Парк «Боевой славы» (Ташкент)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Парк «Боевой славы» в Ташкенте»)
Перейти к: навигация, поиск


Парк боевой славы

«Парк боевой славы»[1] был открыт вТашкенте в мае 1975 года в честь 30-летия победы СССР в Великой отечественной войне. Парк располагался перед зданием музея «Истории ТуркВО».

В парке под открытым небом располагалась различная военная техника – самолеты Миг-15 и Миг-21, «Катюша», танки, ракеты и пушки, причем все экспонаты были открыты для свободного доступа посетителей парка.

В центре парка перед зданием «Истории ТуркВО», переименованного после 1991 года в «Музей Вооруженных Сил», возвышался шестиметровый монумент «Защитнику южных рубежей»[2] работы[3] скульпторов В. Артамонова и архитекторов Л. Адамова, А. Афанасьева и А. Морозова. В 1991 году памятник был переименован в монумент «Защитнику Родины». На аллее перед монументом находились бюсты, символизирующие представителей разных родов войск.

В ноябре 2009 года монумент «Защитнику Родины» в Ташкенте был демонтирован.


Монумент «Клятва Родине»

12 января 2010 года в обновлённом после реконструкции парке «Боевой славы» («Жасорат») был открыт новый монумент «Клятва Родине».

Монумент работы скульптора Равшана Миртаджиева[4] высотой 12 метров представляет собой стоящую под флагом Узбекистана скульптуру коленопреклоненного солдата, присягающего на верности Родине. На стеле, стоящей позади скульптурной композиции, изображена молящаяся мусульманская женщина, олицетворяющая мать, благословляющая сына. Этот монумент по предложению президента Узбекистана Ислама Каримова, принимавшего участие в его открытии 12 января 2010 года, был назван «Клятва Родине»[5].

Надпись на постаменте, выполненная латиницей на узбекском языке гласит, что в соответствии с указом Президента Узбекистана и Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами Республики Узбекистан Ислама Каримова от 6 сентября 1991 года была образована армия Узбекистана, а день 14 января в соответствии с законом от 29 декабря 1993 года провозглашён «Днем защитников Родины».

Все образцы военной техники: макет реактивного самолёта Миг-21, "Катюша", танк Т-34-85, БМП-2, самоходная установка СУ-100, а также образцы артиллерийской военной техники: пушки различных калибров полевой, армейской и противовоздушной артиллерии, пулеметные установки и т.п., состоявшие на вооружении Советской Армии, были демонтированы и отправлены на переплавку в Бекабадский Металлургический КомбинатК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3457 дней]. Также был демонтирован танк ИС-3 во дворе штаба ТуркВО и самоходная гаубица у въезда в автобомильную часть, около штаба ТуркВОК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3457 дней].

Напишите отзыв о статье "Парк «Боевой славы» (Ташкент)"

Примечания

  1. По-узбекски: «Жасорат боги»
  2. Был установлен в 1973 году.
  3. Памятник был выполнен из листовой меди техникой выколки.
  4. Равшан Миртаджиев — Народный художник Узбекистана, автор известных памятников Гафуру Гуляму, Беруни, Кадыри, Каххару и Зульфие в Ташкенте, Бабуру в Андижане и Алишеру Навои в Москве.
  5. «Ватанга касамёд»

Ссылки

  • [www.gazeta.uz/2009/11/22/jasorat/ Газета.uz. «Парк боевой славы реконструируют»]
  • [www.gazeta.uz/2010/01/12/monument/ Газета.uz. «Открыт монумент «Клятва Родине»]

Отрывок, характеризующий Парк «Боевой славы» (Ташкент)

– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu'est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.
Это был порядок, склад обстоятельств.
Порядок какой то убивал его – Пьера, лишал его жизни, всего, уничтожал его.


От дома князя Щербатова пленных повели прямо вниз по Девичьему полю, левее Девичьего монастыря и подвели к огороду, на котором стоял столб. За столбом была вырыта большая яма с свежевыкопанной землей, и около ямы и столба полукругом стояла большая толпа народа. Толпа состояла из малого числа русских и большого числа наполеоновских войск вне строя: немцев, итальянцев и французов в разнородных мундирах. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах.