Перельман, Григорий Яковлевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Григорий Яковлевич Перельман

Перельман в 1993 году
Место рождения:

Ленинград, СССР

Научная сфера:

Математика

Альма-матер:

ЛГУ (матмех)

Научный руководитель:

А. Д. Александров
Ю. Д. Бураго

Известен как:

автор доказательства гипотезы Пуанкаре и гипотезы Терстона

Награды и премии:

Премия Европейского математического общества (1996 г., отказался)
Лауреат Филдсовской премии (2006 г., отказался)
Лауреат премии тысячелетия математического института Клэя (2010 г., отказался)

Григо́рий Я́ковлевич Перельма́н (р. 13 июня 1966, Ленинград, СССР) — российский математик, доказавший гипотезу Пуанкаре[1][2].





Биография

Григорий Перельман родился 13 июня 1966 года в Ленинграде в еврейской семье. Его отец Яков был инженером-электриком (вопреки распространённому заблуждению, Яков Исидорович Перельман, известный популяризатор физики, математики и астрономии, не является отцом Григория Яковлевича Перельмана[3]), в 1993 году эмигрировал в Израиль. Мать, Любовь Лейбовна, осталась в Санкт-Петербурге, работала учителем математики в ПТУ[4][нет в источнике 3029 дней]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан). Именно мать, игравшая на скрипке, привила будущему математику любовь к классической музыке. У Григория Перельмана есть младшая сестра Елена (род. 1976), также математик, выпускница Санкт-Петербургского университета (1998), в 2003 году защитившая диссертацию доктора философии (PhD) в Институте Вейцмана в Реховоте[5][6]; с 2007 года работает программистом в Стокгольме[7][8][9].

До 9 класса Перельман учился в средней школе на окраине Ленинграда, а потом перевёлся в 239-ю физико-математическую школу. Он хорошо играл в настольный теннис, посещал музыкальную школу. Золотую медаль не получил только из-за физкультуры, не сдав нормы ГТО. С 5 класса Григорий занимался в математическом центре при Дворце пионеров под руководством доцента РГПУ Сергея Рукшина, чьи ученики завоевали множество наград на математических олимпиадах. В 1982 году в составе команды советских школьников завоевал золотую медаль на Международной математической олимпиаде в Будапеште, получив полный балл за безукоризненное решение всех задач[10].

Был без экзаменов зачислен на математико-механический факультет Ленинградского государственного университета. Побеждал на факультетских, городских и всесоюзных студенческих математических олимпиадах. Все годы учился только на «отлично». За успехи в учёбе получал Ленинскую стипендию. Окончив с отличием университет, поступил в аспирантуру (научный руководитель — А. Д. Александров) при Ленинградском отделении Математического института им. В. А. Стеклова (ЛОМИ — до 1992 г.; затем — ПОМИ). Защитив в 1990 году кандидатскую диссертацию на тему «Седловые поверхности в евклидовых пространствах»[11], остался работать в институте старшим научным сотрудником.

В начале 1990-х годов Перельман приехал в США, где работал научным сотрудником в разных университетах[12], там его внимание привлекает одна из сложнейших, в то время ещё не решенных, проблем современной математики — гипотеза Пуанкаре. Удивлял коллег аскетичностью быта, любимой едой были молоко, хлеб и сыр. В 1996 году вернулся[13] в Санкт-Петербург, продолжив работать в ПОМИ, где в одиночку трудился над доказательством гипотезы Пуанкаре.

В 2002—2003 годах Григорий Перельман опубликовал в Интернете три свои знаменитые статьи, в которых кратко изложил оригинальный метод доказательства гипотезы Пуанкаре:

  • The entropy formula for the Ricci flow and its geometric applications[14]
  • Ricci flow with surgery on three-manifolds[15]
  • Finite extinction time for the solutions to the Ricci flow on certain three-manifolds[16]

Появление в Интернете первой статьи Перельмана о формуле энтропии для потока Риччи вызвало немедленную международную сенсацию в научных кругах[17]. В 2003 году Григорий Перельман принял приглашение посетить ряд американских университетов, где он сделал серию докладов о своей работе по доказательству гипотезы Пуанкаре[18]. В Америке Перельман потратил много времени, объясняя свои идеи и методы как в организованных для него публичных лекциях, так и во время личных встреч с рядом математиков. После своего возвращения в Россию он отвечал на многочисленные вопросы своих зарубежных коллег по электронной почте[19].

В 2004—2006 годах проверкой результатов Перельмана занимались три независимые группы математиков:

  1. Брюс Кляйнер[en], Джон Лотт[en], Мичиганский университет;
  2. Чжу Сипин[en], Университет Сунь Ятсенa, Цао Хуайдун[en], Лихайский университет[en];
  3. Джон Морган[en], Колумбийский университет, Ган Тянь[en], Массачусетский технологический институт.

Все три группы пришли к выводу, что гипотеза Пуанкаре полностью доказана, однако китайские математики, Чжу Сипин и Цао Хуайдун вместе со своим учителем Яу Шинтуном предприняли попытку плагиата, заявив, что они нашли «полное доказательство»[20][21]. От этого заявления они в дальнейшем отказались[18][22].

В декабре 2005 года Григорий Перельман ушёл с поста ведущего научного сотрудника лаборатории математической физики, уволился из ПОМИ[23] и практически полностью прервал контакты с коллегами[24].

В сентябре 2011 года стало известно, что математик отказался принять предложение стать членом Российской академии наук[25]. В этом же году вышла книга Маши Гессен о судьбе Перельмана «Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия»[26], основанная на многочисленных интервью с его учителями, одноклассниками, сослуживцами и коллегами[27]. Учитель Перельмана Сергей Рукшин критически отозвался о книге[28].

Ведёт замкнутый образ жизни, игнорирует прессу[29]. Проживает в Санкт-Петербурге в Купчино вместе со своей матерью[30]. Прессой сообщалось, что с 2014 года Григорий живёт в Швеции[25][31][32], однако позже оказалось, что там он бывает эпизодически[33].

Научный вклад

В 1994 году доказал гипотезу о душе (дифференциальная геометрия).

Григорий Перельман, помимо выдающегося природного таланта, будучи представителем ленинградской геометрической школы, в начале работы над Проблемой Пуанкаре обладал ещё и более широким научным кругозором, чем его зарубежные коллеги[34]. Кроме иных крупных математических инноваций, позволивших преодолеть все трудности, с которыми столкнулись математики, занимающиеся этой проблемой, Перельман развил и применил теорию пространств Александрова для анализа потоков Риччи. В 2002 году Перельман впервые опубликовал свою новаторскую работу[35], посвящённую решению одного из частных случаев гипотезы геометризации Уильяма Тёрстона[36], из которой следует справедливость знаменитой гипотезы Пуанкаре, сформулированной французским математиком, физиком и философом Анри Пуанкаре в 1904 году. Описанный учёным метод изучения потока Риччи получил название теории Гамильтона — Перельмана[37].

Признание и оценки

В 1996 году была присуждена Премия Европейского математического общества для молодых математиков, но он отказался её получать[38].

В 2006 году Григорию Перельману за решение гипотезы Пуанкаре присуждена международная премия «Медаль Филдса» (официальная формулировка при награждении: «За вклад в геометрию и его революционные идеи в изучение геометрической и аналитической структуры потока Риччи»), однако он отказался и от неё[39].

В 2006 году журнал Science назвал доказательство теоремы Пуанкаре научным прорывом года[40]. Это первая работа по математике, заслужившая такое звание.

В 2006 году Сильвия Назар и Дэвид Грубер опубликовали статью «Manifold Destiny», которая рассказывает о Григории Перельмане, его работе по доказательству гипотезы Пуанкаре, этическим принципам в науке и математическом сообществе, а также содержит редкое интервью с ним самим. В статье уделено немалое место критике китайского математика Яу Шинтана, который вместе со своими учениками пытался оспорить полноту доказательства гипотезы Пуанкаре, предложенного Григорием Перельманом[41]. Из интервью Григория Перельмана:

Чужаками считаются не те, кто нарушает этические стандарты в науке. Люди, подобные мне, — вот кто оказывается в изоляции[42].

В 2006 году газета The New York Times опубликовала статью Денниса Овербая (Dennis Overbye) «Scientist at Work: Shing-Tung Yau. The Emperor of Math». Статья посвящена биографии профессора Яу Шинтана и скандалу, связанному с обвинениями в его адрес в попытках умалить вклад Перельмана по доказательству гипотезы Пуанкаре. В статье приводится неслыханный в математической науке факт — Яу Шинтан нанял адвокатскую фирму для защиты своей правоты и угрожал судебным преследованием своим критикам[43].

В 2007 году британская газета The Daily Telegraph опубликовала список «Сто ныне живущих гениев», в котором Григорий Перельман занимает 9-е место. Кроме Перельмана в этот список попали всего лишь 2 россиянина — Гарри Каспаров (25-е место) и Михаил Калашников (83-е место)[44].

В марте 2010 года Математический институт Клэя присудил Григорию Перельману премию в размере одного миллиона долларов США за доказательство гипотезы Пуанкаре[45], что стало первым в истории присуждением премии за решение одной из Проблем тысячелетия. В июне 2010 года Перельман проигнорировал математическую конференцию в Париже, на которой предполагалось вручение «Премии тысячелетия» за доказательство гипотезы Пуанкаре, а 1 июля 2010 года публично заявил о своём отказе от премии, мотивировав это следующим образом:

Я отказался. Вы знаете, у меня было очень много причин и в ту, и в другую сторону. Поэтому я так долго решал. Если говорить совсем коротко, то главная причина — это несогласие с организованным математическим сообществом. Мне не нравятся их решения, я считаю их несправедливыми. Я считаю, что вклад в решение этой задачи американского математика Гамильтона ничуть не меньше, чем мой[46].

Заметим, что такая публичная оценка заслуг Ричарда Гамильтона со стороны математика, доказавшего гипотезу Пуанкаре, может являться примером благородства в науке, так как, по оценкам самого Перельмана, сотрудничавший с Яу Шинтуном Гамильтон заметно замедлился в своих исследованиях, столкнувшись с непреодолимыми техническими трудностями[47].

В сентябре 2011 года институт Клэя совместно с институтом Анри Пуанкаре (Париж) учредили должность для молодых математиков, деньги на оплату которой пойдут из присужденной, но не принятой Григорием Перельманом «Премии тысячелетия»[48].

В 2011 году Ричарду Гамильтону и Деметриосу Кристодулу была присуждена т. н. Премия Шао по математике в размере $1 000 000, которую также иногда называют Нобелевской Премией Востока. Ричард Гамильтон был награждён за создание математической теории, которую затем развил Григорий Перельман в своих работах по доказательству гипотезы Пуанкаре. Известно, что Гамильтон данную награду принял[49].

Интересные факты

Если они знают мои работы, им не нужно мое C.V. Если они нуждаются в моем C.V., они не знают мои работы.[52]

См. также

Напишите отзыв о статье "Перельман, Григорий Яковлевич"

Примечания

  1. [www.claymath.org/millennium/Poincare_Conjecture Гипотеза Пуанкаре], Clay Mathematics Institute (англ.)
  2. [www.gazeta.ru/science/2006/08/17_a_738296.shtml Найти Перельмана] // Gazeta.Ru, 17 августа 2006
  3. О. Волкова. [www.mk.ru/editions/daily/article/2006/08/24/178589-zanimatelnyiy-perelman.html Занимательный Перельман]. MK.ru (24.08.06). [www.webcitation.org/65UDNVAEb Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012].
  4. [www.lenta.ru/lib/14160587/ Перельман, Григорий. Российский математик, доказавший гипотезу Пуанкаре, Lenta.ru, 07.09.2009.]
  5. [www.genealogy.math.ndsu.nodak.edu/id.php?id=178320 Mathematics Genealogy Project: Elena Perelman]: Тема диссертации — «Quantization of hypersurface orbital varieties in simple Lie algebras of classical types»
  6. [maths.york.ac.uk/www/node/7920 Elena Perelman: Weizmann Institute of Science]
  7. [www.linkedin.com/in/elena-perelman-aa862614 Elena Perelman на Linkedin]
  8. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1797811/ Detecting differential expression in microarray data: comparison of optimal procedures]
  9. [books.google.com/books?id=zYLNrKA6UzYC&pg=PA206&lpg=PA206&dq= George G. Szpiro «Poincare's Prize: The Hundred-Year Quest to Solve One of Math's Greatest Puzzles»]
  10. [www.imo-official.org/participant_r.aspx?id=10481 Grigorij Perelman] (англ.) на сайте IMO
  11. Перельман Г.Я. [search.rsl.ru/ru/record/01000113617 Седловые поверхности в евклидовых пространствах.] Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук:01.01.04. ЛГУ. — Л., 1990. — 8 с.
  12. Григорий Перельман в 1990-х годах работал в Курантовском институте математических наук, Университете штата Нью Йорк (SUNY), Университете штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук и Калифорнийском университете в Беркли.
  13. bbcrussian.com, 22 августа 2006 г.
  14. Perelman, Grisha (November 11, 2002), "The entropy formula for the Ricci flow and its geometric applications", arΧiv:[www.arxiv.org/abs/math.DG/0211159 math.DG/0211159] [math.DG] 
  15. Perelman, Grisha (March 10, 2003), "Ricci flow with surgery on three-manifolds", arΧiv:[www.arxiv.org/abs/math.DG/0303109 math.DG/0303109] [math.DG] 
  16. Perelman, Grisha (July 17, 2003), "Finite extinction time for the solutions to the Ricci flow on certain three-manifolds", arΧiv:[www.arxiv.org/abs/math.DG/0307245 math.DG/0307245] [math.DG] 
  17. См.,например, интервью математиков: Джона Моргана[en], Ган Тянь[en], Брюса Кляйнера[en] и других в фильме «Инноходец. Урок Перельмана».
  18. 1 2 [www.newyorker.com/archive/2006/08/28/060828fa_fact2?currentPage=all См. Manifold Destiny]
  19. См. John Morgan, Gang Tian. Ricci Flow and the Poincare Conjecture. American Mathematical Society. Clay Mathematical Institute. Clay Mathematics Monographs. Vol. 3, 2007. Introduction, p.XL.
  20. «Полное доказательство» китайских математиков Цао Хуайдуна и Чжу Сипина. В аннотации указывается, что это доказательство должно рассматриваться как «венценосное достижение» (англ. crowning achievement). См. [www.intlpress.com/AJM/p/2006/10_2/AJM-10-2-165-492.pdf HUAI-DONG CAO AND XI-PING ZHU. A COMPLETE PROOF OF THE POINCARE AND GEOMETRIZATION CONJECTURES — APPLICATION OF THE HAMILTON-PERELMAN THEORY OF THE RICCI FLOW].
  21. См. обсуждение в Математическом Форуме [mathforum.org/kb/message.jspa?messageID=4975694 Topic: Fields awardee Shing-Tung Yau lied in Chinese media about Poincare conjecture proof’s attribution]
  22. В ревизии своей предыдущей статьи в Asian Journal of Mathematics, Цао Хуайдун и Чжу Сипин в названии статьи убрали слова «полное доказательство», а также указали в аннотации, что их работа является самостоятельной и подробной экспозицией (англ. self-contained and detailed account) результатов Гамильтона-Перельмана. См. [arxiv.org/abs/math.DG/0612069 Huai-Dong Cao, Xi-Ping Zhu. Hamilton-Perelman’s Proof of the Poincaré Conjecture and the Geometrization Conjecture].
  23. [trv-science.ru/2010/03/30/o-prichinax-uxoda-g-perelmana-iz-pomi/ О причинах ухода Г. Перельмана из ПОМИ]. Интервью с директором ПОМИ С. В. Кисляковым.
  24. Nasar, Sylvia, Gruber, David. [www.newyorker.com/archive/2006/08/28/060828fa_fact2 Manifold Destiny: A legendary problem and the battle over who solved it.], The New Yorker (21 August 2006). Проверено 24 августа 2006.
  25. 1 2 [top.rbc.ru/spb_sz/24/07/2014/938741.shtml СМИ: Знаменитый математик Г. Перельман уезжает из России] // РБК
  26. Маша Гессен. Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия. — АСТ, Corpus, 2011. — 272 с. — ISBN 978-5-271-33232-6.
  27. С. Немалевич [theoryandpractice.ru/posts/1792-teorema-o-perelmane-intervyu-s-mashey-gessen-o-knige-pro-velikogo-olimpiadnika Теорема о Перельмане: интервью с Машей Гессен о книге про великого олимпиадника] // Theory & Practice. — 12 апреля 2011.
  28. [www.polit.ru/article/2012/12/18/rukshin2/ Интервью Сергея Рукшина и комментарий Маши Гессен.]
  29. [www.74rif.ru/per-g.html Первые контакты с Григорием Перельманом]
  30. [lifenews.ru/news/18018 Перельман: Насчет $ 1 млн я ещё не решил!]. LifeNews.Ru
  31. [www.kp.ru/daily/26260.3/3138310/ «Комсомолка» узнала, куда исчезает Перельман]
  32. [www.aif.ru/dontknows/actual/1312240?utm_source=news.mail&utm_medium=paid&utm_campaign=mail_paid Почему Григорий Перельман уехал из России?]
  33. [www.rosbalt.ru/piter/2015/07/10/1417676.html Математика Григория Перельмана, уехавшего в Швецию, видели в купчинском супермаркете]
  34. В фильме «Инноходец. Урок Перельмана» математик Людвиг Фадеев, комментирует слова Ричарда Гамильтона, который сказал, что если бы он знал те теоремы, которые применил Перельман, он бы тоже продвинулся бы в доказательстве Гипотезы Пуанкаре.
  35. Grisha Perelman [arxiv.org/abs/math.DG/0211159 The entropy formula for the Ricci flow and its geometric applications] (англ.), [www.arxiv.org/abs/math.DG/0303109 Ricci flow with surgery on three-manifolds] (англ.).
  36. Weisstein, Eric W. [mathworld.wolfram.com/ThurstonsGeometrizationConjecture.html Thurston's Geometrization Conjecture] (англ.) на сайте Wolfram MathWorld.
  37. Ю. Грановский [friday.vedomosti.ru/article.shtml?2006/08/25/8048 Вселенские поиски Перельмана. Что такое гипотеза Пуанкаре и почему питерскому ученому дали математическую «Нобелевку» и хотят добавить миллион долларов] // Ведомости. — Вып. 25.08.2006.
  38. О. Орлова [trv-science.ru/2010/04/27/perelman-eto-zamknutaya-sfera-my-ne-mozhem-v-nego-zaglyanut/ Перельман — это замкнутая сфера. Мы не можем в него заглянуть…] // Троицкий Вариант. — 2010. — № 52. — С. 5.
  39. [www.youtube.com/watch?v=45OirYxdArE Григорий Перельман отказался принять Медаль Филдса, церемония награждения (видео)]
  40. Dana Mackenzie (2006). «[www.sciencemag.org/cgi/content/full/314/5807/1848 BREAKTHROUGH OF THE YEAR: The Poincaré Conjecture—Proved]». Science 314 (5807): 1848-1849. DOI:10.1126/science.314.5807.1848. (англ.)
  41. Сильвия Насар, Дэвид Грубер «[vadda.livejournal.com/42798.html Многообразная судьба: Легендарная задача и битва за приоритет]». Перевод статьи «Manifold Destiny».
  42. См. [vadda.livejournal.com/43157.html перевод статьи Manifold Destiny]
  43. [www.nytimes.com/2006/10/17/science/17yau.html?pagewanted=all&_r=0 The Emperor of Math]
  44. [www.telegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2007/10/28/geniustable128.xml Top 100 living geniuses]. telegraph.co.uk (31.01.2007). [www.webcitation.org/65UDMaQKw Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012]. (англ.)
  45. [www.claymath.org/poincare/index.html Prize for Resolution of the Poincaré Conjecture Awarded to Dr. Grigoriy Perelman] (англ.). Пресс-релиз математического института Клэя. 18.03.2010
  46. [www.interfax.ru/society/txt.asp?id=143603 Последнее «нет» доктора Перельмана].
  47. По мнению Перельмана Ричард Гамильтон не имел существенно новых идей для преодоления сингулярностей в Потоках Риччи начиная уже с 1992 года, а может быть и ранее. См. Manifold Destiny
  48. [interfax.ru/print.asp?sec=1448&id=209028 Миллион долларов Перельмана отдадут на поддержку молодых математиков]. Интерфакс (22 сентября 2011 года). Проверено 22 сентября 2011.
  49. [www.shawprize.org/en/shaw.php?tmp=3&twoid=90&threeid=181&fourid=301] [www.shawprize.org/en/shaw.php?tmp=3&twoid=90&threeid=181&fourid=303]
  50. См. [xxx.lanl.gov/pdf/math.DG/0211159.pdf The entropy formula for the Ricci flow and its geometric applications]
  51. В июле 2004 года Национальный научный фонд США выделил $1 000 000 Яу Шинтану, Ричарду Гамильтону и нескольким ученикам Яу для изучения результатов Перельмана. См. [www.newyorker.com/archive/2006/08/28/060828fa_fact2?currentPage=all Manifold Destiny]
  52. См. [www.newyorker.com/archive/2006/08/28/060828fa_fact2 Manifold Destiny]
  53. [miit.ru/portal/page/portal/miit/news?id_page=1776&id_pi_cpm=3&id_pi_mm=48&id_pi_mmc=64&id_pi_m2l=5&id_pi_rc=1291&id_pi_top=1265&cp_pa_rc=1&cp_p_rc=1&ct_mmc=2&curr_page_mmc=1&curr_page_rc=1&id_info_rc=100755&view_mode_rc=1.3&view_mode_top=1&reset_def=false «Опасаться компетентных соперников очень естественно для начальников», интервью Владимира Арнольда изданию GZT.ru (Опубликовано посмертно).]

Литература

  • Гессен М.. Совершенная строгость. Григорий Перельман. Гений и задача тысячелетия. (A Genius and The Mathematical Breakthrough of the Century) / Пер. И. Кригер. — М.: Corpus, Астрель, 2011. — 272 с., 4000 экз., ISBN 978-5-271-33232-6
  • Арсенов О.. Григорий Перельман и гипотеза Пуанкаре. — М.: Эксмо, 2010. — (Люди науки). — 256 с., 3000 экз., ISBN 978-5-699-44145-7
  • George G. Szpiro, Poincare’s Prize: The Hundred-Year Quest to Solve One of Math’s Greatest Puzzles. Dutton Adult [us.penguingroup.com/static/pages/publishers/adult/dutton.html]; 1st edition (June 21, 2007)

Ссылки

  • Перельман, Григорий — статья в Лентапедии. 2012 год.
  • [newstube.ru/theme/grigorij-perel'man Видеопортрет Григория Перельмана на сайте www.newstube.ru]
  • [www.polit.ru/science/2006/10/16/kongress_print.html Перельман: два месяца спустя]. Интервью с Людвигом Фаддеевым.
  • А. М. Вершик. [www.mathsoc.spb.ru/forum/chto_nu.html «Что полезно математике? Размышления о премиях Clay Millenium»]
  • С. Кутателадзе. [www.math.nsc.ru/LBRT/g2/english/ssk/presse.html#perelman Справка о публикациях Гриши Перельмана]
  • Елена Данилевич. [www.aif.ru/society/article/33851 Григорий Перельман: «У меня есть всё». На мир он смотрит со своей высоты]. АиФ (7 апреля 2010). Проверено 25 апреля 2010. [www.webcitation.org/65UDQStbh Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012].
  • [lenta.ru/articles/2010/03/19/perelman/ Доказательство длиною в век]
  • [russia.tv/video/show/brand_id/9188/episode_id/94693/video_id/94693/ «Инноходец. Урок Перельмана». Документальный фильм]
  • [fshow.info/fc/out.php?152 Биографический радиоспектакль о Перельмане]

Отрывок, характеризующий Перельман, Григорий Яковлевич

Одна кучка французов стояла близко у дороги, и два солдата – лицо одного из них было покрыто болячками – разрывали руками кусок сырого мяса. Что то было страшное и животное в том беглом взгляде, который они бросили на проезжавших, и в том злобном выражении, с которым солдат с болячками, взглянув на Кутузова, тотчас же отвернулся и продолжал свое дело.
Кутузов долго внимательно поглядел на этих двух солдат; еще более сморщившись, он прищурил глаза и раздумчиво покачал головой. В другом месте он заметил русского солдата, который, смеясь и трепля по плечу француза, что то ласково говорил ему. Кутузов опять с тем же выражением покачал головой.
– Что ты говоришь? Что? – спросил он у генерала, продолжавшего докладывать и обращавшего внимание главнокомандующего на французские взятые знамена, стоявшие перед фронтом Преображенского полка.
– А, знамена! – сказал Кутузов, видимо с трудом отрываясь от предмета, занимавшего его мысли. Он рассеянно оглянулся. Тысячи глаз со всех сторон, ожидая его сло ва, смотрели на него.
Перед Преображенским полком он остановился, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Кто то из свиты махнул, чтобы державшие знамена солдаты подошли и поставили их древками знамен вокруг главнокомандующего. Кутузов помолчал несколько секунд и, видимо неохотно, подчиняясь необходимости своего положения, поднял голову и начал говорить. Толпы офицеров окружили его. Он внимательным взглядом обвел кружок офицеров, узнав некоторых из них.
– Благодарю всех! – сказал он, обращаясь к солдатам и опять к офицерам. В тишине, воцарившейся вокруг него, отчетливо слышны были его медленно выговариваемые слова. – Благодарю всех за трудную и верную службу. Победа совершенная, и Россия не забудет вас. Вам слава вовеки! – Он помолчал, оглядываясь.
– Нагни, нагни ему голову то, – сказал он солдату, державшему французского орла и нечаянно опустившему его перед знаменем преображенцев. – Пониже, пониже, так то вот. Ура! ребята, – быстрым движением подбородка обратись к солдатам, проговорил он.
– Ура ра ра! – заревели тысячи голосов. Пока кричали солдаты, Кутузов, согнувшись на седле, склонил голову, и глаз его засветился кротким, как будто насмешливым, блеском.
– Вот что, братцы, – сказал он, когда замолкли голоса…
И вдруг голос и выражение лица его изменились: перестал говорить главнокомандующий, а заговорил простой, старый человек, очевидно что то самое нужное желавший сообщить теперь своим товарищам.
В толпе офицеров и в рядах солдат произошло движение, чтобы яснее слышать то, что он скажет теперь.
– А вот что, братцы. Я знаю, трудно вам, да что же делать! Потерпите; недолго осталось. Выпроводим гостей, отдохнем тогда. За службу вашу вас царь не забудет. Вам трудно, да все же вы дома; а они – видите, до чего они дошли, – сказал он, указывая на пленных. – Хуже нищих последних. Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?
Он смотрел вокруг себя, и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову.
– А и то сказать, кто же их к нам звал? Поделом им, м… и… в г…. – вдруг сказал он, подняв голову. И, взмахнув нагайкой, он галопом, в первый раз во всю кампанию, поехал прочь от радостно хохотавших и ревевших ура, расстроивавших ряды солдат.
Слова, сказанные Кутузовым, едва ли были поняты войсками. Никто не сумел бы передать содержания сначала торжественной и под конец простодушно стариковской речи фельдмаршала; но сердечный смысл этой речи не только был понят, но то самое, то самое чувство величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты, выраженное этим, именно этим стариковским, добродушным ругательством, – это самое (чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радостным, долго не умолкавшим криком. Когда после этого один из генералов с вопросом о том, не прикажет ли главнокомандующий приехать коляске, обратился к нему, Кутузов, отвечая, неожиданно всхлипнул, видимо находясь в сильном волнении.


8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.
Человек пятнадцать солдат за избами, с края деревни, с веселым криком раскачивали высокий плетень сарая, с которого снята уже была крыша.
– Ну, ну, разом, налегни! – кричали голоса, и в темноте ночи раскачивалось с морозным треском огромное, запорошенное снегом полотно плетня. Чаще и чаще трещали нижние колья, и, наконец, плетень завалился вместе с солдатами, напиравшими на него. Послышался громкий грубо радостный крик и хохот.
– Берись по двое! рочаг подавай сюда! вот так то. Куда лезешь то?
– Ну, разом… Да стой, ребята!.. С накрика!
Все замолкли, и негромкий, бархатно приятный голос запел песню. В конце третьей строфы, враз с окончанием последнего звука, двадцать голосов дружно вскрикнули: «Уууу! Идет! Разом! Навались, детки!..» Но, несмотря на дружные усилия, плетень мало тронулся, и в установившемся молчании слышалось тяжелое пыхтенье.
– Эй вы, шестой роты! Черти, дьяволы! Подсоби… тоже мы пригодимся.
Шестой роты человек двадцать, шедшие в деревню, присоединились к тащившим; и плетень, саженей в пять длины и в сажень ширины, изогнувшись, надавя и режа плечи пыхтевших солдат, двинулся вперед по улице деревни.
– Иди, что ли… Падай, эка… Чего стал? То то… Веселые, безобразные ругательства не замолкали.
– Вы чего? – вдруг послышался начальственный голос солдата, набежавшего на несущих.
– Господа тут; в избе сам анарал, а вы, черти, дьяволы, матершинники. Я вас! – крикнул фельдфебель и с размаху ударил в спину первого подвернувшегося солдата. – Разве тихо нельзя?
Солдаты замолкли. Солдат, которого ударил фельдфебель, стал, покряхтывая, обтирать лицо, которое он в кровь разодрал, наткнувшись на плетень.
– Вишь, черт, дерется как! Аж всю морду раскровянил, – сказал он робким шепотом, когда отошел фельдфебель.
– Али не любишь? – сказал смеющийся голос; и, умеряя звуки голосов, солдаты пошли дальше. Выбравшись за деревню, они опять заговорили так же громко, пересыпая разговор теми же бесцельными ругательствами.
В избе, мимо которой проходили солдаты, собралось высшее начальство, и за чаем шел оживленный разговор о прошедшем дне и предполагаемых маневрах будущего. Предполагалось сделать фланговый марш влево, отрезать вице короля и захватить его.
Когда солдаты притащили плетень, уже с разных сторон разгорались костры кухонь. Трещали дрова, таял снег, и черные тени солдат туда и сюда сновали по всему занятому, притоптанному в снегу, пространству.
Топоры, тесаки работали со всех сторон. Все делалось без всякого приказания. Тащились дрова про запас ночи, пригораживались шалашики начальству, варились котелки, справлялись ружья и амуниция.
Притащенный плетень осьмою ротой поставлен полукругом со стороны севера, подперт сошками, и перед ним разложен костер. Пробили зарю, сделали расчет, поужинали и разместились на ночь у костров – кто чиня обувь, кто куря трубку, кто, донага раздетый, выпаривая вшей.


Казалось бы, что в тех, почти невообразимо тяжелых условиях существования, в которых находились в то время русские солдаты, – без теплых сапог, без полушубков, без крыши над головой, в снегу при 18° мороза, без полного даже количества провианта, не всегда поспевавшего за армией, – казалось, солдаты должны бы были представлять самое печальное и унылое зрелище.
Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска все то, что начинало унывать или слабеть. Все, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска – по силе духа и тела.
К осьмой роте, пригородившей плетень, собралось больше всего народа. Два фельдфебеля присели к ним, и костер их пылал ярче других. Они требовали за право сиденья под плетнем приношения дров.
– Эй, Макеев, что ж ты …. запропал или тебя волки съели? Неси дров то, – кричал один краснорожий рыжий солдат, щурившийся и мигавший от дыма, но не отодвигавшийся от огня. – Поди хоть ты, ворона, неси дров, – обратился этот солдат к другому. Рыжий был не унтер офицер и не ефрейтор, но был здоровый солдат, и потому повелевал теми, которые были слабее его. Худенький, маленький, с вострым носиком солдат, которого назвали вороной, покорно встал и пошел было исполнять приказание, но в это время в свет костра вступила уже тонкая красивая фигура молодого солдата, несшего беремя дров.
– Давай сюда. Во важно то!
Дрова наломали, надавили, поддули ртами и полами шинелей, и пламя зашипело и затрещало. Солдаты, придвинувшись, закурили трубки. Молодой, красивый солдат, который притащил дрова, подперся руками в бока и стал быстро и ловко топотать озябшими ногами на месте.
– Ах, маменька, холодная роса, да хороша, да в мушкатера… – припевал он, как будто икая на каждом слоге песни.
– Эй, подметки отлетят! – крикнул рыжий, заметив, что у плясуна болталась подметка. – Экой яд плясать!
Плясун остановился, оторвал болтавшуюся кожу и бросил в огонь.
– И то, брат, – сказал он; и, сев, достал из ранца обрывок французского синего сукна и стал обвертывать им ногу. – С пару зашлись, – прибавил он, вытягивая ноги к огню.
– Скоро новые отпустят. Говорят, перебьем до копца, тогда всем по двойному товару.
– А вишь, сукин сын Петров, отстал таки, – сказал фельдфебель.
– Я его давно замечал, – сказал другой.
– Да что, солдатенок…
– А в третьей роте, сказывали, за вчерашний день девять человек недосчитали.
– Да, вот суди, как ноги зазнобишь, куда пойдешь?
– Э, пустое болтать! – сказал фельдфебель.
– Али и тебе хочется того же? – сказал старый солдат, с упреком обращаясь к тому, который сказал, что ноги зазнобил.
– А ты что же думаешь? – вдруг приподнявшись из за костра, пискливым и дрожащим голосом заговорил востроносенький солдат, которого называли ворона. – Кто гладок, так похудает, а худому смерть. Вот хоть бы я. Мочи моей нет, – сказал он вдруг решительно, обращаясь к фельдфебелю, – вели в госпиталь отослать, ломота одолела; а то все одно отстанешь…
– Ну буде, буде, – спокойно сказал фельдфебель. Солдатик замолчал, и разговор продолжался.
– Нынче мало ли французов этих побрали; а сапог, прямо сказать, ни на одном настоящих нет, так, одна названье, – начал один из солдат новый разговор.
– Всё казаки поразули. Чистили для полковника избу, выносили их. Жалости смотреть, ребята, – сказал плясун. – Разворочали их: так живой один, веришь ли, лопочет что то по своему.
– А чистый народ, ребята, – сказал первый. – Белый, вот как береза белый, и бравые есть, скажи, благородные.
– А ты думаешь как? У него от всех званий набраны.
– А ничего не знают по нашему, – с улыбкой недоумения сказал плясун. – Я ему говорю: «Чьей короны?», а он свое лопочет. Чудесный народ!
– Ведь то мудрено, братцы мои, – продолжал тот, который удивлялся их белизне, – сказывали мужики под Можайским, как стали убирать битых, где страженья то была, так ведь что, говорит, почитай месяц лежали мертвые ихние то. Что ж, говорит, лежит, говорит, ихний то, как бумага белый, чистый, ни синь пороха не пахнет.
– Что ж, от холода, что ль? – спросил один.
– Эка ты умный! От холода! Жарко ведь было. Кабы от стужи, так и наши бы тоже не протухли. А то, говорит, подойдешь к нашему, весь, говорит, прогнил в червях. Так, говорит, платками обвяжемся, да, отворотя морду, и тащим; мочи нет. А ихний, говорит, как бумага белый; ни синь пороха не пахнет.
Все помолчали.
– Должно, от пищи, – сказал фельдфебель, – господскую пищу жрали.
Никто не возражал.
– Сказывал мужик то этот, под Можайским, где страженья то была, их с десяти деревень согнали, двадцать дён возили, не свозили всех, мертвых то. Волков этих что, говорит…
– Та страженья была настоящая, – сказал старый солдат. – Только и было чем помянуть; а то всё после того… Так, только народу мученье.
– И то, дядюшка. Позавчера набежали мы, так куда те, до себя не допущают. Живо ружья покидали. На коленки. Пардон – говорит. Так, только пример один. Сказывали, самого Полиона то Платов два раза брал. Слова не знает. Возьмет возьмет: вот на те, в руках прикинется птицей, улетит, да и улетит. И убить тоже нет положенья.
– Эка врать здоров ты, Киселев, посмотрю я на тебя.
– Какое врать, правда истинная.
– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.
Ослабевший французский офицер был Рамбаль; повязанный платком был его денщик Морель.
Когда Морель выпил водки и доел котелок каши, он вдруг болезненно развеселился и начал не переставая говорить что то не понимавшим его солдатам. Рамбаль отказывался от еды и молча лежал на локте у костра, бессмысленными красными глазами глядя на русских солдат. Изредка он издавал протяжный стон и опять замолкал. Морель, показывая на плечи, внушал солдатам, что это был офицер и что его надо отогреть. Офицер русский, подошедший к костру, послал спросить у полковника, не возьмет ли он к себе отогреть французского офицера; и когда вернулись и сказали, что полковник велел привести офицера, Рамбалю передали, чтобы он шел. Он встал и хотел идти, но пошатнулся и упал бы, если бы подле стоящий солдат не поддержал его.
– Что? Не будешь? – насмешливо подмигнув, сказал один солдат, обращаясь к Рамбалю.
– Э, дурак! Что врешь нескладно! То то мужик, право, мужик, – послышались с разных сторон упреки пошутившему солдату. Рамбаля окружили, подняли двое на руки, перехватившись ими, и понесли в избу. Рамбаль обнял шеи солдат и, когда его понесли, жалобно заговорил:
– Oh, nies braves, oh, mes bons, mes bons amis! Voila des hommes! oh, mes braves, mes bons amis! [О молодцы! О мои добрые, добрые друзья! Вот люди! О мои добрые друзья!] – и, как ребенок, головой склонился на плечо одному солдату.
Между тем Морель сидел на лучшем месте, окруженный солдатами.
Морель, маленький коренастый француз, с воспаленными, слезившимися глазами, обвязанный по бабьи платком сверх фуражки, был одет в женскую шубенку. Он, видимо, захмелев, обнявши рукой солдата, сидевшего подле него, пел хриплым, перерывающимся голосом французскую песню. Солдаты держались за бока, глядя на него.
– Ну ка, ну ка, научи, как? Я живо перейму. Как?.. – говорил шутник песенник, которого обнимал Морель.
Vive Henri Quatre,
Vive ce roi vaillanti –
[Да здравствует Генрих Четвертый!
Да здравствует сей храбрый король!
и т. д. (французская песня) ]
пропел Морель, подмигивая глазом.
Сe diable a quatre…
– Виварика! Виф серувару! сидябляка… – повторил солдат, взмахнув рукой и действительно уловив напев.
– Вишь, ловко! Го го го го го!.. – поднялся с разных сторон грубый, радостный хохот. Морель, сморщившись, смеялся тоже.
– Ну, валяй еще, еще!
Qui eut le triple talent,
De boire, de battre,
Et d'etre un vert galant…
[Имевший тройной талант,
пить, драться
и быть любезником…]
– A ведь тоже складно. Ну, ну, Залетаев!..
– Кю… – с усилием выговорил Залетаев. – Кью ю ю… – вытянул он, старательно оттопырив губы, – летриптала, де бу де ба и детравагала, – пропел он.
– Ай, важно! Вот так хранцуз! ой… го го го го! – Что ж, еще есть хочешь?
– Дай ему каши то; ведь не скоро наестся с голоду то.
Опять ему дали каши; и Морель, посмеиваясь, принялся за третий котелок. Радостные улыбки стояли на всех лицах молодых солдат, смотревших на Мореля. Старые солдаты, считавшие неприличным заниматься такими пустяками, лежали с другой стороны костра, но изредка, приподнимаясь на локте, с улыбкой взглядывали на Мореля.
– Тоже люди, – сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своем кореню растет.
– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.
Стремление это было разумно. Положение и бегущих и преследующих было одинаково дурно. Оставаясь со своими, каждый в бедствии надеялся на помощь товарища, на определенное, занимаемое им место между своими. Отдавшись же русским, он был в том же положении бедствия, но становился на низшую ступень в разделе удовлетворения потребностей жизни. Французам не нужно было иметь верных сведений о том, что половина пленных, с которыми не знали, что делать, несмотря на все желание русских спасти их, – гибли от холода и голода; они чувствовали, что это не могло быть иначе. Самые жалостливые русские начальники и охотники до французов, французы в русской службе не могли ничего сделать для пленных. Французов губило бедствие, в котором находилось русское войско. Нельзя было отнять хлеб и платье у голодных, нужных солдат, чтобы отдать не вредным, не ненавидимым, не виноватым, но просто ненужным французам. Некоторые и делали это; но это было только исключение.