Паршуков, Владимир Александрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Александрович Паршуков
Личная информация
Гражданство

СССР СССРРоссия Россия

Специализация

Вольная борьба

Клуб

«Спартак» (Сыктывкар)

Дата рождения

4 августа 1946(1946-08-04)

Место рождения

Мыелдино, Усть-Куломский район, Коми АССР, РСФСР, СССР

Дата смерти

16 декабря 2001(2001-12-16) (55 лет)

Тренер
  • И. М. Бочаров;
  • А. М. Дьякин.
Вес

свыше 100 кг

Спортивное звание

Владимир Александрович Паршуков — советский борец вольного стиля, чемпион и призёр чемпионатов СССР, чемпион Европы, обладатель Кубков СССР и мира, Заслуженный мастер спорта СССР (1991). Заслуженный работник науки и культуры Коми АССР.





Биография

В 1963 году окончил школу, а в 1965 году — Выльгортский сельскохозяйственный техникум. В 1965 году во время службы в армии выиграл первенство авиации Черноморского флота. В 1967 году стал чемпионом Украины и выполнил норматив мастера спорта СССР. В 1968 году вошёл в состав сборной команды СССР и начал тренироваться у А. М. Дьякина. Был вице-президентом федерации спортивной борьбы Республики Коми.

Спортивные результаты

Память

В республике Коми проводится мемориал памяти Владимира Паршукова.

Напишите отзыв о статье "Паршуков, Владимир Александрович"

Ссылки

  • [www.prosport11.ru/athletes/8/ Паршуков Владимир Александрович]. prosport11.ru. Проверено 29 августа 2016.
  • Захар Волокитин. [komiinform.ru/news/12559 На 56-м году жизни в Сыктывкаре скончался знаменитый борец Владимир Паршуков]. komiinform.ru (17 декабря 2001). Проверено 29 августа 2016.

Отрывок, характеризующий Паршуков, Владимир Александрович

По широкому ходу, между стеной дворян, государь прошел в залу. На всех лицах выражалось почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не мог вполне расслышать речи государя. Он понял только, по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Государю отвечал другой голос, сообщавший о только что состоявшемся постановлении дворянства.
– Господа! – сказал дрогнувший голос государя; толпа зашелестила и опять затихла, и Пьер ясно услыхал столь приятно человеческий и тронутый голос государя, который говорил: – Никогда я не сомневался в усердии русского дворянства. Но в этот день оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас от лица отечества. Господа, будем действовать – время всего дороже…
Государь замолчал, толпа стала тесниться вокруг него, и со всех сторон слышались восторженные восклицания.
– Да, всего дороже… царское слово, – рыдая, говорил сзади голос Ильи Андреича, ничего не слышавшего, но все понимавшего по своему.
Из залы дворянства государь прошел в залу купечества. Он пробыл там около десяти минут. Пьер в числе других увидал государя, выходящего из залы купечества со слезами умиления на глазах. Как потом узнали, государь только что начал речь купцам, как слезы брызнули из его глаз, и он дрожащим голосом договорил ее. Когда Пьер увидал государя, он выходил, сопутствуемый двумя купцами. Один был знаком Пьеру, толстый откупщик, другой – голова, с худым, узкобородым, желтым лицом. Оба они плакали. У худого стояли слезы, но толстый откупщик рыдал, как ребенок, и все твердил:
– И жизнь и имущество возьми, ваше величество!
Пьер не чувствовал в эту минуту уже ничего, кроме желания показать, что все ему нипочем и что он всем готов жертвовать. Как упрек ему представлялась его речь с конституционным направлением; он искал случая загладить это. Узнав, что граф Мамонов жертвует полк, Безухов тут же объявил графу Растопчину, что он отдает тысячу человек и их содержание.
Старик Ростов без слез не мог рассказать жене того, что было, и тут же согласился на просьбу Пети и сам поехал записывать его.
На другой день государь уехал. Все собранные дворяне сняли мундиры, опять разместились по домам и клубам и, покряхтывая, отдавали приказания управляющим об ополчении, и удивлялись тому, что они наделали.



Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева.
Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии.