Первая Вашингтонская конференция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Первая Вашингтонская конференция — конференция проведённая в период с 22 декабря 1941 по 14 января 1942 года, имевшая кодовое название «Аркадия».

Конференция состоялась после поражения немецко-фашистских войск под Москвой и вступления в войну США и Японии. Была посвящена разработке совместной англо-американской стратегии в войне против фашистского блока на 1942—1943 годы. В решениях конференции Германия была признана главным противником, а районы Атлантики и Европы — решающими театрами военных действий. Была достигнута договорённость о создании высшего военного органа США и Великобритании — Объединённого комитета начальников штабов с местопребыванием в Вашингтоне. Военные планы, обсуждавшиеся на конференции, исключали возможность открытия второго фронта в Европе в 1942 году. Её участники ориентировались на затяжную войну и не предусматривали в 1942 году активных военных действий на Европейском театре, перекладывая всю тяжесть войны на Советский Союз.

В период проведения конференции подписана согласованная с СССР «Декларация 26 государств 1942 г.», по которой «объединенные нации» обязались общими силами бороться против фашистских государств и не заключать с ними сепаратного мира или перемирия.

От Великобритании участвовали: Сэр Альфред Дадли Пикмэн Роджерс Паунд, Сэр Джон Грир Дилл, Артур Харрис и другие офицеры.

Напишите отзыв о статье "Первая Вашингтонская конференция"



Литература

  • McNeill, William Hardy. America, Britain and Russia: Their Cooperation and Conflict 1941—1946 (1953) pp 90-118
  • Matloff, Maurice, and Edwin M. Snell. Strategic Planning for Coalition Warfare 1941—1942. Washington (1953) [www.history.army.mil/books/wwii/Sp1941-42/chapter5.htm Chapter V] and [www.history.army.mil/books/wwii/Sp1941-42/chapter6.htm Chapter VI]

Отрывок, характеризующий Первая Вашингтонская конференция


Представим себе двух людей, вышедших на поединок с шпагами по всем правилам фехтовального искусства: фехтование продолжалось довольно долгое время; вдруг один из противников, почувствовав себя раненым – поняв, что дело это не шутка, а касается его жизни, бросил свою шпагу и, взяв первую попавшуюся дубину, начал ворочать ею. Но представим себе, что противник, так разумно употребивший лучшее и простейшее средство для достижения цели, вместе с тем воодушевленный преданиями рыцарства, захотел бы скрыть сущность дела и настаивал бы на том, что он по всем правилам искусства победил на шпагах. Можно себе представить, какая путаница и неясность произошла бы от такого описания происшедшего поединка.
Фехтовальщик, требовавший борьбы по правилам искусства, были французы; его противник, бросивший шпагу и поднявший дубину, были русские; люди, старающиеся объяснить все по правилам фехтования, – историки, которые писали об этом событии.
Со времени пожара Смоленска началась война, не подходящая ни под какие прежние предания войн. Сожжение городов и деревень, отступление после сражений, удар Бородина и опять отступление, оставление и пожар Москвы, ловля мародеров, переимка транспортов, партизанская война – все это были отступления от правил.
Наполеон чувствовал это, и с самого того времени, когда он в правильной позе фехтовальщика остановился в Москве и вместо шпаги противника увидал поднятую над собой дубину, он не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру на то, что война велась противно всем правилам (как будто существовали какие то правила для того, чтобы убивать людей). Несмотря на жалобы французов о неисполнении правил, несмотря на то, что русским, высшим по положению людям казалось почему то стыдным драться дубиной, а хотелось по всем правилам стать в позицию en quarte или en tierce [четвертую, третью], сделать искусное выпадение в prime [первую] и т. д., – дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие.