Парез

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Паралич

Схематическое изображение нарушения функций при параличе
МКБ-10

Иногда относят к R29.8 Другие и неуточненные симптомы и признаки, относящиеся к нервной и костно-мышечной системам

MeSH

D010291

Паре́з (от др.-греч. πάρεσις — ослабление; читается «па́рэсис») — неврологический синдром, снижение силы, обусловленное поражением двигательного пути нервной системы.

Парали́ч (др.-греч. παράλυσις — расслабление) или плеги́я (др.-греч. πληγή — поражение, удар) — полное отсутствие произвольных движений, обусловленных теми же причинами, что и в случае пареза. Некоторые характерные виды параличей обозначаются соответствующими терминами, например гемиплегия, параплегия.





Классификация

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
  • По уровню поражения нервной системы:
  • центральные
  • периферические
  • смешанные
  • психогенные
  • По степени выраженности:
  • Легкий
  • Умеренный
  • Глубокий
  • Паралич
  • По распространенности в пределах одной конечности:
    • Слабость одной мышцы
    • Слабость группы мышц (сгибатели, разгибатели)
    • Части конечности (дистальный или проксимальный)
  • По количеству вовлеченных конечностей
    • Одной конечности (монопарез)
    • Двух конечностей (бипарез):
      • Гемипарез, когда поражены рука и нога с одной стороны;
      • Парапарез, когда поражены либо обе руки, либо обе ноги
    • Трех конечностей (трипарез)
    • Тетрапарез (четырёх конечностей)

Помимо парезов скелетной мускулатуры, термин применим и к мышечным оболочкам внутренних органов: парез кишечника, мочевого пузыря.

Существуют две шкалы оценки выраженности пареза — по степени снижения силы мышц и по степени выраженности пареза, являющиеся обратными друг-другу:

  1. 0 баллов «силы мышц» — нет произвольных движений. Паралич.
  2. 1 балл — едва заметные сокращения мышц, без движений в суставах
  3. 2 балла — объём движений в суставе значительно снижен, движения возможны без преодоления силы тяжести по плоскости
  4. 3 балла — значительное сокращение объёма движений в суставе, мышцы способны преодолеть силу тяжести, трения (возможность отрыва конечности от поверхности)
  5. 4 балла — лёгкое снижение силы мышц, при полном объёме движения
  6. 5 баллов — нормальная сила мышц, полный объём движений

По локализации поражения различают две группы параличей, существенно отличающихся клиническими проявлениями:

  • вялые (периферические) парезы и параличи
  • спастические (центральные) парезы и параличи
  • Смешанные, имеющие признаки как вялого, так и спастического пареза.

Наиболее значимыми особенностями периферических парезов и параличей является:

  1. Гипотония вплоть до атонии (снижение тонуса) мышц;
  2. Гипотрофия вплоть до атрофии мышц вследствие прекращения вегетативной иннервации;
  3. Гипорефлекся вплоть до арефлексии — снижение выраженности рефлексов с пораженной конечности;
  4. Отсутствие патологических знаков;
  5. Гораздо реже, при некоторых заболеваниях, встречаются фасцикуляции — непроизвольные сокращения отдельных волокон мышцы, которые являются одним из симптомов поражения больших альфа-мотонейронов передних рогов спинного мозга.

Для центральных парезов характерно:

  1. Гипертонус (повышение тонуса мышц) по спастическому (или пирамидному) типу, феномен «складного ножа»;
  2. Отсутствие гипотрофии;
  3. Гиперрефлексия (повышение интенсивности глубоких рефлексов), вплоть до появления клонусов, а также снижение поверхностных рефлексов;
  4. Патологические рефлексы (разгибательные: Бабинского, Оппенгейма, Шеффера, Гордона, Чаддока, Пусссепа; сгибательные: Россолимо, Жуковского, Бехтерева, Менделя и др.);
  5. Появление патологических синкинезий (содружественных движений), например, когда больной произвольно сжимая здоровую кисть в кулак, непроизвольно повторяет это движение больной рукой, но с меньшей силой;

Причины и механизмы развития болезни

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Паралич не вызывается каким-то одним этиологическим фактором. Любое повреждение двигательного пути от нейрона коры до периферического нерва может привести к нарушению двигательной функции.

При повреждении любого участка двигательного пути — от нейрона коры до периферического нерва — возбуждение не передаётся на мышцу, при этом возникает слабость в конечности, или другом участке тела, который приводила в движение ослабевшая мышца.

Диагностика

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Выявление пареза происходит исключительно клинически без применения дополнительных инструментальных исследований. Оценивается сила мышц в сравнении с силой мышц исследователя и противоположной части тела. Для оценки силы в конечностях используется балльная шкала. (см. рездел Классификация) Реже при отсутствии грубого парез может быть не заметен при проведении стандартного теста на сопротивление. В таких случаях парез можно выявить с помощью пробы Барре, когда пациенту предлагается длительно держать руки или ноги в положении на весу. При этом в течение 20 секунд пораженная конечность будет постепенно опускаться.

Особенности диагностики у детей На первоначальном этапе образования пареза, ребенок чувствует лишь некий дискомфорт, перерастающий впоследствии в паралич. При наличии у детей каких-либо острых болезней нервной системы, параличи характеризуются спонтанным и быстрым развитием. При заболевании периферической нервной системы в местах, где присутствуют парезы, ребенок ощущает боль. При неожиданном приступе, необходимо оказать первую помощь, направленную на ограничение заболевания, спровоцировавшего сам парез.[1][2]

Лечение и профилактика

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

В комплексном лечении необходимо использовать тепло в сочетании с массажем, которые способствуют развитию активных нервных импульсов, улучшают трофику тканей. Массаж является своеобразной пассивной гимнастикой. Когда пациент обретает способность производить активные мышечные сокращения, начинают сочетать массаж с активными движениями, постепенно увеличивая нагрузку, включают движения с сопротивлением, которые увеличивают объём и силу мышц. Массаж, применяемый при вялых параличах, необходимо строго дозировать.

Аппаратные методы

  • Проприокоррекция

Роботизированные методы

При лечении парезов, вызванных центральным поражением нервной системы, широко используются роботизированные комплексы, способствующие восстановлению двигательных функций. Подобные системы основываются на теории моторного обучения за счет многократного повторения движений[3]. Одним из методов такого лечения является HAL-терапия.

См. также

Напишите отзыв о статье "Парез"

Примечания

  1. [dic.academic.ru/dic.nsf/medic/5211 Парез (Paresis)]
  2. Парез — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  3. Rocco Salvatore Calabrò, Alberto Cacciola, Francesco Berté, Alfredo Manuli, Antonino Leo [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26781943 Robotic gait rehabilitation and substitution devices in neurological disorders: where are we now?] // Neurological Sciences: Official Journal of the Italian Neurological Society and of the Italian Society of Clinical Neurophysiology. — 2016-01-18. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1590-3478&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1590-3478]. — DOI:10.1007/s10072-016-2474-4.

Ссылки

  • [www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/000748.htm General paresis] / Medline, 2014  (англ.)
В Викисловаре есть статья «парез»

Отрывок, характеризующий Парез

– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.
Толпа за полицеймейстером с шумным говором направилась на Лубянку.
– Что ж, господа да купцы повыехали, а мы за то и пропадаем? Что ж, мы собаки, что ль! – слышалось чаще в толпе.


Вечером 1 го сентября, после своего свидания с Кутузовым, граф Растопчин, огорченный и оскорбленный тем, что его не пригласили на военный совет, что Кутузов не обращал никакого внимания на его предложение принять участие в защите столицы, и удивленный новым открывшимся ему в лагере взглядом, при котором вопрос о спокойствии столицы и о патриотическом ее настроении оказывался не только второстепенным, но совершенно ненужным и ничтожным, – огорченный, оскорбленный и удивленный всем этим, граф Растопчин вернулся в Москву. Поужинав, граф, не раздеваясь, прилег на канапе и в первом часу был разбужен курьером, который привез ему письмо от Кутузова. В письме говорилось, что так как войска отступают на Рязанскую дорогу за Москву, то не угодно ли графу выслать полицейских чиновников, для проведения войск через город. Известие это не было новостью для Растопчина. Не только со вчерашнего свиданья с Кутузовым на Поклонной горе, но и с самого Бородинского сражения, когда все приезжавшие в Москву генералы в один голос говорили, что нельзя дать еще сражения, и когда с разрешения графа каждую ночь уже вывозили казенное имущество и жители до половины повыехали, – граф Растопчин знал, что Москва будет оставлена; но тем не менее известие это, сообщенное в форме простой записки с приказанием от Кутузова и полученное ночью, во время первого сна, удивило и раздражило графа.
Впоследствии, объясняя свою деятельность за это время, граф Растопчин в своих записках несколько раз писал, что у него тогда было две важные цели: De maintenir la tranquillite a Moscou et d'en faire partir les habitants. [Сохранить спокойствие в Москве и выпроводить из нее жителей.] Если допустить эту двоякую цель, всякое действие Растопчина оказывается безукоризненным. Для чего не вывезена московская святыня, оружие, патроны, порох, запасы хлеба, для чего тысячи жителей обмануты тем, что Москву не сдадут, и разорены? – Для того, чтобы соблюсти спокойствие в столице, отвечает объяснение графа Растопчина. Для чего вывозились кипы ненужных бумаг из присутственных мест и шар Леппиха и другие предметы? – Для того, чтобы оставить город пустым, отвечает объяснение графа Растопчина. Стоит только допустить, что что нибудь угрожало народному спокойствию, и всякое действие становится оправданным.
Все ужасы террора основывались только на заботе о народном спокойствии.
На чем же основывался страх графа Растопчина о народном спокойствии в Москве в 1812 году? Какая причина была предполагать в городе склонность к возмущению? Жители уезжали, войска, отступая, наполняли Москву. Почему должен был вследствие этого бунтовать народ?
Не только в Москве, но во всей России при вступлении неприятеля не произошло ничего похожего на возмущение. 1 го, 2 го сентября более десяти тысяч людей оставалось в Москве, и, кроме толпы, собравшейся на дворе главнокомандующего и привлеченной им самим, – ничего не было. Очевидно, что еще менее надо было ожидать волнения в народе, ежели бы после Бородинского сражения, когда оставление Москвы стало очевидно, или, по крайней мере, вероятно, – ежели бы тогда вместо того, чтобы волновать народ раздачей оружия и афишами, Растопчин принял меры к вывозу всей святыни, пороху, зарядов и денег и прямо объявил бы народу, что город оставляется.
Растопчин, пылкий, сангвинический человек, всегда вращавшийся в высших кругах администрации, хотя в с патриотическим чувством, не имел ни малейшего понятия о том народе, которым он думал управлять. С самого начала вступления неприятеля в Смоленск Растопчин в воображении своем составил для себя роль руководителя народного чувства – сердца России. Ему не только казалось (как это кажется каждому администратору), что он управлял внешними действиями жителей Москвы, но ему казалось, что он руководил их настроением посредством своих воззваний и афиш, писанных тем ёрническим языком, который в своей среде презирает народ и которого он не понимает, когда слышит его сверху. Красивая роль руководителя народного чувства так понравилась Растопчину, он так сжился с нею, что необходимость выйти из этой роли, необходимость оставления Москвы без всякого героического эффекта застала его врасплох, и он вдруг потерял из под ног почву, на которой стоял, в решительно не знал, что ему делать. Он хотя и знал, но не верил всею душою до последней минуты в оставление Москвы и ничего не делал с этой целью. Жители выезжали против его желания. Ежели вывозили присутственные места, то только по требованию чиновников, с которыми неохотно соглашался граф. Сам же он был занят только тою ролью, которую он для себя сделал. Как это часто бывает с людьми, одаренными пылким воображением, он знал уже давно, что Москву оставят, но знал только по рассуждению, но всей душой не верил в это, не перенесся воображением в это новое положение.
Вся деятельность его, старательная и энергическая (насколько она была полезна и отражалась на народ – это другой вопрос), вся деятельность его была направлена только на то, чтобы возбудить в жителях то чувство, которое он сам испытывал, – патриотическую ненависть к французам и уверенность в себе.
Но когда событие принимало свои настоящие, исторические размеры, когда оказалось недостаточным только словами выражать свою ненависть к французам, когда нельзя было даже сражением выразить эту ненависть, когда уверенность в себе оказалась бесполезною по отношению к одному вопросу Москвы, когда все население, как один человек, бросая свои имущества, потекло вон из Москвы, показывая этим отрицательным действием всю силу своего народного чувства, – тогда роль, выбранная Растопчиным, оказалась вдруг бессмысленной. Он почувствовал себя вдруг одиноким, слабым и смешным, без почвы под ногами.