Пали

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Па́ли
Самоназвание:

पालि / පාලි [paːli]

Страны:

изучается в Индии, Мьянме, Шри-Ланке, Непале, Камбодже, Лаосе, Таиланде

Статус:

язык культа

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Индоиранская ветвь
Индоарийская группа
Письменность:

деванагари, латиница (IAST), брахми, сингальское письмо, тайское письмо, бирманское письмо, кхмерское письмо

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

пли 527

ISO 639-1:

pi

ISO 639-2:

pli

ISO 639-3:

pli

См. также: Проект:Лингвистика

Па́ли (Pāḷi, сингальск. පාලි, деванагари: पालि) — пракрит одного из среднеиндийских языков индийской (или индоарийской) группы индоевропейской семьи языков. Слово «пали» означает «строка, строфа» и имеет прямое отношение к каноническим буддийским текстам Тхеравады.

Наиболее объёмным произведением на языке пали является канон тхеравадинов «Типитака» и комментарии к нему. Из неканонической литературы выделяются исторические хроники — «Дипаванса», «Махаванса» и «Чулаванса», излагающие события истории острова Шри-Ланка. В настоящее время пали является основным языком буддийских церемоний на Шри-Ланке, в Мьянме и Таиланде, на нём написаны и многочисленные религиозные, философские, научные и юридические произведения.

Как одно из великих наследий прошлого, палийская литература изучается в Европе, США, Индии, на Шри-Ланке, в Индокитае и Японии.

Вопреки распространенному мнению, язык пали не тождественен языку магадхи, разговорному языку Будды Шакьямуни, а многие слова и термины пали являются калькой с санскрита[1].





Характеристики языка

Письменность

В пáли нет собственной письменности, тексты на пáли пишутся разными шрифтами в зависимости от страны написания: на Шри-Ланке палийская литература написана сингальским шрифтом, в Камбодже — кхмерским, в Мьянме — бирманским, в Таиланде — тайским и т. д. Получение изображения букв соответствующей письменности на компьютере объяснено в статье «Википедия:Поддержка азиатских языков».

В 1894 году был принят стандарт для печатных публикаций для индийских письменных систем, теперь применяемый и к электронным текстам — IAST. Фактически IAST является сейчас также стандартом для публикаций палийских текстов. Франс Вельтхёйс (Frans Velthuis) предложил для удобства печати использовать латинский шрифт без диакритических знаков (система Вельтхёйса), но для произношения это не удобно[2].

Порядок букв в палийском алфавите обычно соответствует индийскому алфавиту, то есть все гласные идут перед согласными; но могут встречаться незначительные вариации. В системе IAST алфавитный порядок выглядит следующим образом:

a ā i ī u ū e o ṃ k kh g gh ṅ c ch j jh ñ ṭ ṭh ḍ ḍh ṇ t th d dh n p ph b bh m y r l ḷ v s h

Практическая транскрипция на русский язык с некоторых письменных систем, используемых в пали, приводится в статьях:

Произношение

Британский востоковед Чайлдерс Р. Ц. сравнил пáли по звучанию с итальянским языком: «Как и итальянский язык, пáли также текуч и звонок… …оба предоставляют возможность для выражения возвышенной и энергичной мысли»[3].

Так как пáли — классический, а не современный разговорный язык, его произношение в разных странах тоже разное. В целом «классическим» считается произношение шри-ланкийских буддийских монахов, хотя они иногда не соблюдают в устной речи некоторых отличий.

В пáли буквы имеют однозначное соответствие со звуками, за несколькими исключениями.

