Охотское море

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

</tt>

</tt>

Охотское мореОхотское море
Охотское море
54°16′07″ с. ш. 148°33′26″ в. д. / 54.26861° с. ш. 148.55722° в. д. / 54.26861; 148.55722 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.26861&mlon=148.55722&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 54°16′07″ с. ш. 148°33′26″ в. д. / 54.26861° с. ш. 148.55722° в. д. / 54.26861; 148.55722 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.26861&mlon=148.55722&zoom=9 (O)] (Я)
РасположениеСеверо-Восточная Азия
Площадь1603 тыс. км²
Объём1316 тыс. км³
Наибольшая глубина3916 м
Средняя глубина1780 м
К:Водные объекты по алфавиту

Охо́тское мо́ре — море Тихого океана, отделяется от него полуостровом Камчатка, Курильскими островами и островом Хоккайдо. Море омывает берега России и Японии. Прежнее название — Камчатское море[1].

Площадь — 1603 тыс. км². Средняя глубина — 1780 м, максимальная глубина — 3916 мК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2982 дня]. Западная часть моря расположена над пологим продолжением континента и имеет малую глубину. В центре моря расположены впадины Дерюгина (на юге) и впадина ТИНРО. В восточной части расположена курильская котловина, в которой глубина максимальна. С октября по май — июнь северная часть моря покрыта льдом. Юго-восточная часть практически не замерзает. Побережье на севере сильно изрезано, на северо-востоке Охотского моря расположен самый крупный его залив — Залив Шелихова. Из более мелких заливов северной части наиболее известны Ейринейская губа и заливы Шельтинга, Забияка, Бабушкина, Кекурный. На востоке береговая линия полуострова Камчатка практически лишена заливов. На западе береговая линия сильно изрезана, образуя Сахалинский залив и Шантарское море. На юге крупнейшими являются заливы Анива и Терпения, Одесский залив на острове Итуруп. Впадают реки Амур, Охота, Кухтуй.

Рыболовство (лососёвые, сельдь, минтай, мойва, навага и др.), морепродукты (камчатский краб). Добыча углеводородного сырья на шельфе Сахалина. Главные порты: на материке — Магадан, Аян, Охотск (портпункт); на острове Сахалин — Холмск, Корсаков, на Курильских островах — Северо-Курильск. Море расположено на Охотской субплите, являющейся частью Евразийской плиты. Кора под большей частью Охотского моря континентального типа.

С 15 марта 2014 года по решению ООН Охотское море целиком отнесено к исключительной экономической зоне России (за исключением небольшой части, прилегающей к острову Хоккайдо).[2]





Гидроним

Охотское море названо по имени реки Охота, которое в свою очередь происходит от эвенск. окат — «река». Ранее называлось Ламским (от эвенск. лам — «море»), а также Камчатским морем. Японцы традиционно называли это море Хоккай (北海), буквально «Северное море». Но поскольку сейчас это название относится к Северному морю Атлантического океана, то название Охотского моря они изменили на Охоцуку-кай (オホーツク海), что является адаптацией русского названия к нормам японской фонетики.

Правовой режим

Акваторию Охотского моря составляют внутренние воды, территориальное море и исключительная экономическая зона двух прибрежных государств — России и Японии. По своему международно-правовому статусу Охотское море ближе всего к полузамкнутому морю (ст. 122 Конвенции ООН по морскому праву), поскольку окружено двумя или более государствами и главным образом состоит из территориального моря и исключительной экономической зоны двух государств, но таковым не является, поскольку соединено с остальной частью мирового океана не единственным узким проходом, а рядом проходов. В центральной части моря на расстоянии 200 морских миль от исходных линий имеется вытянутый в меридиональном направлении участок, в англоязычной литературе традиционно именуемый Peanut Hole, который не входит в исключительную экономическую зону и является открытым морем[3][4] вне юрисдикции России; в частности, любая страна мира имеет здесь право осуществлять лов рыбы и вести иную разрешённую конвенцией ООН по морскому праву деятельность, исключая деятельность на шельфе. Поскольку этот регион является важным элементом для воспроизводства популяции некоторых видов промысловых рыб, правительства некоторых стран прямо запрещают своим судам вести промысел на этом участке моря.

13-14 ноября 2013 г. Подкомиссия, созданной в рамках Комиссии ООН по границам континентального шельфа согласилась с доводами Российской делегации в рамках рассмотрения заявки РФ о признании дна упомянутого выше участка открытого моря продолжением российского континентального шельфа. 15 марта 2014 г. 33 сессия Комиссии в 2014 г. приняла положительное решение по российской заявке, впервые поданной в 2001 г., и поданной в новой редакции[5] в начале 2013 г., и центральная часть Охотского моря за пределами исключительной экономической зоны РФ была признана континентальным шельфом России. Следовательно, в центральной части другим государствам запрещена добыча «сидячих» биологических ресурсов (например, краба, моллюсков) и разработка недр. На ловлю иных биоресурсов, например, рыбы, ограничения континентального шельфа не распространяются. Рассмотрение заявки по существу стало возможным благодаря позиции Японии, которая официальной нотой[6] от 23 мая 2013 г. подтвердила согласие на рассмотрение Комиссией сути заявки безотносительно решения вопроса Курильских островов.

Температурный режим и солёность

Зимой температура воды у поверхности моря составляет от −1,8 до 2,0 °C, летом температура повышается до 10-18 °C.

Ниже поверхностного слоя, на глубинах около 50-150 метров находится промежуточный холодный слой воды, температура которого не изменяется в течение года и составляет около −1,7 °C.

Поступающие в море через Курильские проливы воды Тихого океана формируют глубинные водные массы с температурой 2,5 — 2,7 °C (у самого дна — 1,5-1,8 °C). В прибрежных районах со значительным речным стоком вода имеет температуру зимой около 0 °C, летом — 8-15 °C.

Солёность поверхностных морских вод — 32,8—33,8 . Солёность промежуточного слоя — 34,5. Глубинные воды имеют солёность 34,3 — 34,4 ‰. Прибрежные воды имеют солёность менее 30 ‰.

Средняя температура воды по горизонтам °C
(для точки с координатами 46,5° с. ш. 150,5° в. д.; данные за 1942—2005 года):[7]
Горизонт м Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
0 2,37 0,34 -0,44 0,05 1,27 2,08 5,26 6,04 10,0 8,12 4,47 3,08
10 2,38 0,32 -0,42 0,10 1,30 1,68 4,48 5,47 8,20 6,76 5,03 3,09
20 2,37 0,33 -0,23 0,10 1,14 1,47 3,57 4,07 6,31 6,45 4,56 3,09
50 2,50 0,86 -0,09 0,25 0,38 1,10 1,70 2,16 2,42 4,17 3,48 3,06
100 3,06 1,01 0,29 0,50 0,12 0,98 1,30 1,53 1,90 2,53 2,46 2,66
200 2,25 1,46 0,60 0,70 0,72 0,94 1,16 1,41 1,13 1,68 1,44 1,59
400 1,71 1,21 1,25 1,10 1,23 1,01 1,11 1,28 1,44 1,49 1,39 1,15

Происшествие в декабре 2010 — январе 2011 годов

С 30 декабря 2010 года по 31 января 2011 года в Охотском море проводилась спасательная операция, которая получила широкое освещение в СМИ.

Сама операция была широкомасштабной, по оценке замминистра транспорта Виктора Олерского и главы Росрыболовства Андрея Крайнего, спасательные операции с таким размахом не проводились в России в течение 40 лет.

Стоимость операции составила в пределах 150—250 миллионов рублей, на неё было израсходовано 6 600 тонн дизельного топлива[8].

В ледовый плен попали 15 судов, на которых находились около 700 человек[9].

Операция проводилась силами ледокольной флотилии: ледоколы «Адмирал Макаров» и «Красин», в качестве вспомогательных судов работали ледокол «Магадан» и танкер «Виктория». Координационный штаб спасательной операции находился в Южно-Сахалинске, работы велись под руководством заместителя министра транспорта РФ Виктора Олерского[10].

