Памятник Александру II (Саратов)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Памятник
Памятник Александру II
Страна Россия
Город Саратов
Координаты 51°31′47″ с. ш. 46°02′06″ в. д. / 51.52972° с. ш. 46.03500° в. д. / 51.52972; 46.03500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.52972&mlon=46.03500&zoom=14 (O)] (Я)
Первое упоминание 4 января 1896 года
Строительство 30 мая 19071911 годы
Статус снесён
Координаты: 51°31′47″ с. ш. 46°02′06″ в. д. / 51.52972° с. ш. 46.03500° в. д. / 51.52972; 46.03500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.52972&mlon=46.03500&zoom=16 (O)] (Я)

Па́мятник Алекса́ндру II — ранее существовавшая достопримечательность Саратова. 4 января 1896 года Саратовская городская дума постановила «для увековечения памяти Великого Преобразователя России царя Освободителя Александра 2-го соорудить в Саратове памятник… за счет городских средств и добровольных пожертвований жителей Саратовской губернии».

Че­рез два года было получено разреше­ние, был создан особый комитет по сбору пожертвований и постройке памятника. Всего было собрано около 35 000 рублей пожертвований. Остальную сумму (около 6500 рублей) выделил город. Был объявлен конкурс на проект памятника, на который поступило одиннадцать проектов, выставленных в 1901 году для обозрения и обсуждения. Жюри внимательно ознакомилось с представленными проектами течение 29 и 30 ноября 1901 года, и два из них удостоились премий: первой в 1500 рублей — скульптор Н. П. Вол­конский и второй в 500 рублей — скульптор В. И. Перельман. Городская Дума утвердила решение жюри[1]. Однако строительный комитет принял решение соорудить памятник по моделям «Заря» — М. А. Чижов и «Правда» — С. М. Волнухина[2]. Из первого проекта была взята модель статуи Александра II, а из второго — пьедестал в виде четырёхгранной пирамиды с четырьмя символическими фигурами:

  1. крестьянин с надетым на левое плечо лукошком, осеняющий себя крёстным знамением (олицетворял освобождение крестьян).
  2. учительница с девочкой, склонившиеся над книгой (должны было олицетворять развитие народного образования).
  3. богиня правосудия, держащая в одной руке книгу законов и в другой весы
  4. фигура коленопреклонённой болгарки, показывающей рядом стоящей с нею девочке на освободителя славян от турецкого ига[3].


Закладка памятника произошла 30 мая 1907 года. На ней присутстовавли многие важные люди губернии. Открыт был памятник к 50-летию освобождения крестьян, в 1911 году.

22 сентября 1918 года памятник был снят с пьедестала[4]. Постамент был использован для памятника Дзержинскому, одна из фигур, окружающих памятник, стала памятником первой учительнице[5], идея памятника была использована в памятнике Столыпину, а на месте памятника был возведён памятник Чернышевскому.





Фото

Напишите отзыв о статье "Памятник Александру II (Саратов)"

Примечания

  1. См. www.sartrest-s.ru/index.php/proiskhozhdenie-nazvanij-ulits-goroda-saratov
  2. [saratov.sgu.ru/pamyatnik_aleks2.html Саратов… Вчера и сегодня]
  3. [letopisi.ru/index.php/Памятник_Саратовскому_Прометею Статья «Памятник Саратовскому Прометею» в проекте «Летописи.ру»]
  4. [www.saratov.gov.ru/news/events/detail.php?ID=10390 Памятник царю-освободителю может быть восстановлен в Саратове]
  5. [ruzgd.ru/saratov/121.shtml Современный Саратов на фотографиях]
  6. [vounb.volgograd.ru/CLNVR/library/raritet/Sputnik_po_reke_Volge/pages/227.html Спутникъ по реке Волге и ея притокамъ Каме и Оке.1913г.]

Литература

  • Альманах «Памятники Отечества» № 1-2, 1998 г.
  • Н. М. Чернышевская. Чернышевский и Саратов, — Саратов:,1978.
  • Рассказы о старом Саратове. — Саратов, 1937.
  • А. Н. Пыпин. Мои заметки. — М.:, 1910.
  • Сокол К. Г. Монументальные памятники Российской империи: Каталог. — М.: Вагриус Плюс, 2006. — 432 с.: ил.

Ссылки

  • [www.sartrest-s.ru/index.php/126-o-nedvizhimosti/proiskhozhdenie-nazvanij-ulits-goroda-saratov/180-ch Памятник Александру II]

Отрывок, характеризующий Памятник Александру II (Саратов)

– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.