Переворот в Хиве (1918)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
 
Среднеазиатский театр военных действий Гражданской войны в России

Вооружённое восстание в Ташкенте в октябре 1917 года
Басмачество Туркестанская автономия Осиповский мятеж


Актюбинский фронт:
Тургайский мятеж (1919) Актюбинская операция (1919)


Ферганский фронт:
Крестьянская армия Ферганы Мадамин-бек


Семиреченский фронт:
Черкасская оборона (1918 – 1919) Беловодский мятеж (1918) Вернинский мятеж (1920)


Закаспийский фронт:
Асхабадское восстание (1918) Оборона Кушки (1918) Английская интервенция в Средней Азии Поход уральцев в Персию


Революция в Бухаре:
Колесовский поход (1918) Бухарская операция (1920) Памирский поход Красной Армии (1920-1921) Мятеж Энвер-паши (1921) Оборона Гыдж-Дувана (1922)


Революция в Хиве:
Переворот в Хиве (1918) Оборона Турткуля (1918) Хивинская операция (1920) Оборона Нукуса (1920) Оборона Хивы (1924)

Переворот в Хиве (1918) — свержение и убийство Хивинского хана Асфандияр-хана предводителем туркмен-йомудов, Джунаид-ханом. Стало результатом революционного брожения в Хиве, резко нарастив его обороты, что через несколько лет привело к вступлению Хорезма в Советский Союз.





Предыстория

После российской февральской революции 1917 года в ханстве была сделана попытка провести либеральные реформы. Но хан Хивы, Асфандияр-хан, был консерватором и воспрепятствовал этим реформам. После октябрьской революции в России и прихода к власти большевиков с их декретами, недовольство ханом в Хивинском ханстве усилилось ещё больше.

Переворот

Весной 1918 года предводитель туркмен-йомудов, Джунаид-хан, организовав военный переворот, сверг и убил Асфандияр-хана и захватил власть в Хиве. Организованного вооружённого сопротивления практически не было. Марионеточным Ханом стал малолетний брат Асфандияр-хана, Саид Абдулла-хан (царствовал 1918—1920).

См. также

Напишите отзыв о статье "Переворот в Хиве (1918)"

Литература

  • К. Б Мухамедбердыев, С. К. Камалов. История Хорезмской революции. — ФАН, 1986. — 231 с.

Отрывок, характеризующий Переворот в Хиве (1918)

– А по мне, – сказал он, обращаясь к Ростову, – надо просто просить государя о помиловании. Теперь, говорят, награды будут большие, и верно простят…
– Мне просить государя! – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. – О чем? Ежели бы я был разбойник, я бы просил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь: я честно служил царю, отечеству и не крал! И меня разжаловать, и… Слушай, я так прямо и пишу им, вот я пишу: «ежели бы я был казнокрад…
– Ловко написано, что и говорить, – сказал Тушин. Да не в том дело, Василий Дмитрич, – он тоже обратился к Ростову, – покориться надо, а вот Василий Дмитрич не хочет. Ведь аудитор говорил вам, что дело ваше плохо.
– Ну пускай будет плохо, – сказал Денисов. – Вам написал аудитор просьбу, – продолжал Тушин, – и надо подписать, да вот с ними и отправить. У них верно (он указал на Ростова) и рука в штабе есть. Уже лучше случая не найдете.
– Да ведь я сказал, что подличать не стану, – перебил Денисов и опять продолжал чтение своей бумаги.
Ростов не смел уговаривать Денисова, хотя он инстинктом чувствовал, что путь, предлагаемый Тушиным и другими офицерами, был самый верный, и хотя он считал бы себя счастливым, ежели бы мог оказать помощь Денисову: он знал непреклонность воли Денисова и его правдивую горячность.
Когда кончилось чтение ядовитых бумаг Денисова, продолжавшееся более часа, Ростов ничего не сказал, и в самом грустном расположении духа, в обществе опять собравшихся около него госпитальных товарищей Денисова, провел остальную часть дня, рассказывая про то, что он знал, и слушая рассказы других. Денисов мрачно молчал в продолжение всего вечера.