О’Келли, Алоизиус

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Алоизиус О’Келли
Aloysius O'Kelly

Алоизиус О’Келли
Фото ок.1900, Нью-Йорк
Дата рождения:

3 июля 1853(1853-07-03)

Место рождения:

Дублин, Ирландия

Дата смерти:

1936(1936)

Жанр:

живописец,
график,
жанрист,
пейзажист

Стиль:

реализм,
салонная живопись,
импрессионизм

Алоизиус О’Келли (англ. Aloysius O'Kelly ; 3 июля 18531936, ирландский художник, живописец-жанрист, конца XIX-го, первой трети XX-го века, мастер прибрежных ландшафтов, видов рыбацких деревень и причалов.





Биография

Алоизиус О’Келли родился в 1853 году в Дублине. Он был младшим из пятерых детей. Его дед и бабка со стороны отца происходили из Роскоммона. В Петерсонс Лейн [www.libraryireland.com/Dublin-Street-Directory-1862/27.php] у его отца, Джона Келли была кузница и тележная мастерская, и это давало семье пропитание. Начать заниматься искусством Алоизиуса надоумила мать, Бриджит. Её брат, дядя Алоизиуса, Джон Лоулор (англ.), 1820—1901) был преуспевающим скульптором в Лондоне. И когда в 1861 отец семейства, Джона Келли умер, Бриджит, взяв пятерых детей направилась в Лондон. Здесь Алоизиус делает успехи на поприще искусства; его кузен, Майкл Лоулор, также был скульптором; братья Алоизиуса, Чарльз и Стивен, также стали художниками, в то время как старший брат, Джеймс Дж. О’Келли, сумел построить политическую карьеру [1].

Франция. Начало пути

В 1874 году Алоизиус О’Келли отправляется в Париж, чтобы записаться в École des Beaux-Arts. Он был одним из первых ирландских художников, стажировавшихся в Парижской Школе изящных искусств. Здесь преподавали в это время столпы салонной живописиБонна и Жером, прививавшие ученикам вкус к ориенталистским и античным сюжетам. В 1876 молодой художник едет в Бретань, чтобы писать у береговой линии этюды с видами рыбацких портов и деревень. Эта местность особенно воодушевила художника после месяцев, проведённых в душных академических классах. О’Келли жил в бретонском Конкарно, в Коннемаре, на западе Ирландии, изображая мирные сельские виды.

В парижском Салоне 1884 года он представил на суд публики большое полотно «Месса в хижине Коннемара» [2][www.shopcreator.com/mall/NationalGalleryofIreland/customerimages/products/L_PL55.jpg]. Позднее (в 1888) он показал эту картину также в Лондоне и в Ирландии. В конце 1880-х художник посетил Каир [3], и здесь он вернулся к академическом стилю Жерома [4]. Но после Ирландии и Африки он превратился в довольно заурядного жанрового художника, пишущего бретонских крестьян и приятные виды Новой Англии [5].

Поздние годы. Странствия

Несколько раз совершал поездки в США, где его привлекала новизна ландшафта [6] и живописность уличных сцен Нью-Йорка. В концк концов, О'Келли эмигрировал в США в 1895, и был натурализован в Нью-Йорке как американский гражданин в 1901. Писал жанровые картины, вдохновлённые Марком Твеном, и осенние пейзажи в штате Мэн. Вернувшись в Европу из Соединенных Штатов в 1902, О'Келли вновь обосновывается в Бретани и остаётся здесь надолго, на целых двадцать лет [7].

В 73-летнем возрасте (1926), после десятилетий отсутствия, О'Келли вернулся в Ирландию. Об этом периоде жизни художника, когда он живёт в городке Тёрлс, на севере ирландской провинции Манстер, повествуют его письма к племяннику, Джеймсу Герберту [8].

Изображения в сети

  • [ichef.bbci.co.uk/arts/yourpaintings/images/paintings/nmni/large/ni_nmni_belum_u5035_large.jpg Гекльберри Финн, 1885] Холст, масло, 91,3 х 59,3 см. Национальные музеи Северной Ирландии (англ.)
  • [www.sothebys.com/content/dam/stb/lots/L11/L11120/L11120-3-lr-1.jpg Бретонские девушки на берегу] Холст, масло 65.5 × 92 см.

Напишите отзыв о статье "О’Келли, Алоизиус"

Литература

  • O'Sullivan, Niamh. [www.amazon.co.uk/Art-Nation-Empire-Aloysius-OKelly/dp/0946755426/ref=sr_1_1?s=books&ie=UTF8&qid=1431654673&sr=1-1&keywords=aloysius+o%27kelly Art, Nation, Empire - Aloysius O'Kelly]. — Dublin, 2010. — 395 pages: p. — ISBN 0946755426.
  • O'Sullivan, Niamh. [www.invaluable.co.uk/auction-lot/various-properties-aloysius-o-kelly-b.-1853-feedi-32-c-0m0iwmzuwl Aloysius O'Kelly, Re-Orientations, Painting, Politics and Popular Culture, exh.cat., 24 November 1999 - 29 January 2000]. — Dublin: Dublin City Gallery The Hugh Lane, 2000.

Примечания

  1. Джеймс Джозеф О'Келли (1845—1916), националистический журналист Ирландии, политический деятель и член Палаты общин Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии. Как член Ирландской Парламентской группы представлял избирателей Роскоммона между 1880 и 1916.
  2. [irishamerica.com/2012/03/rural-ireland-the-inside-story-at-the-mcmullen-museum/ Rural Ireland: The Inside Story]. Irish America (3 июня 2012). Проверено 21 мая 2015.
  3. [www.invaluable.co.uk/auction-lot/property-of-a-gentleman-f-aloysius-o-kelly-b.-1-31-c-5saguv860z Mosque of Ezbeck, Cairo, Egipt, 127 × 101.5 cm by Aloysius C O'Kelly : Irish Sale by Sotheby's, 13 May 2005, London]. «Invaluable» (13 мая 2005). Проверено 10 мая 2015.
  4. O’Sullivan, Niamh [ricorso.net/rx/az-data/authors/o/OKelly_A/life.htm The Mystery of the Lost Painting: [Mass in a Connemara Cabin]]. «Ricorso.net» / The Irish Times, Weekend (2 ноября 2002). Проверено 21 мая 2015.
  5. O’Sullivan, Niamh. [ricorso.net/rx/az-data/authors/o/OKelly_A/life.htm Aloysius O’Kelly: Art, Nation, Empire] (англ.) // The Irish Times. — Dublin, 01.05.2010 Weekend. — P. 11.
  6. [s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/e6/56/08/e65608669b1318bba91d773d4f72ec33.jpg А. О’Келли. Нью-Йорк — Ист-Ривер. Холст, масло. Частная коллекция]
  7. [www.sothebys.com/en/auctions/ecatalogue/2011/the-irish-sale-l11120/lot.3.html Lot #3 : Aloysius O'Kelly. Breton girls on a beach]. Sotheby's (29 марта 2011). Проверено 21 мая 2015. (англ.)
  8. [www.nationalgallery.ie/en/Research/GiftofKnowledge/CSIA/CSIA_Grid/Aloysius_O_Kelly.aspx Aloysius O’Kelly (1853-1936)]. National Gallery of Ireland. Проверено 20 мая 2015.

Ссылки

  • [www.youtube.com/watch?v=50EAVWx0V7A ВИДЕО:] Картины О’Келли на аукционе «Whyte's Irish Art»
  • [www.askart.com/artist/Aloysius_C_OKelly/20931/Aloysius_C_OKelly.aspx Askart.com]
  • [www.arcadja.com/auctions/en/o_kelly_aloysius_c_/artist/21503/ Arcadja.com]
  • [www.mpfa.ie/okelly.htm Большой онлайн каталог Алоизиуса О’Келли] все жанры и периоды творчества, обильные комментарии (англ.)
  • [www.irishmeninparis.org/Artists/aloysius-o-kelly-and-his-bigamous-brother-james Алоизиус О’Келли и его брат Джеймс]

Отрывок, характеризующий О’Келли, Алоизиус

– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.