Пак, Михаил Николаевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Николаевич Пак
Место рождения:

Нижнее Янчихэ, Никольско-Уссурийский уезд, Приморская область

Научная сфера:

история, востоковедение

Место работы:

МГУ им. Ломоносова

Учёная степень:

доктор исторических наук

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

МИФЛИ

Научный руководитель:

Е. М. Жуков

Известен как:

основатель советской школы корееведения

Награды и премии:

Михаил Николаевич Пак (21 июня 1918, Нижнее Янчихэ, Приморская область — 16 апреля 2009, Москва) — видный советский и российский востоковед-историк, основатель советской школы корееведения, доктор исторических наук, профессор. Основные научные работы посвящены социально-экономическому и политическому развитию Кореи, а также проблемам востоковедной историографии.





Биография

Родился в крестьянской семье, где кроме него были ещё два брата и сестра. В конце 1920-х годов семья уехала из Приморского края: сначала в Читу, а затем в Ярославль. В Чите в 1936 г. М. Н. Пак окончил среднюю школу. В том же году он уехал в Москву и поступил на исторический факультет Института истории, философии и культуры (МИФЛИ), который окончил в 1941 г.[1]

После этого был направлен на педагогическую работу в Кзыл-Орду, куда в то время были эвакуированы Киевский и Харьковский государственные университеты, на основе которых был создан Объединенный Украинский государственный университет. Он читал лекции по истории колониальных и зависимых стран. Здесь же поступил в аспирантуру, избрав темой своей диссертации историю Кореи конца XIX в.: «Корейский вопрос во внешней политике России в конце XIX в.». В Кзыл-Орде а познакомился с советским корейским историком и филологом Ке Бону, у которого занимался иероглификой.

Летом 1945 г. перевёлся в аспирантуру Исторического факультета МГУ, где получил поддержку выдающихся ученых-востоковедов Е. М. Жукова и А. А. Губера. Е. М. Жуков стал его научным руководителем. В 1945—1949 гг. М. Н. Пак преподавал в Рязанском педагогическом институт, где читал лекционные курсы по истории СССР и всемирной истории. 7 мая 1947 г. на Историческом факультете МГУ М. Н. Пак защитил кандидатскую диссертацию «Очерки из политической истории Кореи во второй половине XIX в.». В 1948 г. М. Н. Паку было присвоено звание доцента.

С сентября 1949 г. он начал преподавать историю Кореи на Историческом факультете МГУ, а с 1956 г. в Институте восточных языков при МГУ. В 1960 г. защитил докторскую диссертацию, в 1963 г. ему было присвоено звание профессора. В 1971—1995 гг. был заведующим кафедрой истории стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии ИВЯ (ИСАА) при МГУ. В 1991 г. создал Международный центр краеведения МГУ и до 2008 г. был его директором. В 1994 г. избран академиком РАЕН и возглавил Отделение евразийских исследований РАЕН. Был также одним из основателей в 1989 г. Всесоюзной ассоциацией советских корейцев (ВАСК).(1989) и её первым президентом,. В 1990 г. М. Н. Пак избран вице-президентом Международного общества по изучению Кореи (ICKS), с августа 1997 — был почетным советником этой организации.

Научная деятельность

Опубликовал более 250 научных трудов. Среди них — переводы из китайских летописей, содержащих сведения о ранней истории Кореи, а также перевод монументальной корейской летописи XII века «Самгук саги» («Исторические записи Трех государств», 1145 г.) Ким Бусика. Первый том полного научного комментированного перевода Самгук саги(«Летописи Силла») вышел в 1959 г. и сразу поставил М. Н. Пака в ряд ведущих корееведов мира. Второй том («Летописи Когурё и Пэкче») увидел свет в 1995 г. Над третьим томом («Разные описания. Биографии»), М. Н. Пак работал совместно с группой коллег и учеников, Он вышел в 2002 г. Русский перевод «Самгук саги» стал первым и был до 2006 г. единственным переводом этого классического сочинения корейской историографии на один из европейских языков (русский)[2].

М. Н. Пак активно сотрудничал в советских энциклопедических изданиях: Большой советской энциклопедии (2-е и 3-е издания), Малой советской энциклопедии, Советской исторической энциклопедии и энциклопедиях бывших союзных республик. Многие труды переведены на английский, французский, немецкий, корейский, китайский, японский и другие языки. Разработал университетский курс истории Кореи с древнейших времен до настоящего времен, стал одним из создателей университетского курса истории стран Азии и Африки. Многие годы являлся членом редакционной коллегии журнала "Вестник Московского университета. Серия «Востоковедение»[3]. Неоднократно выступал на международных конгрессах и симпозиумах в Республике Корея, КНДР, США, Польше, Швеции.

Семья

Мать — Мария (Анна) Ивановна Пак (урожденная Тен) (1874—1947). Последние годы жила в г. Кустанае (Казахстан) с одним из своих сыновей.

Отец — Николай Харитонович Пак (1880—1938) участвовал в Русско-японской войне (1904—1905), а во время Первой мировой войны на Юго-Западном фронте. В 1937 г был арестован и в январе 1938 г. расстрелян.

Старший брат в 1938 г. был репрессирован и около 20 лет провел в сибирских лагерях.

Супруга Мария Юрьевна Пак (Горинштейн) (1920—1991).

Два сына Виктор Михайлович Пак и Петр Михайлович Пак — известные востоковеды-арабисты. Три внука и внучка Виктория Пак, которая пошла по стопам дедушки — изучает историю Кореи.

Награды и премии

  • Медаль «В память 800-летия Москвы» (1947).
  • Медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970).
  • Медаль «Ветеран труда» (1978).
  • Почётная Грамота Президиума Верховного Совета РСФС (1980).
  • Почётный диплом Фонда Фулбрайта (США) «За укрепление взаимопонимания между народами США и Советского Союза посредством академической деятельности» за цикл лекций, прочитанных в Гавайском университете (1982).
  • Национальный ордена «Тонбэкчан» (высшей степени) Республики Корея («Орден камелии», высший для деятелей культуры) (1992).
  • Заслуженный профессор МГУ (1993).
  • Серебряная Медаль им. П. Л. Капицы РАЕН (1995).
  • Медаль «50 лет победы в Великой Отечественной Войне» (1995).
  • Ломоносовская премия МГУ (1997).
  • Медаль «В память 850-летия Москвы» (1997).
  • Национальная премия зарубежных корейцев (Республика Корея, KBS, 1999).
  • Звание и знак «Рыцарь науки и искусства» РАЕН (2000).
  • Премия Института национального объединения Кореи, Республика Корея (2003).
  • Диплом «За большой вклад в сохранение национальных традиций и в связи со 140-летием добровольного переселения корейцев в Россию» от ООК и ФНКА (2004).
  • Всемирная Корейская награда от Совета Корееведения Мичиганского университета (США, 2004).
  • Медаль «За самоотверженное служение российской науке и образованию. В связи с 250-летием МГУ» (2005).

Основные сочинения[4]

  • Пак М. Н. (1956). О характере социально-экономических отношений в государстве Силла (III—VI вв.). — «Вопросы истории». 1956, № 7, с. 49-65; то же в пер. на кит. яз. — «Шисюэ ицун» (Пекин), 1956, № 6; то же в пер. на кор. яз.- «Ёкса квахак» (Пхеньян), 1957, № 1, с. 65-86.
  • Пак М. Н. (1974). История Кореи. М.: Наука.
  • Пак М. Н. (1979). Очерки ранней истории Кореи. М.: Изд-во Моск. ун-та.
  • Пак М. Н. (1987). Очерки по историографии Кореи (к критике буржуазно-националистических идей южнокорейских историков). М.: ГРВЛ.
  • Самгук саги (на русском языке; перевод, комментарий и исследования). В 3 т. М.: 1959; 1995; 2002.
  • Пак М. Н. (2003). История и историография Кореи. Избранные труды. М.: Восточная литература РАН.

Библиография

  • Джарылгасинова Р. Ш., Дольникова В. А. 60-летие М. Н. Пака // «Вестник МГУ. Серия 14. Востоковедение», 1978, № 3. С. 75-76.
  • Список основных трудов доктора исторических наук профессора М. Н. Пака / Сост. Р. Ш. Джарылгасинова // «Народы Азии и Африки». 1978, № 4. С. 180—183 (хронологический перечень 50 книг и статей за 1951—1977 гг.).
  • Джарылгасинова Р. Ш. Михаил Николаевич Пак — «Единство. Информационный бюллетень». 1997, № 3(7). С. 17-19.
  • Пак Михаил Николаевич // Мелуа А. И. Российская академия естественных наук. Энциклопедия // * М.-СПб. Гуманистика, 1998. С. 402—403.
  • Рак Mikhail Nikolaevich // Marquis «Who’s Who in the World» / «A Who’s Who in America Pub¬lication». 1997. P. 1064.
  • Pak Mikhail Nikolaevich // 2000 Outstanding People of the 20th Century. International Biographical Center. Cambridge, 1998.
  • Pak Mikhail Nikolaevich // International Book of Honour. American Biographical Institute USA. 1998.
  • Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 7-9, 10-12.
  • Ли О. Н. Первый президент Всесоюзной Ассоциации советских корейцев // Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 13-14.
  • Ванин Ю. В. Ведущий историк-кореевед России // Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 23-33.
  • Джарылгасинова Р. Ш. Михаил Николаевич Пак. Творческая биография ученого // Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 15-22.
  • Список основных опубликованных работ М. Н. Пака / Сост. Р. Ш. Джарылгасинова // Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 34-49 (хронологический перечень переводов, книг, брошюр и статей за 1940—2002 гг.).
  • Литература о жизни и трудах М. Н. Пака / Сост. Р. Ш. Джарылгасинова // Корея. Сборник статей. К 80-летию со дня рождения профессора Михаила Николаевича Пака. М., 1998. С. 50.
  • Пак Михаил Николаевич // Энциклопедия корейцев России. 140 лет в России. Под ред. Цой Брони. М., РАЕН. 2003. С. 1107—1112.
  • Список основных опубликованных работ заслуженного профессора Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, доктора исторических наук, академика РАЕН Михаила Николаевича Пака / Сост. Р. Ш. Джарылгасинова // Пак М. Н. История и историография Кореи. Избранные труды. М., Вост. лит-ра. 2003. С. 893—905 (хронологический перечень переводов, книг, брошюр и статей за 1940—2002 гг.).
  • Литература о жизни и трудах М. Н. Пака / Сост. Р. Ш. Джарылгасинова // Пак М. Н. История и историография Кореи. Избранные труды. М., Вост. лит-ра. 2003. С. 906.
  • Vladimir Tikhonov. Mikhail N. Pak // Pioneers of Korean Studies. Edited by Kim Keong-il. The Academy of Korean Studies, 2004. P. 357—386.

Напишите отзыв о статье "Пак, Михаил Николаевич"

Примечания

  1. Миллибанд С. Д. Библиографический словарь отечественных востоковедов. Том 2. М.: Наука, 1995, с. 202—203
  2. Пак М. Н. Русский перевод «Самгук саги» // Российское корееведение. Альманах. Вып. 2. М.: МЦК МГУ — Муравей, 2001. С. 7-16
  3. [icfks-publishing.narod.ru/workers/Pak_M_N.htm Международный центр корееведения МГУ]
  4. .www.rauk.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=618:----a61482&catid=32:2011-04-02-15-18-59&Itemid=135&lang=ko

Отрывок, характеризующий Пак, Михаил Николаевич

– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.
– Марья Львовна Карагина с дочерью! – басом доложил огромный графинин выездной лакей, входя в двери гостиной.
Графиня подумала и понюхала из золотой табакерки с портретом мужа.
– Замучили меня эти визиты, – сказала она. – Ну, уж ее последнюю приму. Чопорна очень. Проси, – сказала она лакею грустным голосом, как будто говорила: «ну, уж добивайте!»
Высокая, полная, с гордым видом дама с круглолицей улыбающейся дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную.
«Chere comtesse, il y a si longtemps… elle a ete alitee la pauvre enfant… au bal des Razoumowsky… et la comtesse Apraksine… j'ai ete si heureuse…» [Дорогая графиня, как давно… она должна была пролежать в постеле, бедное дитя… на балу у Разумовских… и графиня Апраксина… была так счастлива…] послышались оживленные женские голоса, перебивая один другой и сливаясь с шумом платьев и передвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями, проговорить: «Je suis bien charmee; la sante de maman… et la comtesse Apraksine» [Я в восхищении; здоровье мамы… и графиня Апраксина] и, опять зашумев платьями, пройти в переднюю, надеть шубу или плащ и уехать. Разговор зашел о главной городской новости того времени – о болезни известного богача и красавца Екатерининского времени старого графа Безухого и о его незаконном сыне Пьере, который так неприлично вел себя на вечере у Анны Павловны Шерер.
– Я очень жалею бедного графа, – проговорила гостья, – здоровье его и так плохо, а теперь это огорченье от сына, это его убьет!
– Что такое? – спросила графиня, как будто не зная, о чем говорит гостья, хотя она раз пятнадцать уже слышала причину огорчения графа Безухого.
– Вот нынешнее воспитание! Еще за границей, – проговорила гостья, – этот молодой человек предоставлен был самому себе, и теперь в Петербурге, говорят, он такие ужасы наделал, что его с полицией выслали оттуда.
– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.