Падеж

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Паде́ж в языках флективного (синтетического) или агглютинативного строя — словоизменительная грамматическая категория именных и местоимённых частей речи (существительных, прилагательных, числительных) и близких к ним гибридных частей речи (причастий, герундиев, инфинитивов и проч.), выражающая их синтаксическую и/или семантическую роль в предложении. Падеж является одним из средств выражения синтаксической зависимости имени, выражаемым при подчиненном имени (ср. с маркерами изафета — показателями наличия зависимого синтаксического элемента, присоединяемыми к синтаксическим вершинам). Другими средствами выражения синтаксической зависимости и семантической роли являются предлоги и послелоги, порядок слов, контактное расположение синтаксических групп. В конкретных языках мира обычно наблюдается своя сбалансированная конфигурация средств выражения синтаксических зависимостей.





Функция в языке

Падеж является грамматической категорией выполняющей двоякие функции в языке: с одной стороны, падежные формы всегда выступают в роли маркеров независимого или зависимого синтаксического статуса имени, указывают на его доминирующее или подчиненное положение, с другой стороны, они нередко совмещают эту синтаксическую функцию с указанием на семантическую роль, которую выполняет имя в той карте реальности, которая задается предложением. Это может быть роль агенса, пациенса, бене- или малефактива, адресата, инструмента, средства и проч. Как правило, в языках с несколькими падежами три-четыре из них выполняют по преимуществу синтаксические функции (номинатив, аккузатив, эргатив, генитив) и имеют очень широкий, размытый круг семантических функций, а остальные (датив, инструменталис, транслатив, аверсив и многие другие) более семантически специализированы. Как правило, в языках с богатыми падежными системами (финно-угорские, кавказские) значительная часть падежей представляет собой формы локализации, обозначающими разные способы расположения объекта в пространстве (внутри ориентира, над или под ним, конечные и начальные точки движения и проч.). Таковы аллатив, иллатив, инессив, пролатив и другие. Кроме того, в языках типа русского или немецкого падежные формы адъективных частей речи (прилагательных, причастий), наряду с родом и числом, выступают в роли главного инструмента согласования — важного средства повышения связности текста.

Этимология термина

Русский термин падеж, как и русские названия большинства падежей, является калькой с греческого и латыни — др.-греч. πτῶσις (падение), лат. casus от cadere (падать). Выделяют прямой падеж (именительный и иногда также винительный) и косвенные падежи (остальные). Эта терминология связана с античным представлением о «склонении» (лат. declinatio) как «отклонениях», «отпадениях» от правильной, «прямой» формы слова, и поддерживалась ассоциациями с игрой в кости (где при каждом броске выпадает та или иная сторона — в данном случае одна «прямая» и несколько «косвенных»).

Проблема определения падежа

  • Традиционный формальный метод, опирающийся на анализ падежных показателей (флексий, других аффиксов). Этот метод хорошо работает в случае высокой формальной дифференциации падежей в конкретном языке, но даёт систематические сбои в случаях падежной омонимии.
  • Традиционным («школьным») способом определения падежа является вопросный метод, при использовании которого к форме имени задаётся один из так называемых падежных вопросов (в русском кто? что?, кого? чего?, кому? чему? и так далее). Этот метод интуитивно прост и нагляден, но обладает рядом теоретических недостатков:
    1. он предполагает опору на метаязыковую способность задавать вопросы и поэтому зависит от компетенции носителя, что препятствует его формализации;
    2. он не способен разграничивать падежные формы, к которым задаётся один и тот же вопрос (например, чего? — чая или чаю);
  • Метод построения однопадежного ряда. В середине 1950-х годов ряд московских учёных, работавших в области приложения математических моделей в лингвистике, обратили внимание на то, что традиционные определения падежа не являются определениями в собственном смысле слова и «не дают возможности ввести в рассмотрение ни одной падежной граммемы, а тем самым и очертить категорию падежа в целом как совокупность своих граммем». То есть формально известные определения описывали не структуру падежа, а лишь его функциональное отличие от других грамматических категорий[1]. На первом в СССР научном семинаре по математической лингвистике («Некоторые применения математических методов в языкознании», 1956) участникам было предложено «дать строгие определения <…> падежа», и через полтора месяца формальное определение падежа, со ссылкой на А. Н. Колмогорова[1], выдвинул один из инициаторов и руководителей семинара, В. А. Успенский. Идея Колмогорова — Успенского, будучи развитой до конца, позволяла определять падеж не путём подстановки вопроса, а путём «удаления имени» из предложения и сопоставления «остатка» с известными матрицами падежей. Упрощая, можно сказать, что падеж будет образован рядом форм всех существительных языка в определённом синтаксическом контексте («однопадежным рядом»). Например, однопадежный ряд русского генитива задаётся лексемой «нет»: (нет) я́блока, жены́, мы́ши и так далее (см. вспомогательное слово в таблице ниже).

При таком подходе, «девять падежей русского языка не вызывают сомнений», а с принятием некоторых допущений — можно выделить и двенадцать. В своих мемуарах В. А. Успенский утверждает, что это было первое научное (то есть формализованное) определение падежа[2]. Идеи Колмогорова-Успенского в начале 1970-х развивали учёные-лингвисты А. А. Зализняк и А. В. Гладкий. Однако вопрос оставался на уровне экспериментальных изысканий: «Строгого определения падежа в традиционных лингвистических сочинениях нет», — констатировал в одной из работ тех лет Зализняк[3].

Список падежей

Ниже приведён список падежей, выделяемых в разных грамматических традициях (вопросы приведены для подходящих по смыслу русских эквивалентов). Некоторые падежи в некоторых языках могут частично или полностью пересекаться между собой по функциональности и/или морфологическим признакам.

Латинское название Русский эквивалент, или пояснение Характеризующие вопросы Функция Примеры языков, в которых употребляется
Номинатив Именительный падеж Кто? Что? Подлежащее Практически все агглютинативные и флективные языки
Генитив Родительный падеж Кого? Чего? Принадлежность, состав, участие, происхождение, определение, отрицание Арабский, славянские, финский, грузинский, немецкий, (древне)греческий, исландский, ирландский, латынь, литовский, санскрит, тюркские языки, японский
Посессив Притяжательный падеж Чей? Только принадлежность Казахский; можно отделить от генитива в: английском, кечуа, алтайских и финно-угорских языках, корейском
Датив Дательный падеж Кому? Чему? Объект передачи, адресат речи, экспериенцер Из ранних индоевропейских языков выжил в балто-славянских, романских и германских языках; финно-угорских языках, японском и корейском языках
Аккузатив Винительный Кого? Что? Объект действия Почти все агглютинирующие языки, большинство флективных
Эргатив Действенный падеж Кто? Что? Субъект действия Эргативные языки
Абсолютив Именительный падеж Кто? Кого? Что? Объект действия или состояния
Аффектив Дательный падеж Кто? Кому? Субъект, воспринимающий что-либо или испытывающий какие-либо чувства
Комитатив или Социатив Совместный падеж С кем? Второстепенные субъекты действия Финский, эстонский, баскский, японский, корейский
Инструменталис Творительный падеж Кем? Чем? Орудие действия; иногда субъект действия Монгольские, сербский, корейский, японский
Партитив Частичный падеж Чего? Действие переходит только на часть объекта Финский, эстонский, удмуртский
Вокатив Звательный падеж Обращение Литовский, латышский, русский, боснийский, польский, белорусский, сербский, хорватский, чешский, украинский, румынский, корейский, болгарский
Эссив Какой? Как? Нахождение в каком-либо состоянии финский, эстонский
Транслатив Во что? Кем/чем стал? Изменение состояния или местонахождения финский, эстонский
Каритив Лишительный падеж Енисейские
Пространственные падежи
Локатив Местный падеж Где? В чём? Местонахождение Финно-угорские, тюркские, балтийские языки, этрусский
Адессив Где? Около чего? Место (внешн.) нахождения Финно-угорские
Абессив Лишительный падеж Без кого?

Без чего?

Отсутствие чего-либо, нахождение вне чего-либо финский, эстонский
Инессив Где? В чём? Место (внутр.) нахождения финский, эстонский, корейский
Аллатив Направительный падеж Куда? К чему? Конечный пункт траектории, предмет, на котором скажется действие Финно-угорские, тюркские языки, корейский, японский
Иллатив Точного аналога нет Куда? Во что? Конечный (внутр.) пункт действия Финно-угорские языки
Аблатив Исходный Откуда? С чего? От чего? Исходная точка действия Финно-угорские языки, тюркские, санскрит, корейский, японский
Элатив Точного аналога нет Из(нутри) чего? Исходная (внутр.) точка действия Финно-угорские языки
Пролатив Точного аналога нет Вдоль чего? Только к протяжённым объектам Монгольские, финский
Просекутив Продольный падеж Вдоль чего? Енисейские
Терминатив Предельный падеж До уровня чего? (по куда?) Указание высоты/глубины Монгольские, эстонский

Падежная иерархия

Современная лингвистическая типология опирается на представление о том, что падежи представляют собой упорядоченную систему, иерархию, в которой каждому падежу присваивается определённый ранг:

В рамках этой иерархии в общем случае действует следующее правило: «Если в языке нет определённого падежа, то в нём не будет других падежей, занимающих в иерархии место справа от него», иными словами, если в языке нет локатива, то в нём не будет, например, инструменталиса. Эта иерархия, однако, отражает лишь общую тенденцию и представляет собой скорее фреквенталию, а не абсолютную языковую универсалию. Так, в русском и чешском языках нет аблатива, однако есть инструменталис (причём в русском последний оказывается самым формально различительным падежом, с самым низким индексом межпадежной омонимии). В ирландском языке номинатив и аккузатив перестали различаться, однако датив и локатив в ряде форм не совпадают, в нём сохраняются генитив и вокатив, но нет аблатива и инструменталиса. В панджаби аккузатив, генитив и датив слились в форме одного косвенного падежа, и при этом в нём сохраняются вокатив, локатив и аблатив.

Падежная система русского языка

В русском языке склоняются (изменяются по падежам) имена: существительные, прилагательные, числительные и местоимения. Склонение выражается окончанием.

Основные падежи

Современная школьная грамматическая традиция выделяет шесть основных падежей, однако грамматисты выделяют некоторое количество периферийных падежей, так что в полных описаниях русского языка их число доходит до 13:

Русское название[5][6] Латинское название Вспомогательные слова Характеризующий вопрос
1 Именительный Номинатив (Nominativus) Есть Кто? Что?
2 Родительный Генитив (Genitivus) Нет Кого? Чего?
3 Дательный Датив (Dativus) Дать Кому? Чему?
4 Винительный Аккузатив (Accusativus) Винить Кого? Что?
5 Творительный Аблатив (Ablativus, объединяет орудийный падеж (инструментальный, Instrumentalis) и отложительный, аблатив) Доволен Кем? Чем?
6 Предложный Препозитив (Praepositionalis) и местный (локатив, Locativus) Думать О ком? О чём? В ком? В чём? Где? (Локатив)
Падеж Вопрос 1 склонение (мн. ч.) 2 склонение (мн. ч.) 3 склонение (мн. ч.)
И. п. Кто? Что? доска (доски), папа (папы) трактор (тракторы), бревно (брёвна) мазь (мази)
Р. п. Кого? Чего? доски (досок), папы (пап) трактора (тракторов), бревна (брёвен) мази (мазей)
Д. п. Кому? Чему? доске (доскам), папе (папам) трактору (тракторам), бревну (брёвнам) мази (мазям)
В. п. Кого? Что? доску (доски), папу (пап) трактор (тракторы), бревно (брёвна) мазь (мази)
Т. п. Кем? Чем? доской/доскою (досками), папой/папою (папами) трактором (тракторами), бревном (брёвнами) мазью (мазями)
П. п. О ком? О чём? В ком? В чём? доске (досках), папе (папах) тракторе (тракторах), бревне (брёвнах) мази (мазях)
Именительный Родительный Дательный Винительный Творительный Предложный
ед мн ед мн ед мн ед мн ед мн ед мн
1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3
мж

--- ---

-ов

-ей

-ев

-ёй

-ам

-ям

---

---

-ов

-ей

-ой

-ою

-ей

-ею

-ёй

-ёю

-ом

-ем

-ём

-ью

-ами

-ями

-ах

-ях

жн ---

-ей

-ий

---

-ей

ср

--- ---
буква ы буквы в букве ам букву ы буквой ами букве ах
Кто? Что? Есть. Кого? Чего? Нет. Кому? Чему? Дать. Кого? Что? Винить. Кем? Чем? Доволен. О ком? О чём? Думать.
Именительный Родительный Дательный Винительный Творительный Предложный
добродетель добродетели добродетели добродетель добродетелью добродетели
1 Склонение а и е у ой, ою е
- - - - - -
2 Склонение а у ом е
- - - - - -
3 Склонение ь и и ь ью и
добродетели добродетелей добродетелям добродетели добродетелями добродетелях
Мужской какой, чей какого, чьего какому, чьему какого, чьего каким, чьим каком, чьём
добродетельный добродетельного добродетельному добродетельного добродетельным добродетельном
Женский какая, чья какой, чьей какой, чьей какую, чью какой, чьей какой, чьей
добродетельная добродетельной добродетельной добродетельную добродетельной добродетельной
Общий какое, чьё какого, чьего какому, чьёму какое, чьё каким, чьим каком, чьём
добродетельное добродетельного добродетельному добродетельное добродетельным добродетельном
Множество какие, чьи каких, чьих каким, чьим какие, чьи какими, чьими каких, чьих
добродетельные добродетельных добродетельным добродетельные добродетельными добродетельных
Кто? Что?

Есть.

Кого? Чего?

Нет.

Кому? Чему?

Дать.

Кого? Что?

Винить.

Кем? Чем?

Доволен.

О ком? О чём?

Думать.

Дополнительные падежи

Существует устойчивое мнение[1][7][8], что в русском языке можно выделить несколько падежей, которые не упоминаются при обучении в школе и не очень часто используются в речи. Это

Аблатив (исходный, отложительный падеж) — падеж, обозначающий начало движения и отвечающий на вопрос «откуда?»
В русском языке совпадает с родительным падежом с работы — нет работы, из Москвы — нет Москвы. Однако изредка он сохраняет свою специфику. Например, наряду с формой «вышел из леса» существует аблатив «вышел и́з лесу», «кровь и́з носу», «работать и́з дому»[9]
Вокатив (звательный падеж) — падеж, изредка используемый при обращении
В русском языке можно выделить две или три формы звательного падежа. Примеры так называемого «нового звательного» падежа: Аня — Ань!, Саша — Саш!. «Старый звательный» падеж сохранился в словах «старче» (старец), «отче» (отец), «Господи» (Господь), «Боже» (Бог) и других. Этот падеж считался седьмым русским падежом в грамматиках, изданных до 1918 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2286 дней]. Третья форма звательного падежа сохранилась в словах «деда», «доча», «мати» и т. п. Название этой формы «падежом» условно, так как в строго грамматическом смысле звательная форма падежом не является.[10] Вокатив также сохранился в других славянских языках. Например, украинская грамматика выделяет отдельный звательный падеж (укр. кличний відмінок): «Добре єси, мій кобзарю, Добре батьку, робиш!» (Тарас Шевченко, «Кобзарь») — в звательной форме, «кобзарь» превращается в «кобзарю», а «батько» превращается в «батьку». Для ограниченного числа слов вокатив существует и в белорусском.
Локатив (местный падеж, второй предложный)
Предложный падеж совмещает изъяснительное значение (о чём?) и местное (где?). У большинства слов формы совпадают: «говорить о столе» — «находиться в столе», «об избе» — «в избе». Однако у ряда слов фактически две формы предложного падежа: «о шкафе» — «в шкафу» и «о лесе» — «в лесу», что позволяет выделить особый местный падеж. Из-за небольшого количества слов, у которых формы не совпадают (их чуть более ста), в академической традиции в русском языке такой падеж обычно не выделяется.
Партитив (количественно-отделительный или второй родительный)
В этом падеже ставится существительное, означающее целое по отношению к некоторой части. Отвечает на вопрос «чего?» Этот падеж мы можем услышать в двух равносильных формах некоторых словосочетаний: например, «головка чеснока», но также «головка чесноку»; особенно хорошо он заметен применительно к неисчисляемым существительным: сахару, песку (не путать с дательным), чаю и др. В контексте можно проследить разделение родительного и данного падежа: «нет сахара» и «положить сахару». В общепринятой школьной системе все эти формы относятся к родительному падежу.
Есть мнение, что этот падеж — один из двух, могущих быть прямым дополнением при глаголе. Причём глаголы могут иметь в качестве прямого дополнения как лишь существительное в партитиве, так и в аккузативе. (Это часто зависит от одушевлённости и исчисляемости существительного).
Ждательный
С глаголами «ждать» и схожими по смыслу употребляется форма родительного, которую иногда выделяют в отдельный падеж. Например: жду письмо (винительный), но жду письма (ждательный).
Транслатив (превратительный, включительный падеж)
Форма, использующаяся в конструкциях вида «пойти в солдаты», «избрать в президенты», «поступить в актёры», обозначающих переход в другое состояние или положение. В этих случаях винительный падеж множественного числа совпадает по форме с именительным.
Счётные падежи
Существует несколько специальных форм, используемых с разного рода единицами измерения. Например «девять грамм» (счётный первого типа), «прошло три часа́» (счётный второго типа — важна смена ударения). См. также Счётная форма

Кроме вышеупомянутых падежей, специалисты (например, В. А. Успенский[1], А. А. Зализняк[11]) иногда выделяют ещё несколько (временной и др.). Точное количество выделяемых падежей зависит от выбранного определения падежа.

Пример винительного, предложного и звательного падежей показывает, что для определения падежа существительного недостаточно характеризующего вопроса. Для винительного нет ни одного уникального вопроса, для предложного нет общего вопроса (предлог в вопросе зависит от предлога в предложении), для звательного вопросов нет вообще.

Мнемоника

Существует несколько мнемонических правил для запоминания порядка шести основных падежей русского языка:К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2205 дней]

«Иван Рубил Дрова, Варвара Топила Печь».
«Иван Родил Девчонку, Велел Тащить Пелёнку».
«Ирина Родила Девчонку, Велела Тащить Пелёнку».
«Иван, Роман, Дайте Вашу Трубку Покурить».
«Иван Романович, Дайте Вашу Трубку Покурить».
«Имя Ребёнку Дали, Винни Топтыжку Прозвали».
«Имя Родители Дали Вам Такое Прекрасное».
«Иван Рубил Дрова, Велел Тащить Пилу».
«И Родила Дарья Ваньку Толстого, Пузатого».
«Иван Романов Дал Вите Тетрадь Подержать».
«Иван, Родимый, Дай Ванюше Табака Понюхать».
«Иван Родил Девочку Валю, Толстенькую, Пузатенькую».
«Иванушка, Родненький, Дай Водицы Тепленькой Попить».
«Иван Родил Детёнка, Велел Тащить [в] Пелёнки».
«Иван Рубил Дрова , Велел Тащить Полено».
«Иван Рубил Дрова , Велел Топить Печь».

Квазипадежи

См. также

Напишите отзыв о статье "Падеж"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Успенский В. А. [www.kolmogorov.info/uspensky-k_opredeleniyu_padezha_po_kolmogorovu.html К определению падежа по А. Н. Колмогорову] // Бюллетень Объединения по проблемам машинного перевода : Продолжающийся сборник. — 1957. — № 5. — С. 11-18.</span>
  2. Успенский В. А. Колмогоров, каким я его помню // [books.google.ru/books?id=iVfpCgAAQBAJ&hl=ru&source=gbs_navlinks_s Колмогоров в воспоминаниях учеников: Сб. ст.] / ред. - сост. А. Н. Ширяев. — М.: МЦМНО, 2006. — С. 283. — 472 с. — ISBN 5-94057-198-0.
  3. Зализняк А. А. О понимании термина «падеж» в лингвистических описаниях // Проблемы грамматического моделирования / Зализняк А. А.. — Москва: «Наука», 1973. — С. 53-87. — 262 с.
  4. Blake, Barry J. Case. Cambridge University Press: 2001.
  5. [en.wikipedia.org/w/index.php?title=Grammatical_case&oldid=700250306 Grammatical_case (en)]
  6. Семантическая роль
  7. [www.ruscorpora.ru/corpora-morph.html Морфология. Национальный корпус русского языка]. Национальный корпус русского языка. Проверено 19 августа 2010. [www.webcitation.org/617eQVloY Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  8. [www.gramota.ru/spravka/buro/29_341131 Вопрос № 246377 ГРАМОТА.РУ – справочно-информационный интернет-портал «Русский язык»]. ГРАМОТА.РУ. Проверено 19 августа 2010. [www.webcitation.org/617eR9BhW Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  9. Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики (из университетских чтений). 6-е изд. — С. 167—167, 311
  10. Реформатский А. А. Введение в языковедение / Под ред. В. А. Виноградова. — М.: Аспект Пресс. 1998. С. 488. ISBN 5-7567-0202-4
  11. Зализняк А. А. [alonecoder.narod.ru/ling/casus.djvu О понимании термина «падеж» в лингвистических описаниях] // Зализняк А. А. Русское именное словоизменение с приложением избранных работ по современному русскому языку и общему языкознанию. — М.: 2002.
  12. </ol>

Ссылки

  • [www.krugosvet.ru/articles/76/1007631/1007631a1.htm Падеж и семантика]
  • [rusgram.ru/Падеж Раздел «Падеж» из «Русской корпусной грамматики» (автор Г. И. Кустова, 2011)]
  • [www.learning-russian.gramota.ru/journals.html?m=mirrs&n=2001-01&id=209 Системная теория падежа и предлога в практике преподавания русского языка как иностранного]
  • [ilyabirman.ru/meanwhile/2006/10/01/2/ Хитрые падежи русского языка] Блог Ильи Бирмана
  • Булыгина Т. В., Крылов С. А. [tapemark.narod.ru/les/355b.html Падеж] // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: СЭ, 1990. — С. 355—357.
  • Аркадьев П. [postnauka.ru/video/55540 Падежи в языках мира]. ПостНаука (26.11.2015).
  • Ivan G. Iliev. On the Nature of Grammatical Case … (Case and Vocativeness) [www.scribd.com/doc/133271099/Ivan-G-Iliev-CASE-AND-VOCATIVENESS On the Nature of Grammatical Case …]

Литература

  • Blake, Barry J. Case. Cambridge University Press: 2001.
  • Butt, Miriam. Theories of Case. Cambridge University Press: 2006.
  • Malchukov, Andrej, Spencer, Andrew (eds.). The Oxford handbook of Case. Oxford University Press: 2009.

Ссылки

  • Онлайн-версия Всемирного атласа языковых структур (WALS — англ. Word Atlas of Language Structures Online)
    • [wals.info/chapter/28 Раздел 28: Падежный синкретизм (англ. Case Syncretism)]
    • [wals.info/chapter/49 Раздел 49: Количество падежей (англ. Number of Cases)]
    • [wals.info/chapter/50 Раздел 50: Асимметричное падежное маркирование (англ. Asymmetrical Case Marking)]
    • [wals.info/chapter/51 Раздел 51: Положение падежных показателей (англ. Position of Case Affixes)]
    • [wals.info/chapter/98 Раздел 98: Характер падежного маркирования именных групп (англ. Alignment of Case Marking of Full Noun Phrases)]
    • [wals.info/chapter/99 Раздел 99: Характер падежного маркирования местоимений (англ. Alignment of Case Marking of Pronouns)]

Отрывок, характеризующий Падеж

Марья Дмитриевна продолжала еще несколько времени усовещивать Наташу и внушать ей, что всё это надо скрыть от графа, что никто не узнает ничего, ежели только Наташа возьмет на себя всё забыть и не показывать ни перед кем вида, что что нибудь случилось. Наташа не отвечала. Она и не рыдала больше, но с ней сделались озноб и дрожь. Марья Дмитриевна подложила ей подушку, накрыла ее двумя одеялами и сама принесла ей липового цвета, но Наташа не откликнулась ей. – Ну пускай спит, – сказала Марья Дмитриевна, уходя из комнаты, думая, что она спит. Но Наташа не спала и остановившимися раскрытыми глазами из бледного лица прямо смотрела перед собою. Всю эту ночь Наташа не спала, и не плакала, и не говорила с Соней, несколько раз встававшей и подходившей к ней.
На другой день к завтраку, как и обещал граф Илья Андреич, он приехал из Подмосковной. Он был очень весел: дело с покупщиком ладилось и ничто уже не задерживало его теперь в Москве и в разлуке с графиней, по которой он соскучился. Марья Дмитриевна встретила его и объявила ему, что Наташа сделалась очень нездорова вчера, что посылали за доктором, но что теперь ей лучше. Наташа в это утро не выходила из своей комнаты. С поджатыми растрескавшимися губами, сухими остановившимися глазами, она сидела у окна и беспокойно вглядывалась в проезжающих по улице и торопливо оглядывалась на входивших в комнату. Она очевидно ждала известий об нем, ждала, что он сам приедет или напишет ей.
Когда граф взошел к ней, она беспокойно оборотилась на звук его мужских шагов, и лицо ее приняло прежнее холодное и даже злое выражение. Она даже не поднялась на встречу ему.
– Что с тобой, мой ангел, больна? – спросил граф. Наташа помолчала.
– Да, больна, – отвечала она.
На беспокойные расспросы графа о том, почему она такая убитая и не случилось ли чего нибудь с женихом, она уверяла его, что ничего, и просила его не беспокоиться. Марья Дмитриевна подтвердила графу уверения Наташи, что ничего не случилось. Граф, судя по мнимой болезни, по расстройству дочери, по сконфуженным лицам Сони и Марьи Дмитриевны, ясно видел, что в его отсутствие должно было что нибудь случиться: но ему так страшно было думать, что что нибудь постыдное случилось с его любимою дочерью, он так любил свое веселое спокойствие, что он избегал расспросов и всё старался уверить себя, что ничего особенного не было и только тужил о том, что по случаю ее нездоровья откладывался их отъезд в деревню.


Со дня приезда своей жены в Москву Пьер сбирался уехать куда нибудь, только чтобы не быть с ней. Вскоре после приезда Ростовых в Москву, впечатление, которое производила на него Наташа, заставило его поторопиться исполнить свое намерение. Он поехал в Тверь ко вдове Иосифа Алексеевича, которая обещала давно передать ему бумаги покойного.
Когда Пьер вернулся в Москву, ему подали письмо от Марьи Дмитриевны, которая звала его к себе по весьма важному делу, касающемуся Андрея Болконского и его невесты. Пьер избегал Наташи. Ему казалось, что он имел к ней чувство более сильное, чем то, которое должен был иметь женатый человек к невесте своего друга. И какая то судьба постоянно сводила его с нею.
«Что такое случилось? И какое им до меня дело? думал он, одеваясь, чтобы ехать к Марье Дмитриевне. Поскорее бы приехал князь Андрей и женился бы на ней!» думал Пьер дорогой к Ахросимовой.
На Тверском бульваре кто то окликнул его.
– Пьер! Давно приехал? – прокричал ему знакомый голос. Пьер поднял голову. В парных санях, на двух серых рысаках, закидывающих снегом головашки саней, промелькнул Анатоль с своим всегдашним товарищем Макариным. Анатоль сидел прямо, в классической позе военных щеголей, закутав низ лица бобровым воротником и немного пригнув голову. Лицо его было румяно и свежо, шляпа с белым плюмажем была надета на бок, открывая завитые, напомаженные и осыпанные мелким снегом волосы.
«И право, вот настоящий мудрец! подумал Пьер, ничего не видит дальше настоящей минуты удовольствия, ничто не тревожит его, и оттого всегда весел, доволен и спокоен. Что бы я дал, чтобы быть таким как он!» с завистью подумал Пьер.
В передней Ахросимовой лакей, снимая с Пьера его шубу, сказал, что Марья Дмитриевна просят к себе в спальню.
Отворив дверь в залу, Пьер увидал Наташу, сидевшую у окна с худым, бледным и злым лицом. Она оглянулась на него, нахмурилась и с выражением холодного достоинства вышла из комнаты.
– Что случилось? – спросил Пьер, входя к Марье Дмитриевне.
– Хорошие дела, – отвечала Марья Дмитриевна: – пятьдесят восемь лет прожила на свете, такого сраму не видала. – И взяв с Пьера честное слово молчать обо всем, что он узнает, Марья Дмитриевна сообщила ему, что Наташа отказала своему жениху без ведома родителей, что причиной этого отказа был Анатоль Курагин, с которым сводила ее жена Пьера, и с которым она хотела бежать в отсутствие своего отца, с тем, чтобы тайно обвенчаться.
Пьер приподняв плечи и разинув рот слушал то, что говорила ему Марья Дмитриевна, не веря своим ушам. Невесте князя Андрея, так сильно любимой, этой прежде милой Наташе Ростовой, променять Болконского на дурака Анатоля, уже женатого (Пьер знал тайну его женитьбы), и так влюбиться в него, чтобы согласиться бежать с ним! – Этого Пьер не мог понять и не мог себе представить.
Милое впечатление Наташи, которую он знал с детства, не могло соединиться в его душе с новым представлением о ее низости, глупости и жестокости. Он вспомнил о своей жене. «Все они одни и те же», сказал он сам себе, думая, что не ему одному достался печальный удел быть связанным с гадкой женщиной. Но ему всё таки до слез жалко было князя Андрея, жалко было его гордости. И чем больше он жалел своего друга, тем с большим презрением и даже отвращением думал об этой Наташе, с таким выражением холодного достоинства сейчас прошедшей мимо него по зале. Он не знал, что душа Наташи была преисполнена отчаяния, стыда, унижения, и что она не виновата была в том, что лицо ее нечаянно выражало спокойное достоинство и строгость.
– Да как обвенчаться! – проговорил Пьер на слова Марьи Дмитриевны. – Он не мог обвенчаться: он женат.
– Час от часу не легче, – проговорила Марья Дмитриевна. – Хорош мальчик! То то мерзавец! А она ждет, второй день ждет. По крайней мере ждать перестанет, надо сказать ей.
Узнав от Пьера подробности женитьбы Анатоля, излив свой гнев на него ругательными словами, Марья Дмитриевна сообщила ему то, для чего она вызвала его. Марья Дмитриевна боялась, чтобы граф или Болконский, который мог всякую минуту приехать, узнав дело, которое она намерена была скрыть от них, не вызвали на дуэль Курагина, и потому просила его приказать от ее имени его шурину уехать из Москвы и не сметь показываться ей на глаза. Пьер обещал ей исполнить ее желание, только теперь поняв опасность, которая угрожала и старому графу, и Николаю, и князю Андрею. Кратко и точно изложив ему свои требования, она выпустила его в гостиную. – Смотри же, граф ничего не знает. Ты делай, как будто ничего не знаешь, – сказала она ему. – А я пойду сказать ей, что ждать нечего! Да оставайся обедать, коли хочешь, – крикнула Марья Дмитриевна Пьеру.
Пьер встретил старого графа. Он был смущен и расстроен. В это утро Наташа сказала ему, что она отказала Болконскому.
– Беда, беда, mon cher, – говорил он Пьеру, – беда с этими девками без матери; уж я так тужу, что приехал. Я с вами откровенен буду. Слышали, отказала жениху, ни у кого не спросивши ничего. Оно, положим, я никогда этому браку очень не радовался. Положим, он хороший человек, но что ж, против воли отца счастья бы не было, и Наташа без женихов не останется. Да всё таки долго уже так продолжалось, да и как же это без отца, без матери, такой шаг! А теперь больна, и Бог знает, что! Плохо, граф, плохо с дочерьми без матери… – Пьер видел, что граф был очень расстроен, старался перевести разговор на другой предмет, но граф опять возвращался к своему горю.
Соня с встревоженным лицом вошла в гостиную.
– Наташа не совсем здорова; она в своей комнате и желала бы вас видеть. Марья Дмитриевна у нее и просит вас тоже.
– Да ведь вы очень дружны с Болконским, верно что нибудь передать хочет, – сказал граф. – Ах, Боже мой, Боже мой! Как всё хорошо было! – И взявшись за редкие виски седых волос, граф вышел из комнаты.
Марья Дмитриевна объявила Наташе о том, что Анатоль был женат. Наташа не хотела верить ей и требовала подтверждения этого от самого Пьера. Соня сообщила это Пьеру в то время, как она через коридор провожала его в комнату Наташи.
Наташа, бледная, строгая сидела подле Марьи Дмитриевны и от самой двери встретила Пьера лихорадочно блестящим, вопросительным взглядом. Она не улыбнулась, не кивнула ему головой, она только упорно смотрела на него, и взгляд ее спрашивал его только про то: друг ли он или такой же враг, как и все другие, по отношению к Анатолю. Сам по себе Пьер очевидно не существовал для нее.
– Он всё знает, – сказала Марья Дмитриевна, указывая на Пьера и обращаясь к Наташе. – Он пускай тебе скажет, правду ли я говорила.
Наташа, как подстреленный, загнанный зверь смотрит на приближающихся собак и охотников, смотрела то на того, то на другого.
– Наталья Ильинична, – начал Пьер, опустив глаза и испытывая чувство жалости к ней и отвращения к той операции, которую он должен был делать, – правда это или не правда, это для вас должно быть всё равно, потому что…
– Так это не правда, что он женат!
– Нет, это правда.
– Он женат был и давно? – спросила она, – честное слово?
Пьер дал ей честное слово.
– Он здесь еще? – спросила она быстро.
– Да, я его сейчас видел.
Она очевидно была не в силах говорить и делала руками знаки, чтобы оставили ее.


Пьер не остался обедать, а тотчас же вышел из комнаты и уехал. Он поехал отыскивать по городу Анатоля Курагина, при мысли о котором теперь вся кровь у него приливала к сердцу и он испытывал затруднение переводить дыхание. На горах, у цыган, у Comoneno – его не было. Пьер поехал в клуб.
В клубе всё шло своим обыкновенным порядком: гости, съехавшиеся обедать, сидели группами и здоровались с Пьером и говорили о городских новостях. Лакей, поздоровавшись с ним, доложил ему, зная его знакомство и привычки, что место ему оставлено в маленькой столовой, что князь Михаил Захарыч в библиотеке, а Павел Тимофеич не приезжали еще. Один из знакомых Пьера между разговором о погоде спросил у него, слышал ли он о похищении Курагиным Ростовой, про которое говорят в городе, правда ли это? Пьер, засмеявшись, сказал, что это вздор, потому что он сейчас только от Ростовых. Он спрашивал у всех про Анатоля; ему сказал один, что не приезжал еще, другой, что он будет обедать нынче. Пьеру странно было смотреть на эту спокойную, равнодушную толпу людей, не знавшую того, что делалось у него в душе. Он прошелся по зале, дождался пока все съехались, и не дождавшись Анатоля, не стал обедать и поехал домой.
Анатоль, которого он искал, в этот день обедал у Долохова и совещался с ним о том, как поправить испорченное дело. Ему казалось необходимо увидаться с Ростовой. Вечером он поехал к сестре, чтобы переговорить с ней о средствах устроить это свидание. Когда Пьер, тщетно объездив всю Москву, вернулся домой, камердинер доложил ему, что князь Анатоль Васильич у графини. Гостиная графини была полна гостей.
Пьер не здороваясь с женою, которую он не видал после приезда (она больше чем когда нибудь ненавистна была ему в эту минуту), вошел в гостиную и увидав Анатоля подошел к нему.
– Ah, Pierre, – сказала графиня, подходя к мужу. – Ты не знаешь в каком положении наш Анатоль… – Она остановилась, увидав в опущенной низко голове мужа, в его блестящих глазах, в его решительной походке то страшное выражение бешенства и силы, которое она знала и испытала на себе после дуэли с Долоховым.
– Где вы – там разврат, зло, – сказал Пьер жене. – Анатоль, пойдемте, мне надо поговорить с вами, – сказал он по французски.
Анатоль оглянулся на сестру и покорно встал, готовый следовать за Пьером.
Пьер, взяв его за руку, дернул к себе и пошел из комнаты.
– Si vous vous permettez dans mon salon, [Если вы позволите себе в моей гостиной,] – шопотом проговорила Элен; но Пьер, не отвечая ей вышел из комнаты.
Анатоль шел за ним обычной, молодцоватой походкой. Но на лице его было заметно беспокойство.
Войдя в свой кабинет, Пьер затворил дверь и обратился к Анатолю, не глядя на него.
– Вы обещали графине Ростовой жениться на ней и хотели увезти ее?
– Мой милый, – отвечал Анатоль по французски (как и шел весь разговор), я не считаю себя обязанным отвечать на допросы, делаемые в таком тоне.
Лицо Пьера, и прежде бледное, исказилось бешенством. Он схватил своей большой рукой Анатоля за воротник мундира и стал трясти из стороны в сторону до тех пор, пока лицо Анатоля не приняло достаточное выражение испуга.
– Когда я говорю, что мне надо говорить с вами… – повторял Пьер.
– Ну что, это глупо. А? – сказал Анатоль, ощупывая оторванную с сукном пуговицу воротника.
– Вы негодяй и мерзавец, и не знаю, что меня воздерживает от удовольствия разможжить вам голову вот этим, – говорил Пьер, – выражаясь так искусственно потому, что он говорил по французски. Он взял в руку тяжелое пресспапье и угрожающе поднял и тотчас же торопливо положил его на место.
– Обещали вы ей жениться?
– Я, я, я не думал; впрочем я никогда не обещался, потому что…
Пьер перебил его. – Есть у вас письма ее? Есть у вас письма? – повторял Пьер, подвигаясь к Анатолю.
Анатоль взглянул на него и тотчас же, засунув руку в карман, достал бумажник.
Пьер взял подаваемое ему письмо и оттолкнув стоявший на дороге стол повалился на диван.
– Je ne serai pas violent, ne craignez rien, [Не бойтесь, я насилия не употреблю,] – сказал Пьер, отвечая на испуганный жест Анатоля. – Письма – раз, – сказал Пьер, как будто повторяя урок для самого себя. – Второе, – после минутного молчания продолжал он, опять вставая и начиная ходить, – вы завтра должны уехать из Москвы.
– Но как же я могу…
– Третье, – не слушая его, продолжал Пьер, – вы никогда ни слова не должны говорить о том, что было между вами и графиней. Этого, я знаю, я не могу запретить вам, но ежели в вас есть искра совести… – Пьер несколько раз молча прошел по комнате. Анатоль сидел у стола и нахмурившись кусал себе губы.
– Вы не можете не понять наконец, что кроме вашего удовольствия есть счастье, спокойствие других людей, что вы губите целую жизнь из того, что вам хочется веселиться. Забавляйтесь с женщинами подобными моей супруге – с этими вы в своем праве, они знают, чего вы хотите от них. Они вооружены против вас тем же опытом разврата; но обещать девушке жениться на ней… обмануть, украсть… Как вы не понимаете, что это так же подло, как прибить старика или ребенка!…
Пьер замолчал и взглянул на Анатоля уже не гневным, но вопросительным взглядом.
– Этого я не знаю. А? – сказал Анатоль, ободряясь по мере того, как Пьер преодолевал свой гнев. – Этого я не знаю и знать не хочу, – сказал он, не глядя на Пьера и с легким дрожанием нижней челюсти, – но вы сказали мне такие слова: подло и тому подобное, которые я comme un homme d'honneur [как честный человек] никому не позволю.
Пьер с удивлением посмотрел на него, не в силах понять, чего ему было нужно.
– Хотя это и было с глазу на глаз, – продолжал Анатоль, – но я не могу…
– Что ж, вам нужно удовлетворение? – насмешливо сказал Пьер.
– По крайней мере вы можете взять назад свои слова. А? Ежели вы хотите, чтоб я исполнил ваши желанья. А?
– Беру, беру назад, – проговорил Пьер и прошу вас извинить меня. Пьер взглянул невольно на оторванную пуговицу. – И денег, ежели вам нужно на дорогу. – Анатоль улыбнулся.
Это выражение робкой и подлой улыбки, знакомой ему по жене, взорвало Пьера.
– О, подлая, бессердечная порода! – проговорил он и вышел из комнаты.
На другой день Анатоль уехал в Петербург.