Таблица произношения гласных звуков в пáли
IAST МФА Примечания
a [a] -
ā [a:] -
i [i] -
ī [i:] -
u [u] -
ū [u:] -
e [e] перед двойными согласными (tt, tth, nd, ṅg и т. п.)
[e:] перед единичным согласным или в конце слова
o [o] перед двойными согласными (tt, tth, nd, ṅg и т. п.)
[o:] перед единичным согласным или в конце слова
Таблица произношения согласных звуков в пáли
В квадратных скобках приведено произношение по МФА.
Губные Зубные Альвеолярные Ретрофлексные Палатальные Велярные Глоттальные
губно-губные губно-зубные центральные боковые центральные боковые
Взрывные носовые m [m] n [n̪] [ɳ] ñ [ɲ] (ṅ [ŋ])
глухие непридыхательные p [p] t [t̪] [ʈ] c [tʃ] k [k]
придыхательные ph [pʰ] th [t̪ʰ] ṭh [ʈʰ] ch[tʃʰ] kh [kʰ]
звонкие непридыхательные b [b] d [d̪] [ɖ] j [dʒ] g [ɡ]
придыхательные bh [bʱ] dh [d̪ʱ] ḍh [ɖʱ] jh [dʒʱ] gh [ɡʱ]
Фрикативные s [s] h [h]
Аппроксиманты непридыхательные v [ʋ] l [l] r [ɻ] (ḷ [ɭ]) y [j]
придыхательные (ḷh [ɭʱ])

Грамматика

Существительные

Три рода: мужской, женский и средний.

Два числа: единственное и множественное.

Восемь падежей: именительный, винительный, родительный, дательный, творительный, отделительный (аблативный), местный и звательный.

Глаголы

Прилагательные

Прилагательные согласуются по роду, падежу и числу с теми существительными, которые они определяют.

Лексика

Выделяются четыре вида пали:

  • язык стихотворных частей Канона;
  • язык канонической прозы;
  • язык комментаторской литературы;
  • язык позднейшей литературы. С многими новообразованиями, отступлениями от правил, иноязычными влияниями.

Произведения на пали

Традиционно палийские тексты делятся на «каноническую» и «неканоническую» литературу.

«Каноническая» литература

В этот разряд включаются тексты, соответствующие образцам подлинного учения Будды. Кроме собственно «Палийского канона» сюда также относят «Махапаритту», тексты которой монахи читают во время церемоний «паритта» (на языке сингала «пирит»), на которых призывается благословение и защита, даваемые Дхаммой.

«Неканоническая» литература

К «неканонической» литературе относятся в основном комментарии и хроники, а также разнообразные повествовательные работы, инструктивные труды и учебники грамматики. Несколько наскальных надписей, в основном в Юго-восточной Азии, тоже относят сюда же.

Комментарии. Самыми известными являются комментарии «Аттхакатха», написанные монахом Буддхагхошей. Также широко известна «Джатакаттхаката» — комментарии на стихи «Джатака», включенные в канон.

Есть и другие формы комментаторской литературы. Например, «Тика» — подкомментарии к комментариям.

История развития языка

О месте и времени зарождения пáли учёные к единому мнению пока что не пришли, но традиционно считается, что пáли возник в VII—VI веках до н. э. из западных среднеиндийских диалектов, а затем впитал в себя восточно-индийские элементы. Как сказал современный буддийский учёный Валпола Рахула: «То, что мы называем сегодня пáли, — это не однородный, а составной язык, содержащий в себе много диалектных форм и выражений»[4].

Шри-Ланка. В Шри-Ланке пáли распространился ещё до нашей эры. В V веке появляется огромное количество комментаторской литературы к «Палийскому канону». Среди комментаторов выделяются Буддхагхоша, Буддхадатта (автор пяти руководств к канону) и Дхаммапала.

В XII веке начался новый период в истории палийской литературы: «Джиначарита» (поэма о Будде), труды по грамматике, лексике и просодии Каччаяны и Моггалланы, вторичная комментаторская литература и т. п.

В Мьянме и странах Индокитая литература на языке пали начала развиваться позже и в значительной степени в зависимости от соответствующих сочинений, созданных на острове Шри-Ланка.

Ко II тысячелетию пали распространился к востоку от Индии.

Пали оказал значительное влияние на ряд языков Юго-Восточной Азии и сохранился как живой язык письменности в буддийских странах (Шри-Ланка, Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа, Вьетнам).

История изучения языка

См. также

Напишите отзыв о статье "Пали"

Примечания

  1. [www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/PALI.html Энциклопедия Кругосвет] "На языке пали написан буддийский канон Типитака, окончательная редакция которого, по мнению сингхов, была осуществлена советом, созванным около 80 до н.э. царем Ваттагамани. Согласно этой традиции, пали представляет собой не что иное, как диалект, называемый магадхи, что, однако не согласуется с тем, что мы знаем о языке магадхи из других источников: основные признаки языка магадхи в пали отсутствуют... Санскритское r перешло в a; ai и au перешли, соответственно, в e и o, совпав при этом с древними е и о (maitrī превратилось в metti, aurasa – в orasa-, paura- – в pora); все сибилянты (ś, s, ) перешли в s; в группах согласных произошла ассимиляция, – как в итальянском (agni- превратилось в aggi-, bhiksu- – в bhikku-, а dharma- стало произноситься dhamma-). Пропало двойственное число, а формы дательного падежа были заменены родительным, как и во многих других индоевропейских языках. Санскритская стяженная форма -o для окончания -as обобщилась, т.е. помимо формы именительного падежа ед. числа на -a (dhammo) она распространилась также на другие, например, именительный падеж множ. числа aggayo от aggi («огонь») или bhikkhavo («нищий монах»)..."
  2. American National Standards Institute. (1979). American National Standard system for the romanization of Lao, Khmer, and Pali. New York: The Institute.
  3. Robert Caesar Childers A Dictionary of the Pali Language — Published by Trübner, 1875, pages xii-xiv. Republished by Asian Educational Services, 1993.
  4. Валпола Рахула Пáли как язык передачи аутентичной религиозной традиции // Gattare Dhammapala. Buddhist Studies in Honour of Hammalava Saddhatissa — University of Sri Jayawardenepura and Lake House Publishers, Sri Lanka, 1984.

Использованная литература

  • Елизаренкова Т. Я. [soviet-encycl.ru/?article=0005694700 Палийская литература] // Большая Советская Энциклопедия. — М.: «Сов. энциклопедия», 1969-78 гг.
  • Топоров В. Н. [soviet-encycl.ru/?article=0005694100 Пали] // Большая Советская Энциклопедия. — М.: «Сов. энциклопедия», 1969-78 гг.
  • Джеймс В. Гейр, В. С. Карунатиллаке (перевод Ивахненко Д. А.) [dhamma.ru/paali/new_pali/new_pali.odt Новый курс по чтению пáли] — Delhi, 1998.

Рекомендуемая литература

  • Елизаренкова Т. Я., Топоров В. Н. Язык пали. — 2-е изд. — М.: Издат. фирма «Вост. лит.» РАН, 2003. — 244 с. — (Языки народов Азии и Африки). — 500 экз. — ISBN 5-02-018393-8.
  • Минаев И. П. Очерк фонетики и морфологии языка пали — СПБ, 1872 ([ia360939.us.archive.org/3/items/grammairepaliees00minauoft/grammairepaliees00minauoft.pdf французский перевод]);
  • Mayrhofer М. Handbuch des Päli, Bd 1 — 2, Hdlb., 1951;
  • Perniola V. A grammar of the Pali language — Colombo, 1958;
  • Rhys Davids T. W., Stede W. The Pali Text Society. Pali-English dictionary, pt 1 — 8, L., 1947 — 59;
  • Trenckner V. A critical Pali dictionary, v. 1 — 2, Cph., 1924—1960; v. 3, Cph., 1992 (электронная версия:pali.hum.ku.dk/cpd/);
  • Warder A. K. Introduction to Pali, L., 1963.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на языке пали
«पमुख पत्त Pamukha patta»

В Викисловаре список слов языка пали содержится в категории «Пали»
В Викисловаре есть статья «пали»
  • [dhamma.ru/paali/index.html Всё для изучения языка пали и перевода палийского канона].
  • Гейгер В. (перевод Гунского А.) [www.uic.ssu.samara.ru/buddhist/pali/geiger_index.html Очерк палийской литературы].
  • Дюрозель Ч.(перевод Гунского А.) [dhamma.ru/paali/durois/duroiselle.pdf Практическая грамматика языка пали].
  • [www.tipitaka.org/mymr/ Типитака на бирманском пали]
  • [www.tipitaka.org/thai/ Типитака на тайском пали].

