, вся эта история с мостом. Это не то что глупость, не то что подлость…]
– С'est trahison peut etre, [Быть может, измена,] – сказал князь Андрей, живо воображая себе серые шинели, раны, пороховой дым, звуки пальбы и славу, которая ожидает его.
– Non plus. Cela met la cour dans de trop mauvais draps, – продолжал Билибин. – Ce n'est ni trahison, ni lachete, ni betise; c'est comme a Ulm… – Он как будто задумался, отыскивая выражение: – c'est… c'est du Mack. Nous sommes mackes , [Также нет. Это ставит двор в самое нелепое положение; это ни измена, ни подлость, ни глупость; это как при Ульме, это… это Маковщина . Мы обмаковались. ] – заключил он, чувствуя, что он сказал un mot, и свежее mot, такое mot, которое будет повторяться.
Собранные до тех пор складки на лбу быстро распустились в знак удовольствия, и он, слегка улыбаясь, стал рассматривать свои ногти.
– Куда вы? – сказал он вдруг, обращаясь к князю Андрею, который встал и направился в свою комнату.
– Я еду.
– Куда?
– В армию.
– Да вы хотели остаться еще два дня?
– А теперь я еду сейчас.
И князь Андрей, сделав распоряжение об отъезде, ушел в свою комнату.
– Знаете что, мой милый, – сказал Билибин, входя к нему в комнату. – Я подумал об вас. Зачем вы поедете?
И в доказательство неопровержимости этого довода складки все сбежали с лица.
Князь Андрей вопросительно посмотрел на своего собеседника и ничего не ответил.
– Зачем вы поедете? Я знаю, вы думаете, что ваш долг – скакать в армию теперь, когда армия в опасности. Я это понимаю, mon cher, c'est de l'heroisme. [мой дорогой, это героизм.]
– Нисколько, – сказал князь Андрей.
– Но вы un philoSophiee, [философ,] будьте же им вполне, посмотрите на вещи с другой стороны, и вы увидите, что ваш долг, напротив, беречь себя. Предоставьте это другим, которые ни на что более не годны… Вам не велено приезжать назад, и отсюда вас не отпустили; стало быть, вы можете остаться и ехать с нами, куда нас повлечет наша несчастная судьба. Говорят, едут в Ольмюц. А Ольмюц очень милый город. И мы с вами вместе спокойно поедем в моей коляске.
– Перестаньте шутить, Билибин, – сказал Болконский.
– Я говорю вам искренно и дружески. Рассудите. Куда и для чего вы поедете теперь, когда вы можете оставаться здесь? Вас ожидает одно из двух (он собрал кожу над левым виском): или не доедете до армии и мир будет заключен, или поражение и срам со всею кутузовскою армией.
И Билибин распустил кожу, чувствуя, что дилемма его неопровержима.
– Этого я не могу рассудить, – холодно сказал князь Андрей, а подумал: «еду для того, чтобы спасти армию».
– Mon cher, vous etes un heros, [Мой дорогой, вы – герой,] – сказал Билибин.


В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.
В Брюнне всё придворное население укладывалось, и уже отправлялись тяжести в Ольмюц. Около Эцельсдорфа князь Андрей выехал на дорогу, по которой с величайшею поспешностью и в величайшем беспорядке двигалась русская армия. Дорога была так запружена повозками, что невозможно было ехать в экипаже. Взяв у казачьего начальника лошадь и казака, князь Андрей, голодный и усталый, обгоняя обозы, ехал отыскивать главнокомандующего и свою повозку. Самые зловещие слухи о положении армии доходили до него дорогой, и вид беспорядочно бегущей армии подтверждал эти слухи.
«Cette armee russe que l'or de l'Angleterre a transportee, des extremites de l'univers, nous allons lui faire eprouver le meme sort (le sort de l'armee d'Ulm)», [«Эта русская армия, которую английское золото перенесло сюда с конца света, испытает ту же участь (участь ульмской армии)».] вспоминал он слова приказа Бонапарта своей армии перед началом кампании, и слова эти одинаково возбуждали в нем удивление к гениальному герою, чувство оскорбленной гордости и надежду славы. «А ежели ничего не остается, кроме как умереть? думал он. Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других».
Князь Андрей с презрением смотрел на эти бесконечные, мешавшиеся команды, повозки, парки, артиллерию и опять повозки, повозки и повозки всех возможных видов, обгонявшие одна другую и в три, в четыре ряда запружавшие грязную дорогу. Со всех сторон, назади и впереди, покуда хватал слух, слышались звуки колес, громыхание кузовов, телег и лафетов, лошадиный топот, удары кнутом, крики понуканий, ругательства солдат, денщиков и офицеров. По краям дороги видны были беспрестанно то павшие ободранные и неободранные лошади, то сломанные повозки, у которых, дожидаясь чего то, сидели одинокие солдаты, то отделившиеся от команд солдаты, которые толпами направлялись в соседние деревни или тащили из деревень кур, баранов, сено или мешки, чем то наполненные.
На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher [„Вот дорогое] православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина.