Паханг

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Паханг
малайск. Pahang Darul Makmur
джави:ڨهڠ دار المعمو — «Паханг — земля процветания»
Герб
Флаг
Страна

Малайзия

Статус

штат Малайзии

Включает

11 районов

Административный центр

Куантан

Султан

Ахмад Шах

Население (2010)

1 500 817 (10-е место)

Плотность

41,73 чел./км² (15-е место)

Площадь

35 965 км²
(3-е место)

Часовой пояс

+8

Аббревиатура

PH

Код ISO 3166-2

MY-06

[www.pahang.gov.my Официальный сайт]
Координаты: 3°45′ с. ш. 102°30′ в. д. / 3.750° с. ш. 102.500° в. д. / 3.750; 102.500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=3.750&mlon=102.500&zoom=12 (O)] (Я)

Паханг (малайск. Pahang Darul Makmur, джави:ڨهڠ دار المعمو — «Паханг — земля процветания») — федеральный штат (султанат) на востоке Малаккского полуострова в Малайзии, третий по площади штат страны, крупнейший на полуострове. Административным центром является город Куантан. История штата связана с историей средневекового государства Паханг.





География

Находится в восточной части полуострова Малакка, расположен в бассейне реки Паханг. Площадь штата — 35 965 км².

На севере — плоскогорья и горы, на юге — низменности. На западе граница проходит по хребту Кербау. Прибрежная полоса на востоке, омываемая Южно-Китайским морем, тянется на 208 км. Самая высокая точка — г. Тахан (2187 м). Большая часть штата покрыта джунглями, население сосредоточено в основном в прибрежных районах.

Султаны Паханга

  • Мухаммад-шах (1470—1475), сын Мансур-шаха
  • Ахмад-шах I (1475—1494), брат предыдущего
  • Абдул Джамал-шах I (1494—1512), сын Мухаммад-шаха
  • Мансур-шах I (1494—1515), сын Ахмад-шаха I
  • Махмуд-шах I (1515—1530), брат предыдущего
  • Музаффар-шах I (1530—1540), сын Махмуд-шаха I
  • Заин ал-Абидин-шах (1540—1555), брат предыдущего
  • Мансур-шах II (1555—1590), сын предыдущего
  • Абдул Джамал-шах II (1560—1575), брат предыдущего
  • Абдул Кадир Алааддин-шах (1575—1590), брат предыдущего
  • Ахмад-шах II (1590—1592), сын предыдущего
  • Абдул Гафур Мухйи аддин-шах (1592—1614), брат предыдущего
  • Абдул Риайат-шах (1614—1615), сын предыдущего
  • Абдул Джалил-шах (1615—1617), сын султана Джохора Алауддин Риайат-шаха III

Административное деление

Штат делится на 11 районов:

Население

Население в 2007 году составляло 1396,5 тысячи человек, в том числе малайцы — около 1000 тысяч человек, китайцы — 233 тысячи человек, индийцы — 68,5 тысячи человек.

Экономика

Основу экономики составляет сельское хозяйство — каучуконосы, масличная и кокосовая пальмы, кофе, какао, чай, фрукты, рис — и лесозаготовки. Развито рыболовство. Осуществляется добыча олова. Промышленность представлена главным образом предприятиями по переработке с.-х. сырья, древесины, а также нефти. Ведется строительство индустриальных зон. В Куантане функционирует завод по производству пропилена мощностью 80 тыс. т. в год. Штат пересекают железная и шоссейная дороги. В г. Паданг-Герода — аэропорт[1]

Туризм

Развита туристическая инфраструктура. Основные объекты туризма: национальный парк «Таман негара», заповедник «Эндау-Ромпин», горные курорты «Камерон Хайлэндс», «Фрейзерс Хилл», песчаные пляжи на о. Тиоман, в Чератенге, Чендоре, Бесерахе и Телук-Чемпедаке.


Напишите отзыв о статье "Паханг"

Примечания

  1. Погадаев, В. Малайский мир (Бруней, Индонезия, Малайзия, Сингапур). Лингвострановедческий словарь. М.:"Восточная книга", 2012, с. 465.

Источники

  • Рыжов К.В. Все монархи мира. Мусульманский Восток. XV—XX вв. — М.: Вече, 2004. — 544 с.

Отрывок, характеризующий Паханг

Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье.
– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись. Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.