Отрывок, характеризующий Пали

M lle Bourienne казалась обезумевшею от восторга.
– Ah! quel bonheur pour la princesse, – заговорила она. – Enfin! Il faut que je la previenne. [Ах, какая радость для княжны! Наконец! Надо ее предупредить.]
– Non, non, de grace… Vous etes m lle Bourienne, je vous connais deja par l'amitie que vous рorte ma belle soeur, – говорила княгиня, целуясь с француженкой. – Elle ne nous attend рas? [Нет, нет, пожалуйста… Вы мамзель Бурьен; я уже знакома с вами по той дружбе, какую имеет к вам моя невестка. Она не ожидает нас?]
Они подошли к двери диванной, из которой слышался опять и опять повторяемый пассаж. Князь Андрей остановился и поморщился, как будто ожидая чего то неприятного.
Княгиня вошла. Пассаж оборвался на середине; послышался крик, тяжелые ступни княжны Марьи и звуки поцелуев. Когда князь Андрей вошел, княжна и княгиня, только раз на короткое время видевшиеся во время свадьбы князя Андрея, обхватившись руками, крепко прижимались губами к тем местам, на которые попали в первую минуту. M lle Bourienne стояла около них, прижав руки к сердцу и набожно улыбаясь, очевидно столько же готовая заплакать, сколько и засмеяться.
Князь Андрей пожал плечами и поморщился, как морщатся любители музыки, услышав фальшивую ноту. Обе женщины отпустили друг друга; потом опять, как будто боясь опоздать, схватили друг друга за руки, стали целовать и отрывать руки и потом опять стали целовать друг друга в лицо, и совершенно неожиданно для князя Андрея обе заплакали и опять стали целоваться. M lle Bourienne тоже заплакала. Князю Андрею было, очевидно, неловко; но для двух женщин казалось так естественно, что они плакали; казалось, они и не предполагали, чтобы могло иначе совершиться это свидание.
– Ah! chere!…Ah! Marieie!… – вдруг заговорили обе женщины и засмеялись. – J'ai reve сette nuit … – Vous ne nous attendez donc pas?… Ah! Marieie,vous avez maigri… – Et vous avez repris… [Ах, милая!… Ах, Мари!… – А я видела во сне. – Так вы нас не ожидали?… Ах, Мари, вы так похудели. – А вы так пополнели…]
– J'ai tout de suite reconnu madame la princesse, [Я тотчас узнала княгиню,] – вставила m lle Бурьен.
– Et moi qui ne me doutais pas!… – восклицала княжна Марья. – Ah! Andre, je ne vous voyais pas. [А я не подозревала!… Ах, Andre, я и не видела тебя.]
Князь Андрей поцеловался с сестрою рука в руку и сказал ей, что она такая же pleurienicheuse, [плакса,] как всегда была. Княжна Марья повернулась к брату, и сквозь слезы любовный, теплый и кроткий взгляд ее прекрасных в ту минуту, больших лучистых глаз остановился на лице князя Андрея.
Княгиня говорила без умолку. Короткая верхняя губка с усиками то и дело на мгновение слетала вниз, притрогивалась, где нужно было, к румяной нижней губке, и вновь открывалась блестевшая зубами и глазами улыбка. Княгиня рассказывала случай, который был с ними на Спасской горе, грозивший ей опасностию в ее положении, и сейчас же после этого сообщила, что она все платья свои оставила в Петербурге и здесь будет ходить Бог знает в чем, и что Андрей совсем переменился, и что Китти Одынцова вышла замуж за старика, и что есть жених для княжны Марьи pour tout de bon, [вполне серьезный,] но что об этом поговорим после. Княжна Марья все еще молча смотрела на брата, и в прекрасных глазах ее была и любовь и грусть. Видно было, что в ней установился теперь свой ход мысли, независимый от речей невестки. Она в середине ее рассказа о последнем празднике в Петербурге обратилась к брату:
– И ты решительно едешь на войну, Andre? – сказала oia, вздохнув.
Lise вздрогнула тоже.
– Даже завтра, – отвечал брат.
– II m'abandonne ici,et Du sait pourquoi, quand il aur pu avoir de l'avancement… [Он покидает меня здесь, и Бог знает зачем, тогда как он мог бы получить повышение…]
Княжна Марья не дослушала и, продолжая нить своих мыслей, обратилась к невестке, ласковыми глазами указывая на ее живот:
– Наверное? – сказала она.
Лицо княгини изменилось. Она вздохнула.
– Да, наверное, – сказала она. – Ах! Это очень страшно…
Губка Лизы опустилась. Она приблизила свое лицо к лицу золовки и опять неожиданно заплакала.
– Ей надо отдохнуть, – сказал князь Андрей, морщась. – Не правда ли, Лиза? Сведи ее к себе, а я пойду к батюшке. Что он, всё то же?
– То же, то же самое; не знаю, как на твои глаза, – отвечала радостно княжна.
– И те же часы, и по аллеям прогулки? Станок? – спрашивал князь Андрей с чуть заметною улыбкой, показывавшею, что несмотря на всю свою любовь и уважение к отцу, он понимал его слабости.
– Те же часы и станок, еще математика и мои уроки геометрии, – радостно отвечала княжна Марья, как будто ее уроки из геометрии были одним из самых радостных впечатлений ее жизни.
Когда прошли те двадцать минут, которые нужны были для срока вставанья старого князя, Тихон пришел звать молодого князя к отцу. Старик сделал исключение в своем образе жизни в честь приезда сына: он велел впустить его в свою половину во время одевания перед обедом. Князь ходил по старинному, в кафтане и пудре. И в то время как князь Андрей (не с тем брюзгливым выражением лица и манерами, которые он напускал на себя в гостиных, а с тем оживленным лицом, которое у него было, когда он разговаривал с Пьером) входил к отцу, старик сидел в уборной на широком, сафьяном обитом, кресле, в пудроманте, предоставляя свою голову рукам Тихона.
– А! Воин! Бонапарта завоевать хочешь? – сказал старик и тряхнул напудренною головой, сколько позволяла это заплетаемая коса, находившаяся в руках Тихона. – Примись хоть ты за него хорошенько, а то он эдак скоро и нас своими подданными запишет. – Здорово! – И он выставил свою щеку.
Старик находился в хорошем расположении духа после дообеденного сна. (Он говорил, что после обеда серебряный сон, а до обеда золотой.) Он радостно из под своих густых нависших бровей косился на сына. Князь Андрей подошел и поцеловал отца в указанное им место. Он не отвечал на любимую тему разговора отца – подтруниванье над теперешними военными людьми, а особенно над Бонапартом.
– Да, приехал к вам, батюшка, и с беременною женой, – сказал князь Андрей, следя оживленными и почтительными глазами за движением каждой черты отцовского лица. – Как здоровье ваше?
– Нездоровы, брат, бывают только дураки да развратники, а ты меня знаешь: с утра до вечера занят, воздержен, ну и здоров.
– Слава Богу, – сказал сын, улыбаясь.
– Бог тут не при чем. Ну, рассказывай, – продолжал он, возвращаясь к своему любимому коньку, – как вас немцы с Бонапартом сражаться по вашей новой науке, стратегией называемой, научили.
Князь Андрей улыбнулся.
– Дайте опомниться, батюшка, – сказал он с улыбкою, показывавшею, что слабости отца не мешают ему уважать и любить его. – Ведь я еще и не разместился.
– Врешь, врешь, – закричал старик, встряхивая косичкою, чтобы попробовать, крепко ли она была заплетена, и хватая сына за руку. – Дом для твоей жены готов. Княжна Марья сведет ее и покажет и с три короба наболтает. Это их бабье дело. Я ей рад. Сиди, рассказывай. Михельсона армию я понимаю, Толстого тоже… высадка единовременная… Южная армия что будет делать? Пруссия, нейтралитет… это я знаю. Австрия что? – говорил он, встав с кресла и ходя по комнате с бегавшим и подававшим части одежды Тихоном. – Швеция что? Как Померанию перейдут?
Князь Андрей, видя настоятельность требования отца, сначала неохотно, но потом все более и более оживляясь и невольно, посреди рассказа, по привычке, перейдя с русского на французский язык, начал излагать операционный план предполагаемой кампании. Он рассказал, как девяностотысячная армия должна была угрожать Пруссии, чтобы вывести ее из нейтралитета и втянуть в войну, как часть этих войск должна была в Штральзунде соединиться с шведскими войсками, как двести двадцать тысяч австрийцев, в соединении со ста тысячами русских, должны были действовать в Италии и на Рейне, и как пятьдесят тысяч русских и пятьдесят тысяч англичан высадятся в Неаполе, и как в итоге пятисоттысячная армия должна была с разных сторон сделать нападение на французов. Старый князь не выказал ни малейшего интереса при рассказе, как будто не слушал, и, продолжая на ходу одеваться, три раза неожиданно перервал его. Один раз он остановил его и закричал:
– Белый! белый!
Это значило, что Тихон подавал ему не тот жилет, который он хотел. Другой раз он остановился, спросил:
– И скоро она родит? – и, с упреком покачав головой, сказал: – Нехорошо! Продолжай, продолжай.
В третий раз, когда князь Андрей оканчивал описание, старик запел фальшивым и старческим голосом: «Malbroug s'en va t en guerre. Dieu sait guand reviendra». [Мальбрук в поход собрался. Бог знает вернется когда.]
Сын только улыбнулся.
– Я не говорю, чтоб это был план, который я одобряю, – сказал сын, – я вам только рассказал, что есть. Наполеон уже составил свой план не хуже этого.
– Ну, новенького ты мне ничего не сказал. – И старик задумчиво проговорил про себя скороговоркой: – Dieu sait quand reviendra. – Иди в cтоловую.


