Пагегяй

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Пагегяй
лит. Pagėgiai
Флаг Герб
Страна
Литва
Уезд
Таурагский уезд
Самоуправление
Координаты
Первое упоминание
Город с
Население
2143 человека (2010)
Часовой пояс
Официальный сайт

[www.pagegiai.lt egiai.lt]  (лит.)</div>

Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Паге́гяй[1] (лит. Pagėgiai, польск. Pojegi, рус. Погеги) — город на западе Литвы, административный центр Пагегского самоуправления Таурагского уезда.





География

Город находится в 30 км от Таураге. Через Пагегяй проходит железнодорожная линия СоветскРига и Пагегяй—Клайпеда.

Динамика населения с 1959 по 2001
1959пер.[2] 1970пер. 1979пер. 1989пер. 2001пер.
3436 2797 2696 2568 2393
</div>

История

Первое упоминание о поселении относится к 1307 году.[3]. По договору 1398 году это место отошло к Тевтонскому ордену. В конце XIX начале XX века в Пагегяе проживало 684 жителя. 15 октября 1875 была открыта железнодорожная линия МемельТильзитИнстербург. 12 августа 1902 открылось движение по узкоколейной железной дороге Пагегяй—Шмалинкяй. С 1923 по 1939 годы входил в состав Литвы. В 1939 году был 2 761 житель. После Второй мировой войны вошёл в состав Литовской ССР, СССР. С 1991 года в составе Литвы.

Достопримечательности

  • Лютеранская кирха

Города-побратимы

Советск (Калининградская область)

Напишите отзыв о статье "Пагегяй"

Примечания

  1. Географический энциклопедический словарь: географические названия / Под ред. А. Ф. Трёшникова. — 2-е изд., доп.. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 361. — 210 000 экз. — ISBN 5-85270-057-6.
  2. Pagėgiai. Mažoji lietuviškoji tarybinė enciklopedija, T. 2 (K — P). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1968, 733 psl.  (лит.)
  3. [lietuvos.istorija.net/kleinlitauen/almonaitis.htm Die ersten Erwähnungen des Ortsnamens Pogegen in den schriftlichen Quellen]



Отрывок, характеризующий Пагегяй

– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.