Большая часть судов выбралась самостоятельно, ледоколы вызволяли четыре судна: траулер «Мыс Елизаветы», научно-исследовательское судно «Профессор Кизеветтер» (первая половина января, «Адмирал Макаров»), рефрижератор «Берег Надежды» и плавбазу «Содружество».

Первым помощь была оказана сейнеру «Мыс Елизаветы», капитан которого повёл своё судно после введения запрета на заход в этот район.

В результате «Мыс Елизаветы» вмёрз в лёд в зоне Сахалинского залива[11].

Вторым освобождённым судном стал «Профессор Кизеветтер», капитан которого по результатам расследования был лишён диплома на полгода[8].

В районе 14 января ледоколы собрали вместе оставшиеся суда, терпящие бедствие[10], после этого ледоколы осуществляли проводку обоих судов каравана на сцепке.

После обрыва «усов» «Содружества» было принято решение сначала проводить через тяжёлые льды рефрижератор[12].

Проводка была приостановлена в районе 20 января[13] из-за погодных условий[14], но 24 января удалось вывести рефрижератор «Берег Надежды» на чистую воду[15].

25 января после бункеровки «Адмирал Макаров» вернулся для проводки плавбазы[16].

26 января снова произошёл обрыв буксировочных «усов», пришлось потерять время на доставку новых вертолётом[17].

31 января плавбаза «Содружество» также была выведена из ледового плена, операция завершилась в 11:00 по Владивостокскому времени[18].

Напишите отзыв о статье "Охотское море"

