Перестрелка на Гончарной улице

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Перестрелка на улице Гончарной в Москве 31 июля 1997 года
Место атаки

Город Москва, улица Гончарная, двор дома № 38

Цель атаки

Сотрудники милиции

Дата

31 июля 1997 года

Способ атаки

Вооружённое нападение на фирму с целью ограбления, и расстрел приехавшего милицейского патруля

Оружие

Автомат Калашникова, Пистолет Макарова

Погибшие

3

Раненые

1

Число террористов

4

Организаторы

Олег Долженков, Юрий Можаев

Число заложников

4

Заложники

Сотрудники фирмы «Арбитал»

Перестрелка на Гончарной улице произошла в Москве, Россия 31 июля 1997 года. В результате от рук бандитов погибли 3 сотрудника милиции, ещё один был ранен.





31 июля 1997 года

В тот день банда в составе четырёх человек: Олега Долженкова, Юрия Можаева, Николая Морозова и Валерия Кабанова, совершила вооружённое нападение на частную фирму «Арбитал», расположенную по адресу: улица Гончарная, дом № 38, подъезд № 6, с целью хищения принадлежавшего фирме имущества. Один из соучредителей этой фирмы, индиец по национальности, сумевший выйти из офиса фирмы незадолго до налёта, позвонил в милицию и заявил, что его фирму грабят. В руках бандитов оказалось 4 сотрудника фирмы.[1]

На место преступления через несколько минут прибыли сотрудники милиции капитан Юрий Шибилкин, старшие сержанты Евгений Новодержский и Юрий Никитин, сержант Виктор Демидов, младший сержант Александр Хохлачёв, а также водитель Мамедов и дознаватель Галина Яковенко. Милиционеры отправились к офису фирмы, а Яковенко и Мамедов остались в машине.[2]

Никитин, Хохлачёв и Демидов спустились в подвал, где был офис. В этот момент бандиты заканчивали паковать добычу. Когда в дверь раздался стук, они попытались выйти через чёрный ход, но он оказался заперт. Поскольку никто не открывал, милиционеры решили, что внутри никого нет, и уже собирались уходить, но в этот момент один из бандитов уронил коробку, издав шум. Милиционеры вновь стали стучать и требовать открытия двери. Бандиты открыли, при этом прикрывшись в качестве живого щита заложниками, и начали стрелять. Первым же выстрелом был наповал убит Юрий Никитин, Хохлачёв, получив ранения в руку, сумел выбраться на улицу, Демидов схватил одного из заложников, и отбежать по коридору за угол. Шибилкин закрыл дверь подъезда и навалился на неё, дав время уйти людям, находившимся во дворе дома. Мамедов в это время успел вызвать подмогу. Когда бандиты заставили одного из заложников кричать, чтобы его выпустили, Шибилкин приоткрыл дверь, но тут же её захлопнул. Этого момента времени хватило Можаеву на то, чтобы просунуть в щель свой автомат и открыть огонь по стоявшей во дворе машине милиции. Мамедов успел выскочить, а Яковенко получила несколько тяжёлых огнестрельных ранений. Шибилкин попытался отскочить от двери, но Можаев вырвал автомат и расстрелял капитана прямо через дверь. Шибилкин получил тяжёлые ранения, и впоследствии скончался в больнице. Бандиты выскочили на улицу, взяв в заложники раненого Хохлачёва. Мамедов залёг под машину, а Новодержский засел за углом и стал стрелять в бандитов. Тогда они решили прорываться с боем. Застрелив в упор Хохлачёва, они взяли его пистолет и открыли огонь по Новодержскому. Мамедов и выскочивший из подвала Демидов погнались за преступниками, но не смогли их догнать. Новодержский и прибывший на подмогу милиционер смертельно ранили одного из бандитов и ранили Можаева. Троим из четырёх бандитов удалось скрыться.[1]

Аресты, следствие и суды

Во время возникшей перестрелки был серьёзно ранен бандит Морозов. Он был задержан. Также ранение получил и Можаев, которому Новодержский прострелил руку. Спустя две недели на территории Украины, в Харьковской области, он был задержан.[3] Ещё через некоторое время был арестован Кабанов. Олег Долженков был арестован лишь спустя шесть лет, в августе 2003 года. Все бандиты были впоследствии осуждены к длительным срокам лишения свободы.[4]

Увековечивание памяти погибших

В результате перестрелки на Гончарной погибли три сотрудника милиции. Виктор Демидов был награждён нагрудным знаком «Отличник милиции», Евгений Новодержский орденом «За личное мужество», Шибилкин, Никитин и Хохлачёв получили такую же награду посмертно. Спустя девять лет, 31 июля 2006 года, во дворе дома № 38 по улице Гончарной была торжественно открыта мемориальная доска с именами погибших 31 июля 1997 года.[5]

Перестрелка на Гончарной имела огромный общественный резонанс по всей Москве. О ней написали все газеты, а документальная телепередача «Криминальная Россия» посвятила ей одну из своих серий «Схватка на Гончарной».[1]

Напишите отзыв о статье "Перестрелка на Гончарной улице"

Примечания

  1. 1 2 3 Документальный фильм из цикла «Криминальная Россия» — «Схватка на Гончарной»
  2. Рахмаева Светлана. [www.psj.ru/saver_magazins/detail.php?ID=4281 Минута молчания] (рус.). Хранитель (08 августа, 2006). Проверено 20 сентября 2010. [www.webcitation.org/68YQ5dBDN Архивировано из первоисточника 20 июня 2012].
  3. МАКСИМ Ъ-ВАРЫВДИН, АНАТОЛИЙ Ъ-КЛЕВА. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=182638&print=true Убийц московских милиционеров задержали на Украине] (рус.). Коммерсантъ (№ 134 (1316) от 16.08.1997). Проверено 20 сентября 2010. [www.webcitation.org/68YQ7EvHi Архивировано из первоисточника 20 июня 2012].
  4. Диана Игошина. [www.gazeta.ru/2003/09/02/glavarjbandy.shtml Главарь банды прикрывался дочерью] (рус.). Газета.Ru (02 СЕНТЯБРЯ 20:37). Проверено 20 сентября 2010. [www.webcitation.org/68YQ7fPMs Архивировано из первоисточника 20 июня 2012].
  5. Редакция «Хранитель». [www.psj.ru/saver_magazins/detail.php?ID=4289 Трое отважных] (рус.). Хранитель (18 августа, 2006). Проверено 20 сентября 2010. [www.webcitation.org/68YQG43CQ Архивировано из первоисточника 20 июня 2012].

Ссылки

  • [www.cheefoto.ru/wat/1_rasstrel_na_goncarnoi.html Расстрел на Гончарной]

Отрывок, характеризующий Перестрелка на Гончарной улице

Он тотчас же приступил к делу и начал разговор, говоря «вы».
– Мне сделали пропозицию насчет вас, – сказал он, неестественно улыбаясь. – Вы, я думаю, догадались, – продолжал он, – что князь Василий приехал сюда и привез с собой своего воспитанника (почему то князь Николай Андреич называл Анатоля воспитанником) не для моих прекрасных глаз. Мне вчера сделали пропозицию насчет вас. А так как вы знаете мои правила, я отнесся к вам.
– Как мне вас понимать, mon pere? – проговорила княжна, бледнея и краснея.
– Как понимать! – сердито крикнул отец. – Князь Василий находит тебя по своему вкусу для невестки и делает тебе пропозицию за своего воспитанника. Вот как понимать. Как понимать?!… А я у тебя спрашиваю.
– Я не знаю, как вы, mon pere, – шопотом проговорила княжна.
– Я? я? что ж я то? меня то оставьте в стороне. Не я пойду замуж. Что вы? вот это желательно знать.
Княжна видела, что отец недоброжелательно смотрел на это дело, но ей в ту же минуту пришла мысль, что теперь или никогда решится судьба ее жизни. Она опустила глаза, чтобы не видеть взгляда, под влиянием которого она чувствовала, что не могла думать, а могла по привычке только повиноваться, и сказала:
– Я желаю только одного – исполнить вашу волю, – сказала она, – но ежели бы мое желание нужно было выразить…
Она не успела договорить. Князь перебил ее.
– И прекрасно, – закричал он. – Он тебя возьмет с приданным, да кстати захватит m lle Bourienne. Та будет женой, а ты…
Князь остановился. Он заметил впечатление, произведенное этими словами на дочь. Она опустила голову и собиралась плакать.
– Ну, ну, шучу, шучу, – сказал он. – Помни одно, княжна: я держусь тех правил, что девица имеет полное право выбирать. И даю тебе свободу. Помни одно: от твоего решения зависит счастье жизни твоей. Обо мне нечего говорить.
– Да я не знаю… mon pere.
– Нечего говорить! Ему велят, он не только на тебе, на ком хочешь женится; а ты свободна выбирать… Поди к себе, обдумай и через час приди ко мне и при нем скажи: да или нет. Я знаю, ты станешь молиться. Ну, пожалуй, молись. Только лучше подумай. Ступай. Да или нет, да или нет, да или нет! – кричал он еще в то время, как княжна, как в тумане, шатаясь, уже вышла из кабинета.
Судьба ее решилась и решилась счастливо. Но что отец сказал о m lle Bourienne, – этот намек был ужасен. Неправда, положим, но всё таки это было ужасно, она не могла не думать об этом. Она шла прямо перед собой через зимний сад, ничего не видя и не слыша, как вдруг знакомый шопот m lle Bourienne разбудил ее. Она подняла глаза и в двух шагах от себя увидала Анатоля, который обнимал француженку и что то шептал ей. Анатоль с страшным выражением на красивом лице оглянулся на княжну Марью и не выпустил в первую секунду талию m lle Bourienne, которая не видала ее.
«Кто тут? Зачем? Подождите!» как будто говорило лицо Анатоля. Княжна Марья молча глядела на них. Она не могла понять этого. Наконец, m lle Bourienne вскрикнула и убежала, а Анатоль с веселой улыбкой поклонился княжне Марье, как будто приглашая ее посмеяться над этим странным случаем, и, пожав плечами, прошел в дверь, ведшую на его половину.
Через час Тихон пришел звать княжну Марью. Он звал ее к князю и прибавил, что и князь Василий Сергеич там. Княжна, в то время как пришел Тихон, сидела на диване в своей комнате и держала в своих объятиях плачущую m lla Bourienne. Княжна Марья тихо гладила ее по голове. Прекрасные глаза княжны, со всем своим прежним спокойствием и лучистостью, смотрели с нежной любовью и сожалением на хорошенькое личико m lle Bourienne.
– Non, princesse, je suis perdue pour toujours dans votre coeur, [Нет, княжна, я навсегда утратила ваше расположение,] – говорила m lle Bourienne.
– Pourquoi? Je vous aime plus, que jamais, – говорила княжна Марья, – et je tacherai de faire tout ce qui est en mon pouvoir pour votre bonheur. [Почему же? Я вас люблю больше, чем когда либо, и постараюсь сделать для вашего счастия всё, что в моей власти.]
– Mais vous me meprisez, vous si pure, vous ne comprendrez jamais cet egarement de la passion. Ah, ce n'est que ma pauvre mere… [Но вы так чисты, вы презираете меня; вы никогда не поймете этого увлечения страсти. Ах, моя бедная мать…]
– Je comprends tout, [Я всё понимаю,] – отвечала княжна Марья, грустно улыбаясь. – Успокойтесь, мой друг. Я пойду к отцу, – сказала она и вышла.
Князь Василий, загнув высоко ногу, с табакеркой в руках и как бы расчувствованный донельзя, как бы сам сожалея и смеясь над своей чувствительностью, сидел с улыбкой умиления на лице, когда вошла княжна Марья. Он поспешно поднес щепоть табаку к носу.
– Ah, ma bonne, ma bonne, [Ах, милая, милая.] – сказал он, вставая и взяв ее за обе руки. Он вздохнул и прибавил: – Le sort de mon fils est en vos mains. Decidez, ma bonne, ma chere, ma douee Marieie qui j'ai toujours aimee, comme ma fille. [Судьба моего сына в ваших руках. Решите, моя милая, моя дорогая, моя кроткая Мари, которую я всегда любил, как дочь.]
Он отошел. Действительная слеза показалась на его глазах.
– Фр… фр… – фыркал князь Николай Андреич.
– Князь от имени своего воспитанника… сына, тебе делает пропозицию. Хочешь ли ты или нет быть женою князя Анатоля Курагина? Ты говори: да или нет! – закричал он, – а потом я удерживаю за собой право сказать и свое мнение. Да, мое мнение и только свое мнение, – прибавил князь Николай Андреич, обращаясь к князю Василью и отвечая на его умоляющее выражение. – Да или нет?
– Мое желание, mon pere, никогда не покидать вас, никогда не разделять своей жизни с вашей. Я не хочу выходить замуж, – сказала она решительно, взглянув своими прекрасными глазами на князя Василья и на отца.
– Вздор, глупости! Вздор, вздор, вздор! – нахмурившись, закричал князь Николай Андреич, взял дочь за руку, пригнул к себе и не поцеловал, но только пригнув свой лоб к ее лбу, дотронулся до нее и так сжал руку, которую он держал, что она поморщилась и вскрикнула.