Паркент

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Паркент
узб. Parkent
Страна
Узбекистан
Область
Ташкентская
Координаты
Город с
Высота центра
803 м
Тип климата
умеренный
Официальный язык
Население
37,1 тыс. человек (2004)
Национальный состав
узбеки
Часовой пояс
Телефонный код
+998 8-370-72
Автомобильный код
10
Показать/скрыть карты

Парке́нт (узб. Parkent) — город (с 1984 года) в Ташкентской области Узбекистана, расположенный в 47 километрах северо-восточнее Ташкента. Административный центр Паркентского района (тумана).

Его местоположение можно посмотреть на приведенной здесь карте Ташкентской области (вилоята).

По состоянию на 1991 год в нём проживало 34 тысячи человек. Имеются предприятия лёгкой (текстильная, швейная) и пищевой промышленности.





Достопримечательности города

Рядом с городом расположено несколько домов отдыха: Кумышкан, Сумча и Сукок. Также недалеко от Паркента находится подразделение Физико-технического института АН Узбекистана и технический комплекс — солнечный концентратор, для использования сконцентрированной с помощью специальных зеркал энергии солнца для различных прикладных целей — изготовления тугоплавких сплавов и т. п.

Интересные события, связанные с городом

Летом 1989 года в Паркенте происходили межнациональные волнения. И к тому моменту недавно избранный первый секретарь компартии Узбекской ССР, а впоследствии первый президент независимого Узбекистана Ислам Каримов лично выступил перед толпой возбужденных демонстрантов с требованием разойтись[1].

Напишите отзыв о статье "Паркент"

Примечания

  1. [slovari.yandex.ru/dict/krugosvet/article/krugosvet/2/1012398.htm?text=%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%B5%D0%BD%D1%82 Энциклопедия «Кругосвет». Каримов И. А.](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2175 дней))

Ссылки


Отрывок, характеризующий Паркент

Человек десять разных людей, имеющих дело до Пьера, ждали его в гостиной. Пьер поспешно оделся, и, вместо того чтобы идти к тем, которые ожидали его, он пошел на заднее крыльцо и оттуда вышел в ворота.
С тех пор и до конца московского разорения никто из домашних Безуховых, несмотря на все поиски, не видал больше Пьера и не знал, где он находился.


Ростовы до 1 го сентября, то есть до кануна вступления неприятеля в Москву, оставались в городе.
После поступления Пети в полк казаков Оболенского и отъезда его в Белую Церковь, где формировался этот полк, на графиню нашел страх. Мысль о том, что оба ее сына находятся на войне, что оба они ушли из под ее крыла, что нынче или завтра каждый из них, а может быть, и оба вместе, как три сына одной ее знакомой, могут быть убиты, в первый раз теперь, в это лето, с жестокой ясностью пришла ей в голову. Она пыталась вытребовать к себе Николая, хотела сама ехать к Пете, определить его куда нибудь в Петербурге, но и то и другое оказывалось невозможным. Петя не мог быть возвращен иначе, как вместе с полком или посредством перевода в другой действующий полк. Николай находился где то в армии и после своего последнего письма, в котором подробно описывал свою встречу с княжной Марьей, не давал о себе слуха. Графиня не спала ночей и, когда засыпала, видела во сне убитых сыновей. После многих советов и переговоров граф придумал наконец средство для успокоения графини. Он перевел Петю из полка Оболенского в полк Безухова, который формировался под Москвою. Хотя Петя и оставался в военной службе, но при этом переводе графиня имела утешенье видеть хотя одного сына у себя под крылышком и надеялась устроить своего Петю так, чтобы больше не выпускать его и записывать всегда в такие места службы, где бы он никак не мог попасть в сражение. Пока один Nicolas был в опасности, графине казалось (и она даже каялась в этом), что она любит старшего больше всех остальных детей; но когда меньшой, шалун, дурно учившийся, все ломавший в доме и всем надоевший Петя, этот курносый Петя, с своими веселыми черными глазами, свежим румянцем и чуть пробивающимся пушком на щеках, попал туда, к этим большим, страшным, жестоким мужчинам, которые там что то сражаются и что то в этом находят радостного, – тогда матери показалось, что его то она любила больше, гораздо больше всех своих детей. Чем ближе подходило то время, когда должен был вернуться в Москву ожидаемый Петя, тем более увеличивалось беспокойство графини. Она думала уже, что никогда не дождется этого счастия. Присутствие не только Сони, но и любимой Наташи, даже мужа, раздражало графиню. «Что мне за дело до них, мне никого не нужно, кроме Пети!» – думала она.