Примечания

  1. [www.retromap.ru/m.php#l=14174517&z=5&y=55.902147&x=158.78579 Старые карты городов России - от древних времен до наших дней]. www.retromap.ru. Проверено 15 января 2016.
  2. [www.rg.ru/2014/03/17/more.html Охотское море - наше все]. // rg.ru. Проверено 22 ноября 2015.
  3. [www.fao.org/DOCREP/003/T3740E/T3740E03.htm FAO: World review of highly migratory species and straddling stocks…]
  4. [www.dfo-mpo.gc.ca/fgc-cgp/documents/meltzer/maps/PeanutHole.pdf Схема Peanut Hole]
  5. www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/rus01_rev13/part_1_Rezume_MID.pdf
  6. www.un.org/depts/los/clcs_new/submissions_files/rus01_rev13/2013_05_23_JPN_NV_UN_001.pdf
  7. [data.oceaninfo.info/atlas/Oxot/3_watertemp_stats_table_9416560TWMR.html ЕСИМО]. [www.webcitation.org/617Mjy9vu Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  8. 1 2 Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/02/02/reg-dvostok/diplom-anons.html Капитан застрявшего во льдах "Профессора Кизеветтера" лишен диплома], Российская газета (2 февраля 2011). Проверено 10 февраля 2011. «за нарушение трудовой дисциплины, создавшее угрозу безопасности мореплавания, жизни и здоровью людей на море».
  9. Шадрина, Татьяна. [www.rg.ru/2011/01/31/rybaki-site.html Спасение за госсчет Государство частично оплатит вывод рыболовных судов из ледового плена], Следим за ситуацией, Российская газета (31 января 2011 года). Проверено 10 февраля 2011. «Государство совместно с рыбаками заплатит за проведение спасательной операции вывода судов изо льдов Охотского моря. Она длилась месяц и завершилась 30 января».
  10. 1 2 ИТАР-ТАСС. [www.rg.ru/2011/01/14/ledokoly-anons.html Ледоколы вместе с плавбазой "Содружество" достигли рефрижератора "Берег Надежды"], Новости дня, Российская газета (14 января 2011 года). Проверено 10 февраля 2011. «В координационном штабе спасательной операции в Южно-Сахалинске под руководством замминистра транспорта РФ Виктора Олерского анализируются…».
  11. Басов, Василий. [www.rg.ru/2011/01/20/reg-dvostok/spasenie.html Ледовый плен Судно оказалось в ловушке из-за отсутствия точной информации о погодных условиях], Российская газета (20 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «Около двух миллионов долларов заплатит за спасение сейнера "Мыс Елизаветы" из ледового плена его владеле».
  12. Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/01/20/reg-dvostok/operacia-anons.html Ледоколы "Адмирал Макаров" и "Красин" буксируют транспортный рефрижератор "Берег Надежды"], Российская газета (20 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «Ледокол "Красин" идет впереди, за ним следует ледокол "Адмирал Макаров", который тащит на буксире, "на усах" "Берег Надежды"».
  13. ИТАР-ТАСС. [www.rg.ru/2011/01/24/ledokoly-anons.html Рефрижератор "Берег надежды" вывели из ледового плена], Новости дня, Российская газета (24 января 2011 года). Проверено 10 февраля 2011. «Ледоколы "Адмирал Макаров" и Красин" вывели на чистую воду в Охотском море рефрижератор "Берег надежды" и после дозаправки топливом отправятся выводить плавбазу "Содружество"».
  14. Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/01/21/reg-dvostok/nepogoda-anons.html Спасательная операция в Охотском море приостановлена из-за непогоды], Российская газета (21 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «Сильный снег, нулевая видимость, ветер скоростью 15 метров в секунду, который усилил сжатие льдов, заставили на время прекратить буксировку судов».
  15. Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/01/24/reg-dvostok/bereg.html Кромка надежды Ледоколы вывели "Берег Надежды" на чистую воду], Российская газета (24 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «Ледоколы "Адмирал Макаров" и "Красин" сегодня вывели на чистую воду транспортный рефрижератор "Берег Надежды", который более 20 дней находился в ледовом плену в Охотском море».
  16. Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/01/25/reg-dvostok/ledokol-anons.html Ледокол "Адмирал Макаров" держит курс к плавбазе "Содружество"], Российская газета (25 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «Ледокол "Адмирал Макаров"… …произвел дозаправку топливом с танкера "Виктория", и взял обратный курс к плавбазе "Содружество"».
  17. ИТАР-ТАСС. [www.rg.ru/2011/01/26/mintrans-anons.html Вывод плавбазы "Содружество" приостановлен], Новости дня, Российская газета (26 января 2011 года). Проверено 10 февраля 2011. «связка ледокола "Красин" и плавбазы "Содружество" восстанавливается после доставки на борт вертолетом запасных "усов"».
  18. Бондаренко, Анна. [www.rg.ru/2011/01/31/reg-dvostok/okhotskoe-anons.html Операция по выводу судов из ледового плена в Охотском море завершена], Российская газета (31 января 2011). Проверено 10 февраля 2011. «в 11:00 по владивостокскому времени ледоколы вывели плавбазу "Содружество" из ледовой ловушки в Охотском море».

Литература

  • Шамраев Ю. И., Шишкина Л. А. Океанология. Л.: Гидрометеоиздат, 1980.

Ссылки

  • [национальныйатлас.рф/cd1/286-287.html Охотское море (физическая карта, масштаб 1:5 000 000)] // Национальный атлас России. — М.: Роскартография, 2004. — Т. 1. — С. 286—287. — 496 с. — 3000 экз. — ISBN 5-85120-217-3.
  • [www.wdcb.ru/sep/lithosphere/Okhotsk_Sea/okhsea.ru.html Литосфера Охотского моря]
  • [tapemark.narod.ru/more/19.html Охотское море] в книге: А. Д. Добровольский, Б. С. Залогин. Моря СССР. Изд-во Моск. ун-та, 1982.

Отрывок, характеризующий Охотское море

– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да?
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?…
И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли.
И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично.
– Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу.
– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим , с приехавшим из за границы . Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.
– Вот как в наше время танцовывали, ma chere, – сказал граф.
– Ай да Данила Купор! – тяжело и продолжительно выпуская дух и засучивая рукава, сказала Марья Дмитриевна.


В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.
Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.