Парамушир

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
ПарамуширПарамушир

</tt>

Парамушир
Спутниковый снимок острова
50°23′00″ с. ш. 155°41′00″ в. д. / 50.38333° с. ш. 155.68333° в. д. / 50.38333; 155.68333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=50.38333&mlon=155.68333&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 50°23′00″ с. ш. 155°41′00″ в. д. / 50.38333° с. ш. 155.68333° в. д. / 50.38333; 155.68333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=50.38333&mlon=155.68333&zoom=9 (O)] (Я)
АрхипелагКурильские острова
СтранаРоссия Россия
РегионСахалинская область
РайонСеверо-Курильский городской округ
Парамушир
Парамушир
Площадь2053 км²
Наивысшая точкаВулкан Чикурачки — 1816 м
Население (2006 год)2470 чел.
Плотность населения1,203 чел./км²

Парамушир (яп. 幌筵島 парамусиру-то:, от айнского «широкий остров») — один из островов Северной группы Большой гряды Курильских островов. Площадь 2053 км², это второй по площади после Итурупа остров архипелага. В длину — около 120 км, ширина до 30 км. На острове находится озеро Зеркальное.





Общие сведения

Административно остров входит в состав Северо-Курильского городского округа Сахалинской области России. Находится между островами Шумшу и Онекотан. На севере Парамушира расположен город Северо-Курильск (2400 жителей в 2011 году) — административный центр района и единственный на начало XXI века жилой населённый пункт острова. Нежилые населённые пункты — Подгорный и Шелихово. Существовавшие на острове населённые пунктыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3711 дней] Анциферова, Васильево, Галкино, Каменистый, Китовый, Майорово, Океанское, Прибрежный по переписи 2002 года не имеют постоянного населения, некоторые[какие?] из них были уничтожены во время разрушительного цунами 1952 года.

Природа и география острова

Парамушир — один из самых северных островов Курильской гряды. Являясь вторым по величине островом Курил (2053 км² по площади), остров Парамушир вытянут в длину более, чем на 100 километров, с северо-востока на юго-запад. Средняя ширина острова, около 19—22 километров. С северо- запада он омывается Охотским морем, с юго-востока Тихим океаном. Со стороны моря, остров более высок и обрывист, слабее изрезан заливами, береговая полоса узкая. Со стороны океана, напротив, берег более пологий и сложнее по рельефу, с низменными участками побережья, бухтами, крутыми мысами и множеством скалистых рифов, выдвинутых в океан на 2—3 километра. Остров Парамушир является наиболее гористым из крупных островов Курильской гряды. На севере и юге острова горный массив выше, а в средней части несколько снижен, образуя, как бы пологую седловину со многими вершинами. На севере острова, основными высшими точками, являются гора Наседкина (до 1152 метров) и гора Ветреная (до 1088 метров). Отроги горы Ветреная на севере опускаются к морю и образуют мыс Землепроходец — самую северную точку острова. Между этими вершинами, в цепи хребта Вернадского, в 6-7 километрах от города Северо-Курильска расположен действующий вулкан Эбеко (до 1156 метров). Высшая точка этого хребта, собственно гора Вернадского (до 1183 метров). На южной оконечности острова, в том же направлении с севера на юг, расположен другой, более крупный хребет Карпинского. Образован он такими основными вершинами, как вулкан Чикурачки — самая высшая точка острова (до 1817 метров), гора Ломоносова (до 1681 метров), гора Архангельского (до 1463 метров), гора Топор (до 1199 метров), вулкан Карпинского (до 1345 метров), гора Баркова (до 1314 метров). Юг острова оканчивается мысом Капустный и оконечностью полуострова Васильева, мысом Гиляк (другое название Юмен — самая южная точка острова), между которыми находится залив Васильева. Западнее хребта Карпинского, выдаваясь в море полуостровом Фусса, находится стоящий особняком, большой (до 1772 метров) вулкан Фусса, своими отрогами образующий самую западную точку острова, мыс Непройденный. Всего на Парамушире 23 вулкана, 5 из которых (Эбеко, Чикурачки, Татаринова, Фусса и Карпинского) действующие. Самой же восточной точкой острова, является расположенный в низменной, изобилующей водоёмами местности, мыс Озёрный. Парамушир отделён проливом Алаид от острова Атласова, расположенного в 20 километрах северо-западнее; Вторым Курильским проливом — острова Шумшу, расположенного в 2 километрах северо-восточнее; проливом Лужина (Третьим Курильским) — от острова Анциферова, расположенного в 15 километрах западнее; Четвёртым Курильским проливом — от острова Онекотана, расположенного в 54 километрах юго-западнее. Вблизи острова расположены также несколько мелких островков, скал и рифов: Острова Чайкины, остров Кит, остров Птенец, остров Базарный, остров Барьерный, остров Дым, скала Торчки, скала Уно, скала Опасная, скала Хитрая, скалы Хмырь, скалы Пенистые и другие. Группа небольших островков Птичьи, иначе Братья (остров Базарный, острова Две Гагары, остров Бакланий), расположены на северо-востоке, напротив мыса Левашова и отделены от Парамушира проливом, также названном в честь мореплавателя Михаила Дмитриевича Левашова. Все эти три островка — часть выступающей из-под воды вулканической кальдеры. Их старые японские имена: более южного высокого (до 47 метров) — Тогари (Ганимусир), более северных и низких — Котани (Котанимусир) и Цири (Циримусир). Свои нынешние имена, островки получили благодаря многочисленным птичьим колониям и гнездовьям кайр, тупиков, глупышей, чаек и бакланов.

На острове обычны кедровый стланик и кустарниковая ольха, саранка, брусника, княженика, голубика, шикша. Много грибов. В крупнейшей реке острова Тухарка (длина около 20 км) нерестятся горбуша, нерка, кижуч.

На острове обитает более 100 особей бурого медведя, водятся лиса-огнёвка, заяц-беляк, горностай, на побережье лежки калана. Эндемик Парамушира — парамуширская бурозубка[1].

История

В бухте Сурибаци (ныне бухта Колокольцева) существовал японский йодный завод, на острове был создан японский военно-морской укреплённый пункт со значительным гарнизоном.

На полуострове Васильева находятся рота ПВО, погранзастава, рота морской разведки и маяк (на скале Хмырь).

Вулканы острова Парамушир

На острове находится несколько вулканов, из них 5 активных или потенциально активных.

Напишите отзыв о статье "Парамушир"

Примечания

  1. [www.sevin.ru/vertebrates/index.html?Mammals/34.html Позвоночные животные России: Парамуширская бурозубка]

Ссылки

  • [www.kurilstour.ru/islands.shtml?paramushir Описание острова. Карта. Фотографии.]
  • [www.kscnet.ru/ivs/kvert/volcanoes/index.html Вулканы Парамушира]
  • [foto-traveller.ru/foto/russia/kurily2012/index.htm Курильские острова (остров Парамушир) и Камчатка 3 июля — 17 августа 2012]
  • [wildland.by.ru Фотогалерея]


Отрывок, характеризующий Парамушир

Маленький человек, с слабыми, неловкими движениями, требовал себе беспрестанно у денщика еще трубочку за это , как он говорил, и, рассыпая из нее огонь, выбегал вперед и из под маленькой ручки смотрел на французов.
– Круши, ребята! – приговаривал он и сам подхватывал орудия за колеса и вывинчивал винты.
В дыму, оглушаемый беспрерывными выстрелами, заставлявшими его каждый раз вздрагивать, Тушин, не выпуская своей носогрелки, бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды, то распоряжаясь переменой и перепряжкой убитых и раненых лошадей, и покрикивал своим слабым тоненьким, нерешительным голоском. Лицо его всё более и более оживлялось. Только когда убивали или ранили людей, он морщился и, отворачиваясь от убитого, сердито кричал на людей, как всегда, мешкавших поднять раненого или тело. Солдаты, большею частью красивые молодцы (как и всегда в батарейной роте, на две головы выше своего офицера и вдвое шире его), все, как дети в затруднительном положении, смотрели на своего командира, и то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах.
Вследствие этого страшного гула, шума, потребности внимания и деятельности Тушин не испытывал ни малейшего неприятного чувства страха, и мысль, что его могут убить или больно ранить, не приходила ему в голову. Напротив, ему становилось всё веселее и веселее. Ему казалось, что уже очень давно, едва ли не вчера, была та минута, когда он увидел неприятеля и сделал первый выстрел, и что клочок поля, на котором он стоял, был ему давно знакомым, родственным местом. Несмотря на то, что он всё помнил, всё соображал, всё делал, что мог делать самый лучший офицер в его положении, он находился в состоянии, похожем на лихорадочный бред или на состояние пьяного человека.
Из за оглушающих со всех сторон звуков своих орудий, из за свиста и ударов снарядов неприятелей, из за вида вспотевшей, раскрасневшейся, торопящейся около орудий прислуги, из за вида крови людей и лошадей, из за вида дымков неприятеля на той стороне (после которых всякий раз прилетало ядро и било в землю, в человека, в орудие или в лошадь), из за вида этих предметов у него в голове установился свой фантастический мир, который составлял его наслаждение в эту минуту. Неприятельские пушки в его воображении были не пушки, а трубки, из которых редкими клубами выпускал дым невидимый курильщик.
– Вишь, пыхнул опять, – проговорил Тушин шопотом про себя, в то время как с горы выскакивал клуб дыма и влево полосой относился ветром, – теперь мячик жди – отсылать назад.
– Что прикажете, ваше благородие? – спросил фейерверкер, близко стоявший около него и слышавший, что он бормотал что то.
– Ничего, гранату… – отвечал он.
«Ну ка, наша Матвевна», говорил он про себя. Матвевной представлялась в его воображении большая крайняя, старинного литья пушка. Муравьями представлялись ему французы около своих орудий. Красавец и пьяница первый номер второго орудия в его мире был дядя ; Тушин чаще других смотрел на него и радовался на каждое его движение. Звук то замиравшей, то опять усиливавшейся ружейной перестрелки под горою представлялся ему чьим то дыханием. Он прислушивался к затиханью и разгоранью этих звуков.
– Ишь, задышала опять, задышала, – говорил он про себя.
Сам он представлялся себе огромного роста, мощным мужчиной, который обеими руками швыряет французам ядра.
– Ну, Матвевна, матушка, не выдавай! – говорил он, отходя от орудия, как над его головой раздался чуждый, незнакомый голос:
– Капитан Тушин! Капитан!
Тушин испуганно оглянулся. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Он запыхавшимся голосом кричал ему:
– Что вы, с ума сошли. Вам два раза приказано отступать, а вы…
«Ну, за что они меня?…» думал про себя Тушин, со страхом глядя на начальника.
– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.


Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.
– Прикажите посадить, ради Бога.