В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь. Князь, твердо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михайле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой. За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу.
В столовой, громадно высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь. Князь Андрей глядел на огромную, новую для него, золотую раму с изображением генеалогического дерева князей Болконских, висевшую напротив такой же громадной рамы с дурно сделанным (видимо, рукою домашнего живописца) изображением владетельного князя в короне, который должен был происходить от Рюрика и быть родоначальником рода Болконских. Князь Андрей смотрел на это генеалогическое дерево, покачивая головой, и посмеивался с тем видом, с каким смотрят на похожий до смешного портрет.
– Как я узнаю его всего тут! – сказал он княжне Марье, подошедшей к нему.
Княжна Марья с удивлением посмотрела на брата. Она не понимала, чему он улыбался. Всё сделанное ее отцом возбуждало в ней благоговение, которое не подлежало обсуждению.
– У каждого своя Ахиллесова пятка, – продолжал князь Андрей. – С его огромным умом donner dans ce ridicule! [поддаваться этой мелочности!]
Княжна Марья не могла понять смелости суждений своего брата и готовилась возражать ему, как послышались из кабинета ожидаемые шаги: князь входил быстро, весело, как он и всегда ходил, как будто умышленно своими торопливыми манерами представляя противоположность строгому порядку дома.
В то же мгновение большие часы пробили два, и тонким голоском отозвались в гостиной другие. Князь остановился; из под висячих густых бровей оживленные, блестящие, строгие глаза оглядели всех и остановились на молодой княгине. Молодая княгиня испытывала в то время то чувство, какое испытывают придворные на царском выходе, то чувство страха и почтения, которое возбуждал этот старик во всех приближенных. Он погладил княгиню по голове и потом неловким движением потрепал ее по затылку.
– Я рад, я рад, – проговорил он и, пристально еще взглянув ей в глаза, быстро отошел и сел на свое место. – Садитесь, садитесь! Михаил Иванович, садитесь.
Он указал невестке место подле себя. Официант отодвинул для нее стул.
– Го, го! – сказал старик, оглядывая ее округленную талию. – Поторопилась, нехорошо!
Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами.
– Ходить надо, ходить, как можно больше, как можно больше, – сказал он.