Павлов, Николай Викторович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Викторович Павлов
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Армении
24 марта 2005 — 8 июля 2009
Предшественник: Анатолий Матвеевич Дрюков
Преемник: Вячеслав Евгеньевич Коваленко
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Монголии
31 мая 1996 — 18 октября 1999
Предшественник: Сергей Сергеевич Разов
Преемник: Олег Михайлович Дерковский
 
Образование: Институт восточных языков
 
Награды:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Никола́й Ви́кторович Па́влов (р. 8 июня 1948) — российский дипломат.





Биография

После окончания средней школы в составе первой группы студентов был направлен на учебу в университет г. Улан-Батора.

1973 год — окончил Институт стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова.

С 1979 г. — на дипломатической работе.

Семья

Женат, имеет двоих сыновей.

Награды

Медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени

Дипломатический ранг

Напишите отзыв о статье "Павлов, Николай Викторович"

Примечания

Предшественник:
Сергей Сергеевич Разов
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Монголии

31 мая 1996 года18 октября 1999 года
Преемник:
Олег Михайлович Дерковский
Предшественник:
Анатолий Матвеевич Дрюков
Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Армении

24 марта 2005 года8 июля 2009 года
Преемник:
Вячеслав Евгеньевич Коваленко
  1. [kremlin.ru/acts/bank/9444 Указ Президента Российской Федерации от 31.05.1996 г. № 794 "О назначении Павлова Н. В. Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Монголии"]
  2. [kremlin.ru/acts/bank/14529 Указ Президента Российской Федерации от 18.10.1999 г. № 1396 "О Павлове Н.В."]
  3. [kremlin.ru/acts/bank/22177 Указ Президента Российской Федерации от 24.03.2005 г. № 334 "О назначении Павлова Н.В. Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Республике Армения"]
  4. [kremlin.ru/acts/bank/29528 Указ Президента Российской Федерации от 08.07.2009 г. № 784 "О Павлове Н.В."]
  5. [www.kremlin.ru/acts/bank/8589 Указ Президента Российской Федерации от 10.12.1995 г. № 1241 "О присвоении дипломатических рангов"]
  6. [www.kremlin.ru/acts/bank/11653 Указ Президента Российской Федерации от 07.11.1997 г. № 1183 "О присвоении дипломатических рангов"]
  7. [www.kremlin.ru/acts/bank/21319 Указ Президента Российской Федерации от 20.08.2004 г. № 1098 "О присвоении Павлову Н.В. дипломатического ранга Чрезвычайного и Полномочного Посла"]

Ссылки

  • [www.moscowuniversityclub.ru/home.asp?artId=1558 Новоназначенный Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Армении вручил свои верительные грамоты Президенту РА]

Отрывок, характеризующий Павлов, Николай Викторович

– Старичок и говорит: бог, мол, тебя простит, а мы все, говорит, богу грешны, я за свои грехи страдаю. Сам заплакал горючьми слезьми. Что же думаешь, соколик, – все светлее и светлее сияя восторженной улыбкой, говорил Каратаев, как будто в том, что он имел теперь рассказать, заключалась главная прелесть и все значение рассказа, – что же думаешь, соколик, объявился этот убийца самый по начальству. Я, говорит, шесть душ загубил (большой злодей был), но всего мне жальче старичка этого. Пускай же он на меня не плачется. Объявился: списали, послали бумагу, как следовает. Место дальнее, пока суд да дело, пока все бумаги списали как должно, по начальствам, значит. До царя доходило. Пока что, пришел царский указ: выпустить купца, дать ему награждения, сколько там присудили. Пришла бумага, стали старичка разыскивать. Где такой старичок безвинно напрасно страдал? От царя бумага вышла. Стали искать. – Нижняя челюсть Каратаева дрогнула. – А его уж бог простил – помер. Так то, соколик, – закончил Каратаев и долго, молча улыбаясь, смотрел перед собой.
Не самый рассказ этот, но таинственный смысл его, та восторженная радость, которая сияла в лице Каратаева при этом рассказе, таинственное значение этой радости, это то смутно и радостно наполняло теперь душу Пьера.


– A vos places! [По местам!] – вдруг закричал голос.
Между пленными и конвойными произошло радостное смятение и ожидание чего то счастливого и торжественного. Со всех сторон послышались крики команды, и с левой стороны, рысью объезжая пленных, показались кавалеристы, хорошо одетые, на хороших лошадях. На всех лицах было выражение напряженности, которая бывает у людей при близости высших властей. Пленные сбились в кучу, их столкнули с дороги; конвойные построились.
– L'Empereur! L'Empereur! Le marechal! Le duc! [Император! Император! Маршал! Герцог!] – и только что проехали сытые конвойные, как прогремела карета цугом, на серых лошадях. Пьер мельком увидал спокойное, красивое, толстое и белое лицо человека в треугольной шляпе. Это был один из маршалов. Взгляд маршала обратился на крупную, заметную фигуру Пьера, и в том выражении, с которым маршал этот нахмурился и отвернул лицо, Пьеру показалось сострадание и желание скрыть его.
Генерал, который вел депо, с красным испуганным лицом, погоняя свою худую лошадь, скакал за каретой. Несколько офицеров сошлось вместе, солдаты окружили их. У всех были взволнованно напряженные лица.
– Qu'est ce qu'il a dit? Qu'est ce qu'il a dit?.. [Что он сказал? Что? Что?..] – слышал Пьер.
Во время проезда маршала пленные сбились в кучу, и Пьер увидал Каратаева, которого он не видал еще в нынешнее утро. Каратаев в своей шинельке сидел, прислонившись к березе. В лице его, кроме выражения вчерашнего радостного умиления при рассказе о безвинном страдании купца, светилось еще выражение тихой торжественности.
Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми, круглыми глазами, подернутыми теперь слезою, и, видимо, подзывал его к себе, хотел сказать что то. Но Пьеру слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда, и поспешно отошел.
Когда пленные опять тронулись, Пьер оглянулся назад. Каратаев сидел на краю дороги, у березы; и два француза что то говорили над ним. Пьер не оглядывался больше. Он шел, прихрамывая, в гору.
Сзади, с того места, где сидел Каратаев, послышался выстрел. Пьер слышал явственно этот выстрел, но в то же мгновение, как он услыхал его, Пьер вспомнил, что он не кончил еще начатое перед проездом маршала вычисление о том, сколько переходов оставалось до Смоленска. И он стал считать. Два французские солдата, из которых один держал в руке снятое, дымящееся ружье, пробежали мимо Пьера. Они оба были бледны, и в выражении их лиц – один из них робко взглянул на Пьера – было что то похожее на то, что он видел в молодом солдате на казни. Пьер посмотрел на солдата и вспомнил о том, как этот солдат третьего дня сжег, высушивая на костре, свою рубаху и как смеялись над ним.
Собака завыла сзади, с того места, где сидел Каратаев. «Экая дура, о чем она воет?» – подумал Пьер.
Солдаты товарищи, шедшие рядом с Пьером, не оглядывались, так же как и он, на то место, с которого послышался выстрел и потом вой собаки; но строгое выражение лежало на всех лицах.