Пьер поехал к Марье Дмитриевне, чтобы сообщить об исполнении ее желанья – об изгнании Курагина из Москвы. Весь дом был в страхе и волнении. Наташа была очень больна, и, как Марья Дмитриевна под секретом сказала ему, она в ту же ночь, как ей было объявлено, что Анатоль женат, отравилась мышьяком, который она тихонько достала. Проглотив его немного, она так испугалась, что разбудила Соню и объявила ей то, что она сделала. Во время были приняты нужные меры против яда, и теперь она была вне опасности; но всё таки слаба так, что нельзя было думать везти ее в деревню и послано было за графиней. Пьер видел растерянного графа и заплаканную Соню, но не мог видеть Наташи.
Пьер в этот день обедал в клубе и со всех сторон слышал разговоры о попытке похищения Ростовой и с упорством опровергал эти разговоры, уверяя всех, что больше ничего не было, как только то, что его шурин сделал предложение Ростовой и получил отказ. Пьеру казалось, что на его обязанности лежит скрыть всё дело и восстановить репутацию Ростовой.
Он со страхом ожидал возвращения князя Андрея и каждый день заезжал наведываться о нем к старому князю.
Князь Николай Андреич знал через m lle Bourienne все слухи, ходившие по городу, и прочел ту записку к княжне Марье, в которой Наташа отказывала своему жениху. Он казался веселее обыкновенного и с большим нетерпением ожидал сына.
Чрез несколько дней после отъезда Анатоля, Пьер получил записку от князя Андрея, извещавшего его о своем приезде и просившего Пьера заехать к нему.
Князь Андрей, приехав в Москву, в первую же минуту своего приезда получил от отца записку Наташи к княжне Марье, в которой она отказывала жениху (записку эту похитила у княжны Марьи и передала князю m lle Вourienne) и услышал от отца с прибавлениями рассказы о похищении Наташи.
Князь Андрей приехал вечером накануне. Пьер приехал к нему на другое утро. Пьер ожидал найти князя Андрея почти в том же положении, в котором была и Наташа, и потому он был удивлен, когда, войдя в гостиную, услыхал из кабинета громкий голос князя Андрея, оживленно говорившего что то о какой то петербургской интриге. Старый князь и другой чей то голос изредка перебивали его. Княжна Марья вышла навстречу к Пьеру. Она вздохнула, указывая глазами на дверь, где был князь Андрей, видимо желая выразить свое сочувствие к его горю; но Пьер видел по лицу княжны Марьи, что она была рада и тому, что случилось, и тому, как ее брат принял известие об измене невесты.
– Он сказал, что ожидал этого, – сказала она. – Я знаю, что гордость его не позволит ему выразить своего чувства, но всё таки лучше, гораздо лучше он перенес это, чем я ожидала. Видно, так должно было быть…
– Но неужели совершенно всё кончено? – сказал Пьер.
Княжна Марья с удивлением посмотрела на него. Она не понимала даже, как можно было об этом спрашивать. Пьер вошел в кабинет. Князь Андрей, весьма изменившийся, очевидно поздоровевший, но с новой, поперечной морщиной между бровей, в штатском платье, стоял против отца и князя Мещерского и горячо спорил, делая энергические жесты. Речь шла о Сперанском, известие о внезапной ссылке и мнимой измене которого только что дошло до Москвы.
– Теперь судят и обвиняют его (Сперанского) все те, которые месяц тому назад восхищались им, – говорил князь Андрей, – и те, которые не в состоянии были понимать его целей. Судить человека в немилости очень легко и взваливать на него все ошибки другого; а я скажу, что ежели что нибудь сделано хорошего в нынешнее царствованье, то всё хорошее сделано им – им одним. – Он остановился, увидав Пьера. Лицо его дрогнуло и тотчас же приняло злое выражение. – И потомство отдаст ему справедливость, – договорил он, и тотчас же обратился к Пьеру.
– Ну ты как? Все толстеешь, – говорил он оживленно, но вновь появившаяся морщина еще глубже вырезалась на его лбу. – Да, я здоров, – отвечал он на вопрос Пьера и усмехнулся. Пьеру ясно было, что усмешка его говорила: «здоров, но здоровье мое никому не нужно». Сказав несколько слов с Пьером об ужасной дороге от границ Польши, о том, как он встретил в Швейцарии людей, знавших Пьера, и о господине Десале, которого он воспитателем для сына привез из за границы, князь Андрей опять с горячностью вмешался в разговор о Сперанском, продолжавшийся между двумя стариками.
– Ежели бы была измена и были бы доказательства его тайных сношений с Наполеоном, то их всенародно объявили бы – с горячностью и поспешностью говорил он. – Я лично не люблю и не любил Сперанского, но я люблю справедливость. – Пьер узнавал теперь в своем друге слишком знакомую ему потребность волноваться и спорить о деле для себя чуждом только для того, чтобы заглушить слишком тяжелые задушевные мысли.
Когда князь Мещерский уехал, князь Андрей взял под руку Пьера и пригласил его в комнату, которая была отведена для него. В комнате была разбита кровать, лежали раскрытые чемоданы и сундуки. Князь Андрей подошел к одному из них и достал шкатулку. Из шкатулки он достал связку в бумаге. Он всё делал молча и очень быстро. Он приподнялся, прокашлялся. Лицо его было нахмурено и губы поджаты.
– Прости меня, ежели я тебя утруждаю… – Пьер понял, что князь Андрей хотел говорить о Наташе, и широкое лицо его выразило сожаление и сочувствие. Это выражение лица Пьера рассердило князя Андрея; он решительно, звонко и неприятно продолжал: – Я получил отказ от графини Ростовой, и до меня дошли слухи об искании ее руки твоим шурином, или тому подобное. Правда ли это?
– И правда и не правда, – начал Пьер; но князь Андрей перебил его.
– Вот ее письма и портрет, – сказал он. Он взял связку со стола и передал Пьеру.
– Отдай это графине… ежели ты увидишь ее.
– Она очень больна, – сказал Пьер.
– Так она здесь еще? – сказал князь Андрей. – А князь Курагин? – спросил он быстро.
– Он давно уехал. Она была при смерти…
– Очень сожалею об ее болезни, – сказал князь Андрей. – Он холодно, зло, неприятно, как его отец, усмехнулся.
– Но господин Курагин, стало быть, не удостоил своей руки графиню Ростову? – сказал князь Андрей. Он фыркнул носом несколько раз.
– Он не мог жениться, потому что он был женат, – сказал Пьер.
Князь Андрей неприятно засмеялся, опять напоминая своего отца.
– А где же он теперь находится, ваш шурин, могу ли я узнать? – сказал он.
– Он уехал в Петер…. впрочем я не знаю, – сказал Пьер.
– Ну да это всё равно, – сказал князь Андрей. – Передай графине Ростовой, что она была и есть совершенно свободна, и что я желаю ей всего лучшего.
Пьер взял в руки связку бумаг. Князь Андрей, как будто вспоминая, не нужно ли ему сказать еще что нибудь или ожидая, не скажет ли чего нибудь Пьер, остановившимся взглядом смотрел на него.
– Послушайте, помните вы наш спор в Петербурге, – сказал Пьер, помните о…
– Помню, – поспешно отвечал князь Андрей, – я говорил, что падшую женщину надо простить, но я не говорил, что я могу простить. Я не могу.
– Разве можно это сравнивать?… – сказал Пьер. Князь Андрей перебил его. Он резко закричал:
– Да, опять просить ее руки, быть великодушным, и тому подобное?… Да, это очень благородно, но я не способен итти sur les brisees de monsieur [итти по стопам этого господина]. – Ежели ты хочешь быть моим другом, не говори со мною никогда про эту… про всё это. Ну, прощай. Так ты передашь…
Пьер вышел и пошел к старому князю и княжне Марье.
Старик казался оживленнее обыкновенного. Княжна Марья была такая же, как и всегда, но из за сочувствия к брату, Пьер видел в ней радость к тому, что свадьба ее брата расстроилась. Глядя на них, Пьер понял, какое презрение и злобу они имели все против Ростовых, понял, что нельзя было при них даже и упоминать имя той, которая могла на кого бы то ни было променять князя Андрея.
За обедом речь зашла о войне, приближение которой уже становилось очевидно. Князь Андрей не умолкая говорил и спорил то с отцом, то с Десалем, швейцарцем воспитателем, и казался оживленнее обыкновенного, тем оживлением, которого нравственную причину так хорошо знал Пьер.


В этот же вечер, Пьер поехал к Ростовым, чтобы исполнить свое поручение. Наташа была в постели, граф был в клубе, и Пьер, передав письма Соне, пошел к Марье Дмитриевне, интересовавшейся узнать о том, как князь Андрей принял известие. Через десять минут Соня вошла к Марье Дмитриевне.
– Наташа непременно хочет видеть графа Петра Кирилловича, – сказала она.
– Да как же, к ней что ль его свести? Там у вас не прибрано, – сказала Марья Дмитриевна.
– Нет, она оделась и вышла в гостиную, – сказала Соня.
Марья Дмитриевна только пожала плечами.
– Когда это графиня приедет, измучила меня совсем. Ты смотри ж, не говори ей всего, – обратилась она к Пьеру. – И бранить то ее духу не хватает, так жалка, так жалка!
Наташа, исхудавшая, с бледным и строгим лицом (совсем не пристыженная, какою ее ожидал Пьер) стояла по середине гостиной. Когда Пьер показался в двери, она заторопилась, очевидно в нерешительности, подойти ли к нему или подождать его.
Пьер поспешно подошел к ней. Он думал, что она ему, как всегда, подаст руку; но она, близко подойдя к нему, остановилась, тяжело дыша и безжизненно опустив руки, совершенно в той же позе, в которой она выходила на середину залы, чтоб петь, но совсем с другим выражением.