Пелтиер, Леонард

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Леонард Пелтиер
Leonard Peltier

Леонард Пелтиер
Дата рождения:

12 сентября 1944(1944-09-12) (75 лет)

Место рождения:

Северная Дакота

Гражданство:

США США

Леонард Пелтиер (англ. Leonard Peltier, 12 сентября 1944, резервация Тёртл-Маунтин, штат Северная Дакота) — активист движения американских индейцев, представитель народа оджибве (по отцу) из резервации Тертл-Маунтин и народа сиу (по матери) из резервации Спирит-Лейк (прежде Девилс-Лейк) в штате Северная Дакота, осуждённый за убийство в 1975 году двух агентов ФБР к двум пожизненным срокам.





Биография

Леонард Пелтиер родился в индейской резервации Тёртл-Маунтин, штат Северная Дакота. С 1970 года стал участником Движения американских индейцев (ДАИ). Участник похода на Вашингтон «Тропа нарушенных договоров» в 1972 году. В 1975 году в разгар конфликта после восстания 1973 года в посёлке Вундед-Ни находился в резервации Пайн-Ридж, штат Южная Дакота. Участник событий в Оглале, анализу которых посвящён документальный фильм режиссёра Майкла Апдита «Инцидент в Оглале» (1992, закадровый текст комментатора озвучен Р. Редфордом)[1]. Всего 26 июня 1975 года кроме убитых агентов ФБР Джека Коулера и Рональда Уильямса погиб один индеец — Джозеф Килзрайт Станц, убитый пулей снайпера, и пострадали десятки людей, живших на ранчо семьи Скачущего Быка.

Расследование показало, что агенты ФБР после длительного обстрела, под который попали их машины на территории резервации, в итоге были застрелены в упор из винтовки калибра 5,56 мм. По заявлению следствия, винтовка принадлежала Леонарду Пелтиеру.

После перестрелки около 30 детей, женщин и мужчин были окружены и задержаны отрядом из 150 агентов, полицейских и спецназовцев. До ареста 6 февраля 1976 года в Канаде состоял в списке «10 самых разыскиваемых преступников Америки». Передан Канадой США на основании показаний индианки Мертл Бедный Медведь (Myrtle Poor Bear). В трёх письменных показаниях под присягой, подписанных в феврале-марте 1976 года, Мертл назвалась подружкой Пелтиера и сообщила, что она видела, как он прикончил раненых агентов ФБР.

Пелтиер называет её показания подлогом[2]. По заявлению сайта democracynow.org, этих показаний ФБР добилось от индианки методом запугивания: ей показали фотографию отрезанных кистей рук Анны Мэй Акуош (Anna Mae Aquash), активистки индейского движения, чей труп был найден 24 февраля 1976 года на территории резервации Пайн-Ридж, и сказали, что с ней будет то же самое, если она откажется лжесвидетельствовать. По мнению авторов сайта, Мертл не была даже знакома с Пелтиером и не была на месте перестрелки 26 июня 1975 года.[3] Двое членов ДАИ, обвинённых в убийстве агентов ФБР (Дино Батлер и Роберт Робидо), были оправданы в июле 1976 года судом в городе Сидар-Рапидс в штате Айова, после чего следствие обвинило в убийстве агентов Леонарда Пелтиера. Судом в городе Фарго, штат Северная Дакота, Леонард Пелтиер был приговорён в апреле 1977 года к двум пожизненным заключениям. По утверждению авторов петиции в поддержку Пелтиера, после суда вскрылось, что ФБР утаило от суда результаты баллистической экспертизы, говорящие о том, что пули, от которых погибли агенты, были выпущены не из винтовки Пелтиера. Сами представители ФБР позже заявляли: «Мы не знаем, кто убил наших агентов».[4]

Организация «Международная амнистия» сомневается в справедливости судебного разбирательства, приведшего к его осуждению, и считает, что свою роль в этом сыграли политические факторы[5], однако не считает его невиновным[2]. Многие другие организации и сторонники Пелтиера уверены в том, что он — политический заключённый. Помимо «Международной амнистии» за его освобождение высказывались Советский комитет защиты мира, Европейский парламент, парламент Бельгии[6], парламент Италии, парламент Канады, Верховный комиссар ООН по правам человека, президент Нельсон Мандела, епископ Десмонд Туту, Джесси Джексон, мать Тереза, Далай Лама, Ригоберта Менчу Тум, Джорджо Армани, Дастин Хоффман, Мадонна, Стинг, Оззи Осборн, Кевин Спейси, Жан-Мишель Жарр, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл, Памела Андерсон, Ракель Уэлч, Йоко Оно — в общей сложности свыше пятисот общественных деятелей и выдающихся личностей из мира науки и искусства.[7] Ныне находится в тюрьме в городе Льюисберг в штате Пенсильвания.

В Советском Союзе неоднократно проводились акции в поддержку Пелтиера как борца за права индейцев и действовал Комитет защиты Леонарда Пелтиера, который возглавлял Евгений Велихов. В поддержку Пелтиера выступал М. С. Горбачёв.

Двадцать восьмого июля 2009 года в тюрьме Льюисберга прошло первое после 1993 года слушание дела Пелтиера Комиссией по вопросам условно-досрочного освобождения. Адвокат Сайц сообщил, что «на слушании Леонард выступал около полутора часов. Он говорил от себя и отвечал на вопросы, которые задавал эксперт, проводивший слушание». В поддержку Леонарда выступала член племенного совета 2 округа резервации Тертл-Маунтин, где Леонард станет жить в случае освобождения и где ему будет обеспечено жильё, преподавательская работа и членство в совете старейшин. На слушаниях в поддержку Пелтиера также выступил писатель Питер Маттисен (написавший, в частности, книгу «Живой дух Неистового Коня», посвящённую в большой мере истории жизни Леонарда, отрывки из которой печатались в журнале «США — экономика, политика, идеология»). Против Пелтиера выступали генеральный прокурор штата Северная Дакота, а также отставные агенты ФБР Джо Тримбак и Эд Вудс. По словам адвоката Сайца, отставные агенты ФБР «повторялись и не сказали ничего нового».

На слушании Пелтиер выразил сожаление и взял на себя ответственность за ту роль, которую он сыграл в инциденте, во время которого в результате перестрелки в резервации Пайн-Ридж погибли два агента и один индейский активист. Пелтиер подчеркнул, что перестрелка произошла в обстановке, когда фактически происходила война между коррумпированным руководством племени, поддерживавшимся правительством, с одной стороны и индейцами-традиционалистами и молодыми активистами с другой. Он вновь отрицал — как он отрицал всегда — что намеревался кого-либо убить и что он произвёл роковые выстрелы, в результате которых были убиты двое агентов, и он напомнил эксперту, проводившему слушание, что один из его бывших сообвиняемых недавно сам признался в произведении тех роковых выстрелов.

Тем не менее комиссия в условно-досрочном освобождении Леонарду Пелтиеру отказала. 24 февраля 2010 года комиссия окончательно утвердила своё решение об отказе в УДО. В решении лишь отмечено образцовое поведение Пелтиера в заключении, но все другие доводы защиты отвергнуты и в освобождении отказано. Следующее слушание может быть проведено только в июле 2024 года, когда Пелтиеру будет 79 лет. УДО — не единственный шанс освобождения для Пелтиера. Он мог бы выйти на свободу в случае благоприятного для него пересмотра его дела в надзорном порядке (executive review) министром юстиции (и в настоящее время Комитет защиты и нападения Леонарда Пелтиера (Leonard Peltier Defense/Offense Committee) проводит кампанию, чтобы добиться этого от министра Эрика Холдера.[8] Пелтиер также мог бы получить помилование от президента США (executive clemency).

За годы в тюрьме Пелтиер выдвигал свою кандидатуру в президенты США (2004) от «Партии мира и свободы», действующей в штате Калифорния с 1967 года, шесть раз выдвигался на Нобелевскую премию мира. Автор биографической книги «Тюремные записки: Моя жизнь — моя Пляска Солнца» (1999).[9]

Напишите отзыв о статье "Пелтиер, Леонард"

Примечания

  1. [movies.nytimes.com/movie/review?res=9E0CE7D6163CF93BA35756C0A964958260 Movie Review — Incident at Oglala]
  2. 1 2 [archive.is/20130224034747/www.amnesty.org/en/library/asset/AMR51/090/2009/en/1a2bf7d9-d2c6-4cc0-8312-df3676f62ef6/amr510902009en.html Document — USA: Open letter to parole board | Amnesty International]
  3. [www.democracynow.org/2000/6/12/leonard_peltier_speaks_from_prison Leonard Peltier Speaks from Prison]
  4. [www.dickshovel.com/clark.html Ramsey Clark speaks re Leonard]
  5. [www.amnesty.org/en/library/info/AMR51/172/2000/en USA: Amnesty International urges Clinton to grant presidential pardon to Leonard Peltier | Amnesty International]
  6. [www.webcitation.org/5LSFyqMKl Parlementair Document 50K0483]
  7. [current.com/items/90445801_friends-of-peltier.htm Friends of Peltier]
  8. [www.freepeltiernow.org/zoom1.htm The Bill of Rights]
  9. [www.amazon.com/Prison-Writings-Life-Sun-Dance/dp/0312203543 My Life Is My Sun Dance ]

Литература

  • Matthiessen, Peter. [books.google.ru/books?id=rTm7y0QNRTIC&q=In+the+Spirit+of+Crazy+Horse&dq=In+the+Spirit+of+Crazy+Horse&hl=ru&sa=X&ei=l_IsT8SSOMj0-gbO25T9DQ&redir_esc=y In the Spirit of Crazy Horse]. — Penguin Books, 1992. — 646 с. — ISBN 0140144560.

Ссылки

  • [www.lakota-indians.narod.ru/Incident_at_Oglala.html Что же действительно произошло в Оглала?] — версия сторонников Пелтиера
  • [law2.umkc.edu/faculty/projects/ftrials/peltier/peltierhome.html The Leonard Peltier Trial (Documents)]
  • [www.counterpunch.org/peltier01092007.html Leonard Peltier: "When Truth Doesn't Matter. Thirty Years of FBI Harassment and Misconduct".] CounterPunch
  • [www.archive.org/download/dn2000-0612/dn2000-0612-1_64kb.mp3 Interview with Leonard Peltier from jail in 2000]
  • [plazm.com/index.php?cID=11179 Plazm magazine — Interview with Leonard Peltier from jail in 1995]
  • [www.icdc.com/~paulwolf/cointelpro/peltier.htm Documents from Leonard Peltier's FBI File]
  • [www.csudh.edu/dearhabermas/peltierbk07.htm Anderson, Scott. «The Martyrdom of Leonard Peltier»]

Отрывок, характеризующий Пелтиер, Леонард

Графиня хотела хмуриться, но не могла. Марья Дмитриевна погрозила толстым пальцем.
– Казак, – проговорила она с угрозой.
Большинство гостей смотрели на старших, не зная, как следует принять эту выходку.
– Вот я тебя! – сказала графиня.
– Мама! что пирожное будет? – закричала Наташа уже смело и капризно весело, вперед уверенная, что выходка ее будет принята хорошо.
Соня и толстый Петя прятались от смеха.
– Вот и спросила, – прошептала Наташа маленькому брату и Пьеру, на которого она опять взглянула.
– Мороженое, только тебе не дадут, – сказала Марья Дмитриевна.
Наташа видела, что бояться нечего, и потому не побоялась и Марьи Дмитриевны.
– Марья Дмитриевна? какое мороженое! Я сливочное не люблю.
– Морковное.
– Нет, какое? Марья Дмитриевна, какое? – почти кричала она. – Я хочу знать!
Марья Дмитриевна и графиня засмеялись, и за ними все гости. Все смеялись не ответу Марьи Дмитриевны, но непостижимой смелости и ловкости этой девочки, умевшей и смевшей так обращаться с Марьей Дмитриевной.
Наташа отстала только тогда, когда ей сказали, что будет ананасное. Перед мороженым подали шампанское. Опять заиграла музыка, граф поцеловался с графинюшкою, и гости, вставая, поздравляли графиню, через стол чокались с графом, детьми и друг с другом. Опять забегали официанты, загремели стулья, и в том же порядке, но с более красными лицами, гости вернулись в гостиную и кабинет графа.


Раздвинули бостонные столы, составили партии, и гости графа разместились в двух гостиных, диванной и библиотеке.
Граф, распустив карты веером, с трудом удерживался от привычки послеобеденного сна и всему смеялся. Молодежь, подстрекаемая графиней, собралась около клавикорд и арфы. Жюли первая, по просьбе всех, сыграла на арфе пьеску с вариациями и вместе с другими девицами стала просить Наташу и Николая, известных своею музыкальностью, спеть что нибудь. Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела.
– Что будем петь? – спросила она.
– «Ключ», – отвечал Николай.
– Ну, давайте скорее. Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня?
Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней.
Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони. Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке. Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых. Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками. Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились.
– Соня! что ты?… Что, что с тобой? У у у!…
И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала. Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась. Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга. Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать.
– Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа.
И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
– Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий. А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя. И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что? Что я ей сделала? Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем…
Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине. Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга.
– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да?
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?…
И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли.
И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично.
– Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу.
– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим , с приехавшим из за границы . Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.